Поэтическая летопись времени



страница5/8
Дата28.08.2013
Размер0.8 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8
* * *
«Если завтра война» — это настроение в конце тридцатых годов усиливалось в обществе с каждым днем. Оно проникло в произведения искусства и литературы, оно царило в учебных заведениях, воспитывающих новое поколение. И в повседневной жизни все были уверены, что враг нападет, что надо быть внутренне готовым к этому и что в будущей войне победа, несомненно, будет за нами. Поэтому, если начало войны и потрясло советских граждан, то для поэзии это не было полной неожиданностью. Готовность идти на смерть, прозрения, обещания и клятвы мирного времени должны были теперь пройти испытание на прочность перед лицом беспощадного врага.

Война стала жестоким испытанием для всех, в том числе и для поэзии. Она прошла это испытание по-солдатски стойко и героически, на полях сражений и в боевых походах.

Уже с первых дней войны в печати и на радио, на собраниях общественности прозвучал гневный и пламенный голос башкирских поэтов. Многие башкирские поэты ушли на фронт, воевали, были ранены. Многие талантливые молодые поэты, из их числа М. Хай, Малих Харис, Хусаин Кунакбай, сложили свои головы на полях войны.

В этой статье говорилось уже о том, как поэту приходилось совмещать в себе творца и воина. Восстание Салавата, все предыдущие восстания и столкновения, война с французами, русско-японская, вторая мировая, гражданская, башкирское национально-освободительное движение — о каждом событии наш народ слагал кубаиры, стихи, песни, баиты. Тем не менее, не было еще в башкирской поэзии стихов и кубаиров такого размаха, как в Великую Отечественную войну. То была воистину Великая, воистину Отечественная война, героизм защитников Отечества не знал предела, и этот дух поднял поэзию тех лет на небывалую высоту.

В военное время в башкирской литературе самые значительные произведения создали поэты. Ежедневно, ежечасно решалась участь нашей страны. В это сложное время надо было без промедления, без опоздания, именно в нужный момент сказать самые пронзительные и меткие слова, которые вдохновляли народ на справедливую войну. И поэты исполнили свой святой долг. “Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо” — это желание поэта исполнилось в те дни. Время отринуло старую мысль о том, что “когда грохочут пушки, музы молчат”. Слово поэта стало боевым кличем и вдохновило сердца и души людей.

В то время и в жизни, и в поэзии возродились древние воинские традиции. В стихах и в поэмах центральными образами стали храбрые батыры, их матери, их жены и возлюбленные, а главными темами — темы верности, героизма, любви к отчизне и ненависти к врагам. Наказ народа, слово матери, пожелание батырам исполнить заветы отцов и дедов — эти мотивы были практически в каждом произведении. Особенно удачными оказались поэтические письма. Была создана коллективная поэма, посвященная воинам башкирской кавалерийской дивизии. Рашит Нигмати написал поэтическое письмо “Слово Башкортостана”, с “Ответным письмом башкирскому народу” выступил сражавшийся с оружием в руках Мустай Карим.
В литературе военной поры эти произведения занимают видное место.

Как советский солдат закалялся в жестоких боях, становился смелей, опытней, сильнее духом, так и башкирская поэзия военной поры становилась все уверенней и закаленней. В то время она пережила интересную эволюцию. Начав с призывов и воззваний, с клятв верности, она перешла к описанию внутреннего мира бойцов, побеждавших в кровавых битвах с врагом. И если в начале войны из-под пера поэтов выходили в основном стихи, то вскоре появились и песни, и поэмы, и баллады. В поэмах Сайфи Кудаша “Мой односельчанин”, Мустая Карима “Ульмясбай”, “Песня декабря”, Гарифа Гумера “Солдат Файзулла”, Мухутдина Тажи “Урал-батыр” героизм башкирских воинов передавался через судьбы сильных людей. Развивался жанр, поэма становилась все ближе к народу.

В годы войны метким и проникновенным стало поэтическое слово Баязита Бикбая, Рашита Нигмати, Ханифа Карима, Саляха Кулибая, Кадира Даяна, Гайнана Амири, М. Хая, Акрама Вали, Малиха Хариса, Максуда Сюндюкле и других поэтов.

Исходя из опыта самых удачных стихов и поэм тех лет, следует особо обратить внимание на новаторский подход к народным традициям. Именно опора на них вдохновила поэтов на большие творческие свершения.

В этой связи вспоминаются очень поучительные слова Мустая Карима: «У меня военная поэзия по существу полуфольклорна. Война и фольклор! Это сочетание родилось не потому, что не хватало опыта. Я хотел со своими читателями, сло своими сородичами говорить на языке истории… Я никогда не увлекался фольклором в собственном творчестве, но тогда я считал это нужным: в фольклоре сосредоточен культурный, эмоциональный и нравственны опыт веков.». Разговор со своими соплеменниками на языке истории вдохнул в поэзию Мустая Карима новые силы, приблизил ее к читателям.

Усиленное внимание к фольклору было присуще всей тогдашней литературной среде. Так, в 1942 году был издан кубаир Мухаметши Бурангулова “Отечественная война”, в 1943 году издана его книга “Эпос о батырах”. В эти же годы отдельными сборниками увидели свет поэмы Рашита Нигмати “Не жалей, мой сын, фашиста!” (1942), “Письма твоей невесты” (1943).

Эти две поэмы Рашита Нигмати стали самыми значительными событиями не только в творчестве поэта, но и в развитии всей башкирской литературы военной поры. Эти произведения вырезали из газет, их отправляли солдатам в письмах, их переписывали, а когда вместе с бригадой уфимских артистов Зайтуна Бикбулатова выступала на фронте, читая отрывки из поэмы “Не жалей, мой сын, фашиста!”, бойцы Башкирской кавалерийской дивизии со слезами на глазах слушали ее.

Языком древнего кубаира поэт проник в сердца своих земляков-фронтовиков, он нашел для них самые нужные, самые дорогие слова, чтобы пробудить и укрепить в их сердцах чувство родины. Священная гора Урал звала своих любимых сыновей защищать отчизну, не жалея жизни, родной край, который простирается “за семью землями”, “за семью колыхающимися озерами”, «семью шумящими лесами», звал освободить страну от врага. Пронизанные духом народности, эти произведения осуществили великое дело пробуждения в людях не только советского патриотизма, но и чувства гордости за свой народ.

Поэзия и война... Поэты рождаются на свет с мирной, творческой миссией, а здесь доселе небывалая война возложила на их плечи обязанность сражаться и победить в кровавых боях... Башкирская поэзия в этой борьбе была в первых рядах, сражалась смело, и ни единым словом не отступилась от клятвы, что принесла своей родине. Свой священный долг перед соотечественниками она исполнила по-мужски, с честью и достоинством.

Когда бы сердце впрямь окаменело

Среди боев без края и числа,

Моя любовь, которой нет предела,

Цветами бы на камне расцвела.
(перевод В.Тушновой)
Можно ли сказать сильней о любви солдата, чем это сказал поэт-воин Мустай Карим, комсомольский билет которого пробил осколок мины? Все размышления и чаяния суровых лет войны стали для башкирской поэзии тем букетом цветов, что вырастает на камне и излучает свой свет сквозь толщу времен, толщу веков.
* * *

Мирную жизнь, начавшуюся после Великой Победы, лучше всего характеризуют такие слова Рашита Нигмати:
Мы взялись за мирный труд,

Как будто с марша вступили в бой.
В то время было написано множество стихов, даже циклов о том, как советский солдат, завоевавший огромное уважение и славу во всем мире, вернулся на родную землю. Теперь в центре литературных произведений оказалась тема труда и мира. Но вот что интересно: даже перейдя к описанию мирной жизни, поэты еще долго не могли отойти от атрибутов военного времени. Хотя Гайнан Амири писал: «Я снял погоны, словно меч вложил в свои ножны», «военные» образы еще долго не уходили «в запас». Не случайно Рашит Нигмати говорил о переходе к мирной жизни словами военного времени, сравнивая его с войсками, которые «с марша вступают в бой».

Бывают для поэзии счастливые времена творческих удач, бывают и периоды, когда на смену вдохновению приходят упадок и творческий застой.

Мы уже говорили о сложном, запутанном пути, который прошла башкирская поэзия в двадцатые годы. В послевоенное десятилетие ее ждали не меньшие потрясения.

Творческую среду, которая с нетерпением ждала мирное время, которая с небывалым вдохновением взялась за новую работу, потрясли решения Центрального Комитета ВКП (б) “О журналах “Звезда” и “Ленинград”, “О репертуарах драматических театров и мерах по их улучшению”, “О кинофильме “Большая жизнь”. И хотя сверху беспрестанно твердили, что эти решения принимаются исключительно для того, чтобы предостеречь деятелей литературы и искусства от политических заблуждений, что они направлены на очищение творческой атмосферы, они все равно поселили тревогу во многих и многих сердцах. В решении о репертуарах театров были подвергнуты уничтожающей критике произведения Мухаметши Бурангулова и Баязита Бикбая. Таким образом, дурная слава о башкирской литературе распространилась по всей стране, ее представители были опозорены. Башкирский обком партии 22 октября 1946 года принял решение “О работе Союза писателей Башкирии», в котором поставил задачу коренным образом перестроить его деятельность.

И все же решения партии, призванные придать мощный импульс творческому развитию литературы и искусств, имели больше отрицательных, чем положительных последствий. Может быть, в то время сложно было это увидеть и понять, но с годами это становилось все очевиднее.

По сравнению с подъемом, который был в предвоенные и военные годы, в последующий период поэзия не смогла удержаться на завоеванной высоте. Произошло это по многим причинам. Да, в произведениях продолжали говорить и о восстановлении страны, и о великих стройках, о важности сохранения мира, о дружбе народов, были сказаны верные, даже очень верные слова, но поэзии в этих стихах было маловато. Бедность чувств, отсутствие малейших следов сомнения, риторические воззвания и наскучившие пересказы одного и того же, конечно же, приостановили творческое развитие. Многочисленные длиннейшие поэмы опытных поэтов не шли дальше повествований о мирном, созидательном труде, особенно колхозном, где все было гладко, все было прекрасно. Такие бутафорные произведения не добавили ничего нового в развитие башкирской поэмы, к тому и написаны были намного ниже того эстетического уровня, что был достигнут в этом жанре.

Такие невеселые времена наступили не только для башкирской поэзии, наступили они и для всей советской литературы. Партия строго следила за тем, о чем можно, о чем нельзя писать поэтам, писателям и драматургам. А уж положению авторов, которые были названы в жестоких указах, завидовать не приходилось. Вот почему послевоенная поэзия переживала очень нелегкие времена.

Сложна и поучительна не только история развития поэзии, но и творческая судьба поэтов. Трагические судьбы некоторых поэтов повторяли судьбу самой поэзии, сплетаясь с ней в один. Из их числа и Рашит Нигмати.

На небосклоне башкирской поэзии Рашит Нигмати, начавший свою творческую деятельность в двадцатые годы, был одной из самых ярких звезд. Были времена, когда тучи пытались заслонить свет этой звезды, затмить ее лучи.

В письме Сайфи Кудашу от 23 сентября 1935 года Рашит Нигмати, в то время служивший на Дальнем Востоке, писал: «Чтобы я не писал, все время боюсь: как бы не ошибиться!»

Рашит Нигмати не был трусом, он высказывался прямо. Но политические ограничения тех лет, жестокие удары критики задевали Нигмати. Так необоснованная критика обедняла башкирскую лирику.

Произведения Рашита Нигмати, написанные в тридцатые годы и в особенности те, что создавались во время войны, стали наивысшим достижением не только самого поэта, но и всей башкирской поэзии тех лет.

Размышляя о его дальнейшей творческой судьбе, поневоле вспоминаешь слова Владимира Маяковского: “Но я себя смирял, становясь на горло собственной песне». Преданный душой и телом делу коммунизма, Нигмати в 1946 году написал поэму “Большевик”. Кажется невозможным, чтобы поэт, который создавал столь совершенные по своей поэтике и народности произведения, как, например, «Не жалей, сын мой, фашиста!», мог написать такую бесцветную поэму, которая есть ни что иное, как обыкновенная иллюстрация марксистских принципов. К тому же, не успело это произведение увидеть свет, как на него тут же обрушилась критика, которая обвиняла поэта в отрицании грядущего коммунизма, в принижении участия великого Сталина в грандиозных свершениях. Короче, на поэта навалили грехов выше головы. И вот после того, как тебя грохнули по голове этакой политической дубинкой, попробуй снова прийти в себя и даже творить...

Потоку несправедливых обвинений не было конца. В послевоенные годы многих башкирских литераторов и поэтов, таких, как Кадыр Даян, тот же Рашит Нигмати, Джалиль Киекбаев за воспевание родной земли обвинили в национальной ограниченности. В 1951 году на республиканском собрании писателей Башкортостана Рашит Нигмати выступил против этих лживых обвинений. Он высказался в адрес своего главного критика так: «Товарищ Чанышев, желаете ли вы того или нет, нравится ли вам это или нет, но мы, башкирские писатели, будем писать и об Урале, и о Деме. Писатели, которые придут вслед за нами, тоже будут писать об этом. В любом случае вы не сможете это запретить. Это не местничество, а патриотизм».

Беспощадные санкции, грязные, лживые обвинения, слежка за каждым шагом, строжайшая цензура наступили на горло не только Нигмати, но и всей поэзии, затуманили ее взор. Горести и напасти, обрушившиеся на литературу, оставили свой отпечаток и в судьбе поэта.

Несмотря на это, нельзя рассматривать этот период как топтание на месте или же отступление. Это не так. Были в то время открытия, были свои достижения. Развитие все же не прекращалось. Именно в послевоенное десятилетие уверенными шагами вошли в мир поэзии молодые поэты-фронтовики Хаким Гиляжев, Гилемдар Рамазанов, Шариф Биккул, Муса Гали. В этот период лирика Назара Наджми, наполненная до краев тихой светлой печалью, стала новым, примечательным явлением. И то обстоятельство, что десятилетие завершилось таким крупным событием, как грандиозный цикл стихов Мустая Карима «Европа-Азия», уже говорит о том, что поэзия шла по пути развития, завоевывая новые высоты. Несмотря на множество запретов, несмотря на преследования, в поэзии не угас народный дух, и чувство национальной гордости только усиливалось. Тот же Рашит Нигмати, обвиненный в национализме, написал стихотворение “Я — башкир!”.
* * *
Мустай Карим, создавший в своем цикле стихов “Европа-Азия” новый образ Башкортостана, писал в предисловии к московскому изданию, вышедшему в 1958 году: «Исторически суждено было моему народу оказаться на стыке двух континентов - Европы и Азии. Это не просто стык материков, это рубеж двух культур, двух судеб - европейской и азиатской. Я мечтаю, чтобы поэзия моего народа вобрала в себя цвет, пьянящий аромат, спокойную мудрость поэзии Востока, суровую правду жизни, революционную призывность, активный разум поэзии Запада". И в конце пятидесятых, и в начале шестидесятых горизонты башкирской поэзии не переставали расширяться. На основе вековых традиций и опыта, в новых условиях она обновилась, поднялась планка эстетических требований. После “оттепели”, начавшейся в стране после XX съезда КПСС, в духовной сфере стало гораздо больше свободы, появился простор для творческого мышления. Силы, годами копившиеся в башкирской поэзии, после снятия преград раскрылись по-настоящему. В это время начался новый этап развития башкирской поэзии. Каковы же были основные качественные характеристики этого этапа? Перечислим: это усложнение мыслей и чувств, новый подход к воплощению в произведениях многогранного духовного мира поэта, творческой личности, пристальное внимание к реалиям жизни, к гамме красок и звуков. Одним словом, постепенно поэзия становилась все многообразней, естественней и человечней. Чувства и мысли сплетались воедино, лиричность и философия соединялись в органическое целое. Как раз философская лирика стала одним из важнейших достижений того времени.

В это же время в башкирской поэзии происходил синтез традиций Запада и Востока, возрос интерес к достижениям многонациональной советской поэзии, к сокровищам ее словесного искусства, созданного на национальной основе. Этот процесс сильно повлиял на эволюцию форм и жанров, на разнообразие интонационно-стилевых и поэтических средств. Как возрастает уважение к человеку, много потрудившемуся, многого достигшему, так возросло уважение к слову, уважение к стихотворному произведению.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Поэтическая летопись времени iconГоголь н в. Художественная летопись времени
...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись Факультетских ссо
К юбилею «50 лет ссо» составляем летопись студенческих строительных отрядов физического факультета мгу. В этой летописи планируем...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись знаменательных дат развития математики
Точно датировать возникновение важнейших по­нятий — целого числа, величины, фигуры — невозмож­но. Когда возникла письменность, представление...
Поэтическая летопись времени iconКрещение руси: сплетение загадок змея и летопись
На каждой полке лежат документы, написанные именно в том самом времени, которым датированы. Задача же ученого трудолюбиво овладев...
Поэтическая летопись времени iconАндрей Гусев, учитель, Москва «Прочитать “Архипелаг гулаг”»
Литература — это художественное отражение времени. «Архипелаг гулаг» — его мрачная констатация, мрачная летопись крупнейшего геноцида...
Поэтическая летопись времени iconА. Афанасьев // Летопись Севера. М., 1985. Вып. 11. С. 23-33
...
Поэтическая летопись времени iconПоэтическая серия новые стихи
Союзом писателей России на Рязанском пленуме, посвященном 110-летию со дня рождения С. А. Есенина
Поэтическая летопись времени iconУниверсальная схема анализа поэтического текста поэтическая "заставка"
П. Тихонов "Баллада о гвоздях"); драматический (А. Ахматова "Сероглазыйкороль", Н. Заболоцкий "Журавли"); романтический
Поэтическая летопись времени iconМузыкально поэтическая композиция по произведениям современных поэтов
Но у каждого человека есть ещё и свой родной край, где он живёт, работает, учится
Поэтическая летопись времени iconПриложение 7 Музыкально – поэтическая композиция «Нет вредным привычкам!»
Звучит бравурная мелодия. На сцену выходит огромная сигарета. Исполняет танец и произносит
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org