Поэтическая летопись времени



страница7/8
Дата28.08.2013
Размер0.8 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8

Восьмидесятые-девяностые годы можно смело назвать торжеством Рами Гарипова. Радостно и то, что подобные торжества не ограничиваются только один именем. В книгах Рашита Назарова “Шлю свое сердце”, “Молния”, изданных в девяностых годах, великий талант поэта заблистал еще сильнее, привлекая к себе внимание многих и многих читателей, в особенности молодых. В его двухтомник включены стихи, которые по тем или иным причинам не могли быть напечатаны ранее. В этот же период читателям довелось встретиться с творчеством Абуса, поэта с трагической судьбой, поэта, который не признавал компромиссов. Его стихи не издавались с двадцатых годов XX века. Конечно, для всех нас огромная радость, что талантливые произведения этих авторов, которые не могли дойти до народа раньше, тем не менее не пропали, не сгинули ((а ведь таких случаев в нашей истории немало), что в новых условиях они влились в духовную сокровищницу народа. Радость, хоть и запоздала, все же пришла…

В поэзии восьмидесятых-девяностых годов большое место занимает женская поэзия. Если в предыдущие периоды среди творцов литературы женщин не было вообще, то в тридцатые годы первая башкирская писательница Хадия Давлетшина уже за первые свои повести была признана мастером слова. Своим романом “Иргиз”, написанным в конце пятидесятых годов, она подняла нашу прозу на новую высоту. Зайнаб Биишева, которая работала в литературе с сороковых по девяностые годы, внесла весомый вклад в башкирскую прозу. Кроме того, она сумела сказать свое слово и в драматургии, и в поэзии. Затем в поэзию пришли Катиба Кинзябулатова, Фаузия Рахимгулова. Чуть позже зазвучали голоса Альфинур Вахитовой и Анисы Тагировой.

Свой голос в башкирской поэзии у Зубаржат Янбердиной, Сасании, Гульнур Якуповой, Гузель Галиевой, Гульшат Ахметкужиной, Гузель Ситдиковой, Фании Чанышевой, Айсылу Ягафаровой, Земфиры Муллагалиевой, Расимы Ураксиной, Фаузии Юлдашбаевой, Халисы Мударисовой, Каусарии Шафиковой, Минлегуль Хисамовой, Минлегуль Хисматуллиной, Дили Булгаковой, Ларисы Абдуллиной и др.

Сущность поэзии определяется не полом, поэзия не делает скидок никому. Поэтесс можно сравнить с женщинами-фронтовичками. Наравне с мужчинами они горят в огне поэзии. Как на войне труднее всего приходится женщинам, так и поэтессам труднее в творчестве. Они ведь более впечатлительны, тоньше чувствуют, больше страдают за судьбы мира.

Речь здесь не о том, что женскую поэзию надо рассматривать отдельно, просто в творчестве поэтесс чувствуются такие грани жизни, которые могут почувствовать только они. К примеру, обратим внимание на название стихотворений или же первые строки стихов Тансылу Карамышевой: “Коромысло”, “Бусы”, “Словно младенец, грудь сосущий...”, “Колыбельная”. В последних строках стихотворения “Коромысло” есть слова: “Прольешь одно ведро, опрокинется тут же другое — ведра держат друг друга”. В этих простых словах через обычную бытовую деталь так глубоко передан смысл гармонии мира.
В таких произведениях, как “Режу лук” Фаузии Рахимкуловой, “Замесила тесто с вечера” Тамары Ганиевой, “Скатываю тесто”, “Пуховая шаль” Зубаржат Янбердиной, “Девичья память” Танзили Давлетбердиной обычные домашние дела, несвойственные мужчинам, превращаются в поэтические находки. Из женских переживаний рождаются такие сильные стихи, как “Рождение” Факихи Тугузбаевой.

В одной из своих статей Назар Наджми обвинял женскую поэзию в излишнем “бытовизме”. Но в произведениях некоторых поэтесс бытовые явления превращаются в истинную поэзию, поднимаются до философских высот.

То, что в башкирской поэзии на рубеже двух веков и тысячелетий большое место занимают поэтессы, говорит о том, что наша нация раскрывает свои новые потенциальные возможности. Рассматривать это явление отдельно от противоречий времени было бы неверно. В эпоху духовных потрясений и разрушений женское сердце сохраняется сильнее, потому что вечное материнское чувство, стремление к продолжению жизни, “дыхание матери” (Катиба Киньябулатова), материнский долг удерживают в памяти женщин народные традиции. А мужчины в погоне за наживой, во время всяких распрей бывают вовлечены в события, результатом которых становится отчуждение от своих духовных корней. Именно этим, по- моему, и объясняется то, что новых поэтесс к началу двадцать первого века стало больше, чем новых поэтов.
* * *
В поэме Кутуба “Хосров и Ширин” Хосров спрашивает у Фархада, который готов своротить горы ради любви: “Откуда ты?”. Фархад отвечает: “Из страны влюбленных”. К этим словам Фархада могли бы присоединиться все поэты мира: “Мы — из страны влюбленных”. Мир поэзии — мир влюбленных.

В Х1У веке Хорезми на берегах Сырдарьи, которая тогда принадлежала Золотой Орде, пишет свою знаменитую «Книгу о любви”. В ней есть такие строки:
Люблю свои глаза, что видят вас,

Хожу по земле, чтобы увидеть вас.
Если задуматься, то вся поэзия есть книга, которую пишут веками, книга о любви, о страсти. Жили на земле красавицы, жили, опаляя огнем сердца мужчин. Но даже падишахи не могли сделать их вечно юными, а вот поэты сумели сохранить для вечности их бесценную красоту.

Еще раз обратим внимание на строки из “Книги о любви”:
Передай привет моей возлюбленной,

Бессердечной душе, что равна Вселенной.
Как видно из этих строк, как ясно по многим иным примерам, в мусульманском мире женщина не была унижена, она сама заставляла страдать мужчин.

И еще две строки из “Книги о любви”:
В любом деле нет ничего лучше терпения.

Только любовь не признает терпения.

Тот же огонь, те же стремления не утихают в веках. Сегодняшние песни, сегодняшние стихи перекликаются со словами древних: «Сломаны крылья терпения, не смогу больше терпеть» (народная песня), «В любви и в неависти не привыкай, душа» (Мустай Карим).

Любовная лирика в башкирской поэзии пережила удивительно своеобразную эволюцию: скромная, терпеливая с наружи, изнутри вся — неистовая — такова любовь в фольклоре, глубоко психологичная, вся из переживаний — такова любовь Салавата. В творчестве сэсэнов говорится о том, что любви нельзя противостоять, и даже суфии не в силах были противиться этому чувству. Любовь Акмуллы, Мажита Гафури, любовь в поэзии романтизма, где главный поэт Бабич, который словно весь состоял из любви, горел в этом огне. В двадцатые и тридцатые годы прославлялся аскетизм. Любовь как призыв к подвигам в поэзии военной поры... Эмоциональная сухость многих послевоенных стихов…Признание за любовной лирикой полных прав в шестидесятых-девяностых годах… Вот этапы пути, который прошла башкирская поэзия. От защиты свободы женщин и призыва следовать идеалу по известным правилам до стремления раскрыть любовь во всей ее полноте, во всех страданиях и метаниях, естественности чувств и переживаний и психологизма — такие изменения пережила тема любви в башкирской поэзии. В этой эволюции можно четко проследить эволюцию личности, более полного раскрытия в поэзии человеческой души.

В 1978 году увидел свет сборник стихов Мустая Карима “Четыре времени любви”, в 1982 году был издана “Книга любви”, включившая в себя лучшие образцы любовной лирики башкирских поэтов. Сами названия заставляют задуматься об изменениях, происходивших тогда в поэзии. Содержание “Книги любви” еще раз подтверждает наши наблюдения об эволюции любовной лирики. Так, Гафури в этой книге представлен только двумя стихами. Немного и стихов тридцатых годов. Большинство стихов написаны в шестидесятые-семидесятые годы.

В поэзии шестидесятых-девяностых годов любовь предстала во всем многообразии своих проявлений- в радостях и печали, в огне и страданиях, наивной вере и светлых надеждах. Знакомясь со многими стихами о любви, вошедшими в данную антологию, читатель убедится в этом сам.

Представляя собой образную летопись веков, поэзия вбирает в себя и славные времена в судьбе народа, и смутные эпохи, и кровавые события, оставляя все это в памяти и сердце. Из века в век все более раскрывается в ней вечная связь — связь между народом и личностью, проявляется священная любовь человека к своей земле, и все эти чувства соединяются с образом величественного и священного Башкортостана, с идеями земли и свободы, которые во все времена были и есть центр, душа творчества каждого поэта. Эта связь непреходяща во всей нашей истории и поэтическом искусстве, они передаются из века в век как своеобразный священный завет. “Урал батыр”, “Акбузат”, Салават и сэсэны, кубаиры, исторические песни, Акмулла, Мухаметсалим Уметбаев, Даут Юлтый, Шайхзада Бабич, Нигмати, Баязит Бикбай, Мустай Карим, Рами Гарипов, поколение Рашита Назарова, последующие поколения, молодежь восьмидесятых-девяностых... Невозможно представить историю развития башкирской поэзии без образа личности, преданной родной земле, воспламененной борьбой за свободу народа, без этой эстафеты, освященной творчеством во имя Родины, полной духа самоотверженного труда.

Было нелегко сохранить эту связь, составляющую основу поэзии. Размышления о судьбе родной земли, почти забытые в письменной поэзии во времена после Салавата, возродились и заблистали в творчестве Мухаметсалима Уметбаева. Акмулла говорил тревожные слова о судьбе народа. Произведения Бабича показали Башкортостан в ином, ярком свете. В письменную башкирскую литературу само слово «Башкортостан», образ Башкортостана по сути вошли вместе с произведениями Шайхзады Бабича. Образ свободной независимой республики доказал свою жизнеспособность в его пламенных стихах, кубаирах, в войсковых молитвах и маршах, в знаменитом поэтическом обращении к народу. Родная земля, известная в народном творчестве как “Синий Урал, земля наших отцов и дедов”, как священный отчий край, теперь предстала как Башкортостан, и, наконец, стала центральным образом нашей поэзии.

И вот что любопытно: подобная ситуация наблюдается и в татарской поэзии. Образ родной земли, известной как “Лучезарная Казань”, “Земля Казанская”, после обретения статуса республики, был изменен на «любимый Татарстан», «родная республика». Но трудно назвать того, кто так же ярко воспел бы образ своей республики, как Бабич воспел Башкортостан. Образ Татарстана вошел в татарскую поэзию не так стремительно, а медленно, неторопливо.

Образ Башкортостана, родной земли и народа каждое поколение раскрывает по-своему, поэты нового времени говорят о них свое, новое, незаемное слово. У каждого поэта свой Башкортостан. У Бабича он полон героического духа, для него это республика с героической и трагической судьбой. Башкортостан Бикбая, Нигмати, Саляма — это гордая республика, которая оправилась от тяжелого прошлого и вступила в свободную жизнь. У Мустая Карима это беркут, поднявшийся на новые высоты, который своими крыльями кружит над двумя материками, дух которого реет в вышине. В стихах Рами Гарипова к этому образу прибавляется горечь. Эта горечь усиливается в восьмидесятых-девяностых годах в произведениях Марата Каримова, Ирека Киньябулатова, Зигата Султанова, Маулита Ямалетдинова и др.

Судьбу Башкортостана и его народа, подъем исторических пластов стало важной тенденцией в современной поэме. Произведения таких авторов, как Абдулхак Игебаев, Тимер Юсупов, Кадим Аралбаев, Тамара Ганиева, Факиха Тугузбаева доказывают это. То, что в поэзии вместе с гордостью за Башкортостан и родной народ все более проявляется боль от виденного и пережитого, можно понять, сравнив поэмы шестидесятых-семидесятых и восьмидесятых-девяностых. Вот, к примеру, бодрость духа в “Воротах” Назара Наджми и израненная душа народа в “Белой юрте” Кадима Аралбаева. Непобедимый человеческий дух в поэме Назара Наджми “Платье” и изломанные судьбы в “Кашмау” Раиса Тулякова. То, что произведение Зигата Султанова “Моя родословная” названа поэмой-одой, а поэма Тамары Ганиевой “Кипчаки” — эпитафией — яркое тому доказательство. Такая эволюция не есть пессимизм, наоборот, это происходит из желания смотреть жизни в глаза, от стремления вырвать людей из плена равнодушия, призвать к пламенной жизни во имя будущего страны и народа.

Есть и такие, что видят современную жизнь нашего народа только с плохой стороны. Но основные чувства, двигающие башкирскую поэзию вперед, — это чувства надежды и веры, стремление к единству. В этом своем стремлении поэзия находит крепкую опору и в духовном мире своих современников, и в самоотверженных судьбах исторических деятелей. Таковы, к примеру, произведения о Салавате. Не было поэта в советское время, который не посвятил бы ему произведения. Бабич, Баязит Бикбай, Мустай Карим, Назар Наджми, Зайнаб Биишева, Рами Гарипов, Ангам Атнабаев, Рафаэль Сафин, Гайнан Амири, Тимер Юсупов, Кадим Аралбаев, Сафуан Алибай, Факиха Тугузбаева, Асылгужа — каждый сказал о Салавате свое слово.
От стука сердца Салавата,

Звенит его железная одежда, —
говорила Катиба Киньябулатова в “Балладе о Салавате”, и читатели словно и впрямь слышали стук его сердца.

О том, насколько мощно влияют на судьбу национальной поэзии общественно-политическая среда, экономические и духовные связи, говорят нам многочисленные научные исследования. Когда же мы оглядываем историю развития башкирской поэзии, то сами становимся свидетелями того, как литературные связи влияют на мир творчества, каких результатов достигает искусство поэтического слова на стыке двух континентов благодаря синтезу Востока и Запада.

Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству 450 лет тому назад имело для обеих сторон огромное историческое значение. С течяением времени это становиться все очевидней. Пройдя через башкирские земли, перевалив через Уральские горы, Россия вышла к просторам Азии и стала евразийской страной. Тем самым она заложила основу великого государства, политическим устройством которого станет установление мирного сосуществования между башкирами и русскими, между всеми народами, населяющими ее. Данное историческое событие открыло новые возможности для экономического развития народа, для его объединения, сплочения башкирских родов, ограничило разбойные притязания к стране башкир.

Конечно, не всегда наши отношения складывались наилучшим образом. Когда нарушались исторические соглашения, рушились и отношения. Множество раз поднимались башкиры на защиту своих прав, против колониального гнета, против хищнического захвата их исконных земель. Однако наш народ никогда не забывал о своих обязательствах перед единой Родиной, не терял гражданского чувства - участвуя в многочисленных войнах, защищал Россию. Об этих обязательствах и целях рассказывается во многих преданиях старины - от древних башкирских шэжэрэ до песни «Порт-Артур», созданной в начале двадцатого века.

В памяти моего народа живет очень любопытная и поучительная легенда. Однажды во время крупного восстания башкир на Россию напало иноземное войско. Башкиры не остались е безучастными свидетелями, сразу же обратились к царю с такими словами: « Мы прерываем вооруженную борьбу с твоими карателями, чтобы защитить Россию! Но когда совместно мы разобьем врага, мы снова будет отстаивать нашу свободу!»

Да, наши предки рассуждали на государственном уровне, не рассматривали судьбу Башкортостана в отрыве от судьбы России.

И царская империя, и советские правители причинили много несправедливостей по отношению к Башкортостану, но отношение великой русской литературы к башкирам всегда было сочувственным и дружелюбным. Конечно, в любые времена находятся те, кто пытается облить нас грязью, породить ненависть, немало их и сегодня. Но мы ведем речь о тех литераторах, кто по общему признанию стал совестью России. Их произведения наполнены состраданием к судьбе башкир, любовью к Башкортостану, восхищением неоспоримыми достижениями нашего народа.

Эти теплые чувства русских литераторов разных лет собраны в пятитомнике «Башкирия в русской литературе» (Уфа, 1961-1968). Затем, в 1989-2004 –х годах, эта антология была переиздана уже в шести томах. Составитель ее - известный писатель и ученый Мурат Рахимкулов. Только перечисление имен авторов уже показывает, сколько авторитетных литераторов обращали свой взор к судьбе и стране башкир. Но мы остановимся только на двух примерах.

«Написав сто тысяч строк, он не написал ни одной, которая могла бы обидеть какое-либо племя»- такой примечательной фразой обозначил Мухаметсалим Уметбаев важную особенность мировоззрения и творчества Пушкина в статье, посвященной столетнему юбилею великого поэта. В русской литературе историю башкир одним из первых затронул Александр Сергеевич Пушкин. В «Истории Пугачева» и «Капитанской дочке» башкиры показаны только в отдельных эпизодах, но с таким мастерством, что их образы остаются в памяти надолго.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Поэтическая летопись времени iconГоголь н в. Художественная летопись времени
...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись Факультетских ссо
К юбилею «50 лет ссо» составляем летопись студенческих строительных отрядов физического факультета мгу. В этой летописи планируем...
Поэтическая летопись времени iconЛетопись знаменательных дат развития математики
Точно датировать возникновение важнейших по­нятий — целого числа, величины, фигуры — невозмож­но. Когда возникла письменность, представление...
Поэтическая летопись времени iconКрещение руси: сплетение загадок змея и летопись
На каждой полке лежат документы, написанные именно в том самом времени, которым датированы. Задача же ученого трудолюбиво овладев...
Поэтическая летопись времени iconАндрей Гусев, учитель, Москва «Прочитать “Архипелаг гулаг”»
Литература — это художественное отражение времени. «Архипелаг гулаг» — его мрачная констатация, мрачная летопись крупнейшего геноцида...
Поэтическая летопись времени iconА. Афанасьев // Летопись Севера. М., 1985. Вып. 11. С. 23-33
...
Поэтическая летопись времени iconПоэтическая серия новые стихи
Союзом писателей России на Рязанском пленуме, посвященном 110-летию со дня рождения С. А. Есенина
Поэтическая летопись времени iconУниверсальная схема анализа поэтического текста поэтическая "заставка"
П. Тихонов "Баллада о гвоздях"); драматический (А. Ахматова "Сероглазыйкороль", Н. Заболоцкий "Журавли"); романтический
Поэтическая летопись времени iconМузыкально поэтическая композиция по произведениям современных поэтов
Но у каждого человека есть ещё и свой родной край, где он живёт, работает, учится
Поэтическая летопись времени iconПриложение 7 Музыкально – поэтическая композиция «Нет вредным привычкам!»
Звучит бравурная мелодия. На сцену выходит огромная сигарета. Исполняет танец и произносит
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org