Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме



страница1/61
Дата18.08.2013
Размер9 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61

Сон в красном тереме. Т. 1. Гл. I – XL.

Сюэцинь Цао

Цао Сюэцинь
Сон в красном тереме

От издательства


   У каждого народа есть произведение литературы, которое с наибольшей полнотой отражает особенности и своеобразие национальной жизни и национального характера. В китайской литературе таким всеобъемлющим, энциклопедическим произведением стал роман писателя Цао Сюэциня (1724 – 1764) «Сон в красном тереме» – обширное повествование о событиях жизни и о судьбе нескольких поколений большой аристократической семьи, об ее возвышении и упадке. В романе действуют сотни персонажей, представители разных слоев общества; автор неизменно внимателен к внутреннему миру своих героев, к их психологическому и душевному состоянию, к работе их ума, побуждениям сердца, к их взаимоотношениям и поступкам. Сложная структура романа с его пересекающимися сюжетными линиями, психологическая мотивированность поступков персонажей, органически входящие в ткань повествования стихи, отточенный литературный язык – все это составляет убедительные художественные достоинства произведения – признанного шедевра не только китайской, но и мировой литературы.
   «Сон в красном тереме» – редкое по масштабности повествование со своей сложной символикой, его изучение в Китае составило самостоятельный раздел литературоведения, отдельную отрасль науки, получившую название «хунсюэ» – дословно «красноведение». Рожденные этим романом и связанные с ним исторические, философские, этнографические, литературные и многие другие проблемы изучаются в специальном институте, обсуждаются в самодеятельных обществах любителей «Сна…». Труды, монографии, исследовательские работы о романе исчисляются многими сотнями, статьи о нем печатаются в двух специальных бюллетенях, регулярно выходящих в Пекине. В последние годы вышли в свет шесть посвященных роману тематических словарей, среди них «Словарь персонажей „Сна в красном тереме“; большая монография рассказывает об обычаях и обрядности, описываемых в произведении. Многочисленные толкования поэтических страниц романа, наблюдения над стихотворными жанрами собраны, например, в работе литературоведа Цай Ицзяня „Хунлоумэн шицицюйфу пинчжу“. Не поддается учету количество разысканий о жизни самого Цао Сюэциня. Исследовательская работа по проблемам романа постоянно ведется и в нашей стране. Известны труды в этой области Б. Рифтина, Л. Сычева, Л. Меньшикова, О. Лин-лин, Д. Воскресенского.
   Издательства «Художественная литература» и «Ладомир» предлагают вниманию читающих на русском языке повторное, значительно доработанное издание романа в переводе В. Панасюка, впервые увидевшее свет в 1958 году. К сожалению, упорный труд переводчика над новым изданием оборвала безвременная смерть. Стихи к роману даны в новых переводах И. Голубева, выполненных с учетом новейших трудов о замечательной книге.
Таким образом, двухсотлетие со времени публикации в Китае первого полного издания этого выдающегося произведения (1791—1792) мы отмечаем выпуском во многом пересмотренного его перевода, сознавая в то же время, что настоящая работа отнюдь не закрывает путь дальнейшим исследованиям философской глубины романа, поискам более совершенной передачи его аллегорий, отысканию средств вящей художественной выразительности.
   Представить нашим читателям драгоценную жемчужину китайской классической литературы любезно согласился китайский литературовед и публицист Гао Ман.
   В настоящем издании использованы китайские гравюры из ксилографа «Хунлоумэн туюн», широко известного в Китае сборника иллюстраций к роману, выпущенного в 1879 году.

Гао Ман
К читателю


   Издательства «Художественная литература» и «Ладо-мир» осуществляют переиздание романа Цао Сюэциня «Сон в красном тереме» (также известного под названием «История Камня»). Это чрезвычайно отрадное событие. Мне искренне хочется, чтобы читатели вашей страны по достоинству оценили и полюбили этот великий, чисто китайский роман.
   Российскому читателю трудно представить, какое широкое распространение имеет «Сон в красном тереме» в Китае, сколь велико его влияние на жизнь китайского народа. Начиная с шестидесятых годов восемнадцатого века постоянно выходили в свет новые и новые печатные издания романа. До той поры он распространялся в переписанных от руки копиях. Когда Цао Сюэцинь создавал свое произведение, стоило лишь ему сочинить несколько очередных глав, как кто-то брал их почитать и рукопись начинала расходиться в списках. Конечно, ее не стали бы переписывать, если бы она не отражала реальную жизнь, если бы в ней не описывались интересные всем люди и события, если бы книга не содержала сложные, запутанные, волнующие нас перипетии, если бы в ней не действовали герои с яркими характерами, если бы роман не производил сильного художественного впечатления. Представьте: «Сон в красном тереме» – это один миллион сто тысяч иероглифов, переписать их от руки – дело совершенно исключительное. Кстати, китайский перевод романа Л. Толстого «Война и мир» насчитывает один миллион триста тысяч иероглифов, перевод романа «Анна Каренина» – восемьсот тысяч. Объем «Сна в красном тереме» – средний между этими двумя произведениями. Дошедшее до нашего времени огромное количество различных рукописных копий романа – возможно, единственное в своем роде культурное явление, само по себе свидетельствующее о глубине любви читателей к «Сну в красном тереме».
   Даже теперь, когда имеется развитая полиграфическая промышленность и когда напечатано множество изданий романа, по-прежнему находятся энтузиасты, готовые, не жалея ни времени, ни сил, переписывать от руки это крупнейшее произведение. В 1990 году семидесятипятилетняя госпожа У Гоюй из Янчжоу закончила шестилетний труд – она тонким, так называемым «мелким уставным» письмом иероглиф за иероглифом переписала весь «Сон в красном тереме». Этот небольшой пример может дать российскому читателю представление о том, какой любовью пользуется роман в китайском народе.
   Но он популярен в Китае не только как величайший литературный памятник. На его основе создаются музыкальные и драматические произведения, кинофильмы, отдельные сюжеты и темы романа воплощаются в живописи и графике, скульптуре.
   Существует более трехсот видов китайской драмы, она – самый любимый в народе жанр сценического искусства, объединяющий и пение, и декламацию, и танцы. «Сон в красном тереме» полностью или частично инсценировался, ставился почти во всех видах драмы; это, к примеру, пекинская драма «Третья сестра Ю», шаосинская музыкальная драма «Сад Роскошных зрелищ», сычуаньская драма «Ван Сифэн», кантонская опера «Баоюй приносит жертву фее реки Ло» и так далее. В Китае очень популярно «цюйи» – искусство музыкального представления или сказа под аккомпанемент. «Сон в красном тереме» стал главной литературно-драматической основой в создании либретто «цюйи». Можно назвать, например, сказ с пением под аккомпанемент народных инструментов, который так и называется – «Сон в красном тереме», или сказ под аккомпанемент барабанчиков «Ненастный вечер у осеннего окна». Кроме того, создано множество сценических инсценировок и экранизаций романа. В 1985 году завершен 36-серийный телевизионный фильм-спектакль. С его трансляцией роман зримо вошел в каждый дом, в каждую семью. События и герои произведения являются излюбленными темами творчества художников разных эпох. В Китае сохранился один из рисунков серии под названием «Двенадцать шпилек из красного терема» (то есть двенадцать красавиц – главных героинь романа). Эти изображения были созданы художником из Хайнина Чжа Шихуаном в 1824 году. Уже в то время данный рисунок был перенесен на изделия из фарфора. Возможно, он представляет собой одно из самых ранних произведений искусства, выполненных по мотивам романа. Созданные же к настоящему времени рисунки на темы романа невозможно и перечесть. А ведь помимо живописных изображений существуют еще и графика, и скульптура, и рисунки на шелке, и вышивки на ткани…
   Достопримечательностью провинции Хэбэй стали построенные в 1986 году в старинном стиле «Дворец Жунго», который описывается в романе, а также «улица, разделяющая дворцы Жунго и Нинго». На следующий год в Пекине открылся новый парк, названный «Сад Роскошных зрелищ» (одно из мест, где разворачиваются главные события романа). В парке свыше тридцати живописных достопримечательностей, размещенных и воссозданных в точности так, как описано в книге. Это беседки и галереи, цветы и травы, деревья, есть даже животные. Каждый день в парк «Сад Роскошных зрелищ» непрерывным потоком идут посетители.
   В Китае роман известен буквально всем и каждому, его знают и стар и млад. Думается, он так же популярен у нас, как популярны у русских «Евгений Онегин», «Мертвые души» и «Анна Каренина». Для автора, Цаю Сюэциня, «Сон в красном тереме» явился делом его жизни, которому он отдал все свои силы. Писатель оставил после себя только это произведение, однако именно оно подняло китайскую литературу на новую высоту.
   Цао Сюэцинь (1724—1764) творил в то самое время, когда писал свои оды М. Ломоносов (1711—1765), создавал комедии и басни А. Сумароков (1717—1777), когда правительство царской России направило в Пекин первую миссию. Русские люди, члены миссии, возможно, встречали на улицах города и автора романа, вовсе не зная ни о нем, ни о его романе, которому только предстояло тогда обрести известность. Да и пренебрежительно относились в то время в Китае к сочинителям подобной прозы… Как бы там ни было, наверное, в последующих миссиях нашлись дальновидные люди, подобные Иакинфу Бичурину (1777—1853), глубоко разбирающиеся в литературе, способные по достоинству оценить «Сон в красном тереме». Возможно, кто-то из них и донес до своей страны весть о необыкновенной книге, а кто-то потратил немало денег, чтобы купить рукопись. Иначе разве объяснишь, почему П. Курляндцев в 1832 году привез в Петербург восьмидесятиглавый вариант романа?! И как иначе объяснишь появление в первом номере журнала «Отечественные записки» за 1843 год начала первой главы книги в переводе А. И. Кованько?!
   Цаю Сюэцинь жил в эпоху, когда феодальное общество в Китае шло к своему закату. Он принадлежал к блестящему, но уже приходящему в упадок аристократическому роду, некогда славившемуся богатством, а затем обедневшему. Ко времени, когда Цао Сюэцинь достиг зрелости, он жил в бедности в горной деревне близ Пекина. Свидетель отмирания феодального общества, писатель своими глазами наблюдал, как рушится уклад дворянских семей, и сам также перенес немало невзгод. В китайской пословице говорится: «В жизни есть три несчастья: в юности остаться без родителей, в расцвете лет потерять жену, в старости утратить детей». Все эти три несчастья выпали на долю Цао Сюэциня. Может быть, именно беды и невзгоды и заставили его вновь и вновь задумываться о беге времени, хладнокровно и испытующе всматриваться в окружающую жизнь, создавая в скорби и негодовании свою лебединую песнь, свой прославленный роман.
   В нем описываются четыре ветви феодального аристократического рода. В начале книги Цао Сюэцинь заявляет, что роман не связан прямо с действительной жизнью, с современностью, однако, следя за переменами в жизни семьи на протяжении трех поколений, мы за внешним процветанием и блеском без труда угадываем внутреннюю опустошенность и разлад, свойственные высшему обществу тех времен. Подробнейшим образом автор описывает жизнь аристократов, полную взаимных обманов и подозрений, интриг и козней, барства и роскоши. Читатель видит, что почитаемые феодальным классом священными этика и мораль, церемонии и законы – все это лишь завеса, скрывающая эгоистические интересы, лишь средство для извлечения выгоды, пусть даже в ущерб другим. Феодальное общество обречено, его гибель неизбежна – эта историческая тенденция ярко выражена в романе.
   Цао Сюэцинь говорил, что книга его – о любви. Цзя Баоюй, Линь Дайюй, Сюэ Баочай и другие юноши и девушки – герои произведения – с головой погружены в хитросплетения любви. Любовь и матримониальные заботы пронизывают роман, однако для всех героев любовь – источник страданий, всем несет слезы и горе. То ли умышленно, то ли ненароком автор проблему любви соединяет с женским вопросом. Писатель имеет свой взгляд на любовь, свои идеалы, и эти идеалы он видит в бунтарях, выступающих против феодальных устоев. Поражение бунтарей оттеняет тяжесть злодеяний, вытекающих из норм морали этого мира. Демократический настрой произведения, без сомнения, играл прогрессивную антифеодальную роль.
   «Сон в красном тереме» считают сводом знаний о феодальном обществе в Китае. Роман освещает быт и нравы всех классов и слоев. Автор создал образы самых разных людей – от императорской наложницы и высоких князей до мелких торговцев и посыльных. На страницах романа мы встречаем сотни персонажей, это военачальники, знатные господа, жены и наложницы, слуги и служанки, монахини из домашних монастырей, даосские монахи-отшельники, коварные сластолюбцы и добрые, благородные герои… В романе не только достоверно, во всех подробностях описываются разные стороны повседневной жизни аристократов – их застолья, выезды, помпезные церемонии приема гостей, но и точно обрисовываются парки и здания, обстановка и домашняя утварь, коляски и паланкины, одежда и украшения. В книге даются живые картины развлечений, характерных для аристократов, любящих проводить время с цинем в руках или за игрой в шахматы, увлекающихся каллиграфией и живописью, рассказывается об азартных играх и утехах с певичками, говорится об искусстве кулинарии и приготовлении лекарств.
   Лу Синь в статье «Историческая эволюция китайской прозы» высоко оценил творение Цао Сюэциня: «С появлением „Сна в красном тереме“ началась ломка традиционного образа мыслей и стиля письма». Создать произведение столь выдающегося значения могла лишь крупная личность, – писатель перенес немало жизненных испытаний, имел незаурядный интеллект, обладал высоким художественным мастерством и в совершенстве владел выразительными средствами. Цао Сюэцинь был разносторонне талантливым чело-веком. Он хорошо рисовал, являлся искусным каллиграфом, знал толк в ремеслах и даже в лекарском деле. Важно отметить, что Цаю Сюэцинь сочинял прекрасные стихи. Не случайно роман в полном смысле слова дышит поэзией, насыщен ею. Где бессильна проза, выступает вперед поэзия, и язык ее многогранен, неоднозначен. Порою автор как бы наносит стихами последний, завершающий штрих в описании какого-то события. Таким образом Цао Сюэцинь тонко сочетает реальность с вымыслом, повествование с размышлениями, точные оценки с недосказанностью. Как никакое другое произведение литературы Китая того времени, «Сон в красном тереме» соединяет в себе мысль и художественность, в нем блестяще сливаются воедино проза и поэзия. Чтобы постичь сущность романа, необходимо глубоко разбираться в потаенном смысле стихов. В этом плане произведение Цао Сюэциня имеет некоторое сходство с романом Б. Пастернака «Доктор Живаго», в котором используется похожий художественный прием. И Цао Сюэцинь, и Борис Пастернак – поэты, в их произведениях проза неотрывна от поэзии. Однако смысл стихов очень обширен, к тому же каждый китайский иероглиф имеет, как правило, множество толкований, и игру оттенков и значений трудно передать при переводе. В то же время это придает «Сну в красном тереме» яркий национальный колорит, благодаря которому книга с неодолимой силой притягивает к себе китайских читателей.
   Едва появившись на свет, роман потряс читателей из разных слоев китайского общества. Одни переписывали его, другие проклинали, некоторые даже сжигали рукописи, а кто-то превозносил до небес. Равнодушных не было, о романе говорили все – и простолюдины, и высшие сановники. За два столетия о нем написано столько статей и книг, столько сделано комментариев, что объем исследований многократно превысил объем самого романа. Он переводился и издавался в разных странах, продолжает переиздаваться в наши дни, постепенно завоевывая признательность все новых и новых читателей за рубежом.
   Уважения и искренней благодарности заслуживают многолетние и плодотворные усилия русских и советских китаеведов по переводу романа и представлению его читателям вашей страны. В девятнадцатом столетии академик В.П. Васильев в «Очерке китайской литературы» дал роману содержательную и объективную оценку. Попытку познакомить российского читателя с этим произведением сделали в пятидесятых годах нашего века P.M. Мамаева, написавшая комментарий, и В.Г. Рудман, осуществивший перевод первых двух глав под руководством члена-корреспондента Академии наук СССР Н.И. Конрада. Наконец, в 1958 году В.А. Панасюк перевел весь текст, и русскоязычные читатели впервые получили возможность ознакомиться с романом в полном объеме. В шестидесятые годы Б.Л. Рифтин обнаружил в Ленинграде среди старых манускриптов, «молчавших» в течение столетий в книгохранилищах, восьмидесятиглавую рукопись «Сна в красном тереме», доселе неизвестную исследователям творчества Цао Сюэциня. Рукопись дала новый ценный материал для исследований литературоведов обеих стран. Она была издана совместными усилиями ученых двух государств в 1986 году в Пекине.
   Убежден, что по мере расширения и углубления культурных контактов между Китаем и Россией «Сон в красном тереме» – этот пленительный цветок китайской литературы – будет привлекать все больше читателей, способствовать взаимопониманию и дружбе народов двух наших стран.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61

Похожие:

Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconRabid wolf’s Сон квакера
Сон. Этот сон мне не снился (помешан, но не в такой мере). Сон – плод послекваковсих глюков, так что не судите строго за некоторую...
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconЦао префектура Центрального административного округа

Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconЎзбекистон Республикаси Давлат статистика қўмитасининг 2011 йил 24 октябрдаги 4-мб-сон қарорига 48-сон илова
Республикасининг Маъмурий жавобгарлик тўғрисидаги кодексининг 215-моддасида белгиланган жавобгарликка сабаб бўлади
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconДнажды мне приснился удивительный сон…Правда был ли это сон, я сомневаюсь до сих пор
Правда был ли это сон, я сомневаюсь до сих пор. Я каждый день вспоминаю это приятное ощущение невесомости, а ребята во дворе просят...
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconЎзбекистон Республикаси Давлат статистика қўмитасининг 2011 йил 24 октябрдаги 4-мб-сон қарорига 76-сон илова
Республикаси Маъмурий жавобгарлик тўғрисидаги кодексининг 215-моддасида белгиланган жавобгарликка сабаб бўлади
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconКто в тереме живёт?
Цель урока: выполнить чертёж фасада архитектурного сооружения, используя различные по форме и размерам многоугольники
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconСон макара святочный рассказ
Этот сон видел бедный Макар, который загнал своих телят в далекие, угрюмые страны, — тот самый Макар, на которого, как известно,...
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconЎзбекистон Республикаси Давлат статистика қўмитасининг 2011 йил 24 октябрдаги 4-мб-сон қарорига 50-сон илова
Давлат статистика кузатувини олиб бориш учун зарур бўлган ҳисобот ва бошқа маълумотларни тақдим этмасликда
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме iconНоосферу «Быстрый» или «Парадоксальный» сон – это сон: следующий за обычным «медленным»
Активное участие Человека в замкнутом процессе круговорота веществ, когда производительные силы Человека участвуют в непрерывном...
Сон в красном тереме. Т. Гл. I – XL. Сюэцинь Цао Цао Сюэцинь Сон в красном тереме icon1. Сон и квантовомеханическое тело
До тех пор, пока он дается легко, ни у кого не возникает повода о нем задумываться. Но миллионам людей хороший ночной сон дается...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org