6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22



страница3/22
Дата16.08.2013
Размер2.59 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

10

ют 191 600 ккал на 1 кг веса (что называется удельным метаболизмом, обменом веществ, или постоянной Руб-нера), то у людей этот показатель составляет 725 800 ккал на 1 кг массы тела, т.е. в 3,8 раза больше.

Поскольку в единицу времени нашим предкам полагалось поглощать пищи не больше, чем другим высшим млекопитающим (чтобы не выпасть из стандартных пищевых цепей), они стали жить приблизительно в 3,8 раза дольше, чем остальные равновеликие млекопитающие, что отличает и современного человека. В результате жизненный цикл у гоминин так растянул-

Череп кениантропа

ся, что они начали сохранять детские и даже эмбриональные черты во взрослом состоянии. Эта особенность биологического развития называется неотенией (от греческого уеотт^ -юность). Для эмбрионов млекопитающих характерны обезволошенность тела, укороченность морды и пропорциональная вздутость свода черепа (видимость очень большого мозга). Все эти признаки у гоминин перешли в зрелое состояние (что определяет характерный человеческий облик), в то время как у нормальных млекопитающих после рождения шерсть и морда быстро вырастают, в силу чего мозговая область черепа по сравнению с человеческой кажется скромной. Отсюда следует, что большой мозг гоминин - побочное следствие неотении, не имеющее отношения к решению интеллектуальных задач (поэтому у напряженно мыслящего человека современного вида мозг не вырос ни на йоту).

Поскольку гомининам пришлось жить в 3,8 раза медленнее, чем равновеликим высшим млекопитающим, их эволюция в согласии с биогенетическим законом о соответствии онтогенеза (индивидуального развития) и

филогенеза (видового развития) затормозилась примерно в 3,8 раза. В связи с этим при сравнении эволюции гоминин с эволюцией других высших млекопитающих наши показатели надо корректировать в 1,9 раза (так называемый неотеничный коэффициент), деля эволюционные искажения пополам между гомининами и сравниваемыми животными. Это объясняет, почему молекулярно-генетические данные по гомининам всегда заниженные (их следует умножать на коэффициент 1,9).

Раз жизнь у гоминин растянулась в 3,8 раза, в их популяциях стали скапливаться представители разных поколений, что вызвало демографический рост, продолжающийся по сей день. Между тем запасы пищи в окружающей среде не безразмерны. Чтобы сохранить равновесие с ней, нашим наиболее удачливым предкам пришлось сократить свою численность в 3,8 раза. Это произошло так. Биомасса растений, растительноядных животных и хищников в биоме относится как 15:1,5:0,3. Проще сказать, чтобы ужаться в 3,8 раза, популяциям продвинутых гоминин пришлось перейти в разряд хищников, что сократило их численность примерно в 5 раз (приводимые цифры ориентировочны). Для наших предков это не составило физиологических проблем, поскольку наши родичи шимпанзе, а также павианы любят мясо и до 3% пищи добывают групповой охотой. Вероятно, так 3—2,6 млн л.н.
кениан-троп стал хищником (точнее, всеядным коллективным охотником).

Между тем биология брала свое, и кениантроп продолжал размножаться. Теперь для ограничения его численности потребовались искусственные средства. В их роли выступили коллективные орудия, которых нет больше ни у одного животного на земле. (Индивидуальные орудия, средства индивидуального производительного потребления, а также средства индивидуального или коллективного непроизводительного потребления вроде муравейников в животном мире распространены широко, но коллективных производительных орудий у животных нет.) Шимпанзе и павианы умеют отгонять опасных хищников палками и камнями, действуя сообща. Наши предки (предположительно) взялись отгонять палками и камнями взрослых копытных от юных осо-

бей (которых обожают шимпанзе), чтобы поживиться ими как добычей. Видимо, так возникли самые элементарные средства коллективного производительного потребления, коллективные орудия, которые затем бурно развились, и вот почему.

Опираясь в жизни на определенный набор инструментов, гоминины не были заинтересованы в его усложнении (чтобы не взваливать на себя лишних сложностей), но и не могли допустить его упрощения (чтобы не потерять в уровне жизни). В результате у наших предков сложилась демографо-технологическая зависимость, согласно которой между степенью сложности технологии и численностью практикующего ее коллектива существует общее количественное соответствие. Когда численность населения у гоми-нин росла, это побуждало их сбрасывать излишки населения путем миграций. Если же плотность населения все-таки подскакивала, происходило усложнение технологии. Это обстоятельство объясняет, почему вслед за демографическим взрывом у человека-мастера 1,9 млн л.н. произошла ашельская технологическая революция; почему демографический взрыв у ближневосточного сапиенса около 50 тыс. л.н. сопровождался верхнепалеолитической технологической революцией; почему демографический взрыв в среде ближневосточных носителей ностратических языков 16 тыс. л.н. спровоцировал неолитическую технологическую революцию 11,7 тыс. календарных лет назад; почему первый этап современного демографического взрыва в Западной Европе в XI — середине XVI века обернулся промышленной технологической революцией, начавшейся в Италии в XIV веке.

Усложнения технологии вызывали подъем производительности труда, и только на первый взгляд это было безусловным благом. Разберем этот вопрос с социально-философских позиций. Мезолитические австралийские аборигены и бушмены Южной Африки в среднем тратят на добычу средств к существованию всего один день из четырех. У неолитических земледельцев и скотоводов папуасов Новой Гвинеи добыча средств к существованию занимает в среднем уже один день из десяти. Не приходится сомневаться, что впервые свободное от трудов время появилось, по крайней мере у че-

ловека-мастера, после ашельскои технологической революции.

Между тем у высших приматов (например, у павианов бабуинов) сбор корма занимает практически все активное время. Надо полагать, у ранних гоминин, возможно, включая ке-ниантропа с озера Рудольфа, образ жизни был аналогичным. Труд и единство сообщества воспринимались ими тождественно. Когда производительность труда стала избыточной, наши несчастные предки не могли не почувствовать, что их обременительная социальность тоже избыточна. Понятно, гибель сообществ с подобным мироощущением была лишь вопросом времени. Выжили те популяции человека-мастера, которые научились занимать свое свободное время непроизводственным общением. В его рамках у наших предков развились интеллект, религиозное сознание, нравственность и эстетические представле-

Неандерталец

ния, т.е. основы внутреннего мира человека. Рассмотрим это предположение детально.

Интеллект

Интеллект как эвристическое начало представляет собой умение обобщать явления, открывать и предсказывать их сущности. Умозрительно говоря, подобные выгодные в жизни навыки должны были бы широко распространиться по животному миру в результате естественного отбора, благо начатки интеллекта представлены в животном мире достаточно широко. Однако животные не только не до-

стигли человеческих высот, но даже не пытались что-либо сделать в этом направлении. Более того, нет данных, что в человеческом обществе когда-либо действовал отбор на интеллект. В свете этих объективных соображений трудно избавиться от недоумения при оценке колоссального здания наличного человеческого интеллекта. По идее, его не должно было быть. Отсюда напрашивается нехитрый вывод, что, как и в деле генезиса коллективных орудий, зарождение интеллектуального прогресса человечества поначалу не преследовало эвристических задач.

Человеческая мысль связана с языком. Чтобы проникнуть в природу человеческого мышления, необходимо объяснить происхождение человеческого языка. Забегая вперед, отметим, что если раннему социуму требовалось занять свое свободное время непроизводственным общением, то средства лучше языка для этих целей трудно было придумать. Поэтому, например, австралийские аборигены любят проводить свободное время в сплетнях и скандалах, базирующихся на лингвистических навыках. Цивилизованные люди в этом отношении от них не отличаются.

Эксперименты с шимпанзе Уошо показали, что эти приматы относительно легко усваивают человеческий язык жестов амслен. При этом обучаемость оптимальна, когда обезьяне просто складывают пальцы в нужный жест. Можно представить, как кениантроп с озера Рудольфа, обучая собратьев технологическим навыкам, складывал им пальцы нужным образом, формируя основу своего рода словаря технологических жестов. При этом преобладала правая рука, что обусловило асимметричность человеческого мозга, заключающуюся в доминировании левого полушария, управляющего правой рукой (у правшей).

После ашельскои технологической революции возник спрос на непроизводственное общение, в котором неповоротливый язык жестов оказался недостаточным, а потому стал дополняться звуковым языком, использующим нейрофизиологическую основу языка жестов. У кениантропа с озера Рудольфа движения правой руки и язык жестов координировались зонами Брока и Вернике левого полушария головного мозга. У человека-ма-

11

стера за ними закрепилось управление голосовым языком, который унаследовал грамматическую структуру у языка жестов. Это объясняет нам, почему типичная структура человеческого языка основывается на взаимоотношениях субъекта (подлежащего) и объекта (дополнения) посредством действия (сказуемого). Это не что иное, как структура типичной технологической операции, «родной» для языка жестов и унаследованной для вербального языка.

Поступательный прогресс технологии в человеческой истории наращивал производительность труда, высвобождал все больше праздного времени и нуждался во все больших словесных массивах для его социализации. Это объясняет количественное и качественное развитие языка: во-первых, обогащался его словарный состав, а во-вторых, усложнялись словесные комбинации. Из примитивных обыденных сплетен (благополучно доживших до наших дней), из воспоминаний о героических переходах, охотах и конфликтах возникли эпические предания, сказки и притчи (два последних жанра родились под влиянием верований и нравственных представлений).

Вершиной интеллектуального развития человечества стало рождение философии и науки в эпоху цивилизации. Научное знание базируется на методах выявления и предсказания сущностей вещей, и встает вопрос, как были открыты эти методы. На наш взгляд, дело обстояло так.

Известный нам мир подразделяется на непосредственно доступные, неповторимые явления и лежащие в их основе сущности, отражающие устойчиво повторяющиеся черты явлений. Сточки зрения иных философов сущности пребывают в глубинных, трансцендентных (потусторонних) слоях бытия. С подобным убеждением трудно согласиться, и вот почему.

С точки зрения количественной теории информации какое-либо количество информации может содержаться лишь в свежих сведениях. Неповторимые явления всегда свежи, информативны и воспринимаются нами по отдельности. Напротив, отражающие устойчиво повторяющиеся черты явлений сущности одного класса по отдельности не воспринимаются, поскольку сливаются для нас в точечную информационную едини-

12

цу восприятия. В итоге по восприятию мы живем в окружении морей явлений с редкими островками сущностей. Последние настолько теряются среди явлений, что представляются нам непосредственно ненаблюдаемыми, что следует считать преувеличением. Методы выявления ускользающих сущностей вещей были нащупаны, на наш взгляд, так.

Население уже ранних цивилизованных городов было значительным, стремилось к десятитысячным значениям и даже превосходило их. Так, население минойской столицы острова Крита — города Кносса с гаванью (1700-1580 до н. э.) достигало 100 тыс. человек. Совокупности же объектов в 10 тыс. единиц или больше подчиняются закону больших чисел таким образом, что ведут себя практически на 100% предсказуемо (их случайное поведение близко к математическому ожиданию, к предсказаному поведению). Цивилизованные граждане постоянно беседовали между собой, уподобляясь своего рода живому гиперкомпьютеру. По естественным причинам высказывания, отражающие сущности вещей, повторялись в цивилизованных разговорах с высокими и предсказуемыми частотами, благодаря чему не сливались и не выпадали из восприятия, как по информационным причинам положено сущностям. В результате они были обнаружены как самостоятельная сторона бытия и приняты к особому рассмотрению нарождающейся наукой.

Тогда же человечество обзавелось самосознанием. Первобытные люди им не располагали. Они владели только навыками речи вслух, которая была предназначена для социализации их праздного времени (мнение, что речь требовалась для охотничьего труда, ошибочно, так как коллективные охотники — гиеновые собаки, шимпанзе и др. — охотятся молча). Самосознание же представляет собой речь, обращаемую человеком к самому себе. При этом у него говорит одно левое полушарие головного мозга (у правшей), а слушают и понимают оба. Когда правое полушарие выслушивает левое, у нас и складывается впечатление присутствия в голове второго «Я». При внутренних разговорах у людей неслышно колеблются голосовые связки, что выдает происхождение самосознания от обычной речи вслух.

Цивилизованный социум представ-

лял собой опредмеченное в городских сооружениях общество разделенного труда, запертое в городах в интересах поддержания его целостности. Правящая верхушка (администраторы и священнослужители) управляли не только подчиненными слоями общества (купцами, ремесленниками, земледельцами), но и самими собой. Обращенные общественной элитой к самой себе систематические распоряжения выработали у нее методы вербальной саморегуляции, которая постепенно за ненадобностью перестала быть слышной, осталась в форме речи про себя и положила начало знакомому нам самосознанию. Со временем его навыки перекочевали в другие слои общества, как происходит со всякими элитарными достижениями.

Навыки научного самосознания воспитывались в общеобразовательной школе, древнейшей из которых была шумерская светская школа эд-уб-ба. Однако с точки зрения социальной философии глубинное назначение общеобразовательной школы было иным. В обществе разделенного труда в каждой профессиональной группе активно использовался собственный, специальный состав знаний. Если бы подобная практика углублялась в интересах того или иного подразделения труда, цивилизованное общество вскоре оказалось бы информационно расколотым. Властный социум, заботясь о своей целостности, ничего подобного допустить не мог. Стихийно он снабдил общество общеобразовательной школой, которая гасила и гасит до сих пор размежевание людей по признаку специализированных знаний. Такая метода воспитания молодежи заведомо неэффективна, так как большинство полученных в школе знаний люди не применяют на практике с пользой для дела. Однако неэффективная общеобразовательная школа совершенно необходима людям общества разделенного труда для того, чтобы их социум не распался на манер коллектива строителей Вавилонской башни, которые заговорили всякий на собственном языке и сорвали возведение дерзкой постройки. Когда мы говорим, что социум снабдил общество школой, подразумевается, что выжили те ранние цивилизации, которые, обзавелись общеобразовательной школой стихийно, используя свойственную пер-

вобытным людям и высшим животным тягу к обучению юных поколений.

Религия

На протяжении своей истории человечество предавалось разным религиозным культам, которые всегда представляли собой форму непроизводственного общения в свободное время, а по поводу каких божеств — неважно. Следовательно, для ответа на вопрос о происхождении религиозных верований людей надо объяснить возникновение у них религиозных ритуалов. Представляя собой непроизводственное общение в праздное время, последние, по нашей версии, возникли для социализации свободного времени в интересах целостности социума. У них имелись биологические предпосылки.

С приближением грозы шимпанзе, предчувствуя наступление плодородного сезона, возбужденно приплясывают, размахивая сорванными ветвями, что называется танцем дождя. Типологически это действо напоминает универсально распространенный у людей обряд вызывания дождя. С наступлением плодородного сезона встречающиеся стада шимпанзе радостно приветствуют друг друга, обнимаются, целуются, пожимают руки, похлопывают по спинам, с энтузиазмом вскрикивают, оглашают лес бойкой «барабанной дробью». Типологически это мероприятие напоминает обряд плодородия Кунапипи у австралийских аборигенов. Как представляется, первые магические обряды возникли у наших предков от обезьяньих проторитуалов типа присущих шимпанзе, что подтверждает мнение о примате магии среди людских верований. Древнейшие неутилитарные кристаллы кварца, обычные в обрядах вызывания дождя, обнаружены на стоянке синантропов в Нижней пещере Чжоукоудянь в Китае возрастом в 500-230 тыс. лет.

Магические обряды прекрасно занимали досуг наших предков непроизводственным общением. Со временем коллективные обсуждения охотничьих приключений вылились в начала анималистической (зооморфной) мифологии. Ее персонажи запечатлены в наскальном и мобильном (портативном) искусстве верхнего палеолита Западной Европы. Однако они присутствуют среди более древней кремневой пластики, восходящей к

межледниковому периоду Рисс/Вюрм возрастом в 144—110 тыс. лет.

Разнообразные инструменты магии, предназначенные для активного применения, попав в сферу пассивного почитания, породили не менее разнообразные фетиши, древнейшими образцами которых можно считать полированные фрагменты кварцита культуры древнего тейяка из теплого интерстадиала интер-Рисс в чешском Бечове (281-219 тыс. л.н.). Предметы же, символизирующие персонажей анималистической мифологии, претерпев разнообразие, стали выступать в качестве тотемных эмблем вроде выстроенных в ряд костей слона со стоянки в испанской Амброне культуры древнего среднего ашеля оледенения Миндель II (411—388 тыс. л.н.).

Родственные нам орангутаны и гориллы порой погребают своих мертвых, засыпая их листвой и землей. Унаследовав эту практику из обезьяньих времен, наши предки стали помещать в захоронения погребальные приношения, включающие священные предметы. Между тем погребения — единственная реальная предметная форма «того света». Обсуждая положение дел в «потустороннем мире», люди наделяли покойников и священные предметы иллюзией «воздушного» существования. Живущие на словах покойники приобрели статус «душ», а погребенные предметы — статус «духов», которые составили основу такого верования, как анимизм. Древнейший погребальный культ известен у Homo sapiens idaltu (человека разумного старшего) из местонахождения Херто в Эфиопии возрастом в 160+2-154+7 тыс. лет. Анимизм явился вершиной развития первобытных верований, послужил источником представлений о богах всех без исключения религий, а также представлений философии и науки о «ненаблюдаемых» сущностях вещей.

Современный человек уже не помнит происхождения своих верований и искренне полагает, что осведомлен о положении дел в потустороннем мире богов. Существующие данные говорят скорее о том, что коллективные верования сложились для оформления праздного времени людей общественным способом, а представления о потусторонних силах, служащих поводом для культового общения, сложились во вторую очередь.

Мораль

Происхождение нравственного мира человека также имеет биологические предпосылки. Поведение животных складывается из двух составляющих: эгоистической и альтруистической. Эгоистические начала поведения, заставляющие живое существо ставить собственные интересы выше всего, рождены индивидуальным естественным отбором. Альтруистические начала, побуждающие пренебрегать собственными интересами ради интересов окружающих, обусловлены групповым отбором родичей, когда единицей селекции выступает не индивидуальный, а общий генотип группы родичей.

Когда у наших предков появилось свободное время, нуждающееся в заполнении непроизводственным общением, с названными основами поведения произошли закономерные метаморфозы. Эгоистическое начало поведения замыкает особь на саму себя — оно бесполезно для оживления общения, а потому сохраняет у людей зоологическое состояние. Напротив, альтруистический заряд поведения ориентирует индивида на обращение к окружающим — это хорошая основа для общения. Поэтому после ашельской технологической революции 1,6 млн л.н., когда возникла нужда в праздном общении, альтруистические задатки человека-мастера принялись разрастаться, побуждая его в свободное время быть внимательнее к соплеменникам, оказывая им помощь и даже назойливо общаясь с ними из благих побуждений, что приветствовалось социумом.

В соответствии с высказанным предположением приметы альтруистического поведения у гоминин появляются в глубокой древности. Это признаки тяжелых болезней у наших ископаемых предков, при которых они бы не выжили без посторонней помощи. Можно назвать самку человека-мастера KNM-ER 1808 из Кооби Фора в Кении возрастом свыше 1,5 млн лет; классического питекантропа I из Три-ниля на Яве в Индонезии возрастом в 710 тыс. лет; классического гейдель-бергского человека из Мауэра в Германии возрастом около 700 тыс. лет; позднего гейдельбержца из Мугарет-эль-Зуттиех в Израиле возрастом в 148 тыс. лет; прогрессивного неандертальца (финального гейдельбержца) из Шале в Словакии возрастом более 110
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconИнновационное образование
Копцева Н. П. Теория и практика инновационной образовательной программы по эстетическому циклу дисциплин в Сибирском федеральном...
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconВлияние реформы Петра Ⅰ на высшее образование современного периада России
Россия является первой в мире, которая открыла профессиональное образование, в том числе и высшее профессиональное образование, а...
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 icon«Центр развития профессиональной карьеры»
Высшее профессиональное образование по специальности «Иностранный язык» или высшее профессиональное техническое образование и дополнительное...
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconСписок журнальных статей по вопросам высшего образования и методики преподавания в техническом вузе. Высшее техническое образование
Аванесов Ю. М. Система полиинструментального параллельного обучения / Ю. М. Аванесов // Высшее образование в России. – 2009. – №...
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconДоклады и материалы Выпуск 8 Москва
Высшее образование для XXI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г.: Доклады и материалы. Вып....
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconДоклады и материалы Выпуск 9 Москва
Высшее образование для XXI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г. Доклады и материалы. Вып....
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconМетодические указания по формированию основных образовательных программ для лиц, продолжающих высшее профессиональное образование или получающих второе высшее профессиональное образование
О направлении "Методических указаний по формированию основных образовательных программ для лиц, продолжающих высшее профессиональное...
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconДоклады и материалы Выпуск 5 Москва
Высшее образование для XXI века: Третья международная научная конференция, МосГУ, 18–20 октября 2006 г. Доклады и материалы. Вып....
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 icon18–20. 10. 2006 – Мосгу – III международная научная конференция «Высшее образование для XXI века»
Социальная работа в некоммерческих (негосударственных) организациях: Профилактика вич/спид
6-11. О. О. Мартынвнко. Инновационное проектирование учебного процесса // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 12-18. В. П. Колесов. О классификации компетенций // Высшее образование сегодня. – 2006. №2. – С. 20-22 iconВысшее образование в россии сегодня и завтра
Число вузов растет, как на дрожжах. Если в начале 1990-х их количество едва превышало пятьсот, то уже через десять лет к началу 2000/2001...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org