Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая



Скачать 246.67 Kb.
Дата14.08.2013
Размер246.67 Kb.
ТипДокументы
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И КИТАЯ
Адиль Каукенов
Рассматривая политику по реализации национальных экономических интересов Китая в Центральной Азии, следует отметить, что китайские аналитики понимают стратегическую важность региона и считают, что в перспективе он окажет значительное влияние на развитие мировых событий. В целом же в экономическом плане Центральная Азия и прилегающие к ней регионы будут играть все более важную роль, особенно как поставщики энергоресурсов. При этом исследователи из Пекина видят будущую роль и значимость Центральной Азии не только в силе каждого отдельного государства, но и в том, как страны региона смогут сотрудничать между собой и с соседями и какие цели они будут преследовать при этом.

Кроме того, растущая заинтересованность Китая во взаимодействии с объединенной Европой уже сейчас диктует необходимость поиска нового формата сотрудничества. Чтобы установить такие связи, Китаю в первую очередь необходимо развивать транспортную инфраструктуру с Центральной Азией.

Хотя рост влияния этого государства в регионе налицо, на официальном уровне правительство КНР утверждает, что оно не ставит перед собой цель создать в Центральной Азии зону влияния Китая.

Официальные китайские источники подчеркивают, что основными приоритетами политики Пекина в ЦА являются поддержка стабильности, доступ к центральноазиатским энергоресурсам на взаимовыгодной основе и дальнейшее развитие экономических связей с регионом. Однако с ростом политической, экономической и военной мощи Китая весьма вероятно, что приоритеты КНР в Центральной Азии могут измениться.

Из общих тенденций развития экономической политики Китая очевидно, что с достаточно быстрым ростом экономической мощи страны ее влияние рано или поздно может распространиться на близлежащие регионы, включая Центральную Азию. При этом именно экономический рост обеспечивает Китай необходимыми финансовыми ресурсами для распространения влияния на ЦА.

Характерными особенностями торгово-экономического сотрудничества стран ЦА и КНР являются:

  • тенденция стабильного роста внешней торговли;

  • высокая доля сырья в экспорте стран ЦА в Китай и динамика ее роста;

  • экспансия китайской готовой продукции на рынки стран региона.

Торговля является наиболее динамичным элементом экономического сотрудничества КНР со странами Центральной Азии. Рынки стран Центральноазиатского региона являются для производителей западных районов КНР идеальным вектором внешнеэкономической активности. Удаленность Центральной Азии и западных районов КНР от морских коммуникаций усложняет их выход на основные рынки мира. Таким образом, схожее географическое положение сторон предопределило ориентацию западнокитайских предприятий на рынок Центральной Азии.
В настоящее время объем товарооборота Синьцзян-Уйгурского автономного района со странами Центральной Азии составляет свыше 80% от общего объема товарооборота Китая со странами Центральной Азии.

На протяжении последних 15 лет китайско-центральноазиатский товарооборот имел высокую динамику роста. Так, в течение 1992-2006 гг. объем торговли стран Центральной Азии с Китаем увеличился в 25,6 раза и составил 10,8 млрд долл. США (таблица 1).

Таблица 1.
Товарооборот между Китаем и Центральной Азией (млн долл. США)

Год

Млн долл. США

1992

422

1993

512

1994

360

1995

486

1996

674

1997

699

1998

588

1999

733

2000

1041

2001

1478

2002

2798

2003

3305

2004

4337

2005

8297

2006

10796

Источник: www.defac.ac.uk
Стремительный рост торговли начался в период 2001-2002 гг., то есть с момента, когда началась реализация программы по освоению западных районов КНР. В результате Китай занял важное место во внешнеторговых отношениях стран Центральной Азии. По итогам 2006 г. доля КНР в совокупном товарообороте центральноазиатских стран составила 12,68%. Для Китая же торгово-экономические отношения со странами Центральной Азии не играют значительной роли, в 2006 г. их доля во внешнеторговом обороте КНР составила 0,6%.

При этом нужно отметить, что объемы торговли Китая с отдельными странами ЦА существенно различаются. Речь идет не столько о масштабах, сколько о значении торговли с КНР для отдельных стран. Доля КНР во внешнеторговом обороте стран, имеющих общую границу с Китаем (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан), существенно выше, нежели в других странах Центральной Азии (Узбекистан, Туркменистан) (таблица 2).

Таблица 2.
Торговля между КНР и странами ЦА (2006 г.)

Страна

Объем торговли страны с КНР, млн долл.

Доля Китая во внешнем товарообороте страны, %

Доля страны во внешнем товарообороте Китая

Казахстан

8784

15,5

0,49

Кыргызстан

817

34,5

0,04

Таджикистан

757

10,7

0,02

Узбекистан

125

5,71

0,05

Туркменистан

313

1,37

0,007

Итого

10796

12,68

0,607

Источник: www.defac.ac.uk
Другой характерной особенностью торгово-экономических связей между сторонами стал торговый дисбаланс, который складывается в пользу Китая. В 2006 г. экспорт КНР в страны ЦА (7737,9 млн долл. США) превзошел импорт КНР из региона (4320,1) в 1,8 раза (таблица 3).
Таблица 3.
Торговля между КНР и странами ЦА (2006 г.)

Страна

Импорт страны из КНР (млн долл.)

Экспорт страны в КНР (млн долл.)

Взаимный товарооборот (млн долл.)

Прирост товарооборота (%)

Казахстан

4750,5

3607,3

8357,8

22,8

Киргизия

2112,8

112,9

2225,7

128,9

Узбекистан

406,2

565,9

972,1

42,8

Таджикистан

305,8

18

323,8

105

Туркменистан

162,6

16

178,6

62,4

Итого

7737,9

4320,1

12058




Источник: Министерство коммерции КНР
Нельзя оставить без внимания и тот факт, что статистические данные КНР и стран Центральной Азии существенно различаются. В качестве основных причин упомянутых расхождений можно привести методологические различия в учете товаров, различные статистические пороги декларирования, несоответствие при определении стоимости товаров и недостоверное декларирование.

В основном Китай экспортирует в страны ЦА готовую продукцию. Так, в 2006 г. доля готовой продукции (машины и оборудование, продовольствие и товары широкого потребления) в экспорте КНР составила 92%. Тогда как импорт Китая из региона в основном состоит из сырьевых ресурсов. В 2006 г. доля сырьевых ресурсов (энергоносители, черные и цветные металлы, химическое сырье, текстильное сырье, минеральное сырье) в поставках из стран Центральной Азии в КНР составила 90,2%.

Ведущее место среди торговых партнеров Китая в Центральной Азии уверенно занял Казахстан: двусторонний товарооборот в 2006 г. увеличился на 22,8%, по сравнению с 2005 г., и достиг 8,3 млрд долл. США. Структура экспорта КНР в Казахстан состояла в основном из товаров широкого потребления. Также необходимо отметить, что в экспорте КНР увеличивается доля товаров с высокой добавленной стоимостью. Значительный прирост был зарегистрирован по энергетическому и технологическому оборудованию, электрическим машинам, пластмассам и изделиям из них, мебели, автомобилям и тракторам. В структуре китайского импорта из Казахстана заметно выросла доля нефти и нефтепродуктов, а также цинка и продукции, выпускаемой на его основе.
Таблица 4.
Экспорт из КНР в Казахстан основных товаров (2006 г.)

Наименование товаров

Млн долл. США

Годовой прирост или сокращение (%)

Трикотаж

938,2

45,6

Обувь

520,5

-25,1

Энергетическое и технологическое оборудование

437,8

39,7

Мебель

397,1

55,6

Одежда (кроме трикотажной)

337,7

44,3

Пластмассы и изделия из них

288

21,6

Электрические машины и оборудование

211,7

32,6

Автомобили и тракторы

207,4

83,5

Источник: Министерство коммерции КНР

Таблица 5.
Импорт из Казахстана в КНР по основным товарным позициям (2006 г.)

Наименование товаров

Млн долл. США

Годовой прирост или сокращение (%)

Минеральное топливо, нефть, нефтепродукты

1339,7

126,9

Цинк и изделия из него

617,3

113,5

Медь и изделия из него

491,2

-20,8

Черные металлы

433,7

-52,5

Руды, шлаки, зола

359,8

58,1

Продукты неорганической химии

205,5

68,5

Источник: Министерство коммерции КНР
Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что КНР эффективно использует экономический потенциал региона в интересах развития своих западных районов. Однако динамичное развитие СУАР оказывает весьма противоречивое воздействие на центральноазиатские экономики. С одной стороны, добывающая и металлургическая промышленность стран Центральной Азии во все большей степени переключается на китайский рынок. С другой стороны, нарастающее взаимодействие с КНР ставит перед центральноазиатскими экономиками серьезнейшие проблемы. Экспортируя на рынки стран ЦА готовую продукцию, Китай импортирует из региона ценные сырьевые ресурсы, необходимые для дальнейшего наращивания экспортного потенциала региона. При сохранении такого формата торгово-экономических отношений появляется опасность экономического истощения Центральноазиатского региона, связанного с вывозом иностранной валюты и сырьевых ресурсов. Торговая экспансия КНР на рынки Центральной Азии приведет к деградации целого ряда перерабатывающих отраслей региона, так как на местных рынках центральноазиатским производителям будет сложно конкурировать с китайскими поставщиками.

Также можно предположить, что в дальнейшем торгово-экономические связи Китая с Центральной Азией будут иметь высокую динамику роста. Этому будут способствовать, главным образом, целенаправленные усилия руководства КНР по активизации процесса формирования в СУАР крупного коридора для импорта энергоносителей, дефицитных ресурсов и экспорта готовой продукции. Так, в ноябре 2007 г. в СУАР был принят документ «Мнения Госсовета об ускоренном социально-экономическом развитии Синьцзяна», в котором отмечено, что «район должен придерживаться стратегии расширения открытости с ориентацией на страны Центральной Азии и постепенно превратиться в базу по переработке на экспорт и в крупный коридор импорта энергоносителей». В рамках этой стратегии в предстоящие 5 лет планируется инвестировать 280 млн долл. США в переустройство автотрасс, соединяющих район с Россией, Монголией и странами ЦА.
Взаимодействие стран ЦА и Китая в энергетической сфере

Рассматривая интересы Китая в Центральной Азии, нельзя оставить без внимания энергетический фактор. На сегодняшний день Китай является крупнейшим мировым потребителем нефти после США. Согласно данным BP, в 2006 году добыча и потребление нефти в Китае достигли 183,7 и 370 млн т соответственно. При этом разрыв между добычей и потреблением неуклонно растет. В 2006 г. Китай добыл нефти на 1,6% больше, по сравнению с 2005 г., тогда как потребление за аналогичный период выросло на 6,7%. Дефицит сырья Китай вынужден покрывать за счет импорта. В 2006 г. общий объем импорта нефти составил 145,8 млн т. К 2015-2020 гг. этот показатель может увеличиться до 250-300 млн т, или примерно до 60% внутреннего потребления КНР.

Таблица 6.
Импорт  нефти  Китаем  в 2006 году

(страны-поставщики)

страна

%

Саудовская Аравия

16,45

Ангола

16,16

Иран

11,56

Россия

11,00

Оман

9,08

Конго

3,74

Гвинея-Бисау

3,63

Йемен

3,13

Судан

3,34

Венесуэла

2,90

Ливия

2,34

ОАЭ

2,10

Кувейт

1,94

Казахстан

1,85

Бразилия

1,53

Индонезия

1,47

Аргентина

1,18

Иcточник: Минэкономразвития России
Как следует из данных таблицы, рост нефтепотребления КНР в основном удовлетворяет за счет Саудовской Аравии, Анголы, Ирана, России, Омана. Понятно, что Пекин в обозримом будущем не будет менять основные маршруты поставки нефти в страну. Тем не менее, руководство КНР стремится всесторонне диверсифицировать источники, способы транспортировки и варианты закупки углеводородов. Связано это в основном с тем, что главные поставщики нефти в Китай - страны Ближнего Востока - являются политически нестабильными государствами. По оценкам Международного Агентства Энергетики, к 2017 году доля Ближнего Востока в общем импорте сырой нефти Китая может достигнуть 70%.

К тому же от 70 до 80% нефти поставляется в КНР через Малаккский пролив, который контролируется военным флотом США. И это вызывает обоснованную озабоченность китайского руководства, которое справедливо полагает, что в случае конфликта с США (проблема Тайваня), Америка блокирует Малаккский пролив для Китая. Все эти факторы подталкивают Пекин к активизации энергетического сотрудничества с Центральной Азией. Транспортировка из этих стран относительно безопасна, коротка и осуществляется по наземным трубопроводам. Более того, ограниченное военное присутствие США делает Центральную Азию в глазах китайских стратегов привлекательным источником энергоресурсов. В дальнейшей перспективе Китай имеет возможность расширить свои центральноазиатские наземные магистрали до Северного Ирана.

В поле зрения китайских интересов естественным образом оказался прежде всего Казахстан. Согласно ежегодному статистическому обзору мировой энергетики BP, на конец 2006 г. доказанные запасы нефти Казахстана составили 5,5 млрд т (8-е место в мире). Добыча нефти в том же году достигла 66,1 млн т (18-е место в мире). Значительные запасы позволяют республике войти в разряд крупнейших мировых производителей нефти с перспективой добычи к 2015 г. 130 млн т нефти в год.

В последние годы Китай существенно укрепил свои позиции в нефтегазовом секторе РК. По итогам 2006 г. Китайская национальная нефтяная компания (КННК) контролировала 14,4% ежегодной добычи нефти в Казахстане (9,3 млн т). КННК стала вторым игроком по размеру контролируемой добычи нефти в Казахстане (рисунок 1). Если же учесть активы CITIC Group в «Каражанбасмунай», размеры добычи нефти, контролируемые китайскими компаниями, возрастают до 10,5 млн т, что составляет 16,2% годовой добычи. В этой связи депутаты парламента РК выразили озабоченность увеличением доли китайского участия в нефтегазовом секторе Казахстана. Безусловно, что такая точка зрения имеет под собой основание. Так как доминирование в нефтегазовом секторе инвесторов из одной страны стратегически нецелесообразно, и нужно добиваться равномерного представительства иностранного капитала всех сторон.

Рисунок 1.
Добыча нефти и газового конденсата в дочерних компаниях в 2006 г. (пропорционально долям участия в капитале)



Источник: www.expert.ru
Однако вопрос добычи углеводородов тесно связан с проблемой ее доставки. И если рассматривать позиции КНР в нефтегазовом секторе РК с этой точки зрения, то ситуация выглядит иным образом. Проблема в том, что лишь незначительная часть казахстанской нефти попадает на рынки Китая.

В декабре 2006 г. в эксплуатацию был сдан нефтепровод Атасу-Алашанькоу, первая очередь которого рассчитана на ежегодную поставку 10 млн т нефти на НПЗ на западе КНР. В перспективе мощность трубопровода может составить 20 млн т нефти в год. Однако в 2006 г. по нефтепроводу было прокачано около 2,2 млн т нефти вместо запланированных 3,5 млн т. Несмотря на то, что КННК (являющаяся совладельцем трубопровода) контролирует 14,4% нефтедобычи в РК, на данный момент она не может полностью заполнить трубопровод, так как имеет обязательства по поставкам нефти в КТК и на НПЗ в Шымкенте.

Основным источником поставок сырья в нефтепровод является месторождение Кумколь, которое разрабатывается казахстанско-китайским СП «Петро Казахстан Кумколь Ресорсиз». Ежегодная добыча на этом месторождении в 2006 г. достигла 3,7 млн т нефти в год. Поставки с других месторождений, в разработке которых участвуют китайские компании, невозможны из-за неразвитой транспортной инфраструктуры.

Как показывает оценка ресурсной базы нефтепровода, для его выхода на плановую мощность и, тем более, увеличения объемов транспортировки до 20 млн т ресурсов КННК в Казахстане не достаточно.

Для ликвидации этого пробела планируются поставки российской нефти по нефтепроводу Омск-Павлодар-Атасу-Шымкент. В конце ноября 2007 г. между Астаной и Москвой были достигнуты договоренности о поставках российской нефти в Китай. В 2008 г. российские компании могут отправить до 5 млн т нефти по данному трубопроводу. Дальнейшее увеличение поставок российской нефти по трубопроводу Атасу-Алашанькоу будет возможным при условии, что это будет экономически и политически целесообразно для России.

Также существует перспектива перекачки нефти с месторождения Кашаган, доказанные запасы нефти которого оцениваются почти в 1,5 млрд т (в ближайшие 10 лет добыча нефти на месторождении может достигнуть 60 млн т). Для этого необходимо соорудить перемычку, протяженностью 80 км, и прокачивать нефть в реверсном режиме по существующему трубопроводу «Кенкияк-Атырау». С Кенкияка сырье будет перекачиваться по нефтепроводу «Кенкияк-Кумколь», строительство которого планируется начать в марте 2008 г. Строительство этого отрезка также необходимо для осуществления поставок нефти с месторождения «Жанажол», которое разрабатывается СП «КННК - Актобемунайгаз». Однако нужно учитывать и тот факт, что прежние попытки китайского капитала внедриться в международный консорциум по разработке месторождения Кашаган окончились неудачей. Европейские и американские нефтегазовые корпорации не пустили китайские компании в проект.

Имеющиеся в распоряжении факты позволяют сделать вывод о том, что нефть, добытая китайскими компаниями в Казахстане, не играет существенной роли в нефтеобеспечении Китая, так как лишь незначительная часть этих ресурсов поступает в КНР. 14,4% нефтедобычи КННК в Казахстане пока не делают Китай по-настоящему крупным игроком в конкуренции за казахстанские углеводороды. Ситуация может принципиально измениться лишь в том случае, если КНР примет стратегическое решение о диверсификации своего нефтяного импорта за счет увеличения поставок углеводородов из Каспийского региона, а китайские корпорации смогут установить контроль над крупными месторождениями на каспийском шельфе (или получить доступ к месторождению Кашаган).

Таблица 6.
Объем добычи нефти в Казахстане, контролируемый компанией КННК

Добывающая компания

Доля участия CNPC, %

Объем добычи в 2006 г., тыс. т

Объем добычи, контролируемый CNPC, тыс. т

CNPC-Актобемунайгаз

60,3

5704,9

3440,1

«ПетроКазахстан Кумколь Рисорсиз»

67

3720,9

2493

«Тургайпетролеум»

33,5

3380,2

1132,4

«КазГерМунай»

33,5

2874,8

963,1

«Бузачи Оперейтинг»

50

1299,1

649,6

CNPC Ай-Дан Мунай

100

451,2

451,2

«КуатАмлонМунай»

50

417,5

208,8

Итого

17848,6

9338

Источник: www.expert.ru
Китай проявляет интерес также к газовым поставкам из стран Центральной Азии. На 2006 г. доказанные запасы природного газа Центральной Азии составили 7,7 трлн куб. м (из них Казахстан - 3 трлн куб. м, Узбекистан – 1,87 трлн куб. м, Туркменистан – 2,86 трлн куб. м).

Пока КНР полностью удовлетворяет свои потребности в природном газе за счет внутренних ресурсов. В 2006 г. Китай добыл 58,6 млрд куб. м, внутреннее потребление достигло 58 млрд куб. м. Импорт природного газа КНР в будущем будет зависеть от уровня потребления и добычи в стране. Согласно прогнозам китайского правительства, потребности КНР в природном газе к 2010 г. могут превысить 106 млрд куб. м, а в 2020 - 210 млрд куб. м. По оценкам Энергетического бюро государственной комиссии по развитию и реформам Китая, к 2010 г. добыча природного газа в КНР должна вырасти до 80 млрд куб. м, а в 2020 г. – до 120 млрд куб. м. То есть импорт природного газа может достигнуть в 2010 г. 20 млрд куб. м, а в 2020 г. - 90 млрд куб. м.

Основной прирост газопотребления будет обеспечиваться за счет увеличения доли газа в структуре энергопотребления. Новые ориентиры энергетической политики Китая предусматривают увеличение доли «чистой энергии» в энергобалансе страны. На сегодняшний день его доля в структуре энергопотребления не превышает 3%.

Но уже к 2020 г. китайское правительство ставит задачу увеличения доли газа до 10%. Ожидается, что прирост в потреблении природного газа также будет стимулироваться промышленным и коммунальным сектором (рисунок 2).

Рисунок 2.
Структура прироста спроса на природный газ в Китае

(2000–2030 гг.)


Источник: www.proatom.ru
Основными потребителями природного газа станут более развитые районы Китая (рис. 1). Достаточно высокий спрос на газ к 2020 г. прогнозируется в районе Бохай и Северо­-Восточном Китае, дельте Янцзы, Юго-Восточном и Центрально-­Южном Китае.

Дополнительный импульс развитию газовой отрасли Китая придаст сооружение единой системы газоснобжения. В конце 2004 г. в эксплуатацию был сдан газопровод «Запад-Восток», который соединил месторождения Таримского бассейна с центрами потребления газа на востоке страны. Газопровод пересекает 9 провинций и автономных округов. На данный момент вся протяженность газопроводов в КНР составляет около 16000 км. Параллельно с развитием газопроводной системы ведется строительство приемных терминалов СПГ (сжиженного природного газа). В 2005 г. правительство КНР утвердила 8 проектов терминалов, мощность которых должна составить 27 млн т к 2010 г.

С учетом географического положения Китаю выгоднее использовать СПГ в южных провинциях страны. Загрузка этих терминалов будет осуществляться с помощью импорта СПГ из Австралии, Ирана, Индонезии и Малайзии. Также существует возможность поставки СПГ из Катара и российского Дальнего Востока.

В северных и центральных провинциях Китаю более выгодно использовать магистральный газ. Источниками поставок в этом направлении могут стать Центральная Азия и Россия. Китай достиг договоренностей о поставках газа с Казахстаном (30 млрд куб. м, начиная с 2009 г.), с Туркменистаном (30 млрд куб. м, начиная с 2009 г.) и с Россией (западный и восточный маршрут, по 30-40 млрд куб. м, с 2011 г.). Для осуществления поставок природного газа из центральноазиатских государств планируется построить газопровод из Туркменистана в Китай - через территорию Узбекистана и Казахстана.

Ресурсной базой газопровода Туркменистан–Китай станет газ, добытый на правобережье Амударьи в границах контрактной территории Багтыярлык, суммарные прогнозные ресурсы которой оцениваются в 1,3 трлн куб. м. Часть его будет произведена на условиях СРП (это первый случай допуска иностранных компаний к добыче на суше Туркменистана), что было оговорено в ходе визита президента Туркменистана в Китай в июле 2007 года. 29 августа на месторождении Багтыярлык на правобережье Амударьи состоялись торжественная церемония старта строительства газопровода и сварка первого символического стыка газопровода.

В целом, полная реализация проекта отвечает интересам не только КНР, но и стран Центральной Азии.

Во-первых, газопровод в Китай позволит снизить зависимость стран ЦА, и прежде всего Туркменистана, в сфере транспортировки газа от России. Новый маршрут обеспечивает наступательную позицию этих стран в переговорах с РФ о ценах на покупку газа.

Во-вторых, Узбекистан и Казахстан будут получать доходы от транспортировки газа в Китай. Через территории Узбекистана и Казахстана проходят 530 км и 1300 км газопровода соответственно.

В августе 2007 года, в ходе государственного визита в Казахстан председателя КНР Ху Цзиньтао, было подписано соглашение о строительстве газопровода Казахстан–Китай. Оно будет реализовано в два этапа. На первом этапе планируется расширить газопровод Туркменистан-Китай, он пройдет через Шымкент до Хоргоса и будет иметь пропускную способность в 40 млрд куб. м в год. На втором этапе планируется построить газопровод Бейнеу-Бозой-Кызылорда-Шымкент (1480 км, мощность – 10 млрд куб. м), который обеспечит возможность подачи в основную магистраль газа, добытого на шельфе, в Актюбинской области или на Кумкольской группе месторождений.

Данный газопровод позволит решить задачу диверсификации маршрутов экспорта газа, а также вопрос энергетической независимости южных регионов Казахстана. Вторая очередь газопровода должна проходить по территории Мангистауской, Актюбинской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областей. Прокладка данного отрезка позволит беспрепятственно подавать газ из западных в южные регионы страны. Ресурсная база планируемого газопровода будет формироваться за счет объемов, добываемых нефтегазовыми компаниями на западе Казахстана.

Тем не менее, экономические расчеты по центральноазиатским маршрутам транспортировки газа в Китай остаются достаточно сомнительными.

Открытым остается вопрос о реальных потребностях КНР в импорте газе из Центральной Азии. Необходимо отметить, что в прогнозах по объемам потребления газа в Китае на ближайшую перспективу есть расхождения. В официальных прогнозах Пекина заявляется, что потребление природного газа к 2020 г. превысит 200 млрд куб. м. Многие эксперты считают эту оценку завышенной. Например, Международное энергетическое агентство дает прогноз потребления на уровне в 109 млрд куб. м, но даже при осуществлении прогнозов китайской стороны потребности в природном газе могут быть покрыты только за счет поставок СПГ.

Также имеются сомнения на счет способности центральноазиатских государств заполнить газопроводы, ориентированные на Китай.

Существует возможность возникновения проблем с заполнением газопровода Туркменистан–Китай. Так как разведка месторождений на Амударье не завершена и нет уверенности в том, что запасы газа будут достаточны для того, чтобы выйти на ежегодные 30 млрд куб. м.

Остаются до конца не ясными и схемы организации поставок газа из Казахстана.

Во-первых, не прояснено, газ каких казахстанских месторождений может быть транспортирован по магистрали Шымкент-Хоргос до строительства второй очереди. Все промыслы, на которых добываются значительные объемы газа, находятся от нее на почтительном расстоянии — на западе страны.

Во-вторых, нет гарантии того, что Казахстан в 2010 году сможет предоставить 10 млрд куб. м, которые можно будет экспортировать в Китай.

К 2010 г. в Казахстане планируют увеличение экспорта природного газа в 1,5 раза, с достижением объема экспорта газа до 12 млрд куб. м. На сегодняшний день основным направлением экспорта газа Казахстана является Европа. Так что переориентация потоков казахстанского газа будет во многом зависеть от цены, которую предложит КНР.

В-третьих, в Казахстане китайские компании не могут действовать по оптимальной для них схеме — добывать газ и поставлять в Китай уже собственное топливо, не покупая его. Из активов, которые Китай контролирует в этой стране, максимум газа дают промыслы «CNPC-Актобемунайгаза» — 2,95 млрд куб. м (по итогам 2006 года).

Учитывая эти моменты, можно сделать вывод о том, что руководство КНР стремится обеспечить свой рынок максимальным количеством поставщиков природного газа с целью достижения выгодных условий для дальнейшего продолжения переговоров о поставках. В частности, речь идет о цене на газ. Китайская сторона настаивает на привязке цены импортного газа к углю, что намного ниже общемировых цен.

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что сооружая газотранспортные магистрали, КНР преследует задачи на более отдаленную перспективу. Так, центральноазиатские газопроводы дают возможность Китаю закрепится в Каспийском регионе в преддверии освоения крупных морских газовых месторождений (Курмангазы, Кашаган).

Более того, расширение центральноазиатских сухопутных магистралей обеспечивает выход КНР к Ирану и в перспективе дает возможность сооружения транспортно-энергетического моста «Ближний Восток - Иран – Центральная Азия – Китай».
***

Анализ экономических отношений КНР и Центральной Азии свидетельствует о нижеследующем.

Во-первых, Китай значительно усилил степень своего экономического присутствия в Центральной Азии (в течение 1992-2006 гг. объем торговли стран Центральной Азии с Китаем увеличился в 25,6 раза и составил 10,8 млрд долл. США).

Во-вторых, структура торговли государств ЦА с КНР отражает факт ярко выраженной сырьевой ориентации экономик стран региона. В 2006 г. доля сырьевых ресурсов в поставках из стран Центральной Азии в КНР достигла 90,2%. Экспорт КНР в Центральную Азию показывает противоположную тенденцию. В 2006 г. доля готовой продукции в экспорте КНР составила 92%.

В итоге за регионом закрепляется роль поставщика сырьевых ресурсов и покупателя готовой продукции из КНР. Все это будет деструктивно отражаться на экономической ситуации в Центральной Азии. Давление на перерабатывающие отрасли и утечка капитала приведут к экономическому истощению региона.

В-третьих, сотрудничество КНР с государствами Центральной Азии в энергетической сфере обусловлено растущими потребностями Китая в энергоресурсах.

Наиболее активный интерес Пекин проявляет к нефтяным активам Казахстана. КННК стала вторым игроком по объемам контролируемой добычи нефти в Казахстане (14,4% ежегодной добычи нефти в Казахстане). Но вместе с тем ресурсная база, которой располагают нефтяные компании КНР, не делают Китай крупным игроком в нефтегазовом секторе РК.

Также перспективы выхода центральноазиатского газа на китайский рынок в настоящий момент пока еще крайне неопределенны. Вероятнее всего, обеспечив поставки природного газа из Туркменистана и Казахстана, КНР ставит задачу обеспечения своего рынка максимальным количеством поставщиков с целью достижения выгодных условий на переговорах о цене на газ.

В-четвертых, Китай заинтересован в использовании транзитного потенциала Центральноазиатского региона. Огромный потенциал транспортно-коммуникационной кооперации КНР и Центральной Азии сдерживается рядом факторов.

Среди главных проблем можно выделить следующие:

  • наличие многочисленных административно-бюрократических барьеров;

  • неразвитая транспортная инфраструктура региона.

В связи с этим для эффективного использования транспортного коридора Центральной Азии КНР необходимо на межгосударственной основе форсировать процесс гармонизации транспортных политик стран-участниц проекта. Для этого КНР может подключить структуры ШОС.

Также успешное осуществление проекта требует привлечения китайских инвестиций для реконструкции транспортной инфраструктуры региона.
Статья опубликована в журнале «Казахстан в глобальных процессах», №1-2008





Похожие:

Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconАя товарная ярмарка ухани китая-стран центральной и южной азии
Искренне приглашаем Вас участвовать в 2-ой товарной ярмарке Ухани Китая – стран Центральной и Южной Азии, которая откроется от 6–ого...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconМеждународная конференция по укреплению субрегионального экономического сотрудничества в Центральной Азии и будущая роль Специальной программы ООН для стран Центральной Азии (спека)
Центральной Азии и в более широком регионе, достижения странами Центральной Азии Целей развития тысячелетия, а также содействия прогрессу...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconПрограмма предусматривает поддержку студентов, обучающихся по программам бакалавриата, магистратуры и аспирантуры. Общее количество стипендиатов около 1100, из них 300 из балканских стран, стран Восточной Европы и Центральной Азии
Правительства Норвегии студентам из развивающихся стран, Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии для обучения в норвежских...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая icon§ Общие положения и административное деление § 〔Географическое описание〕
Евро-азиатского Континентального моста в западной части Китая,является важными воротами открытия Китая на запад,крупнейшим и наиболее...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconПраво собственности в государствах Кавказа и Центральной Азии: Некоторые примеры из практики применения права собственности1 Ладо Чантурия Руководитель проекта «Гражданское и экономическое право стран Кавказа и Центральной Азии»
Несомненно, что право собственности по-прежнему считается важнейшей основой рыночной экономики и фундаментом экономической свободы...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconВодные ресурсы стран Центральной Азии в рыночных отношениях. Ю. Г. Богомолов, С. Н. Гриняев, С. М. Небренчин, А. Н. Фомин
Более 90% источников поверхностных водных ресурсов Центральной Азии (приложение 1) сконцентрированы в Кыргызстане и Таджикистане
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconГендерные вопросы в экономике
Пленарное заседание Международной конференции по укреплению субрегионального экономического сотрудничества в Центральной Азии и будущей...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconОграничение прав акционеров в международной практике1 Ладо Чантурия Руководитель проекта «Гражданское и экономическое право стран Кавказа и Центральной Азии»
Защита прав акционеров как приоритетное направление в международном корпоративном праве 1
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconВсемирный банк рассматривает инновации как катализатор для оживления экономик стран Европы и Центральной Азии
Об этом заявил директор департамента развития финансового и частного сектора, инноваций, технологий и предпринимательства региона...
Экономическое взаимодействие стран центральной азии и китая iconПост релиз Круглого стола
«Восток-Запад», ознакомление деловых групп стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна, европейских стран и стран Центральной Азии с мерами,...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org