100 великих наград



страница35/44
Дата13.08.2013
Размер5.41 Mb.
ТипКнига
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   44

«ЗОЛОТОЙ ЛЕВ» ВЕНЕЦИАНСКОГО КИНОФЕСТИВАЛЯ
По иронии судьбы все европейские диктаторы любили кино, и поэтому, как пишут А. Дунаевский и Д. Генералов, следует откровенно признать, что в развитии кинофестивального движения в Европе есть их немалая заслуга. Бенито Муссолини, озабоченный отъездом из страны творческой интеллигенции, тоже приложил немало стараний для организации кинофорума, который мог бы составить конкуренцию американскому «Оскару». Поэтому Антони Мариани, генеральному директору Венецианского фестиваля искусств, было поручено разработать такую программу, в которую был бы включен международный конкурс достижений в области кино.

В 1932 году организаторы первого Венецианского кинофестиваля, находившиеся под личным контролем дуче, привлекли к участию в нем 9 стран, которые представили на конкурс 29 полнометражных и 14 короткометражных фильмов, главным образом из Франции, Германии, СССР и США. На первом кинофестивале в Венеции советский фильм «Путевка в жизнь» был включен в список лучших. Самим итальянцам не удалось здесь завоевать ни одной награды, и учредители фестиваля так сильно расстроились, что «позабыли» даже вручить главный приз — «Кубок Муссолини».

Но первый европейский кинофорум все же привлек к себе широкое внимание, и следующий кинофестиваль в 1934 году был уже более представительным: в нем участвовали 17 стран и 40 полнометражных фильмов. Тогда «Кубок Муссолини» был вручен Советскому Союзу за лучшую представленную программу, в которую входили такие фильмы, как «Веселые ребята», «Гроза», «Петербургская ночь», «Иван», «Пышка», «Новый Гулливер» и «Окраина». В последующие годы Венецианский кинофестиваль всеми силами старался сохранить хотя бы внешнюю демократичность, и потому пышные торжества вызывали симпатии к режиму Бенито Муссолини у многих простодушных любителей кино. Венеция «подкупала» демократическую общественность, вручая награды и британским, и американским, и советским фильмам. Однако с укреплением фашистской Германии, ближайшего союзника Италии, фестиваль в Венеции стал постепенно превращаться в навязчивую пропаганду «нового порядка», и уже с 1936 года Италия и Германия стали «тянуть одеяло на себя». Если иногда награды и вручали кинофильмам демократических стран, то «Кубок Муссолини» доставался только итальянским и германским кинокартинам.

Скандал, назревавший подспудно, разразился в 1938 году. Тогда жюри Венецианского кинофестиваля под давлением германской делегации буквально в последнюю минуту изменило свое решение, и главный приз был разделен между итальянской лентой «Летчик Лючано Серра» и немецким документальным фильмом «Олимпия», хотя в кулуарах говорили, что награду должны были получить американцы. Итальянский фильм был ниже всякой критики, а «Олимпия» — репортаж об Олимпиаде, проходившей в 1936 году в Берлине, — у многих вызывала откровенное раздражение пропагандой нацизма, хотя и поражала изысканным стилем и интересным операторским решением.
Кроме того, скандал усугубился и из-за Лени Рифеншталь, автора «Олимпии», — любимицы и протеже А. Гитлера.

Англичане и американцы официально заявили, что больше не будут принимать участия в Венецианском кинофестивале. Прорвалось наружу и недовольство делегаций демократических стран, и стало ясно, что фестивальное движение зашло в тупик. А вскоре началась Вторая мировая война, и естественно, что в 1939–1945 годах фестиваль не проводился.

Зато в настоящее время если Берлинский кинофестиваль считается самым политическим, Каннский — самым международным, то Венецианский — самым элитарным. Он проводится на острове-курорте Лидо с его туристами и отдыхающими, гостиницами, казино и барами, по вечерам освещенными огнями адриатических маяков и желтых бакенов лагуны, за которыми встает сказочный город-чудо. Так и кажется, что к его низким берегам вот-вот подойдут корабли кондотьеров и заморские парусники с данью для «Светлейшей республики Святого Марка». Эмблема Венеции — золотой крылатый лев — с 1980 года стала главным призом кинофестиваля.

Каждый год в сентябре месяце, две с лишним недели, ветер Адриатики развевает национальные флаги над «Палаццо дель Чинема» — Дворцом кино. Вечером зал Дворца заполняют виднейшие деятели кино, знаменитые актеры и актрисы, съехавшиеся из разных стран, и многочисленные журналисты, представляющие прессу всего мира. И толпы верных почитателей кино толпятся за барьером у ослепительно освещенного подъезда…

В конкурсной программе принимают участие полнометражные, короткометражные, детские и документальные фильмы. Только в 1962 и в некоторые другие годы Венецианский кинофестиваль был неконкурсным, и тогда его организаторы неоднократно варьировали сроки проведения киносмотров и их характер, а также систему поощрений и формы связи кинофестиваля с выставками других видов искусства.

В конкурсе участвуют художественные полнометражные фильмы, не демонстрировавшиеся за пределами страны-производителя и не участвовавшие в других кинофестивалях. «Золотой лев Святого Марка» вручается за лучший художественный фильм, но на XXIII кинофестивале одного льва оказалось мало, и пришлось спешно отливать ему напарника. Главный приз жюри присудило тогда первому большому фильму режиссера А. Тарковского «Иваново детство» и итальянскому фильму «Семейная хроника» режиссера Валерио Дзурлини. В своем решении жюри подчеркнуло, что А. Тарковскому приз присуждается за поэтическое изображение глубоко драматической судьбы ребенка в военную годину, а В. Дзурлини — за проникновенное изображение больших чувств, которые переживает человек, вспоминающий тяжелое прошлое.

Кроме главного приза на Венецианском кинофестивале вручаются также «Серебряный лев Святого Марка», «Кубок Вольпи» (за лучшее исполнение мужской и женской ролей), награды за лучший экспериментальный фильм, лучший дебют, приз города Венеция — за первую режиссерскую работу и другие. Среди неофициальных наград фестиваля — приз Пазинетти (Национального профсоюза журналистов) и приз Итальянской федерации киноклубов.
ПУ И И НАГРАДЫ МАНЬЧЖОУ-ГО
В 1908 году при весьма загадочных обстоятельствах скончался китайский император Гуан-сюй, а вскоре умерла и вдовствующая императрица Цы Си. По воле и завещанию этой коварной и жестокой императрицы последним императором Цинской династии стал двухлетний Сюань-тун (Пу И), а регентом при нем — его отец, великий князь Цзай Фэн. Во время церемониала принесения присяги и поклонения новому императору перепуганного и громко ревущего ребенка отец-регент силком усадил на большой холодный трон, однако в младенческие годы Пу И власть в Китае фактически была сосредоточена в руках маньчжурских принцев. На долю императора выпали лишь все оттенки желтого императорского цвета: желтой была его одежда, желтыми сатиновыми чехлами покрыты сиденья кресел и стульев, желтыми были и стеганые утеплительные крышки для серебряных кастрюль, желтыми шелками была обтянута постель. Шифоновый желтый полог над кроватью увешивали желтые мешочки с душистым мускусом.

Но вскоре после победы Китайской революции в 1912 году от имени малолетнего императора был обнародован акт отречения от престола, однако сам Пу И в книге «Первая половина моей жизни» впоследствии писал, что для него в общем-то мало что изменилось. «Как я взошел на трон, ничего не понимая, так через три года, ничего не понимая, и отрекся от него». Пу И остался жить в императорском дворце Гугун, где его персона по-прежнему вызывала у окружающих почтительное восхищение, по-прежнему ему поклонялись как Сыну Неба и по-прежнему на содержание его двора расходовались тысячи лянов серебра. Среди многочисленных канцелярий, занимавшихся делами императорского двора, продолжал работать Отдел желаний, который обязан был удовлетворять малейшие прихоти Пу И.

В 1931 году в багажнике спортивного автомобиля японцы перевезли Пу И в Чанчунь и поселили в резиденции Гиринской соляной компании, которая отныне стала его дворцом. Пу И надеялся, что японцы будут помогать ему в возвращении трона Поднебесной империи. Когда же те назначили его правителем Маньчжоу-Го, отнятой у Китая территории, свергнутый император был очень разочарован и даже обижен, но пришлось смириться.

При нем почти постоянно находился японский генерал Есиока, который сам решал все вопросы и даже писал за Пу И тексты его речей, даже ту речь, в которой Пу И «изъявлял» желание принять синтоизм и ввести в Маньчжоу-Го религию Божества Небесного сияния, исповедуемую в Японии. Он все время надеялся, что японцы все же когда-нибудь провозгласят его императором и он сможет надеть халат китайских монархов, весь расшитый драконами. Дракон — символ только императорской власти: у него рога как у оленя, голова как у верблюда, глаза как у самого дьявола. Дракон повелевает ветрами и дождем, может стать невидимым. Если бы простой китаец осмелился только нарисовать дракона в своем доме, ему бы отрубили голову.

В октябре 1933 года Пу И сообщили, что японское правительство согласно признать его императором Маньчжоу-Го. После столь радостного известия Пу И решил приготовить императорское одеяние с драконами. Он вытащил из сундука настоящий костюм императоров Китая с золотыми драконами и прикрепил к нему ордена не только японские, но и маньчжурские, которые к тому времени были уже учреждены. Кроме того, он прикрепил и тайком изготовленные знаки китайского ордена Двойного дракона. Однако командование Квантунской армии заявило, что признает его императором Маньчжоу-Го, а не императором Цинской династии Китая и для коронации следует надеть парадную форму генералиссимуса морских, воздушных и сухопутных войск Маньчжоу-Го и японские ордена.

Тогда ранним утром 1 марта 1934 года в Синхуацуне, пригороде Чанчуня, на искусственно насыпанном холме, изображавшем «Храм неба», Пу И в императорском халате принес жертвы предкам и совершил древний ритуал вступления на трон. Вернувшись в город, он переоделся в форму генералиссимуса и в ней провел официальную церемонию вступления на трон.

В «дружественном Японии могущественном Маньчжоу-Го» все было устроено на японский лад, и государственным языком являлся японский. Соответственно и надписи на орденах и медалях Маньчжоу-Го были сделаны на нем.

Маньчжурские ордена были придуманы японскими художниками, изготовлялись они в городе Киото, а уже оттуда в нужном количестве доставлялись в Чанчунь — столицу Маньчжоу-Го. Вручало их в основном командование Квантунской армии, и доставались они чаще всего японцам. Пу И порой даже сетовал на то, что самостоятельно не может наградить верных ему людей, в то время как видит орденские знаки Маньчжоу-Го у японских офицеров и даже торговцев.

Так как маньчжурские знаки отличия были придуманы в Японии, то и наградная система была японской. Для японских орденов прежде всего характерно разделение на семь (или даже восемь) степеней, в то время как китайские награды чаще всего имели девять классов. Кроме того, маньчжурские ордена имели точные аналогии в наградной системе Страны восходящего солнца. Японскому ордену Хризантемы соответствовал маньчжурский орден Орхидеи, ордену Восходящего солнца — орден Светлого (Благодетельного) облака, а ордену Священного зеркала — орден Опоры государства. Когда японские художники создавали маньчжурский знак Красного креста, они не стали изобретать ничего нового, а просто полностью сохранили соответствующий японский знак, лишь поменяв белую эмаль на красную.

Правда, были и некоторые различия. Например, знаки высших степеней маньчжурского ордена Опоры государства, как и знак ордена Орхидеи, были украшены жемчужинами. В ордене Опоры государства есть и еще одна особенность: знаки его низших степеней различались между собой лишь числом и материалом планок, прикрепленных к орденской ленте. Сами же знаки совершенно одинаковы, потому что так проще было их изготовлять.

Аналогами соответствующих японских медалей были и медали Маньчжоу-Го. Так, например, нападение Квантунской армии на Монголию было отмечено маньчжурской медалью, которая во всем (кроме нескольких мелких деталей) являлась копией японской медали за войну против Китая, начавшуюся в 1937 году. Были, однако, исключения и среди медалей. Ко времени царствования Пу И относится медаль, изготовленная из серебра в виде букета цветов. Она была изготовлена ко времени визита императора Маньчжоу-Го в Японию и раздавалась в Токио высшим японским чиновникам и военным Квантунской армии.
ЗВАНИЕ «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА»
Это почетное звание было установлено постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 года. Оно вводилось как высшая степень отличия в СССР за заслуги перед государством, связанные с совершением героических подвигов. В документе ЦИК говорилось: «Звание Героя Советского Союза присваивается исключительно постановлением ЦИК. Героям СССР выдается особая грамота».

Через 4 дня после подписания М.И. Калининым и А.С. Енукидзе постановления ЦИК «Об установлении высшей степени отличия — звания Герой Советского Союза» оно было присвоено отважным летчикам, которые спасли полярников, попавших в ледовый плен с затонувшего в феврале 1934 года парохода «Челюскин».

В июле 1933 года от ленинградского пирса отчалил новый, еще «без биографии», пароход «Челюскин». Ему предстояло не только повторить рейс «Александра Сибирякова», но и подойти к острову Врангеля, чтобы произвести там смену персонала полярной станции и выгрузить строительные материалы и продукты. Во льдах Карского моря перед «Челюскиным» шел самый мощный ледокол того времени «Красин». Но пароход «Челюскин» оказался шире ледокола, и льды нанесли ему несколько весьма значительных повреждений. Однако более тяжелые бедствия начались в Чукотском море, водная поверхность которого почти вся была забита льдами. Ледоколов там не было, и «Челюскину» приходилось прокладывать путь самому.

В феврале 1934 года пароход «Челюскин» был раздавлен льдами и ушел на дно. Есть удивительная кинопленка, рассказывающая об этой полярной трагедии: высоко задрав корму, «Челюскин» скрывается под водой, а в сторону от тонущего корабля разбегаются маленькие черные фигурки. Кинооператор, снимавший эти кадры, не был уверен, что их когда-нибудь увидят зрители: на дрейфующей льдине оказались отрезанными от всего мира 104 человека, которые и стали «обживать» ее.

Катастрофа произошла в таком глухом месте и в такое время года, что рассчитывать на быструю помощь было неоткуда. Спасти их можно было только с воздуха, что при авиационной технике того времени казалось делом невыполнимым. Один из летчиков, М. Водопьянов, вспоминал впоследствии:

«На самолетах того времени не было даже утепленных кабин, и, отправляясь в полет, летчики надевали меховую одежду. Кроме того, в полете они были "слепыми" и "глухими", так как летали почти без авиационных приборов и радио. В воздух поднимались только при тихой погоде и хорошей видимости».

За рубежом не верили, что в тяжелых зимних условиях советские летчики смогут пролететь по неизведанному маршруту и добраться до дрейфующего лагеря. В этом сомневался даже известный норвежский исследователь и знаток Арктики Свердруп. «Я считаю, — писал он, — что летчики должны ограничиться доставкой продуктов, топлива, медикаментов и облегчить таким образом жизнь участников экспедиции на льдине до тех пор, пока не придет ледокол». Иностранные газеты писали, что если даже часть самолетов и доберется до Чукотского полуострова, то все равно они не смогут сесть на ледяные торосы. «Они движутся навстречу смерти», — так писала зарубежная пресса.

Но советские летчики в условиях полярной зимы и с большим риском для собственной жизни разыскали членов научной экспедиции и экипаж «Челюскина» во льдах Баренцева моря. И 5 марта на льдину «челюскинцев» опустился на двухмоторном самолете АНТ-4 А.В. Ляпидевский, зимовавший в том году в Арктике. Он забрал женщин и детей и перевез их на материк. Вслед за ним еще шесть летчиков — М.Т. Слепнев, С.А. Леваневский, М.В. Водопьянов, И.В. Доронин, Н.П. Каманин и В.С. Молоков — в труднейших условиях и к тому же по совершенно не исследованной воздушной трассе день за днем, в пургу и метель, совершали рейс за рейсом до тех пор, пока не доставили на материк всех «челюскинцев».

Подвиг отважных советских летчиков изумил весь мир, и ему дали высочайшую оценку многие зарубежные специалисты. Так, например, секретарь Британского общества авиаконструкторов Бойер отмечал: «Всему миру было дано еще одно блестящее подтверждение выдающегося мастерства советского летного состава, а также высокие качества советских самолетов и моторов».

В первые годы после учреждения звания Героя Советского Союза оно присваивалось прежде всего исследователям — летчикам и полярникам, наиболее известным людям 1930-х годов. В 1934 году этого звания был удостоен М.М. Громов — командир экипажа самолета «РД». Этот храбрый летчик проявил мужество во время установления мирового рекорда в беспосадочном полете по кривой на расстоянии 12411 километров в течение 75 часов.

В 1930-х годах были начаты большие работы по освоению необъятных просторов страны, и значительную роль в этих исследованиях сыграли летчики, проложившие воздушные трассы к труднодоступным районам Севера и другим отдаленным уголкам. В июле 1936 года В. Чкалов, Г. Байдуков и А. Беляков на самолете АНТ-25 осуществили беспосадочный перелет по маршруту «Москва — Северный Ледовитый океан — Камчатка — Николаевск-на-Амуре». Этот полет имел большое практическое значение для развития советской авиации, так как привел к решению вопроса о воздушном трансарктическом пути, положил начало будущим сверхдальним полетам и открыл новые возможности для развития техники.

В 1937 году число Героев Советского Союза пополнилось новыми именами, среди которых были и имена деятелей науки — выдающегося ученого О.Ю. Шмидта и его соратников И.Д. Папанина и М.И. Шевелева. Мужественные участники экспедиции достигли Северного полюса и основали на дрейфующей льдине полярную станцию. Их наблюдения и исследования дали много материалов для дальнейшего экономического освоения Севера. В дальнейшем эпопею «Северный полюс» продолжили полярники И.Д. Папанин, Э. Кренкель, Е. Федоров и П. Ширшов, которые 9 долгих месяцев провели на дрейфующей льдине в труднейших условиях Арктики. Их метеорологические и другие наблюдения способствовали всестороннему изучению Севера и помогли освоить Великий Северный путь. В 1938 году звания Героя Советского Союза впервые были удостоены летчицы-женщины — В. Гризодубова, М. Раскова и П. Осипенко, совершившие перелет из Москвы на Дальний Восток.

За воинские заслуги звание Героя Советского Союза стало присваиваться во время боев за республиканскую Испанию. Здесь сражались сотни советских добровольцев, среди которых были военные советники и инструкторы, артиллеристы и летчики, танкисты и моряки… Первые советские летчики-добровольцы приняли участие в обороне Мадрида уже в 1936 году. Мужество и героизм советских воинов были высоко отмечены правительством республиканской Испании и всем испанским народом. Достойно их подвиги были отмечены и советским правительством: самым храбрым и отважным присвоили звания Героев Советского Союза.

В испанском небе храбро сражался Горанов Волкан Семенович <Настоящее имя — Захари Симеонович Захариев.> — летчик гражданского воздушного флота, командир экипажа бомбардировщика «Потез-54». При выполнении боевого задания 31 октября 1936 года его самолет был атакован пятью немецкими самолетами «хейнкель». Первая атака противника была отбита стрелками-радистами, а во время следующего боя у самолета В.С. Горанова был выведен из строя правый мотор. Но отважный летчик, продолжая вести свой самолет и на одном моторе, подошел к цели и сбросил бомбы. Во время второй атаки «хейнкелей» у самолета В.С. Горанова был поврежден и левый мотор, а самого летчика ранили в ногу. Но он сумел довести свою боевую машину почти до самых окопов республиканцев и посадить ее на фюзеляж на ничейной земле. Несмотря на ранение летчик В.С. Горанов неоднократно принимал участие и в последующих воздушных сражениях, а за подвиг 31 октября 1936 года ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Многие из добровольцев, получив боевую закалку в Испании и приобретя там военные знания и опыт, выдвинулись впоследствии на руководящие посты в советской армии и флоте. Не раз пришлось героям боев в Испании и в дальнейшем вступаться за честь и независимость родины. Когда начались сражения против японских войск в районе озера Хасан и на реке Халхин-Гол, туда прибыли 29 Героев Советского Союза: среди них — представитель Главного командования по авиации комкор Я.В. Смушкевич и летчики С.И. Грицевец, П.В. Рычагов, С.П. Денисов и др.

Много подвигов совершили советские люди и в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. В историю навсегда вошло и имя Александра Матросова, который 23 февраля 1943 года своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота.

В 1943 году старший лейтенант С.И. Шершавин <Он был командиром саперного взвода 480-го стрелкового полка 152-й стрелковой дивизии.> получил задание взорвать хорошо замаскированный мост через Северный Донец, построенный гитлеровцами. Оставив автоматчиков на берегу, сапер заложил большой заряд тола, вставил взрыватель, отполз к берегу и потянул шнур. Но… взрыва не произошло, а немцы уже вступили на мост с противоположного берега. Не видимый в тумане, С.И. Шершавин побежал по мосту, вставил новый взрыватель и руками выдернул чеку. Он был опытным сапером и понимал, что идет на смерть. Однако взрывом его отбросило в сторону, а очнувшись, С.И. Шершавин понял, что ослеп. По направлению течения реки он догадался, что его отбросило к берегу противника. Но он решил пробираться к своим и осторожно поплыл, стараясь держаться поперек течения. Переплыв, отлежался в кустах тальника, а потом пополз наугад. Через двое суток обессилевшего и слепого сапера подобрали товарищи, от которых он и узнал, что его «посмертно» представили к почетному званию Героя Советского Союза. <Зрение к С.И. Шершавину впоследствии постепенно вернулось.>
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   44

Похожие:

100 великих наград iconД. К. Самин 100 великих вокалистов 100 великих
Новая книга из серии «100 великих» посвящена профессиональным вокалистам: прежде всего исполнителям оперной музыки последних трех...
100 великих наград iconХарт М. Х. 100 великих людей. – М.: Вече, 1998. – 544 с. – (Сер. «100 великих») Читатель книги узнает не только о заслугах 100 великих исторических лиц, чьё влияние на историю человечества было особенно заметно, но и об их частной жизни
Исключительные личности, достойные похвалы или порицания, широко или малоизвестные, яркме или менее заметные, всегда будут интересны,...
100 великих наград iconСергей Анатольевич Мусский 100 великих чудес техники 100 великих
Лучшие достижения человеческой цивилизации могут вызывать только восхищение могуществом разума человека и искусными деяниями человеческих...
100 великих наград iconИгорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
Появление шедевров М. Калатозова, Г. Чухрая, М. Хуциева, С. Бондарчука, В. Меньшова, Н. Михалкова способствовало росту престижа отечественного...
100 великих наград iconВладимир Малов 100 великих футболистов
К чемпионату Европы по футболу в Португалии «евро 2004» для поклонников этой популярнейшей игры в России издательство «Вече» предлагает...
100 великих наград iconИгорь Анатольевич Дамаскин 100 великих операций спецслужб 100 великих
В любом случае каждая виртуозная спецоперация представляла собой сложный комплекс точно выверенных действий и поэтому впоследствии...
100 великих наград iconИгорь Анатольевич Мусский 100 великих заговоров и переворотов 100 великих
Щедро раздаются популистские обещания райской жизни. Но, как правило, добившись цели, власть забывает о своих обещаниях. Главное...
100 великих наград iconРудольф Константинович Баландин, В. А. Маркин 100 великих географических открытий 100 великих – 0
Последний раздел книги посвящен археологии. Великие археологические открытия, сделанные на протяжении двухсот лет, позволили приоткрыть...
100 великих наград iconНадежда Ионина 100 великих городов мира 100 великих – 0
Есть города крепости, города казармы, города, выросшие вокруг речных пристаней или морских портов, монастырей, фабрик или рынков
100 великих наград iconД. К. Самин 100 великих вокалистов
Новая книга из серии «100 великих» посвящена профессиональным вокалистам: прежде всего исполнителям оперной музыки последних трех...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org