Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец»



Скачать 170.48 Kb.
Дата21.08.2013
Размер170.48 Kb.
ТипРассказ

Карина Мкртчян



МУСТАНГ:

ПОСЛЕДНЕЕ ЗАПРЕТНОЕ КОРОЛЕВСТВО

(Автор выражает благодарность В.П.Андросову и И.Григорьеву)
Как видно из названия, речь пойдет не о дикой лошади, описанной в хрестоматийном рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец», и не об американском автомобиле, названном в ее честь, а именно о тибетском королевстве Мустанг, являющемся частью гималайского королевства Непал.

Зажатый между огромными пространствами Индии и Китая, Непал кажется крошечным. На самом деле он больше Австрии и Швейцарии, вместе взятых. Впрочем, все относительно. Этот прямоугольник длиной 885 и шириной 200 км умудрился поместить на своей территории не только 8 из 10 высочайших вершин мира (в том числе Эверест), но и "затерянное тибетское королевство", которое, находясь на территории Непала, по сути является частью Тибета – единственной не затронутой китайским влиянием и потому сохранившей в чистом виде тибетскую культуру.

Мустанг – девственная, не тронутая китайским нашествием и культурным геноцидом «органическая» часть тибетского плато, административно входящая в состав Непала.

Подобно потерявшемуся кусочку мозаики, прижавшееся к границам Западного Тибета, это крохотное королевство занимает площадь 2000 квадратных километров в верхней долине реки Кали-Гандаки к северу от основного Гималайского массива.

130 миллионов лет назад здесь было море, что доказывают разбросанные повсюду салиграмы – окаменелые останки аммонитов юрского периода – черные камни с впечатанными в них морскими моллюсками. Их можно купить или, с таким же успехом, собрать самим по пути вдоль русла Кали-Гандаки.

Вершины Нилгири (7061 м) и Тукуче (6922 м) возвышаются с обеих сторон над ее руслом. Их физические очертания размываются и уступают место чему-то потустороннему. Кали-Гандаки считают священной рекой.

Индусы верят, что здесь живет Черная Кали, богиня смерти и разрушения. С незапамятных времен путешественники носили с собой окаменелые аммониты как талисманы, защищающие от её гнева. Индусы считают салиграмы земным воплощением Великого бога Вишну, Хранителя всего живого.

Тибетцы полагают, что великие горы были когда-то дном океана, и эти окаменелости напоминают нам о том, что все в этом мире меняется.

Современные ученые утверждают, что здесь было так называемое Тетисово море, которое исчезло после столкновения Индии с Евразийским континентом, приведшего к формированию Гималаев.

Проводник с силой швыряет черный яйцеподобный булыжник о валун, чтобы он раскололся пополам, представив взору отпечаток спиралевидного моллюска.
Чаще «яйца» разбиваются вдребезги, не представив взору ничего…

10 часов лета из Москвы в Катманду – столицу Непала, затем получасовой перелет или пятичасовой переезд в Покхару – курорт в центральном Непале, еще полчаса лёта из Покхары – и мы в Джомсоме - административной столице Королевства Мустанг, своим обитателям известного как Ло и лежащего вдоль реки Кали-Гандаки у самой тибетской границы.

Сильные ветры, хлещущие по глубокой расселине между массивами Аннапурны и Даулагири, обостряют и без того резкий континентальный климат. Они смоделировали бесплодный пустынный ландшафт, безжизненность которого усугубляется его величием. Выживание в таких суровых условиях невероятно сложно, даже для закаленных обитателей высокогорий. Высота и засуха и позволяют созреть только одному урожаю за год.

Невзирая на это, земля Ло, названная по имени 7 тысяч населяющих ее жителей, снискала славу зоны торговли и в дни своего расцвета стала центром религиозных искусств и учений, уступая место только столице Тибета Лхасе. Последующие события, тем не менее, способствовали полной её изоляции. Почти 30 лет королевство было отпечатано от внешнего мира по политическим причинам. Китайцы закрыли его границы с севера после своего вторжения в Тибет в конце 50-х годов XX века. Следом за этим была закрыта непальская граница с юга, поскольку Мустанг стал нервным центром партизанской войны против оккупировавших Тибет китайцев.

Мустанг оставался недосягаемым для посторонних до тех пор, пока в 1991 году массовое народное восстание в Катманду не привело Непал к парламентской демократии. В это же время все ранее закрытые территории снова были частично открыты, и в 1992 году первые иностранцы – не считая французского писателя Мишеля Песселя, который в 1964 году получил гранд на единовременное посещение Мустанга – смогли совершить свое нелегкое путешествие в Ло.

То, что обнаруживают здесь западные люди, можно назвать анахронизмом: мизерное феодальное королевство едва ли изменилось со Средних Веков. Один из последних центров тибетской культуры никоим образом не был подвергнут внешним воздействиям. Мустанг по-прежнему остается строго буддистским; его люди сохраняют свою тибетскую тождественность и обычаи.

Он и по сей день «и дик, и чуден».

История Ло – миф и загадка, реальность и миф.

Впервые упомянутая в тибетских и ладакхских хрониках VII века, земля Ло, кажется, была одной из территорий, подконтрольных Лхасе и управляемых гангтангскими королями, которые с позволения Лхасы исконно правили в Западном Тибете. Так же, как и в Тибете, население практиковало распространенную в этом регионе религию Бон. Мустанг принял буддизм вместе со своей родиной. Некоторые анимистские верования были забыты, остальные просто были ассимилированы новой религией.

Самые важные из древних тибетских мудрецов и реформаторов жили и творили в Ло. Наиболее заметным из них является великий основатель тибетского буддизма Падмасамбхава.

Мало что известно о выдающихся людях того времени, но вот ближе к концу XIV века на арене появляется решающая фигура – воин по имени Аме Пал. Считающийся отцом нынешней королевской династии, он подчинил себе местных воинствующих землевладельцев и объединил их в королевство, управляя завоеванными землями из своей крепости Кетчен Дзонг. Укрепляя свою власть, Аме Пал построил столицу королевства в тени своей грандиозной крепости. Известный как Ло Мантанг, город дал свое имя сначала «равнине стремлений», на которой он был построен, а затем и всему королевству: Мустанг – версия оригинального названия Мантанг, предложенная впоследствии картографами.

Преданный буддист, Аме Пал построил монастыри и храмы и убедил ламу буддистской традиции Сакъя, известного учителя Нгорчен Кунга Сангпо, прибыть из Тибета, чтобы освятить их. Великий лама колебался в течение 7 лет, пока не увидел в небесах благоприятный знак. Наконец в 1427 году он совершил первый из своих трех исторических визитов в Ло, возвратившись сюда в 1436-м и 1447-м годах. Позднее он установил особые отношения с Мустангом, дав толчок религиозной активности и основав группу монастырей. Наследие ламы наблюдается повсюду – от преобладания ламаистской школы Сакъя (в течение монгольского периода Ло был её западной цитаделью) до изобилия произведений искусства и священных текстов, составленных под его влиянием. В результате, королевство быстро развивалось в течение XV и XVI веков и стало одним из самых важных центров религиозной активности в тибетском мире.

Не обошлось без конфликтов. Сначала это были нападения разрозненных групп бандитов, а затем Мустанг начал воевать с королевством Джумла, примыкающим к юго-западной границе. Сегодня ничем не примечательная деревня у подножья Даулагири, Хинду Джумла известна лишь тем, что в течение более чем четырех столетий была одним из могущественных политических соперников Мустанга. Будучи отделенными друг от друга высокогорной землей Дольпо, эти два государства спорадически конфликтовали между собой вплоть до XVIII века. В мирных промежутках Мустанг расширялся. Появлялись новые города-замки типа Тсаранга и Геми.

Продолжала развиваться религиозная жизнь. Поскольку и Ло, и Дольпо считались отдаленными провинциями Тибета, культурный обмен между этими землями процветал. Ламы из Дольпо путешествовали в Тибет, используя самую доступную дорогу через Ло Мантанг. Монахи Мустанга часто посещали Тибет для получения инструкций. Кроме этого, сама Ло стала местом паломничества, известным по всему Гималайскому региону.

Мустанг также располагался в самом сердце торговой империи, что простиралась от Тибета до Индии. Относительная легкость, с которой люди и животные могли преодолевать горные перевалы на северной границе королевства (многие из них – по 4500 м высотой), а также наличие пути по долине Кали-Гандаки означало, что Мустанг занимал стратегическую позицию. Самым важным в этом было не столько наличие дорог, сколько факт контроля над пограничными перевалами. Это делало Мустанг ключевым коммерческим игроком, особенно в торговле тибетской солью.

В этот бизнес было вовлечено много посредников. На земле, где сельское хозяйство не является надежной сферой деятельности, торговля предоставляла людям Ло иметь жизненно необходимый источник альтернативного дохода.

В сущности, это был простой бартерный обмен. Тибетская соль, добываемая с далеких озер к северу от реки Тсангпо, обменивалась на пшеницу, ячмень и рис, выращиваемые в плодородных долинах Покхары и Катманду. Торговцы из Мустанга и Дольпо на яках, дзо (помесь яка и коровы), навьюченных козлах и даже овцах перевозили зерно в центры на тибетской границе. Там оно обменивалось на соль, которую в свою очередь спускали вниз в такие поселения, как Тукче в долине Кали-Гандаки. Соль могли либо собирать на складах, где она оставалась, пока торговцы с юга со своим урожаем не приходили за ней сами, либо перепродавать тхакалийским купцам, которые в свою очередь перевозили её дальше вниз. Торговля солью составляла хребет местного бизнеса. Также процветала торговля скотом, шерстью и разнообразными продуктами питания, получаемыми от местных животных.

Неудивительно, что короли Джумлы предпринимали настойчивые попытки подчинить контролю этот регион. И хотя Мустанг с конца XVI века находился под протекторатом Ладакха, правители Джумлы не унимались. Их упорство в достижении контроля над территорией было настолько навязчивым, что они даже попытались выкупить королеву Ло-па.

В 1719 году король Мустанга готовился к женитьбе на ладкхской принцессе. По пути в Ло Мантанг, где должна была состояться свадьба, джумланские бандиты похитили её и заключили в тюрьму в Кагбени. Молодой муж послал на освобождение невесты лучших воинов, но их усилия оказались тщетными. Принцесса оставалась в тюрьме несколько месяцев, пока на помощь не подоспели войска из Ладакха и Парбата.

Около 1740 года Джумла предприняла новую атаку на Мустанг – и выиграла её. Ладакх терял своё былое могущество и не мог больше предложить свою поддержку. Это была блестящая военная операция, но завоевание удерживалось не долго. Спустя всего лишь 40 лет, сама Джумла была практически уничтожена Притви Нараяном Шахом, первым из плеяды великих королей Горки, которые впоследствии объединили Непал. Несмотря на свои стратегические позиции, Мустанг долгое время находился вне зоны интересов Горок.

Китайское вторжение в Тибет спровоцировало в Мустанге вспышку движения сопротивления. Королевство приютило в своих границах около 6 тысяч воинов из Восточного Тибета. Известные как Кампа, эти красивые, высокого роста люди, вели ожесточенные сражения вдоль северных границ Мустанга. Хотя их военная кампания никоим образом не освещалась в западной прессе, воины Кампа тайно финансировались ЦРУ. Многие из их лидеров были доставлены самолетами в Кэмп Хейл в Колорадо, где прошли соответствующую подготовку для ведения партизанских действий в Тибете. Вооруженные мечами и устаревшими винтовками, воины Кампа, тем не менее, добились впечатляющих успехов. Им удалось отбить у китайцев некоторые территории на юге и востоке Тибета, объединить вокруг себя значительную часть тибетской интеллигенции и нанести значительный ущерб китайским путям сообщения. Несмотря на симпатии к Кампа со стороны местных жителей, их активность легла невыносимым бременем на ресурсы Мустанга и на отношения с Катманду.

Непальское правительство оказалось в неловком положении. С одной стороны, оно должно было угодить Китаю, с другой стороны, оказалось не в состоянии остановить Кампа. В отчаянии правительство было вынуждено закрыть Мустанг для посторонних и умалчивать о любой активности партизан в королевстве. ЦРУ перестало оказывать поддержку Кампа в начале 1970-х годов после того, как Президент Никсон посетил Китай с целью наладить американо-китайские отношения. Это не остановило храбрых воинов. И только записанный на аудиокассету призыв Далай-ламы и жестокая кампания непальской армии сдерживали их.

В середине 1970-х годов правительство Непала вмешалось во внутренние дела Ло с обширными планами по развитию региона и культурной интеграции. Территория к югу от Кагбени была открыта для туризма, но верхняя часть королевства оставалась по-прежнему запретной. Несмотря на незначительные улучшения условий жизни, связанные с учреждением начальных школ, медицинских пунктов и водопроводных каналов, мало что было сделано для того, чтобы компенсировать экономические потери региона, вызванные закрытием его границ.

Реальные последствия вмешательства оказались более коварными. Открывая новые школы с их акцентом на индуистскую идеологию, направляя полицейских и рабочую силу с нижних земель, правительство преследовало цель вовлечь тибетский буддизм Ло в непальский мейнстрим. Националистический пыл системы Панчаят, которая предполагает образование некоего Великого Индусского королевства, объединенного непальским языком, привел к тому, что все экономические преобразования, имеющие целью поднять уровень жизни народа Ло до среднего непальского, совершаются за счет сохранившегося через века древнего традиционного уклада жизни.

Сплоченная община фермеров и торговцев, Ло-па (как они сами себя называют) всегда вынуждена была приспосабливаться, чтобы выжить, но никогда раньше они не сталкивались с такой угрозой самим основам их общества. Безусловно, закрытие верхней части Мустанга помогло сохранению там микрокосмической версии старого Тибета. Но, вместе с тем, это привело к обнищанию и маргинализации населения, а также невозможности пользоваться доходами от туристической инфраструктуры и иностранной помощью, оказываемой Непалу. Выход из положения – после того, как первая волна путешественников открыла для себя и остального мира «запрещенное королевство» – состоит в том, чтобы найти разумный компромисс между местными, национальными и иностранными интересами, дабы не нанести урон богатой, но хрупкой культуре Мустанга…

Если не по воздуху, то единственным реальным способом добраться до Мустанга по-прежнему остается традиционный путь по старой солевой дороге, идущей вверх по ущелью реки Кали-Гандаки. Таким же образом еще в незапамятные времена торговцы совершали это восхождение пешком, ведя своих мулов, груженных пшеницей, рисом и предметами быта.

Сегодня большинство людей, включая местных жителей, долетают на маленьких самолетах Twin Otters, совершающих ежедневные рейсы из Покхары, до Джомсома (а дальше – пешком или верхом). Этот захватывающий дух полет возможен только в ранние утренние часы, когда еще не поднялся сокрушительный северный ветер. Самолеты летят вдоль основной гряды горного массива Аннапурны в северо-западном направлении. Постепенно зеленые террасы уступают место пустынным горным ландшафтам, дочиста омытым дождями и снегом. Где-то высоко заснеженные горные вершины ряд за рядом упираются в небеса. Никаких признаков растительности и жизни: природа не подчиняется воле человека. Говорят, что земля здесь «бесплодна, как мертвая лань».

Чем ближе к земле, тем больше захватывает дух. Путешественники высаживаются в совершенно другой мир. Здесь ступы* сменяются чортенами** (выкрашенными, как и скалы вокруг, в красный и охру): свидетельство того, что вы уже находитесь в другом измерении, и вектор жизни начал разворачиваться в сторону Лхасы, столицы Тибета.

* Ступа – непальский буддийский храм.

** Чортен – тибетский буддийский храм или часовня (тибетская разновидность ступы).

Джомсом – транзитный городок. Его местоположение на пересечении основных треккинговых маршрутов, а также недавно построенная взлетно-посадочная полоса, обеспечили ему ключевое положение в этом регионе.

Несмотря на наличие современных построек, основу его составляют здания традиционного тибетского дизайна. Лошади, навьюченные яркими шерстяными коврами, мулы с колокольчиками на шеях привязаны вдоль основной улицы и терпеливо дожидаются отправления в поход. Местные жители и туристы переговариваются с шерпами, обутыми в легкие шлёпанцы. Между ними носятся тибетские девочки. Искушенные в торговле, они проводят по несколько часов в день на ногах, чтобы продать какие-то безделушки путешественникам, отправляющимся в треккинг (пеший переход) в сторону Ло Мантанга – исторической столицы королевства.

Джомсом расположился на высоте 2700 м. На краю города находится небольшой подвесной мост, пройдя который вы сразу же попадаете в Кали-гандакское ущельесамый глубокий каньон на Земле. Громадную, усыпанную камнями расселину, разрезавшую Гималаи в самой высокой их части, нередко называют Великой гималайской брешью.

Отсюда можно за 3 часа прошагать до Кагбени, островка зелени вокруг средневекового города цвета песка, на высоте 2810 м. Здесь мазанки жмутся друг к другу, их жители ходят в традиционной тибетской одежде, а время стоит на месте.

Кагбени – самая северная точка Мустанга, куда можно попасть без специального разрешения и офицера связи. Это ворота в Верхний Мустанг, долго бывший закрытым и большинству людей знакомый в лучшем случае по открыткам. Это ворота в Ло.

Кагбени – самая южная точка исторического Ло и основной перекресток, где встречаются торговцы, путешественники и паломники.

К востоку – Муктинат и гряда Аннапурны. Трек из Кагбени в Муктинат может занимать около трех-пяти часов. Мимо лугов и фруктовых деревьев, крепости Джаркот и руин Дзонга – древней столицы этого края, мы шагаем в гору и достигаем Ранипавы – места отдыха пилигримов на высоте 3710 м. Объект их паломничества – Муктинат, находящийся еще на 90 метров выше и почитаемый как индуистами, так и буддистами. Тысячи паломников из Непала, Индии и Тибета стремятся сюда, чтобы очиститься духовно. Самые колоритные из них – саду, полураздетые, босые аскеты, которые посыпают себя пеплом и годами не стригут волосы. Будучи последователями Шивы, они идут по пути сознательного постепенного умерщвления плоти в пользу развития духа.

Здесь соседствуют индуистская пагода Вишну Мандир, из стены вокруг которой бьют 108 струй святой воды, и тибетская гомпа (монастырь, храм) Джвала Маи, где рядом с источником святой воды зиждется пламя вечного святого огня.

Отсюда открывается роскошная панорама Нилгири и Тиличо на юго-востоке, Даулагири на юго-западе и Торонг и Якава-Канг на севере. Их голубые пики парят над красноватым плато дикого Мустанга.

Трудная дорога на запад ведет в Дольпо.

Территория от Джомсома до Кагбени условно называется Нижним Мустангом. На окраине поселка Кагбени, рядом с полицейским постом, стоит полузатертый металлический знак. На нем категоричная и одновременно крайне интригующая надпись: «ТЕРРИТОРИЯ С ОГРАНИЧЕННЫМ ДОСТУПОМ. НИКОМУ НЕ ЗАХОДИТЬ ЗА ЭТУ ЛИНИЮ». До 1992 года это была конечная черта, за которую не было доступа никому. Теперь вход приоткрыли, но специальное разрешение на посещение Верхнего Мустанга (который начинается после Кагбени) стоит от 700 долларов с человека. Кагбени – не просто проходной пункт, но точка нового отсчета. Далее дорога уходит на север, петляя по флангам Кали-Гандаки, и ведет в самое сердце запрещенного королевства. Начиная с Кагбени, местное наречие «тхакали» уступает место диалекту, невероятно похожему на классический тибетский язык, а каждый камень дышит тибетским буддизмом.

Кагбени начинается с большого чортена. Внутренние стены его расписаны мандалами* и изображениями боддхисатв** (среди них сам религиозный патриарх Гуру Ринпоче).

*Мандала – плоское симметричное изображение трехмерного мира, используемое для медитации.

**Боддхисатвы - существа, у которых есть возможность стать Буддами в этой жизни, но которые отказываются от этого, чтобы переродиться в этом мире и помогать другим существам.

На вымощенных булыжником улочках толкутся дети и гуляют шерстистые телята. Из дверей выглядывают морщинистые женщины, держащие в руках подносы с чангом (местным легким алкогольным напитком) и тибетским чаем. Внутри их домов столько же пыли, сколько и снаружи, запах пота и копоти смешивается с едким ароматом сжигаемого ячьего навоза.

Севернее Кагбени Калигандакское ущелье повсюду утыкано небольшими поселениями. Несмотря на господствующие здесь жгучие ветры и очевидную нужду, связанную с изоляцией, эти деревни (барагаоны) можно считать относительно зажиточными. В таких местах, как Тангбе, Чхуксанг и Тсук, крестьяне снимают по два урожая за год – главным образом, гречихи и ячменя. Другими источниками пропитания здесь также служат кукуруза, яблоки и некоторые огородные культуры. Эти посёлки с их ухоженными полями на горных террасах, монастырями и побеленными жилищами выглядят, как неожиданные оазисы посреди сумбурного драматического пейзажа.

Севернее Кагбени – город-крепость Ло Мантанг – историческая столица королевства Ло, давшая ему оба его названия: Ло и Мустанг («Мантанг», искаженное европейцами). Нужно несколько дней шагать по горным тропам и миновать не один перевал, чтобы, наконец, с хребта на высоте 3850 м увидеть плато Ло Мантанг (3730 м) и обнесенный белой стеной город Ло.

Единственный вход в него находится на северо-восточном углу стены, которая в плане напоминает толстую латинскую букву L.

У городских ворот мы увидим детей и взрослых, собравшихся здесь поиграть и посплетничать. В городе около 150 плотно стоящих домов, многочисленные резиденции лам, дворец, монастырь, несколько храмов и две гомпы, а школа, медпункт, полицейский пропускной пункт и несколько важных чортенов вынесены за городскую стену.

Много было написано о столице Ло, но, пожалуй, единственное, на чем сходятся все авторы, так это абсолютное чувство заброшенности, которое охватывает любого, вступающего в пределы Ло Мантанга. С примитивной вертолетной площадки на входе в долину пейзаж выглядит настолько пустынным, что, кажется, более бесплодной земли найти невозможно. Приглядевшись внимательней, глаз различает вдали очертания крохотного городка, обнесенного стеной. Чуть выше – похожая на песочные домики, какие строят дети на морском берегу, разрушенная крепость Кетчен Дзонг, напоминающая нам о том, что в этом мире все преходяще. А сам город, кажется, бросает вызов меняющемуся миру и выглядит настоящим анахронизмом. Конструктивно Ло Мантанг мало изменился с XV века и по праву считается одним из немногих средневековых городов, сохранившимся с тех пор нетронутым (как какой-нибудь Ассизи – обитель св. Франциска).

Практически все население Ло Мантанга живет внутри городских стен. Более сотни плотно прижатых друг к другу домов заполняют здесь всё возможное пространство. Узкие проходы между домами, которые трудно назвать даже улочками, потому что они рассчитаны на ширину одного человека, запутаны в лабиринты и завалены связками хвороста. На крыше каждого дома развеваются молитвенные флаги. Несмотря на то, что пространство внутри городских стен переполнено, только знатным семьям позволено строить трехэтажные дома, обычным же жителям приходится ютиться на двух этажах.

Учитывая маленькие размеры города, удивительно, что Ло Мантанг разбит на 4 квартала, каждый из которых управляется старостой. Наиболее престижными считаются районы, прилегающие к королевскому дворцу, городским воротам и центральной площади – здесь фокусируется вся общественная жизнь. Самые бедные дома уныло сгруппированы возле задних стен двух внушительных храмов. Признаки упадка и вопиющей бедности - повсюду. Несмотря на социальные различия, община объединена единой и непоколебимой верой. Все без исключения жители посещают гомпы и принимают участие в различных церемониях и празднествах.

В Мустанге проходит буддийский фестиваль Тиджи, в ходе которого на площади водружается пятнадцатиметровая танка, изображающая Падмасамбхаву (одного из отцов буддизма в Тибете, основателя ветви тибетского буддизма Нингма), который принес эту церемонию в Тибет из Афганистана в VIII веке.

4 главных храма Ло закрыты на замок. Жители считают необходимым контролировать доступ в них. Ключник и сами ключи достижимы только в определенное время. Как правило, ламы благосклонны к иноземцам, а посему вы сможете рассмотреть храмы Ло не только снаружи, но и внутри.

Высокий храм Майтрейи Чампа Лхаканг («лха канг» переводится как «дом бога») был построен в 20-е годы XIV века и хранит расписную глиняную статую Майтрейи – будущего Будды, восседающего на пьедестале, занимающем весь нижний этаж. На стенах – массивные мандалы, сохранившиеся гораздо лучше, чем живопись в гомпе Тангчен.

Считается, что красная гомпа Тангчен была построена тогда же, когда и Чампа Лхаканг, и фрески в ней написаны теми же живописцами. Здесь есть статуи Шакьямуни (одно из имен Будды), Авалокитешвары (олицетворения идеала сострадания), Вайшраваны (бога богатства) и Падмасамбхавы. Одна стена храма полностью разрушена. В зале при входе – статуи четырех Локапала, защитников четырех сторон света.

Еще два храма находятся в монастырском квартале. Главный из них – гомпа Чоди, содержащий десятки изящных бронзовых, латунных и медных статуэток.

Четырехэтажный Дворец Раджи находится в центре города и является резиденцией нынешнего короля Мустанга, Джигме Парбал Биста, и королевы, или Рани, представительницы аристократической семьи Лхасы. Раджа – активный наездник и держит конюшню лучших лошадей в Ло. Он также разводит собак: лхаза апсо и свирепых тибетских мастифов, лай которых раздается со второго этажа дворца. Хотя обязанности Раджи в некотором смысле носят церемониальный характер, он почитаем, и жители Ло консультируются с ним по самым разным вопросам.

Население Мустанга 4 000 человек. Из них 1000 живет в Ло Мантанге.


…Светает. Постепенно солнце касается лысых гор, согревая их и отбрасывая длинные тени в тишину долины. Монахи на крыше монастыря дуют в длинные церемониальные горны. Одинокая фигура внезапно появляется из-за стен крохотного городка, расположенного неподалеку. В свои семьдесят с лишним, он идет твердой походкой, с уверенностью человека, рожденного, чтобы властвовать. Он останавливается на короткое время, чтобы повернуть большое молитвенное колесо рядом с городскими воротами, затем целеустремленно направляется в обход столицы, огибая её по часовой стрелке (так, как научила его вера), бормоча молитвенные формулы (мантры) своих предков. Повсюду он встречает шагающих в поля крестьян. Они приветствуют его молитвами или касаются лба в жесте уважения. Он – их король, Джигме Палбар Биста, и даже теперь, когда его так долго закрытое королевство зависло на пороге современного мира, он остается лидером общины, в которой границы между прошлым и настоящим, очевидным и невиданным по-прежнему размыты…

Первая российская экспедиция в Мустанг состоялась в мае 2001 года. 10 дней 30 российских путешественников во главе с Арсеном Маркаряном, а также 30 носильщиков, 10 лошадей и 25 мулов с поклажей пересекали дикие каменистые пейзажи Мустанга. Несмотря на административные сложности, оператором Александром Белоусовым снят фильм о Мустанге – первая российская лента о "Последнем Запрещенном Королевстве".

Звоните, пишите и заходите в Гималайский TурКлуб (Gimalai Travel Club): 
Москва, Тверская, 22а
(495) 609 08 09
(495) 699 10 60

www.gimalai-tour.ru
info@gimalai-tour.ru



У нас есть видеокассеты, книги, СD и DVD о Непале, Мустанге (в том числе 5-серийный документальный фильм «Запретное королевство» и передача Клуба путешественников о Мустанге – DVD и VHS), Тибете, Индии и многих других странах и регионах, непальские и тибетские благовония и сувениры.

Похожие:

Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconПрограмма поездки Верхний Мустанг. Треккинг в загадочном древнем Королевстве Ло. Виды туризма: Треккинг
Ло, давшая ему оба его названия: Ло и Мустанг (искаженное "Мантанг"). Мустанг — девственная, не тронутая китайским нашествием...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconГрупповой тур! Загадочный Мустанг (16 дней/15 ночей) (07. 10-22. 10. 2012)
Верхний Мустанг (3730 м) – столица Ло-Мантанг, расположенный на севере, среди заснеженых Гималайских вершин на востоке и западе....
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconРассказе И. Бунина "Чистый понедельник" Доманский В. А. профессор кафедры гуманитарного образования тоипкро бунин в своем рассказе "
...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconFox Параллель
Мне очень хотелось совместить два мира: мир Рекса и мир Гарри Поттера. Прошу сильно не пугаться, в этом рассказе ни словом не упоминается...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconРассказы мальчиков, их духовный мир» в рассказе «Бежин луг» И. С. Тургенева». Тема урока : «Портреты и рассказы мальчиков, их духовный мир» в рассказе «Бежин луг» И. С. Тургенева». Тип урока
Урок литературы в 6 классе по теме «Портреты и рассказы мальчиков, их духовный мир» в рассказе «Бежин луг» И. С. Тургенева»
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» icon-
Х. С. Томпсона, временами напоминающей карманную атомную бомбу, взрывающую великий образ Американской Мечты. Роман выдержал около...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconЛіцензія аа 841437 від 14. 04. 05
Регион находится в западных Гималаях и примыкает к непало-тибетской границе. Мустанг обладает засушливым климатом, и его пейзажи...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconBadandreyca Специально для rutracker. Org
Захватывающее, удивительно правдивое и трагичное повествование — таков «Ромовый дневник» американского писателя и журналиста Хантера...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconБиография как опыт исследования "истории повседневности"
К именам Э. П. Томпсона и Кл. Гирца следует еще добавить имя французского социолога Пьера Бурдье. 4 Нужно отметить, что в Германии...
Рассказе Сетона-Томпсона «Мустанг-иноходец» iconBadandreyca Специально для rutracker. Org
С. Томпсон стал классикой американской контркультуры начала семидесятых и остается классикой по сей день, «Ангелы Ада» — первая книга...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org