Общие положения альтернативной лингвистики



Скачать 301.78 Kb.
страница3/3
Дата16.08.2013
Размер301.78 Kb.
ТипДокументы
1   2   3
Барта А., 1985, 11).

Тем не менее, пионерские исследования Иллича-Свитыча продолжили некоторые советские исследователи во главе с В.А. Дыбо, а также группа американских под руководством В.В.Шеврошкина, которых со временем поддерживало все больше ученых, среди которых был А.С.Мельничук, который считал, что "скептическое отношение к сравнению разных языковых семей было обусловлено принципиальной неподготовленностью компаративистики к выходу за пределы отдельных языковых семей", а теперь полученные "своеобразные и убедительные фактические данные, которые красноречиво свидетельствуют о единстве происхождения всех современных языковых семей мира" (Мельничук А.С., 1991, 27, 28). Идею ностратического сообщества поддерживает также Г.Бирнбаум : "представляется все более оправданным постулировать общую языковую основу для тех языков, которые мы называем ностратическими" (Бирнбаум Х., 1993, 5). Практически исследуют эти языки И.М.Дьяконов, Л.С.Николаев, С.А.Старостин, В.Орел (Орел В.Э. 1990, Ирен Хегедюш (А. Hegedus Iren, 1990), и другие специалисты.

Следует сказать, что ученые больше всего внимания уделяли противоречивому вопросу прародины индоевропейцев и меньше, скажем, локализации прародины носителей языков уральской или алтайской семей, сами названия которых говорят о предполагаемых местах их формирования, хотя, например, венгерские ученые издавна настойчиво ищут более конкретное место прародины своего народа, язык которого принадлежит вместе с другими финно-угорскими та самодийскими языками к большой уральской семье. В алтайскую семью входят тюркские, тунгусо-маньчжурские и монгольские языки, к которым в последнее время присоединяют японский и корейский. Но если вопрос о прародине этих языков не вызывает больших споров, то нет согласия в том, что языки действительно генетически родственны. Согласно Б.А.Серебренникову «родственными могут быть только языки, которые происходят из одного источника или из одного языка-предка» (Серебренников Б.А., 1982, 7) , и он не уверен в родстве трех групп алтайских языков, указывая при этом, что сами алтаисты не пришли к согласию в этом вопросе, ибо, по его словам, Н.А.Баскаков считает генетическое родство алтайских языков доказанным, а А.М.Щербак пришел к выводам, которые не подтверждают родство монгольских и тюркских языков (Серебренников Б.А., 1982, 42). Для Н.Д.Андреева этот вопрос не вызывает сомнений. Более того, он считал, что раннеалтайский, раннеуральский и раннеиндоевропейский праязыки были ветвями так называемой "бореального праязыка" (Андреев Н.Д., 1986, 4). Этот праязык якобы распространялся на такую огромную территорию, что немедленно встает вопрос, почему она разделилась с самого начала только на три, а не большее количество языков, ведь поддерживать единство каждой из них при отсутствии средств коммуникации во времена от конца верхнего палеолита до мезолита и раннего неолита было просто невозможно. Вот как представлял себе Н.Д.
Андреев эту территорию :

"В географическом плане ареал распространения бореального праязыка представляется таким, что простирался от Рейна к Алтаю, при этом та часть бореальных племен, которая позже отделилась как носитель алтайской ветви бореальнго праязыка, кочевала между Уралом и Алтаем, вторая часть, которая позже превратилась в носителей уральской ветви, располагалась между Днепром и Уралом. Что же касается племен, языком которых со временем стал раннеиндоевропейский язык, то они находились между Рейном и Днепром" (Андреев Н.Д., 1986, 277).

Однако большинство специалистов не может принять такую возможность, считая, что для формирования языковой общности необходимы достаточно тесные контакты между людьми. Поскольку этот вопрос имеет немаловажное значение для истории языков и мы его всегда будем иметь в виду, не лишним будет рассмотреть мнение авторитетного лингвиста:

"Для всякого, кто считается с реальными языковыми фактами, изучаемыми в их современных взаимосвязях, очевидна иллюзорность «единого» праиндоевропейского языка в III тысячелетии до н.э., когда возможность связи между людьми, которые должны были на нем говорить на территории, простирающейся от Рейна до Кавказа, была ничтожно мала не только по сравнению с сегодняшним днем, но даже с возможностью связи в Римской империи, или в германских, или в славянских областях в эпоху Средневековья" (Пизани В., 1966, 9)

В. Пизани, оспаривал существование праиндоевропейского языка только потому, что в его время многие лингвисты, разделяли мнение Андреева о существовании такого языка именно на большой территории. Но если предположить, что праиндоевропейский язык сформировался на небольшом пространстве, то рассуждения Пизани теряют свою весомость именно для этого случая, но остаются релевантными всегда, когда допускается существовании общего языка на большой территории в предысторическое время:

"В доисторический период, в условиях племенной раздробленности и примитивности средств передвижения, возможности языковых контактов и, следовательно, большого распространения языковых фактов ограничены" (Агабекян М.А., 1974, 8).

Гамкрелидзе и Иванов обосновывают вывод о большей компактности первобытной территории распространения общей языковой системы "типологическими данными об исторически засвидетельствованных процессах распространения родственных языков и заселения их носителями больших территорий" (Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В., 1984, XCIV).

Однако были и попытки дать пространственное представление о родстве языков одной семьи, что тоже использовано для поиска мест формирования этих языков. Можно указать на работу Г. Хирта, который, кажется, первым представил графическую схему родства индоевропейских языков (Hirt H., 1905, рис. 2). Почти подобную схему родства построил и Лер-Сплавинский (Lehr-Splawinski T., 1946, 52). Существенная разница между этими обеими схемами в том, что у польского ученого подан ареал тохарского языка, которого у Хирта нет вообще, а также в размещении балтийского и славянского языков – Хирт размещает ближе к германцам балтов, а Лер-Сплавинский, наоборот, – славян. Подобные схемы родства составляли и другие ученые, или давали их в описательном виде, как это сделал, например, В.Порциг (Порциг В., 1964). Причиной неудач языковедов была попытка решить все эти сложные проблемы объединением и осмыслением слишком глубоко, но неравнозначно и методически разнородно изученных частных вопросов. Возможно, такие углубления имели другие принципиальные причины, но то, что такой тип исследований является действительно очень распространенным в отличие от проведения широкомасштабных языковых исследований без особенного углубления в узкие вопросы, тревожил и В.Манчака, когда он писал :

"Значительное количество языковедов убеждено, что можно успешно отдавать себя детальным языковедческим исследованием, не беспокоясь о проблемах общего языкознания" (Manczak Witold, 1981, 95).

Как пример подобных исследований можно привести углубленное изучение этимологий таких славянских слов как телега, хорюгьвь, туръ, сапогъ, чоботъ. Понимание путей заимствований этих странствующих слов возможно лишь после того, как будут известны места поселений разных народов на определенных участках хронологической шкалы. Пока эти места неизвестны, понять точно эти пути невозможно.

В проводимых исследованиях сделана попытка решения проблемы ab ovo построением гипотетической схемы дивергентного развития того языкового родословного дерева, ветвями которого являются бесспорно те языки, которые нас особенно интересуют, с учетом неминуемой конвергенции между всеми ветвями, неопровержимые факты которой дают нам надежные ориентиры правильности расположения разветвлений языков. Кроме того, вся эта схема, по крайней мере, не может противоречить и археологическим фактам, поэтому эти факты приобщались в меру компетентности автора. Однако специфика проведенных исследований требовала большего труда со словарями, как и с двуязычными, так и с этимологическими. Полный перечень использованных словарей подан в списке литературы в подразделе А (Лексикография). В подавляющем большинстве случаев в тексте на них ссылок не будет, но при ссылках перед фамилией автора будет стоять буква А. Собранный в словарях в результате титанического труда составителей материал является бесценным фондом для языкознания. Обработанный и систематизированный, он может стать тем фундаментом, на котором может быть построена теория и история развития всех языков мира. Исследование языков лексико-статистическими методами имеет то преимущество, что этот материал богат и дискретен, поэтому легко поддается математической обработке, а по закону больших чисел даже случайная часть данных не может исказить их внутреннюю систему, если она действительно имеется. Однако среди определенной части языковедов господствует мысль, что лексика слишком ненадежный материал для проведения исследований. Из трех элементов языка: грамматики, звукового ряда и словарного состава А.Мейе самым стойким считал грамматику, а наименее стабильным – словарный состав, указывая, что бывают случаи, когда вся лексика принадлежит к иной группе языков, нежели грамматика (Мейе А., 1954). Почти то же самое повторяет Н.А.Кондрашов :

"Лексика более всего поддается всякого рода влияниям. Иногда процент заимствованных слов в словарном составе того или другого языка может превысить процент собственной древней лексики" (Кондрашов Н.А., 1979, 187).

Недостатками лексики как материала исследований по мнению П.В.Куркиной является ее несистемный характер, неполнота фактической базы лексикографических источников, а также отсутствие надежных критериев для разграничения архаизмов и новообразований, а также возможность потери слов (Куркина П.В., 1985, 68). Вероятно все языковеды разделяют эти мысли, но имеют разное представление о степени неустойчивости лексики. Чтобы убедиться в том, что лексика достаточно стабильна для проведения исследований, примем во внимание временные масштабы стабильности звукового состава. Вот, что писал В.И.Абаев :

"Фонетические изоглоссы, как показывают наблюдения, очень стойко держатся на определенной территории, в то время как этнический состав населения на этой территории может многократно меняться. Так в Индии и в смежных областях Ирана мы имеем уже несколько тысячелетий стойкий ареал церебральных согласных" (А. Абаев В.И., 1965, 48).

Если фонетические изоглоссы держатся по несколько тысячелетий, то и определенная часть слов из словарного состава должна была бы держаться тоже несколько тысячелетий. Темпы изменения словарного состава, связанные с появлением новых слов и значений и утратой старых, не могут быть слишком высокими. Морис Сводеш, который специально занимался изучением изменений лексического ядра языка, писал:

"У старшего и младшего поколения часто наблюдаются различия в лексике и в употреблении слов, но эти различия никогда не достигают таких размеров, которые явились бы причиной для нарушения взаимной понимаемости языка. Это обстоятельство максимально ограничивает скорость изменения языка" (Сводеш Моррис, 1960-1, 44-45).

Необходимость речевого единства представителей разных поколений, живущих в одно время, приводит к возникновению такой особенности языка, которая названа законом стабильности. Согласно этому закону в языке не происходит слишком резких качественный и количественных изменений. Появление новых слов и значений не означает автоматического исчезновения отживших. Они еще достаточно продолжительное время присутствуют в языке, хотя могут принимать новые значения или новую стилистическую окраску. В процессе проведенных исследований целенаправленные поиски таких дериватов часто заканчивались успешно. Например, в современных украинском и белорусском языках исчезло древнее, еще индоевропейского происхождения, праславянское слово *rъžь для обозначения ржи. В других славянских языках это слово сохранилось (рус. рожь, болг. *rъžь, пол. rża, чес. rež, слц. raž и т. д.), есть оно и в германских и балтийских языках. В таких условиях вероятность того, что это слово никогда не существовало в украинском языке, очень мала. Попытки найти его дериват увенчались успехом – в украинском языке существует слово суржик, которое теперь означает смешаный украинско-русский язык, а раньше оно означало смесь ржи и пшеницы (А. Грінченко Б.Д., 1958). Следовательно, опыт работы над лексикой показал, что в тех случаях, когда в одном из родственных языков недостает слова определенного корня имеющегося в других языках, то скорее всего слов этого корня либо вообще никогда в данном языке не существовало, либо они просто не найдены, чем они в этом языке бесследно исчезли.

В предлагаемой работе автор рассматривает вопрос этногенеза нескольких десятков современных народов преимущественно в языковом аспекте. Антропологические факты приводятся по большей части как дополнение к результатам, порлученным другим путем. Поэтому когда в работе будет идти речь, например, о прародине какого-то этноса, то это следует понимать так, что на данной территории из прежнего праязыка вычленился первоначальный диалект, из которого позже в силу сложных языковых процессов развился язык этого этноса. И этот первоначальный этнос, который был носителем того диалекта, мог принадлежать совсем к другой антропологической расе, чем его более поздние языковые потомки. Как отмечал В.Д.Королюк :

"Язык и культура могут распространяться независимо от антропологических типов, но антропологические типы никогда не распространяются без культуры и языка" (Королюк В.Д., 1985, 131).

Многие, полученные в ходе исследований, результаты определялись закономерностью миграционных процессов, которую украинские историки для Украины определили следующим образом:

"…население Украины никогда не было этнически и культурно однородным. Но при этом не зафиксировано ни одного факта совершенной смены этносов – какая-то часть того или другого племенного образования обязательно оставалась на своих исконных местах,.. нередко смешиваясь с пришельцами. Тем самым обеспечивалась непрерывность исторической памяти, органическая передача в наследство новому населению культурно-мировоззренческого, жизнедеятельного генофонда региона ." (Толочко П.П., 1994, 7).

То же самое следует сказать и о технологиях производства, культуре хозяйствования, жилищном строительстве, эстетических преференциях, верованиях. Климат, почва, растительность, ландшафт, состав производственного сырья, строительных материалов, натуральных красителей оставались теми же для любого населения, поэтому полученный предыдущими жителями опыт передавался легко и усваивался пришельцами очень органично. К примеру, нет совершенно никаких свидетельств о каких-либо языковых связях украинцев с носителями трипольской культуры, но тем не менее «целый ряд элементов трипольской культуры – система хозяйства, топография поселений, декоративная роспись строений, характер орнаментальных мотивов раскрашенной керамики и т. д. – стали органической принадлежностью украинского народа» (там же, стр. 8). Такая связь будет еще более убедительной, если будут найдены посредники, через которых культурная традиция была передана украинцам. Вопрос поиска таких посредников всегда имеется в виду в продолжающихся исследованиях предысторических этногенетических процессов в Восточной Европе.

Возможность восстановления предысторических этногенетических процессов предопределена обликом земной поверхности, который, в свою очередь, является следствием длительных и основополагающих геологических и геоморфологических процессов. Как оказалось, эти процессы подвержены определенной закономерности, как во временном, так и в пространственном измерении. Эта закономерность позволила применять фрактальную модель для изучения поверхности Земли. «Фрактальная геометрия природы», описанная Б. Мандельбротом (Mandelbrot B. B., 1982) и предопределила, кроме всего прочего, также структуризацию населения Земли по языку.

Согласно Радану Квету, идущего по стопам Мандельброта, всю земную кору можно расчленить по многочисленным разломам – геологическому феномену принципиального значения. Густая сеть разломов предопределяет конфигурацию гидрологической сети как главной характеристики преобладающих типов ландшафта на планете. С гидрологической сетью связывается сеть предысторических троп, которая одновременно служила средством передачи информации между отдаленными человеческими коллективами:

"В истории человечества первоначальная сеть троп стала первой информационной сетью. Она не имела главной целью торговые и военные отношения: всевозможный технологический опыт, как, понятно, и культурный, вел к единению мыслей, идей, философских и религиозных воззрений, точно так же, как и художественных вкусов. Указанные четыре сети – синергетически связанные- управляли процессами на местности." (Květ R. , 1998, 43).

К этому надо добавить, что образованная сеть разломов в земной коре и связанные с нею сети рек и троп не вели к всеобщему единению человечества, поскольку горные хребты и большие реки препятствовали такому единению, и оно развивалось на довольно небольших ареалах, образованных трудно преодолимыми природными границами. Именно такая особенность ландшафтов создавала условия для членения первоначально единых праязыков человека на отдельные языки возникающих на замкнутых ареалах этнических группировок. Следует также при случае отметить, что сток водных потоков в огромном большинстве случаев направлен в сторону морей и океанов, а не к большим внутренним водоемам. Это обусловлено тем, что разломные зоны имеют тенденцию к понижению от самых высоких точек до уровня моря, что ведет к сосредоточению водных потоков и формированию гидрографической сети именно такой конфигурации, которая отвечает указанной закономерности (Květ Radan, 2000, 294). Трудно поверить, что эта закономерность является случайной, поэтому в ней должно усматривать замысел Высшего Разума, точно также, как и в структуризации человечества по разным признакам, в том числе и по языку.

При изложении иногда будут возникать проблемы с номинацией определенных этносов и их языков, особенно для древних времен. Мы будем иметь в виду, что понятия «племя», «этнос», «народ» не являются естественными признаками этно-социальных групп населения на определенной территории и являются абстрактными определениями, часто понимаемые по-разному. В отличие от этого язык и территория его распространения являются естественными признаками, поэтому когда мы будем говорить о носителях определенного языка в его различных формах, мы нередко будем употреблять современные названия народов, в случаях, когда будет отсутствовать устоявшаяся терминология. При этом будет подразумеваться группа людей говорящих на определенном языке без учета их антропологических или этнографических признаков. Кроме того, во избежание тяжеловесных фраз типа : "Носители праязыка, который позже расчленился на диалекты а, б, в, г, д, которые впоследствии развились в языки А, Б, В, Г, Д, из которых языки Б, В, Г и Д со временем исчезли, проживали в ареале Х" мы будем употреблять упрощенную, хоть и не совсем точную фразу: "Носители праязыка А проживали в ареале Х". При этом мы будем понимать, что А в данном случае просто условный идентификатор. Из других условностей следует указать также на то, что нередко будут объединяться в один язык тохарские языки А и В, мордовские эрзя и мокша, коми зырянский и пермяцкий, верхне- и нижнелужицкий, как таковые, что бесспорно имеют общее происхождение, а определение времени и места их расчленения нуждается в отдельных исследованиях другими методами. Возможно, что мои работы будут читать не только специалисты, поэтому автор считает необходимым иногда давать вступительные объяснения для лучшего восприятия материала и любителями

© Валентин Стецюк.
1   2   3

Похожие:

Общие положения альтернативной лингвистики iconI. общие положения область применения
Настоящие Общие условия относятся к купле продаже сухих (очищенных и неочищенных) и
Общие положения альтернативной лингвистики iconКодекс Республики Казахстан от 9 июля 2003 года n 481 Общая часть Раздел Общие положения Глава Основные положения

Общие положения альтернативной лингвистики icon1. Научно-отраслевая структура внешней лингвистики
Членение лингвистики на внутреннюю и внеш­нюю было осуществлено впервые крупнейшим швейцарским языковедом Фердинандом де Соссюром...
Общие положения альтернативной лингвистики icon3 – 5 сентября 2003, цдх, Москва общие положения
Общие условия участия в выставке «электроника. Компоненты. Оборудование. Технологии»
Общие положения альтернативной лингвистики iconУтопия «альтернативной социальности»
Утопия «альтернативной социальности» и формирование информационного общества: был ли шанс у ссср?
Общие положения альтернативной лингвистики iconПрограмма экзамена по общему языкознанию и истории лингвистики для поступающих на обучение в магистратуру по направлению
Программа составлена профессором кафедры лингвистики и лингводидактики, проф., д п н. И. Ю. Иероновой, профессором кафедры лингвистики...
Общие положения альтернативной лингвистики iconО порядке регистрации компаний в Китае Общие положения
Положения кнр об управлении регистрацией компаний –
Общие положения альтернативной лингвистики icon5 – 7 октября 2004, цдх, Москва общие положения. Оплата участия
Общие условия участия в выставке «электроника. Компоненты. Оборудование. Технологии»
Общие положения альтернативной лингвистики iconОбщие условия и правила фотоконкурса Общие положения
Организатор. Отбор победителей конкурса проходит путем открытого голосования на сайте Организатора. К участию в конкурсах допускаются...
Общие положения альтернативной лингвистики iconПроект Основные положения Концепции возрождения подмосковной Русской Палестины Общие положения
Истринский район Московской области обладает уникальными нереализованными возможностями в развитии паломничества, в возрождении традиционной...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org