Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования



Скачать 354.17 Kb.
страница1/3
Дата14.08.2013
Размер354.17 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3
На правах рукописи

МЕЛЕХИНА Наталья Валерьевна

КАШМИРСКИЙ КОНФЛИКТ:

ЭВОЛЮЦИЯ, ТИПОЛОГИЯ И ПУТИ УРЕГУЛИРОВАНИЯ

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре востоковедения Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Белокреницкий Вячеслав Яковлевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Сафронова Александра Львовна

кандидат исторических наук Величкин Сергей Васильевич

Ведущая организация: Институт мировой экономики и международных отношений РАН

Защита состоится «____»_______________ 2008 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 209.002.03 по историческим наукам при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, Москва, проспект Вернадского, 76.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университета) – МГИМО (У) МИД России.

Автореферат разослан «____» _____________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

Доктор исторических наук, профессор А.Л.Емельянов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В настоящее время мир переживает период интенсификации конфликтов на этнической и конфессиональной основе. Это проблема без преувеличения приобретает глобальное звучание, оказывая растущее влияние на всю систему современных международных отношений. Для многих подобных конфликтов характерно перерастание в открытое вооруженное противостояние: как между отдельными этническими группами, так и между государством и стремящимся к самоопределению этносом; использование различными сторонами методов террора для достижения поставленных целей.

Весьма показателен в указанном контексте длящийся уже более 60 лет кашмирский конфликт, в котором причудливым образом переплетаются этноконфессиональные и межгосударственные противоречия, и в последние десятилетия «весомо и зримо» проявляются самые болезненные и злободневные для нынешнего отрезка человеческой истории вопросы усиления экстремистской и террористической деятельности.

Актуальность темы исследования обусловлена и тем, что конфликт вокруг Кашмира является одним из важнейших нерешенных вопросов в отношениях Индии и Пакистана с августа 1947 года. Он возник практически одновременно с появлением двух независимых доминионов на территории Британской Индии.
В бывшем индийском княжестве Джамму и Кашмир на протяжении столетий бок о бок проживали представители различных национальностей, этносов и вероисповеданий, вполне мирно сосуществовавших в периоды стабильного развития государства. Однако, как это часто бывает, и как неоднократно доказывала история многих стран, в периоды радикальных политических преобразований, крушения всей государственной системы в полиэтнических и поликонфессиональных обществах наиболее остро проступают противоречия именно по национальному или религиозному принципу. В данном случае судьба бывшего княжества весьма показательна.

Застарелая проблема индийско-пакистанских отношений о государственной принадлежности Кашмира является постоянным раздражителем, отравляющим атмосферу двустороннего сотрудничества, и служит поводом для взаимной враждебности и напряженности. Особенность конфликта состоит в том, что, с одной стороны, он зачастую служит причиной нестабильности отношений, а с другой, динамика его развития отражает общий ход индийско-пакистанского взаимодействия.

Так, именно из-за Кашмира вспыхнули индийско-пакистанские войны 1947-48 гг., и 1965 г., мини-война 1999 гг. и сложилась кризисная ситуация в 2001-2002 гг. Боевые действия в этом спорном районе велись также в период войны 1971 г. Многократные попытки договориться по вопросам принадлежности Кашмира, его статуса, взаимоотношений Дели и Исламабада с подконтрольными им частями бывшего княжества и другим вновь возникающим проблемам не увенчались практическим успехом ни на двустороннем, ни на международном уровнях.

Имевшие место до сих пор неоднократные попытки нормализации отношений между Пакистаном и Индией и, соответственно, ослабление напряженности вокруг Кашмира лишь на время приводили к желаемым результатам. Оттепель всякий раз сменялась похолоданием и очередным обострением ситуации. Пока еще преждевременно говорить о том, какая судьба постигнет нынешнюю разрядку, равно как и об окончательном решении наболевшей кашмирской проблемы. По-прежнему ситуация в этом регионе далеко не так однозначна, и при определенных обстоятельствах маятник отношений может качнуться в противоположную от политического диалога сторону. Уже неоднократно разрядка в индийско-пакистанских отношениях неожиданно сменялась конфронтацией, как это было в ходе вооруженного столкновения в мае-июле 1999 г. на Линии контроля в Кашмире. Боевые действия вспыхнули спустя всего три месяца после подписания Лахорской декларации 21 февраля 1999 г., которые закрепили договоренность на высшем уровне о взаимном снижении напряженности.

Особенность кашмирского конфликта заключается и в том, что он географически входит в зону нестабильности, зону столкновения цивилизаций, порождающую перманентные конфликты. В связи с этим, исследование факторов конфликтогенности в данном регионе приобретает особое значение.

Кашмирская проблема напрямую влияет на безопасность и стабильность всего Южноазиатского региона. Постоянное состояние напряженности, взаимного недоверия и подозрительности двух ключевых государств Южной Азии создают почву для возникновения нового вооруженного конфликта на субконтиненте.

Особую опасность вооруженные конфликты, в том числе и из-за Кашмира, представляют в связи с обладанием обеими сторонами ядерного оружия. Индия и Пакистан в 1998 г. провели подземные ядерные испытания и затем официально заявили о своем новом, ракетно-ядерном статусе. Нуклеаризация превратила Южную Азию в крайне неблагополучный с точки зрения международной безопасности регион мира. Соседство на субконтиненте двух де-факто ядерных государств, враждебно настроенных друг против друга и имеющих множество неурегулированных проблем, дают поводы для беспокойства. Спор вокруг Кашмира может стать источником очередного вооруженного конфликта, способного перерасти в ядерный.

Одним из факторов, осложняющих проблему в последние десятилетия, является то, что Кашмир стал источником распространения исламского терроризма и экстремизма. Ситуация в Кашмире используется лидерами террористического интернационала для разжигания не только антииндийской, но и межконфессиональной борьбы, в основе которой лежит противостояние мусульман и индусов. Рост сепаратизма, «облученного» радикальным исламизмом, стал представлять реальную угрозу территориальной целостности для Индии, вплоть до возможной «потери» Кашмира и усиления центробежных сепаратистских сил в других районах страны. Сращивание кашмирского этносепаратизма с исламизмом положило начало качественно иному этапу оппозиционного движения, которое характеризуется его переходом под контроль исламского экстремизма.

Особую озабоченность в связи с этим вызывает и то, что определенную (и не только моральную) поддержку кашмирским сепаратистам оказывает Пакистан. В пакистанском военно-политическом истеблишменте довольно сильны исламистские настроения. Кашмирский вопрос всегда был для Исламабада не только территориальным, но и идеологическим. Тем самым для Пакистана, созданного под знаменем ислама и ради обретения индийскими мусульманами своей родины, Кашмир имеет огромное символическое значение.

Ситуация в Кашмире затрагивает интересы безопасности и других стран региона. Существенную роль играет военно-стратегическое положение высокогорной области, бывшего княжества, граничащего с Синьцзяном и Тибетом и лишь узкой полосой Афганистана (Ваханским коридором) отделенного от Центральноазиатского региона.

Объектом исследования является эволюция кашмирского конфликта как одного из дестабилизирующих международных факторов в контексте регионального противостояния двух ключевых стран Южной Азии Индии и Пакистана.

Предметом исследования являются комплекс причин и специфика динамики развития конфликта в Кашмире; выявление типологических особенностей его протекания; анализируются внутренние и внешние факторы, оказывающие влияние на развитие конфликтного противостояния. Особое внимание уделено процессу урегулирования и возможным вариантам решения данного конфликта.

Хронологические рамки исследования охватывают 60-летний период развития конфликта в Кашмире, т.е. с момента его зарождения с 1947 г. по настоящее время (с целью выяснения истоков конфликта рассматриваются и некоторые существенно важные аспекты истории княжества в колониальный период). Рассмотрение конфликта в таких исторических рамках обусловлено тем, что для лучшего понимания нынешних процессов, связанных с конфликтным противостоянием в Кашмире, требуется серьезное осмысление всего прошедшего развития, выявление ключевых факторов прошлого, влияющих на современный этап эволюции.

Теоретические и методологические основы исследования:

Теоретической основой диссертации стали современные концепции теории международных отношений и конфликтологии. Автор исходит из представлений о многоярусности и многовекторности мировой политики, в которой участвуют как государственные, так и негосударственные субъекты. Последние играют все возрастающую роль.

Методологической основой диссертации являются фундаментальные принципы исторического подхода (объективность, историзм, конкретность), а также специально-исторические методы исследования (хронологический, методы периодизации и актуализации), описательно-аналитические методы (сопоставление, обобщение). В ходе исследования использовались также общенаучные методы (системный анализ, проблемно-логический метод, метод систематизации).

Диссертация построена по проблемно-хронологическому принципу. Данный подход позволяет проследить эволюцию и выявить специфику исследуемых проблем на различных этапах исторического развития. Используются современные методы исследования, которые не только обеспечивают глубину и системность содержащегося в работе исторического анализа, но и позволяют делать практические выводы по диссертационной теме.

Основные цели и задачи исследования. Основная цель – провести комплексное исследование и выявить на основе изучения фактического материала специфику эволюции кашмирского конфликта, рассмотреть основные узлы противоречий между его участниками, определить на этой базе конфликтный потенциал и выявить факторы, препятствующие урегулированию проблемы. В итоге это позволяет прояснить перспективы дальнейшего развития ситуации и проанализировать возможные пути решения Кашмирского конфликта.

Достижение этой комплексной цели предполагает решение целого ряда задач, конкретизируемых в ходе исследования:

- изучить генезис, выделить геополитические, историко-политические, этно-конфессиональные особенности, предпосылки и причины возникновения конфликта в Кашмире;

- выявить основных и косвенных участников, вовлеченных в конфликт, и проанализировать степень их влияния на ситуацию в Кашмире;

- исследовать влияние внутренних и внешних факторов регионального и глобального значения на развитие данного конфликта, обратив особое внимание на специфику «новых» факторов современной постбиполярной эпохи (усиление фактора исламорадикализма и превращение Индии и Пакистана в страны, обладающие ядерным оружием);

- проследить эволюцию взглядов политического руководства Индии и Пакистана на вопрос будущего статуса спорной территории;

- выявить особенности взаимовлияния кашмирского фактора и индийско-пакистанских отношений;

- предложить схему цикличности процесса развития конфликта;

- выявить комплексный характер и типологические особенности кашмирского конфликта;

- проанализировать процесс урегулирования конфликта и построить возможные сценарии его развития.

Новизна работы. В настоящей работе предпринята одна из первых попыток комплексного анализа эволюции кашмирского конфликта за всю историю его существования с выявлением его типологических особенностей. Предложена определенная четырехуровневая модель рассмотрения данного конфликта, позволяющая более четко представить не только структуру, но и динамику влияния внутренних и внешних факторов на конфликт. Осуществлен системный анализ процессов конфликтного противостояния в Кашмире с выявлением его циклического характера. Проанализированы возможные сценарии развития конфликта.

Практическая значимость работы. Выводы диссертации могут быть использованы в работе различных аналитических и территориальных подразделений МИД России, занимающихся как региональной и страноведческой тематикой (на южноазиатском и центральноазиатском направлениях), так и вопросами новых вызовов, в особенности в сфере терроризма. Данное исследование представляется полезным и в плане дальнейшего осмысления конфликтов в странах Востока широким кругом специалистов-международников, совершенствования учебного процесса в высших учебных заведениях, прежде всего в соответствующих профильных образовательных центрах МИД России (МГИМО, Дипакадемия).

В исследовании использован широкий круг источников и литературы. Особое внимание было уделено анализу источников – документов и официальных материалов ООН1, международных договоров и соглашений, касающихся кашмирской проблематики2; индийско-пакистанских договоров и соглашений3; заявлений и выступлений официальных лиц4, мемуаров государственных деятелей5; официальных материалов и документов (заявления, сообщения для печати, «белые книги» и т.п.) правительств, внешнеполитических, оборонных и разведывательных ведомств Индии и Пакистана.6

Привлекались информационно-аналитические ресурсы официальных интернет-сайтов международных организаций, национальных внешнеполитических ведомств, специализированных аналитических и исследовательских центров, индийских и пакистанских партий и общественно-политических организаций.7 Кроме того, автор использовал сведения, почерпнутые им в ходе бесед с представителями МИД России и Пакистана, пакистанских общественно-политических и академических кругов, дипломатического корпуса в Москве и Исламабаде.

Была изучена российская научная литература, посвященная общеполитической истории стран Южной Азии, их двусторонним отношениям и внешней политике. Следует выделить работы известных востоковедов, специалистов по Южной Азии: Л.Б.Алаева, В.Я.Белокреницкого, Ю.В.Ганковского, С.Н.Каменева, Б.И.Клюева, А.А.Куценкова, С.И.Лунева, В.Н.Москаленко, Р.М.Мукимджановой, О.В.Плешова, М.А.Плешовой, Ф.Н.Юрлова, Е.С.Юрловой.8 Видное место в научной литературе, посвященной кашмирской проблеме, занимают монографии и статьи Т.Л. Шаумян.9 Полезным оказалось также ознакомление с работами В.П.Кашина, М.Ю.Крысина и др.10

Теоретико-методологическую базу исследования составили труды отечественных и зарубежных исследователей. Диссертационное исследование выполнено на базе общей теории конфликта, в рамках которой основные направления исследования были связаны с изучением причин и функций данного феномена, динамики конфликтного поведения. Особое внимание было уделено трудам следующих авторов: К.Боулдинг, Й.Галтунг, Р.Дарендорф, Л.Козер, Л.Крисберг, Г.Ласуэлл, П.А.Сорокин, К.Уолтц, К.Холсти, С.Чейс. Использовалась типология конфликтов известных конфликтологов Г.Лапидуса, А.Рапопорта, У.Юри, Я.Этингера и др.11 В качестве концептуального подхода был избран системный. Кроме того, исследование конфликтогенных факторов осуществлялось в контексте теоретических представлений о взаимодействии и конфликтах цивилизаций.

Большое внимание было уделено отечественной исторической, а также политологической литературе по современным международным отношениям и конфликтологии, теории и политическому анализу международных отношений. Практический интерес представили, в частности, монографии и научные статьи таких российских ученых, как А.Д.Богатуров, А.В.Барановский, А.Д.Воскресенский, И.Д.Звягельская, Н.А.Косолапов, М.М.Лебедева, А.А.Празаускас, Д.М.Фельдман, П.А.Цыганков, М.А.Хрусталев и др.12

При написании диссертации использовались исследования зарубежных авторов – индийских13, пакистанских14, американских и британских15. Индийских и пакистанских политологов, как правило, характеризует тенденциозная, односторонняя (проиндийская и пропакистанская, соответственно) подача материала. При этом если пакистанские исследователи в условиях традиционной для Пакистана авторитарной системы управления страной далеко не всегда имеют возможность высказывать собственную точку зрения, кардинально отличающуюся от официальных подходов, то политологи из Индии во многом руководствуются «самоцензурой» и идеями «национального консенсуса».

Британские и американские ученые гораздо менее «ангажированы» и, в большинстве своем, предлагают достаточно объективный экспертный анализ по вопросам диссертационного исследования. Они активно обращаются к документам и первоисточникам, собирают обширный фактологический материал. Вместе с тем следует отметить, что некоторые авторы из США и Великобритании дают предвзятые положительные оценки действиям Исламабада в отношении кашмирской проблемы, в определенной степени оправдывая его действия.

Особое место в использованной научной литературе в плане исследования кашмирской проблематики занимают монографии на языке урду16 (специфика заключается в том, что традиционно в Пакистане урду используется в качестве «внутреннего» языка, и информация, полученная из урдуязычных источников, отличается от материалов на английском языке большей «откровенностью» и подчас агрессивностью притязаний Пакистана на Кашмир. Тем более значительными представляются две работы пакистанского автора М. Ф. Хана «Проблема Кашмира: история, нынешнее состояние и пути решения» и «Джихад и терроризм в свете кашмирского проблемы». Обе книги представляют весьма взвешенный взгляд на историю индийско-пакистанского противостояния в Кашмире, объективно без искажений излагают факты.

Основные положения и выводы диссертации, выносимые на защиту:

1. Кашмирский конфликт относится к числу в высокой степени комплексных и разноплановых конфликтов, с характерным циклическим ритмом развития. О комплексности его характера свидетельствует то, что этот конфликт протекает на нескольких уровнях, имея в основе своей значительный конфликтогенный конфессиональный потенциал.

2. В зависимости от уровня изменяется тип данного конфликта. Он является конфликтом как внутренним (для Индии), так и межгосударственным в рамках индо-пакистанского противостояния. Кроме того, втягивает в себя такие страны региона как Афганистан и Китай.

3. По мере усиления цивилизационного фактора в международных отношениях, конфликт приобрел черты глобального противостояния (мусульманской и немусульманской, в данном случае индусской, идентичностей).

4. Особую опасность конфронтация в Кашмире представляет с учетом обладания Индией и Пакистаном ядерного оружия, которое не является надежным средством, удерживающим обе стороны от военных столкновений.

5. Спор вокруг Кашмира перешел из разряда хотя и центральной, но изолированной проблемы индийско-пакистанских отношений, в число ключевых вопросов двустороннего взаимодействия Нью-Дели и Исламабада. Такое положение он сохранит, вероятно, и в обозримой перспективе.

6. Оппозиционное движение в индийском штате Джамму и Кашмир крайне неоднородно, что в сочетании со сложным политическим раскладом сил в штате и включенностью политических процессов в нем в общеиндийскую динамику осложняет переговоры центральных индийских властей с представителями различных политических сил штата и препятствует достижению прогресса на двусторонних, с участием Пакистана, переговорах.

7. Крайне опасным для развития ситуации не только в самом Кашмире, но и в регионе в целом (включая и соседние страны – Китай и Афганистан) является фактор международного исламистского терроризма, серьезно дестабилизирующий обстановку. Урегулирование кашмирской проблемы невозможно без ликвидации экстремистских сил, которые базируются на территории Пакистана и пользуются поддержкой определенных политических кругов этой страны.

8. При базовой разнице в подходах двух стран процесс урегулирования может растянуться еще на долгие годы. При сохранении столь отличных друг от друга исходных позиций Дели и Исламабада по Кашмиру существует большая вероятность принципиальной юридической неурегулируемости этого конфликта. Вместе с тем это отнюдь не исключает возможности паллиативного решения, как это происходит в настоящее время в рамках процесса по укреплению мер доверия между странами.

Апробация работы. Основные выводы и положения настоящей диссертации выносились на обсуждение кафедры востоковедения МГИМО(У) МИД России (протокол № 10 от 23 июня 2008 г.) Отдельные результаты исследования были использованы автором в выступлениях на отечественных и зарубежных научных конференциях и семинарах, в частности: научной конференции «Россия, исламский мир и глобальные процессы в исторической ретроспективе и современных тенденциях» (27-29 ноября 2006 г., Москва, Институт востоковедения РАН), на ежегодных научно-практических конференциях в Центре региональных исследований при Пешаварском университете (2004, 2006 гг.). Кроме того, диссертационные материалы апробировались автором и в ходе ее практической работы в посольстве России в Исламабаде.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Структура диссертации определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

Во введении обосновываются актуальность диссертации и ее хронологические рамки, определяется предмет и объект, цели и задачи исследования, раскрывается научная новизна и практическая значимость, формулируются цели и задачи данного диссертационного исследования. Указывается методологическая основа исследования, представлен обзор использованных источников и литературы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Истоки и начальные фазы конфликта в 1940-х – начале 1980-х гг.» содержит исторический анализ кашмирской проблемы с момента ее возникновения в 1947 г. до начала 80-х гг., когда она приобрела принципиально иное звучание в связи с появлением нового для кашмирского националистического движения фактора исламорадикализма.

В первом параграфе «Исторические предпосылки конфликта и первая кашмирская война (1947-1948 гг.)» рассматриваются особенности географического и геополитического положения бывшего княжества Джамму и Кашмир, предыстория возникновения индо-пакистанского конфликта.

Второй параграф «Поиски компромисса и посредничество ООН. Война из-за Кашмира 1965 г.» посвящен процессу первоначального урегулирования конфликта, причинам неудач и периоду между первой и второй индо-пакистанскими войнами.

Третий параграф «Кашмир и индо-пакистанская война 1971 г. Симлское соглашение и временная стабилизация обстановки (1971 – 1982 гг.)» рассматривает период и результаты войны 1971 г., особенности заключенного соглашения и нормализацию ситуации.

Во второй главе «Особенности развития кашмирского конфликта в 1980-х – начале 2000-х гг. исследуются внутренние и внешние причины, приведшие к обострению ситуации, а также основные направления деятельности индийских властей по урегулированию ситуации в штате.

В первом параграфе особое внимание уделено периоду 1980-х гг., характеризуется подъемом оппозиционных настроений в индийском штате Джамму и Кашмир, вылившихся в вооруженное восстание 1989 – 1990 гг. и диверсионно-террористическую войну в последующие годы (вплоть до 2003 г.) В этой главе дается подробный анализ внутреннего положения в индийском штате Джамму и Кашмир, особенности политической борьбы в тот период.

Второй параграф посвящен детальному исследованию фактора исламорадикализма и экстремизма в сепаратистском движении Кашмира, а также его сращиванию с международной террористической сетью.

Особую роль в обострении ситуации в штате сыграл фактор исламорадикализма, который, с одной стороны, уходил корнями во внутрикашмирскую почву, а с другой, зависел от общемировой тенденции к росту исламистского экстремизма в 1990-е гг.

Крайне неблагоприятное социально-экономическое положение в индийском штате Джамму и Кашмир, отсутствие каких-либо социальных перспектив в сочетании с коррумпированностью правительственного аппарата и постоянно усиливающимися репрессиями сил безопасности против недовольных привели к взрыву возмущения. Играя на недовольстве жителей Кашмира, мусульманские сепаратисты и фундаменталистские организации получили поддержку местного населения, которое вербовалось для прохождения подготовки в террористических лагерях на территории Пакистана для осуществления дальнейшей подрывной деятельности в «индийском» Кашмире.

То, что идеи исламорадикализма нашли столь благодатную почву в Кашмире, обусловлено и важными историческими процессами, начавшимися еще в конце 1970-х гг. (военный переворот в Пакистане и последовавший период исламизации пакистанского общества, исламская революция в Иране 1979 г. и ввод советских войск в Афганистан в том же году).

После вывода советских войск из Афганистана, многие жители Кашмира, принимавшие там участие в боях, вернулись домой, принеся с собой идеи исламизма и готовность реализовать их. С конца 1980-х гг. кашмирский сепаратизм приобретает черты радикального исламизма, а Кашмир становится одним из центров международного исламского экстремизма.

Исламский терроризм и экстремизм в Кашмире представляет серьезную угрозу не только отношениям между Индией и Пакистаном, но и для безопасности всего азиатского региона. Нельзя не учитывать, что кашмирский сепаратизм в его крайнем проявлении – исламорадикализме – будет и в дальнейшем определяющим фактором, влияющим на развитие ситуации.

В третьей главе «Комплексный характер кашмирского конфликта и современный этап процесса урегулирования» дается анализ особенностей развития конфликта в Кашмире, обосновывается цикличность его протекания. Также рассматривается эволюция подходов Индии и Пакистана к урегулированию на современном этапе. Проводится критическое исследование предлагаемых и возможных путей урегулирования этой проблемы.

В первом параграфе «Структурные и типологические особенности развития кашмирского конфликта: комплексный анализ» предлагается четырехуровневая модель анализа данного конфликта, что позволяет выявить его структурные и типологические особенности.

Второй параграф «Эволюция подходов Индии и Пакистана к урегулированию конфликта (2004 – 2008 гг.)» посвящен периоду нынешней «оттепели» в отношения двух стран. В последние годы в рамках начатого в 2004 г. комплексного диалога Нью-Дели и Исламабад демонстрируют определенные подвижки в своих позициях к кашмирскому вопросу. Анализ особенностей нынешнего этапа представляется чрезвычайно необходимым для построения возможных сценариев развития конфликта, чему посвящен третий параграф «Циклический характер кашмирского конфликта. Возможные пути и перспективы урегулирования». В нем обосновывается циклическая природа данного конфликта с выявлением отдельных фаз и стадий. Также далее подробно рассматриваются все возможные пути решения спора, которые предлагались ранее, причины неудач, а также варианты дальнейшего развития ситуации.

В заключении подводятся итоги исследования.

1. Спор по Кашмиру не сводится только лишь к борьбе двух государств за территорию, хотя принято считать, что в основе своей он зародился именно как борьба за определение территориальной принадлежности бывшего княжества Британской Индии Джамму и Кашмир. Противостояние в Кашмире давно вышло за рамки лишь территориальных претензий, и вопрос о судьбе этой «жемчужины Южной Азии» стал и для Индии, и для Пакистана важным фактором реализации не только внешне-, но и внутриполитических интересов.

На сегодняшний день можно в полной мере говорить о комплексности характера конфликта в Кашмире. Этот конфликт относится к числу в высокой степени разноплановых и поэтому трудно регулируемых. За более чем полувековое развитие конфликта выросло не только количество участников, так или иначе вовлеченных в него, но и сложилась своего рода специфическая многоуровневая его структура.

2. И Дели, и Исламабад в равной степени умело разыгрывают кашмирскую карту исходя из своих внутриполитических интересов. Возможно, для Пакистана в силу объективных причин кашмирский фактор более значим во внутренней политике, чем для Индии. Кашмирский вопрос является не только одной из основ единства пакистанской нации (особенно перед лицом внешней угрозы – Индии, вовлеченной в этот конфликт), но имеет и морально-этическое значение: Исламская Республика не может отказаться от поддержки единоверцев, особенно единоверцев «угнетаемых», по мнению Исламабада, в индийской части Кашмира.

Для Дели, в свою очередь, который стоит на позициях того, что в целом кашмирский вопрос решен (имея в виду обращение махараджи Хари Сингха о принятии в состав Индии и законодательное оформление этого шага в 1954 г. Учредительным собранием штата), и проблема состоит лишь в незаконной оккупации Пакистаном части индийской территории, отход от своей позиции и принятие какого-либо другого решения этого вопроса опасны созданием прецедента территориальной дезинтеграции и ставят под угрозу целостность государства, в котором есть и другие очаги сепаратизма, кроме Кашмира. В докладе министерства обороны Индии в январе 2007 г. в очередной раз было отмечено, что в последнее время появились доказательства налаженных связей между исламистскими группировками, базирующимися в Кашмире и прилегающих районах Пакистана, с индийскими региональными сепаратистскими группами из северо-восточных и юго-восточных штатов страны.

3. В свете нынешнего потепления отношений и налаживания конструктивного диалога Нью-Дели и Исламабад, вероятно, сочли более приемлемым на некоторое время заморозить кашмирский вопрос, с тем, чтобы он не являлся препятствием на пути двустороннего диалога по другим аспектам отношений. Тем не менее, это не означает, что кашмирская карта не может быть разыграна вновь. В большей степени это относится к Пакистану, в котором поддержка «кашмирских братьев» является одним из основных способов консолидации общества, а для руководства страны – это краеугольный камень внешней политики. Вместе с тем Исламабаду крайне тяжело вести борьбу «на два фронта»: афганском и индийском (кашмирском) направлениях. Поэтому по мере дестабилизации остановки на пакистано-афганской границе, Пакистан, скорее всего, будет стараться не втягиваться в конфликт в Кашмире. Так это происходит в последнее время, когда Исламабад демонстрирует готовность «уладить» кашмирский вопрос на фоне крайне тяжелой ситуации на афганских рубежах.

4. Важнейшей особенностью кашмирского конфликта является его «двойственность» как межгосударственного и как внутригосударственного конфликта. Он протекает как бы в двух плоскостях: на региональном уровне между Индией и Пакистаном, и страновом – как внутрииндийская проблема. Взаимовлияние и взаимозависимость внутреннего и межгосударственного аспектов конфликта крайне велики. Индия демонстрирует готовность действовать одновременно на двух направлениях, выстраивая конструктивный внешний и внутренний диалог. Особенно в последнее время усилилось влияние внутренней составляющей на индо-пакистанский спор по Кашмиру.

5. Структурно кашмирский конфликт развивается на нескольких уровнях. В зависимости от уровня меняется и тип конфликта. На локальном уровне, т.е. в территориальных рамках бывшего княжества Джамму и Кашмир, это конфликт этно-конфессиональный, ибо в его основе лежит определение судьбы населения, которое считают единой общностью, кашмирским народом, хотя оно отличается исключительно сложным этническим и этноконфессиональным составом. Конечно, кашмирский конфликт нельзя назвать в чистом виде межрелигиозным или межнациональным, но фактор полиэтничности и поликонфессиональности всегда был одним из наиболее важных в его развитии. Именно он является той почвой, платформой, на которой развивается этот спор.

На более высоком региональном уровне конфликт предстает как межгосударственный в отношениях двух соседних стран – Индии и Пакистана. При этом на субструктурном уровне межгосударственного конфликта выделяется очень важная его внутриполитическая составляющая. Фактически обе части бывшего княжества, разделенные линией контроля, интегрированы политически и экономически соответственно в Индию и Пакистан. Таким образом, кашмирский конфликт для обоих участников не только двусторонняя, но и внутренняя проблема. И если в Пакистане ситуация в подконтрольных ему Азад Кашмире и Северных территориях не оказывает особого влияния на положение в стране и на позицию Исламабада по кашмирскому вопросу, то политическая неопределенность в индийском штате Джамму и Кашмир ставит Нью-Дели перед необходимостью разрешения внутригосударственного конфликта. При этом внутриполитическая ситуация в индийском Кашмире напрямую связана с межгосударственным «развитием» конфликта.

Расположенный на стыке границ ныне пяти государств – Индии, Пакистана, Китая, Афганистана и Таджикистана – Кашмир обладает уникальным географическим положением. Контроль над этим регионом и стабильность в нем имеют жизненно важное значение с точки зрения обеспечения безопасности границ и сохранения территориальной целостности не только Индии и Пакистана, но и других соседних стран. Таким образом, на макрорегиональном уровне этот конфликт имеет международное измерение, втягивает в себя как страны региона, такие как Китай и Афганистан, так и нерегиональные державы (США, Великобританию, Россию), а также международные межправительственные и общественные организации.

Позиции великих держав и сопредельных с Кашмиром стран на протяжении всего периода развития конфликта оказывали глубокое воздействие на ситуацию. Нельзя забывать, что события вокруг Кашмира начали развиваться на фоне углубляющегося размежевания между державами- победительницами во Второй мировой войне. Вовлеченности в противостояние «холодной войны» - пусть не прямо, но косвенно – не избежали и страны Южной Азии, а, следовательно, и конфликт вокруг Кашмира в определенной степени испытывал влияние этого глобального противостояния.

6. В начальный период возникновения индо-пакистанского конфликта большое значение имел военно-стратегический фактор, определенный географическим положением княжества Джамму и Кашмир на стыке границ Индии, Пакистана, Афганистана, СССР и Китая. Советский Союз как великая держава не мог оставаться в стороне от событий, происходивших в Южной Азии, в том числе в Кашмире. В 50-е гг. происходит окончательная расстановка сил в регионе с точки зрения вписывания его в глобальное биполярное противостояние «холодной войны». Пакистан присоединяется к «западным» военно-политическим блокам СЕНТО и СЕАТО, Индия, сохраняя большую независимость, становится ближе к СССР. Стратегическое ориентирование Москвы на Дели определило и позицию по кашмирскому вопросу. Советский Союз занял благоприятную с точки зрения индийских интересов позицию признания решенности в принципе этой проблемы, т.е. принадлежности Кашмира Индии и незаконности оккупации Пакистаном части ее территории. США поддержали позицию Пакистана, т.е. признания проблемы в целом нерешенной и необходимости предоставления кашмирскому народу права на самоопределение путем проведения плебисцита под международным контролем. Таким образом, противостояние «холодной войны» дало о себе знать и в Кашмире. Этот конфликт, хоть и косвенно, оказался вписанным в отношения Восток – Запад. Каждая из великих держав поддерживала в Южной Азии позиции своих союзников.

Следует отметить, что СССР никогда не играл роль посредника в урегулировании кашмирского конфликта. Даже проходившие после индо-пакистанской войны 1965 г. в Ташкенте переговоры при участии Председателя Совета министров СССР нельзя назвать посредничеством в чистом виде. Основная цель третьей стороны, в данном случае СССР, заключалась в организации переговорного процесса между конфликтующими сторонами. СССР фактически создал условия для того, чтобы представители Индии и Пакистана имели возможность провести встречу, завершившуюся подписанием Ташкентской декларации. Однако свой план урегулирования кашмирского конфликта СССР не выдвигал. Аналогичные усилия прилагала уже Россия, когда в 2002 г. в Алма-Ате на Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии президент В. Путин пригласил руководителей Индии и Пакистана провести встречу. Переговорную площадку для конфликтующих сторон представляют собой и встречи в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества, в которой Пакистан и Индия получили статус наблюдателей.

В последнее время, однако, этот конфликт не представляет первостепенного интереса для великих держав, и на международной арене возникает лишь применительно к проблеме терроризма и исламского экстремизма, угроза которых исходит из этого региона. Россия, также как США, Китай, страны Западной Европы сегодня в целом едины в своем видении ситуации в Кашмире.

Ведущие страны исходят из того, что этот спор должен решаться мирными средствами на двусторонней основе, заложенной Симлским соглашением, без вмешательства извне. Кашмирский вопрос – часть крупномасштабного переговорного процесса, идущего в духе Лахорской декларации. Россия, в частности, приветствует продолжение содержательного диалога Нью-Дели и Исламабада по всем ключевым двусторонним проблемам, включая кашмирскую. Об этом заявляли официальные представители России, подчеркивая при этом, что возможное посредничество Москвы в индийско-пакистанском споре вокруг Кашмира (с предложением чего неоднократно выступала, в частности, пакистанская сторона) возможно лишь в случае обращения с этой просьбой обеих стран, и Индии, и Пакистана. На сегодняшний день такая позиция России представляется наиболее взвешенной и адекватной той ситуации, которая сложилась в южно-азиатском регионе. Она позволяет Москве развивать двусторонние отношения с каждой из участниц конфликта. Исходя из интересов России в Южной Азии, в частности, необходимости развивать самостоятельные пакистано-российские отношения независимо от стратегического партнерства России и Индии, отношение Москвы к одному из ключевых и наиболее деликатных вопросов, каковым является Кашмир, является оптимальным. Москва стремится к тому, чтобы Кашмир не становился камнем преткновения в ее сотрудничестве ни с Дели, ни с Исламабадом. И пока ей это удается. Позиции России в Южной Азии не настолько сильны, чтобы откровенно, подобно США, вмешиваться в этот по сути двусторонний, но крайне сложный, многоуровневый конфликт.

7. Следует помнить, что Кашмир оказался на стыке двух цивилизационных ареалов, мусульманского и индусского. И по мере усиления цивилизационного фактора в мировой политике конфликт из локального превратился в
  1   2   3

Похожие:

Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconВопросы по курсу «Лингвистическая типология и языковые ареалы»
Понятие типологии в системе научного знания. Типология и структура, типология и классификация
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconАнимационное произведение: типология и эволюция образных средств
Работа выполнена на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconПаспорт специальности 10. 02. 19 Теория языка
Сравнительно-историческое языкознание", "Типология", "Социолингвистика", "Психолингвистика", "Языки мира и языковые ареалы", "Историография",...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconРусские певческие книги типология, пути эволюции
...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconВ. А. Семенов «Диалектический метод» в конфликтологии Р. Дарендорфа Одним из представителей традиции, рьяно оценивающей функционализм как консервативный способ анализа, является Ральф Дарендорф известный немецки
Его перу принадлежит целый работ по проблемам конфликта: «Классы и классовый конфликт в индустриальном обществе», «Элементы теории...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconНа пути к построению постнеклассической теории этноса
Т12 Эволюция. Этничность. Культура. На пути к построению постнеклассической теории этноса. Издательство М. и В. Кот-ляровых (Полиграфсервис...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconЗакон от 27 июля 2010 года №193-фз «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника
Во времена СССР применялись досудебные процедуры урегулирования в семейных делах, коммерческих и трудовых спорах. Еще в 2006 году...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования icon1. Определение конфликта (в принципе) Конфликт
Конфликт — ситуация, в которой каждая из сторон стремится занять позицию, несовместимую и противоположную по отношению к интересам...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования icon1. Определение конфликта (в принципе) Конфликт
Конфликт — ситуация, в которой каждая из сторон стремится занять позицию, несовместимую и противоположную по отношению к интересам...
Кашмирский конфликт: эволюция, типология и пути урегулирования iconЭволюция политического лидерства в исламском мире в контексте концепции «третьего пути» в 40-е г. ХХ в нач. ХХI в.

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org