В. Я. Белокреницкий



Скачать 363.02 Kb.
страница1/3
Дата26.08.2013
Размер363.02 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Россия и исламский мир:

динамика изменений демографического и политического потенциалов.


В.Я.Белокреницкий



Динамический аспект сравнительного демографо-политического анализа имеет особое значение вследствие разной скорости естественного движения населения в отдельных странах и регионах, а также существенной роли миграций в современном мире. Демографические процессы, нередко выступая объектом целенаправленной политики, сохраняют характер независимой переменной, влияющей на возможности различных сил, действующих на мировой арене. Актуальность представленного в статье исторического и футурологического обзора взаимоотношений России и исламского мира через призму демографических процессов обусловлена повышенным вниманием общественных и государственных кругов страны к сегодняшнему этапу и перспективам взаимодействия с миром ислама.

Под последним обычно имеют в виду ряд взаимосвязанных категорий. Во-первых, - мусульманское население планеты, людей разных стран, регионов, континентов, объединенных принадлежностью к исламу по факту рождения, а также верой в Аллаха, божественные истины и основанные на них законы (шариат). Во-вторых, - страны, где большинство населения составляют мусульмане, а ислам является государственной религией или одной из основ официальной идеологии. В-третьих, - все государства, где мусульмане имеют определенное общественное влияние (формы автономии, политические права, партии и организации, СМИ и т.п.), а также международно-политический статус (например, участие в Организации Исламской конференции).

Историческая ретроспектива.

Все три определения в определенной мере подходят для целей статьи. К тому же, на протяжении почти тысячелетнего начального периода существования ислама они по существу совпадали. Ибо мусульмане, за редким исключением, проживали в странах своего политического господства. Только с началом Нового времени, в середине второго тысячелетия н.э. появились очаги проживания мусульман на территории неисламских государств. К ним в первую очередь относилась Россия (Московия, Великое княжество, Царство московское), присоединившая к своим владениям в середине ХУ1 столетия мусульманские области в Поволжье и Приуралье (Казанское и Астраханское ханства, земли башкир), а несколько позже - татарскую Сибирь.

Российская империя исторически сложилась как первый, а до поры и единственный, государственный организм, включающий в себя представителей столь политически доминирующей религии, как ислам. Лишь позднее, главным образом в ХУШ веке, в период создания заморских колоний в Азии, такого рода анклавы мусульманского населения появляются в пределах господства европейцев, прежде всего англичан и голландцев.

В России в ХУ1-Х1Х веках государством осуществлялась то относительно более, то менее активная политика распространения христианства, обращения мусульман в православие. Английские правители Индии, где номинально, вплоть до 1858 г.
, сохранялась верховная власть мусульманских правителей из династии Великих Моголов, также поощряли усилия христианских миссионеров, но те были направлены в первую очередь на обращение приверженцев языческих культов (анимистов) и отверженных (неприкасаемых) в рамках системы брахманского индуизма. При этом наблюдалось соперничество между исламским и христианским прозелитизмом, а также между ними и индуизмом.1

Уникальность российского опыта взаимоотношений с мусульманским миром состоит не только в отмеченном обстоятельстве. Испытав, в отличие от других европейских политических образований, господство мусульман (после того как в Золотой Орде утвердился ислам) Московская Русь вступила в непрерывную борьбу с исламским миром, который с середины ХУ века обрел мощного лидера в виде Османской империи. Противостояние военных держав, Российской и Османской, в течение двух столетий шло с переменным успехом. Лишь в ХУШ веке Московскому царству, преобразовавшемуся в Российскую империю со столицей в Санкт-Петербурге, удалось приступить к последовательному давлению на позиции Османов, а также Персии в Причерноморье, Крыму, на Кавказе и в Прикаспии [Дегоев, с. 90-91; Ревякин, с. 54-56]

Нужно заметить, что рубежи Российской империи при Петре Первом и его ранних преемниках в наибольшей степени, пожалуй, напоминали границы современной России. Она уже владела огромными просторами Сибири и Дальнего Востока (за исключением Приморского края), контролировала значительную часть Причерноморья и Северного Кавказа, имея в то же время весьма неглубоко уходящие в сторону Европы западные территории.

Если взглянуть на демографические размеры тогдашней России, то в пределах империи в 1722 г., по данным первой ревизии податного населения, проживало 14 млн. человек. К 1762 г. (времени воцарения Екатерины Второй) число жителей увеличилось до 19 млн. [Энциклопедический словарь, с.75] Существуют и более высокие сводные оценки численности населения России: 17.5-20 млн. человек в 1700 г., 20-26 млн. - в 1750 г. [Козлов, с. 240-241; Kennedy, p.99]. Такие показатели выводили Россию в число лидеров среди государств Европы. Самой населенной была там Франция (21-22 млн. в середине ХУШ века). Между тем, как на Британских островах проживало 10 млн., в пределах Габсбургской империи (с центром в Австрии) 18 млн., на территории США – около 2 млн. человек, примерно столько же в Голландии и Швеции, 6 млн. - в Пруссии. Общее число жителей вышеперечисленных стран и территорий составляло в 1750 г. порядка 85 млн. человек, а все европейское (по происхождению) население приближалось к 100 млн.

Оценки общей численности населения планеты на середину ХУШ века колеблются в широких пределах от 630 до 960 млн. человек. [Петров В.В., с. 24, 26-28; Historical Estimates...] Следовательно, доля Европы (вместе с Сибирью и Северной Америкой) равнялась 10-16 %. Основная часть жителей тогдашнего мира (как и ныне) приходилась на Азию, прежде всего Китай и Индию. Беря за наиболее достоверную оценку общемировой численности средние цифры в 700-720 млн. человек, следует отнести на счет Китая примерно 300, а Индии – 170-200 млн. человек. В остальных регионах (кроме Европы) проживало приблизительно еще 100 млн. человек.

Что касается исламского ареала, то оценки численности жителей в его пределах затруднены, помимо общих причин, традиционным пренебрежительным отношением мусульманских правителей к численности своих подданных, а также их склонностью к преувеличенным, иногда фантастическим цифрам.2

По ряду современных оценок, в первый период расцвета исламского мира, эпоху Багдадского халифата (750-1258 гг.) в его пределах насчитывалось более 30 млн. человек (максимум 50), свыше одной десятой мирового населения (11-13%) [Sachs, Shabsigh, p. 7]

На протяжении последующего периода, вплоть до начала XY века, исламский мир испытал крупные демографические потери, вызванные набегами и разрушениями монголов (Чингизхана и его потомков, в первую очередь Хулагуидов) и наследников их власти в Иране и Средней Азии (Тамерлана), а также тяжелыми эпидемиями бубонной чумы и холеры. Большое влияние оказал также сдвиг торговых путей с суши на море и упадок земледельческой культуры при господстве степняков-кочевников. [Петров А.М., с. 116-119]

Доля мусульман в составе общемирового населения понизилась, но не слишком значительно, так как одновременно сократилась, согласно большинству оценок, и общая численность мирового населения, в частности европейского, испытавшего в середине ХIУ в. ужасы «черной смерти» (население земли на 1200 г. оценивается в 360-450 млн., а на 1400 г. – в 350-374 млн.) [Historical Estimates...]

Новый исламский подъем связан с возвышением Османского бейлика (государства тюрок-сельджуков в Малой Азии) и расширением границ их империи в ХУ-ХУ1 веках. Османская империя распространила свою власть на значительную часть юго-восточной Европы, северной и северо-восточной Африки, западной и юго-западной Азии. Численность жителей в ее пределах на пике османского господства в 1500-1700 гг., можно определить в 20-30 млн. человек (из них предположительно до 5 млн. человек, или более того, составляли немусульмане, главным образом христиане). [Issawi, p. 79; McEvedy, p.137] При этом весь исламский мир был, разумеется, шире Османской империи. К нему относились шиитский Иран, Афганистан и Средняя Азия с общей численностью мусульман в их пределах порядка 10-15 млн. человек, а также Могольская Индия, где мусульманское население составляло, исходя из ретроспективных оценок, около пятой части общего населения, следовательно, приблизительно 20-30 млн. человек (при общем количестве жителей в Индостане равном 100-150 млн. человек). Ислам распространился к тому времени на значительной части островной и полуостровной Юго-Восточной Азии и там, опять же на основе ретроспективной аналогии, проживало, по всей видимости, около 10-15 млн. мусульман. Наконец, в Африке за пределами Османской империи насчитывалось, очевидно, еще не менее 10 млн. мусульман. Таким образом, их численность в мире в течение 200 лет могла колебаться, медленно повышаясь, в пределах от 70 до 90 млн. человек. [История Востока, т.Ш. с.171; Мусульманский мир, с.58-61; Kennedy,p.11;McEvedy,p.145,153,155,163,183,195,198,221,227]

Большинство оценок, сделанных историками-демографами, свидетельствуют об отсутствии заметного роста населения земли между 1500 и 1650 гг. Более того, расчеты на середину ХУП века (470-545 млн.) - ниже, чем на его начало (545-579 млн.). [Historical Estimates...] Удельный вес мусульман в общемировом населении в 1650 г., вероятно, равнялся 13-19 %, но к 1700 г., учитывая существенное повышение оценок общей численности жителей планеты до 600-679 млн., опустился до 12-17 %.

Демографический потенциал исламских держав, учитывая господство Османской империи в Греции и на Балканах, а главное, Могольской империи в Индии, был в ХУ1-ХУП вв. существенно выше - власть ислама распространялась примерно на 35-40 % мирового народонаселения. Два этих столетия считаются последним периодом расширения политического могущества ислама, самым крупным по степени охвата территории и населения. Вместе с тем, в это время произошел и «великий раскол» исламского мира на суннитскую (во главе с Османской империей) и шиитскую ветви, политически восторжествовавшую в Персии.

Последующие два века (ХУШ и Х1Х) были периодом заметного сокращения размеров исламского мира как с точки зрения относительной численности приверженцев религии, так и с позиции силы и влияния мусульманских держав. Особенно существенно пострадала власть мусульман в Индии. После смерти падишаха Аурангзеба в 1707 г. империя Великих Моголов неуклонно клонилась к закату. Ее столица, Дели, в 1739 г. была взята и разграблена иранскими войсками Надир Шаха Афшара. После этого держава фактически распалась, уступив контроль над западом и северо-западом Индостана правителям из среды индуистов (маратхам и раджпутам), а также сикхам. К концу ХУШ века преобладающей силой на субконтиненте стали англичане, установившие над ним полный реальный контроль в 1818 г., а формальный - в 1858 г.

После неудачной попытки взять Вену в 1683 г. Османскую империю преследовала серия неудач в войнах с Австрийской империей и Россией. В ХУШ веке Турция распрощалась с контролем над Крымом и северным Причерноморьем, а в первой половине Х1Х в. уступила русским власть над западным Кавказом.

Начиная с Карловицкого договора 1699 г. неуклонно слабел контроль Стамбула над югом Европы. В 1829 г. после поражения в войне с Россией, Англией и Францией Османская империя (Высокая Порта) предоставила самостоятельность, а затем и независимость Греции, признала автономию Сербии и Дунайских княжеств.

Персидская шиитская империя Сефевидов, зажатая между суннитскими державами (Османской, Могольской империями и государством Шейбанидов в Средней Азии) смогла не только выстоять, но и пережила заметный подъем в ХУ1-ХУП вв. Однако в первой половине ХУШ в она оказалась резко ослабленной политически и экономически. Прекращение династии в 1736 г. открыло дорогу завоевательной политике Надир Шаха, а вслед за его смертью - попыткам консолидации и борьбе за верховенство. В результате в самом конце ХУШ в. к власти пришли тюркские правители Каджары. На восточных окраинах Персии в середине века образовалась военно-племенная афганская империя Дуррани, занявшая место буфера между ней и Индией. С севера Персии угрожало наступление России в направлении восточного Кавказа и, потерпев ряд поражений, она была вынуждена отказаться от претензий на него.

С середины Х1Х века Персия оказалась в тисках двух европейских империй, британской, установившей косвенный контроль над Афганистаном, и российской, укрепившейся не только на Кавказе, но и в Средней Азии. В конце Х1Х- начале ХХ веков империя Каджаров, сохранив формальную независимость, попала под экономическую власть Британии и России, которые разделили ее на сферы влияния.

Сходная участь постигла в тот период и Османскую империю, которая, несмотря на предпринятые в 1839-1876 гг. реформы (Танзимат), также оказалась в финансово-экономической зависимости от Европы. Резко ослабли ее позиции в Северной Африке. Франция в 1830-х годах установила контроль над Алжиром, а в 1870-х - над Тунисом. Англия с 1882 г. оказывала решающее воздействие на политику Египта, оставшегося формально в составе Порты.

Отступление исламского мира под натиском европейского в ХУШ-Х1Х веках было повсеместным. Помимо отмеченного, оно происходило в западной и восточной Африке, на островах Индийского океана, от Мадагаскара до Индонезийского архипелага и в полуостровной части юго-восточной Азии (в Малайе).

К середине ХУШ в. под власть России попала значительная часть заволжской Великой степи (казахской, в царское время ее называли киргизской или киргиз-кайсацкой), а также Алтай и Семиречье. Одновременно с востока мусульман теснил Китай (Цинская империя). Он установил контроль над монгольской Джунгарией и Восточным Туркестаном, преобразовав их в наместничество Синьцзян (Новая граница). Новый этап наступления Российской империи на мусульманские государства в Средней Азии начался в 50-60-годах Х1Х в. Воспользовавшись враждой между Бухарским эмиратом и Кокандским ханством, царские войска разбили их поодиночке. Бухара, а также Хивинское ханство стали протекторатами России, а Кокандское ханство было ликвидировано. В первой половине 1880-х годов после вооруженного сопротивления под контроль России перешли земли закаспийских туркмен.

Тенденции последних столетий.

Численность мусульман на протяжении ХУШ-Х1Х вв. росла медленнее, чем в мире в целом. Это было следствием ослабления их политической власти и кризиса, который испытала традиционная экономика в пустынных, степных и гористых ареалах расселения мусульман. Сказался также завершившийся к тому времени перенос основных путей мировой торговли с суши на океан. Ставшая доминирующей морская компонента обмена товарами, услугами и идеями отразилась на общем состоянии мусульманских сообществ, привела их к закрытости и самоизоляции.

Своего демографического надира (низшей точки) мусульманский мир достиг на рубеже ХУШ-Х1Х веков. По данным переписи, проведенной во время вторжения войск Наполеона в Египет там насчитывалось всего 2.5 млн. человек. [Economic History, p.3] По скорректированным оценкам, население «страны Нила» в 1800 г. равнялось 3.5-4 млн., в когда-то многонаселенном Ираке (Месопотамии) проживало от 1 до 1.5 млн. человек, во всей Аравии не более 5, в Иране – 6 млн., в Турции (Анатолии) -9 млн., а во всей Османской империи- 24 млн. человек..[Issawi, p.91,117; McEvedy, p. 137, 147, 151, 227] По другим данным, в начале Х1Х в. в Египте насчитывалось 4-4.5 млн. человек, в Сирии, включая Горный Ливан и Палестину – 1,2-1,5 млн., в Аравии и Ираке –3,5-4,3 млн. человек, в странах Магриба (Марокко, Алжире и Тунисе) – 7-9 млн. человек. Общее население арабских стран составляло от 16 до 20 млн.[История Востока, т.1У, с. 68-69]

На протяжении Х1Х в. в исламском ареале наблюдался неровный, но в целом нарастающий экономический и демографический рост. Подключение Северной Африки, Ближнего Востока и южных районов Азии к более развитой европейской системе, расширение торговли между Европой и Азией создали общие условия для начавшегося подъема. Особенно ускорился межконтинентальный товарообмен после ввода в эксплуатацию построенного в 1869 г. Суэцкого канала. Вовлечению мусульманских стран Азии в мировые (европейские) политико-экономические процессы способствовало широкое применение новых средств коммуникации и связи - телеграфа, пароходного сообщения и железных дорог.

Вовлечение, между тем, носило в основном принудительный характер, являясь результатом расширения прямого и косвенного контроля европейских империй, прежде всего Британской. Реакция мусульманского мира на процесс подчиненного включения была троякой – с одной стороны, «сверху» предпринимались попытки модернизации, копирования европейских образцов в экономической и других сферой, с другой, «снизу» поднималось активное неприятие такой политики, формировались движения в защиту традиционных ценностей и происходили выступления под лозунгами джихада. Наконец, как бы «сбоку» при участии представителей средних образованных слоев предпринимались усилия по примирению новаций и традиции, закладывались основы исламской реформации и возрождения.

Если в середине Х1Х века число мусульман в мире, вероятно, лишь несколько превышало 100 млн. человек, то в начале ХХ столетия оно было уже в два раз больше (при среднегодовых темпах прироста около 1.2%) На исламский мир, согласно наиболее распространенным оценкам, приходилась в 1900 г. примерно девятая часть человечества (11-13%), т.е. 180-210 млн. человек. (см. Табл.1)

С середины ХУШ века Россия утверждается в качестве важной составной части европейской международно-политической системы, растет ее торгово-экономическое взаимодействие с Европой. Одновременно начинается бурный рост народонаселения. Между 1750 и 1850 гг. население империи выросло в 3.5-4 раза - с 17-25 до 68-70 млн. человек.[Гайдар, с. 436] Увеличение было связано как с территориальной экспансией (Польша, Финляндия, Кавказ), так и с высокой рождаемостью и внушительными темпами естественного роста населения. Уже после 1850 г., когда фаза территориальной экспансии осталась в основном позади, численность подданных империи возросла вдвое за полвека, составив в 1897 г. (согласно первой переписи и без учета зависимых государств Средней Азии) 129 млн. человек. [Энциклопедический словарь, с.76]

Темпы поступательного естественного движения населения оставались в России исключительно высокими (среднегодовой прирост 1.7 %) вплоть до Первой мировой войны. Современники, в частности, военный министр генерал А.Н.Куропаткин, известный ученый и общественный деятель Д.И.Менделеев, ожидали, что в середине ХХ века ее население достигнет 400 млн., а в конце столетия превысит 550 млн. человек. [Сидорова, с. 25, 27] Однако этим прогнозам не суждено было сбыться – вместо роста наступил этап демографического разорения.

Первые крупные людские потери (свыше 2 млн. солдат и офицеров) Россия понесла на полях мировой войны в 1914-1917 гг. За следующие три года, вследствие сокращения территории, Гражданской войны, эпидемий и вынужденной эмиграции, население государства сократилось с 171 до 132 млн. человек. На демографической судьбе СССР и его центральной части, нынешней России, в дальнейшем тяжело сказались голод 1920-1922, 1932-1933, 1946-1947 годов, массовые политические репрессии, пик которых пришелся на 1937 г., наконец, огромные людские потери во время Второй мировой войны. Общее число преждевременных смертей за первую половину ХХ века оценивается в диапазоне 50 - 65 млн., еще примерно 11 - 15 млн. потерь составил эффект несостояшихся рождений. [Демографическая модернизация, с. 399-401, 437-438, 442]

В послевоенный период население СССР и России (РСФСР) росло достаточно быстрыми темпами. За 1950-1989 гг. первое увеличилось с 179 млн. до 288 млн., а второе - с 101 до 147 млн. человек.[Демографическая модернизация, с. 173-174; 443, 447; Население СССР, с.21] Одной из главных причин была пониженная смертность из-за достаточно молодой структуры населения, сложившейся под воздействием испытаний, которые перенесло в предшествующий период среднее и старшее поколение. Значение имели и успехи в области медицины и здравоохранения, особенно большие в борьбе с эпидемиями и снижении детской и материнской смертности. Пронаталистская политика государства и соответствующие ей настроения в обществе привели к повышенной рождаемости и высоким темпам роста населения в 1950-60-х годах. Процесс демографической модернизации (спад рождаемости вслед за сокращением смертности) стал проявляться позднее и оставался малозаметен. Увеличение народонаселения в РСФСР и СССР продолжалось, а временами (в середине 1980-х годов) под влиянием целенаправленной политики государства кривая рождаемости шла вверх.

В 1990-е годы ввиду постарения населения выявился имевший место подспудно режим суженного воспроизводства. Произошедшее в то десятилетие резкое падение рождаемости усугубило положение. Действуя вместе, два явления вызвали существенную убыль населения. Оно сократилось со 148.5 млн. в 1990 г. до 145.6 млн. человек в 2000 г. Уменьшение было бы куда более значительным (порядка 7 млн.), если бы оно не компенсировалось притоком населения из стран ближнего зарубежья (бывших союзных республик). [Демографическая модернизация, с.447; Рыбаковский, с. 5]
  1   2   3

Похожие:

В. Я. Белокреницкий iconПроблема независимости и раздела колониальной индии в 1939-1947 гг. (Борьба политических сил)
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Белокреницкий Вячеслав Яковлевич
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org