Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании



страница1/31
Дата29.08.2013
Размер4.07 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет


КРОСС-КУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

В ИССЛЕДОВАНИИ

И ПРЕПОДАВАНИИ ЯЗЫКОВ
Материалы

Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию БГУ
Минск, 25 октября 2011 г.

Минск

«Издательский центр БГУ»

2012




УДК 80(06)

ББК 80я43

К81

Редколлегия:

зав. каф. теории и практики перевода гуманитарного факультета БГУ кандид. психол. наук, доц.,

О.И. Уланович (ответственный редактор);

доц. каф. теории и практики перевода гуманитарного факультета БГУ, канд. фил. наук, доц., С.Н. Савик;

ст. преп. каф. теории и практики перевода гуманитарного факультета БГУ Т.Л. Кондратенко,

ст. преп. каф. теории и практики перевода гуманитарного факультета БГУ В.В. Криворот




Я41

Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании и преподавании языков: материалы Междунар. науч.-практ. конф, Минск, 25 окт. 2011 г. / Белорус. гос. ун-т; редкол.: О.И. Уланович (отв. ред.) [и др.]. – Минск: Изд. центр БГУ, 2012. – 280 с.

ISBN 978-985-476-926-2





В сборнике освещаются актуальные проблемы современного научного знания в области лингвистики: анализируются общие вопросы национально-культурной специфики речевого поведения языковой личности, рассматриваются различные аспекты современного литературоведения и переводоведения, предлагаются интересные методические решения совершенствования преподавания иностранного языка в школе и вузе.

Адресуется преподавателям и студентам вузов, аспирантам и магистрантам.

УДК 80(06)

ББК 80я43
ISBN 978-985-476-926-4 © БГУ, 2012
ЧАСТЬ 1
СОВРЕМЕННАЯ ПАРАДИГМА

ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ. КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА, ДИСКУРС, СТИЛИСТИКА

Щербин В. К.

Центр системного анализа и стратегических исследований

Национальной академии наук Беларуси, Минск
ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ КОНЦЕПТОВ

В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

РАЗЛИЧНЫХ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК
Американский экономист Дж. Кэллахан утверждает, что «все науки исследуют один и тот же мир. Просто они рассматривают его в разных ракурсах, используя различные центральные понятия, что и делает их различными предметами» [1,  с.  29].
Проведенный нами анализ обширного концептологического материала (опубликованных в монографиях и научных статьях описаний нескольких тысяч научных концептов из различных областей знаний) позволяет развить высказанную выше мысль следующим образом: каждая научная дисциплина в процессе изучения окружающего мира формирует не только свои специфические центральные понятия или концепты (например, филология использует такие концепты, как грамматика, речь, словарь, слово, текст, термин, язык и др.; история – такие концепты, как историческая память, подвиг, постиндустриализм, прогресс, хронология, цивилизация и др.; этнография – народ, национальная идея, национальный характер, этнокультурация, этнос и др., антропология – концепты английскость, немец, поляк, русский, украинец и др.; культурология – дух, душа, культура, любовь, смерть, судьба, счастье, чудо и др.), но и свои специфические типы концептов.

В частности, одним из итогов проведенного нами анализа обширного концептологического материала стало выделение более четырехсот типов научных концептов, которые можно сгруппировать по представляемым ими научным дисциплинам (в одной из наших работ названо более сотни таких типов концептов [2]) либо в рамках разнотипных словарей концептов (в другой нашей работе проанализировано несколько десятков разнотипных словарей концептов [3]). К примеру, в рамках филологии выявлены такие типы концептов, как антонимические концепты, базовые концепты языкознания, вербализованные концепты, грамматические концепты, концепты классической художественной литературы, концепты художественного текста, критические, лексические, лингвистические, семантические концепты, синонимические, синтаксические концепты, словоизменительные и словообразовательные концепты, фонологические концепты, языковые концепты и др. В рамках истории – такие типы концептов, как античные концепты, ключевые концепты эпохи, концепты советского времени, концепты цивилизации, культурно-исторические концепты, угасающие концепты и др. В рамках этнографии – идиоэтнические концепты, интерконцепты, концепты общенациональной значимости, национально-специфичные, национальные, региональные концепты, эндемичные, этнокультурные, этноспецифические концепты и др. В рамках антропологии –белорусские концепты, китайские концепты, концепты русского сознания, лакунарные концепты, русские, украинские, французские концепты и др. В рамках культурологии – инокультурные концепты, ключевые концепты национальной культуры, концепты диалектной культуры, духовной культуры, культурно значимые, культурно обусловленные, культурно-оценочные, культурно-языковые концепты, культурные концепты, лингвокультурные, символические концепты и др.

Вместе с тем, в ходе анализа накопленного концептологического материала были выявлены такие концепты (например, концепты время, пространство, форма и др.) и даже типы концептов (например, базовые концепты, гиперконцепты, гипоконцепты, субконцепты, суперконцепты и др.), которые имеют междисциплинарный или метаконцептуальный характер. В частности, такие базовые, междисциплинарные концепты, как время, пространство, форма и др., обладают огромным количеством концепт-переменных, понятийное «содержание которых меняется от случая к случаю» [4, с. 15], от одной научной дисциплины к другой. К примеру, базовый концепт «пространство» имеет свое специфическое понятийное содержание в каждой из названных выше гуманитарных дисциплин (в филологии – это литературное, фольклорное и языковое пространства; в истории – историческое и хронологическое пространства; в этнографии – этническое пространство; в антропологии – пространства, преимущественно заселенные представителями той или иной расы; в культурологии – монокультурные и поликультурные пространства). Поэтому выявить общенаучную и узкодисциплинарную части понятийного содержания базового концепта «пространство» и ему подобных концептов можно только при условии тесного взаимодействия указанных гуманитарных дисциплин в ходе совместного изучения ими различных концепт-переменных базовых междисциплинарных концептов.

В свою очередь, главной функцией перечисленных выше метаконцептов (гиперконцептов, гипоконцептов, субконцептов, суперконцептов и др.) является выражение структурных взаимоотношений между дисциплинарно ориентированными концептами. Иными словами, используя подобные метаконцепты, можно различным образом сгруппировать существующее множество дисциплинарно ориентированных концептов, а, следовательно, всесторонне охарактеризовать его. Как справедливо заметил по этому поводу А. Ченки, «одни концепты предполагают другие для своей характеристики. Получаются иерархии концептуальной сложности. Структуры более высокого уровня возникают в результате когнитивных операций над структурами более низких уровней. Языковые выражения могут выражать аспекты когнитивных областей на любом уровне таких иерархий» [5, с. 357]. Так же, как и при изучении базовых концептов, обмен накопленным представителями различных гуманитарных дисциплин опытом анализа подобных метаконцептов был бы весьма полезен для развития концептологических исследований, проводимых в рамках этих дисциплин.

В последние годы такие дисциплинарно ориентированные концептологические исследования постепенно оформляются в виде соответствующих когнитивных направлений в рамках различных гуманитарных наук. К примеру, на постсоветском пространстве уже опубликованы монографии и научные статьи по проблемам лингвоконцептологии [6], политической концептологии [7], литературоведческой концептологии [8] и социологической концептологии [9].
Литература
1. Кэллахан, Дж. Экономика для обычных людей: Основы австрийской экономической школы / Пер. с англ. / Дж. Кэллахан. – Челябинск, 2006. – 324  с.

2. Щербин, В.К. Проблема дифференциации объектов и единиц лингвокогнитивных исследований: лексикографический аспект / В.К. Щербин // Языковая система и речевая деятельность: лингвокультурологический и прагматический аспекты. – Вып. 1. Матер. междунар. науч. конф. – Ростов-на-Дону, 2007. – С. 64 – 66.

3. Щербин, В.К. Славянская концептология и концептография / В.К. Щербин // Мовазнаўства. Літаратуразнаўства. Фалькларыстыка: XIV Міжнародны з’езд славістаў (Охрыд, 2008): Дакл. бел. дэлегацыі. – Минск, 2008. – С. 233 – 252.

4. Macionis, J.J. Society: The Basics / J.J. Macionis. – 3rd ed. – Upper Saddle River, 1996. – XXVIII. – 484 p.

5. Ченки, А. Семантика в когнитивной лингвистике / А. Ченки // Современная американская лингвистика: Фундаментальные направления / Под ред. А.А. Кибрика и др.– 2-е изд. – М., 2002. – С. 340 – 369.

6. Воркачев, С.Г. Методологические основания лингвоконцептологии / С.Г. Воркачев // Теоретическая и прикладная лингвистика: Межвуз. сб. науч. тр. – Вып. 3. – Воронеж, 2002. – С. 79 – 95.

7. Макаренко, В.П. Аналитическая политическая философия: Очерки политической концептологии / В.П. Макаренко. – М., 2002. – 416 с.

8. Тарнашиньска, Л. Презумпція доцільності: Абрис сучасноі літературознавчоі концептологіі / Л. Тарнашиньска. – К., 2008. – 534 с.

9. Щербин, В.К. Социологическая концептология: проблемы и перспективы развития / В.К. Щербин // Социология. – 2011. – № 2. – С. 3 – 26.

Уланович О.И.

Белорусский государственный университет, Минск
ЯЗЫКОВОЙ ЗНАК КАК ИНСТРУМЕНТ КОГНИТИВНОГО МИРОМОДЕЛИРОВАНИЯ
Интегративное исследование феномена сознания в его сложных взаимодетерминационных связях с языком и в отношении ко всей совокупности психической и социальной жизни человека весьма актуально с точки зрения поиска путей разрешения целого ряда проблем, возникающих в теориях программирования, искусственного интеллекта, когнитивной науки и лингводидактики.

Психологический, гносеологический и вербальный аспекты языкового сознания не могут быть представлены и изучены в чистом виде, изолированно. Все эти стороны связи языка и интеллекта тесно переплетаются как в процессе онтогенетического развития субъекта (при этом актуален вопрос выявления каузальной природы существующих между указанными явлениями связей), так и в сфере совокупной активности языковой личности. В случае изучения взаимосуществования и взаимофункционирования мышления и языка в познавательной деятельности человека во главу угла ставится поиск универсальной формулы соотношения языковых фактов с явлениями психическими и психологическими: фактами восприятия, памяти, мышления, социального поведения, установками, убеждениями, общим видением мира, типичным для данного культурного сообщества.

Постулатом развиваемой нами теории является факт активной реализации языковых знаков в вербально-когнитивном развитии личности: из первоначальных мыслительных значимостей, закрепленных в языковой семантике, в сознании человека постепенно продуцируются новые речемыслительные продукты языкового сознания, что и знаменует процессы когнитивного миромоделирования и концептуализации сознания. При этом сами «данности» языка, с одной стороны, определяют логико-концептуальный конструкт сознания, обеспечивая тем самым общение и взаимопонимание. С другой стороны, языковые «нормативные тождественности» (В.Н. Волошинов) именно благодаря ограничениям означивания, вызванным их формальным характером, провоцируют формирование когнитивных субъективно-аффективных представлений, детерминируя уникальность индивидуального языкового сознания.

В этой связи интересной представляется мнение А.А. Мельниковой, утверждающей, что «поминание специфики языкового кодирования мира дает возможность гораздо глубже исследовать культурные установки, чем непосредственный анализ культурных проявлений, ибо последние объемны, многозначны и находятся в постоянном изменении, тогда как лингвистические правила конкретны, обозримы и лишь в малой степени изменяются» [5, с. 113]. Развивая идею А.А. Мельниковой в контексте авторской позиции, можно добавить, что изучение когнитивно-языкового миромоделирования также позволяет приблизиться к решению целого ряда как фундаментальных, так и частных проблем, таких как изучение менталитета, национального характера, социальных представлений и установок, а также вопросов организации воспитания и обучения. О взаимообусловленности языка и «склада народного ума» упоминал еще И.А. Бодуэн де Куртенэ, рассматривая вербальное мышление как содержание «языковой сокровищницы души», формируемое преобразованием всех сторон жизни в «психические эквиваленты, в представления, ассоциирующиеся с языковыми представлениями» [1, с. 312].

Рассматривая процесс становления языкового сознания, важно отметить, что сам языковой знак вне социокультурного контекста его функционирования и без учета проекции психики и личности говорящего имеет лишь значение и является семантически значимым, но коммуникативно (психологически) нейтральным. Интерпретируя образное сравнение Л.С. Выготского слова с сосудом, который дан нам готовым, но пустым, можно отметить, что усвоение формы языкового знака – сосуда – как графически-акустически-артикуляторного образа не вызывает особых трудностей и предшествует формированию определенного психологического наполнения этого знака в индивидуальном сознании – образованию соответствующего концепта. Объяснение дезактивности тех или иных языковых единиц в индивидуальной речи отнесением их к пассивному словарю говорящего (учащегося) представляется в корне неверным и не выявляющим сути проблемы, причина которой заключается в доконцептуализированном уровне владения субъектом языковыми знаками.

Формирование в сознании психологического наполнения языкового знака происходит не симультанно с усвоением формы знака, а является постепенным, протяженным во времени процессом, с одной стороны, «разложения», с другой – «сгущения мысли» (А.А. Потебня), приращения дополнительной смысловой нагрузки, процессом «впитывания» знаком из контекста всех речевых практик, в которые он вплетен, интеллектуальных и аффективных отношений. Как отмечал Л.С. Выготский, действительный смысл каждого слова определяется, в конечном счете, всем богатством существующих в сознании моментов, относящихся к тому, что выражено данным словом [3, с. 38]. Это и есть процесс концептуализации сознания, осуществляемый посредством концептуализации языковых знаков: формирования в сознании концептов – знаково-эмоционально-когнитивных триединств с учетом единства знака, аффекта и интеллекта.

Формирование концептов представлено процессом интеграции ментальных знаков, выступающих репрезентациями в сознании языковых единиц, с определенными интеллектуальными и смысловыми компонентами, отражающими когнитивные значимости единиц во всем разнообразии речевых и социальных практик, а также аффективными компонентами сознания, связанными с отношением и субъективной оценкой тех или иных сопряженных с единицами языка социальных явлений: определенных ситуаций, объектов.

С.Л. Рубинштейн в свое время, утверждая о единстве мышления и эмоций, заметил, что «…мышление, как реальный психический процесс уже само является единством интеллектуального и эмоционального, а эмоция – единством эмоционального и интеллектуального» [7, с. 96 – 97]. Б.И. Додонов образно сравнивает эмоции и мышление человека с двумя ответвлениями одного дерева, которые «имеют одни истоки и тесно переплетаются друг с другом в своем функционировании на высших уровнях» [4, с. 73].

Однако уровню концептуализации языкового знака предшествуют промежуточные стадии доконцептуализации и псевдоконцептуализации. В контексте онтогенеза языкового сознания можно говорить о мышлении ребенка-дошкольника, младшего школьника, подростка, взрослого человека, а также мышлении человека среднестатистических способностей, ученого, гения. Речь не столько о богатстве социального и речевого опыта, уровне эрудиции, образовании и т.д. – принципиальны различия в уровне концептуализации сознания, что определяется объемом концептуализированных языковых знаков.

Доконцептуализированный уровень овладения языковыми знаками ограничен усвоением формы – графически-акустически-артикуляторного образа знака. Псевдоконцептуализированный уровень характеризуется частичным сходством смысловых полей, сформированных в индивидуальном сознании за теми или иными языковыми знаками, с истинными концептами, закрепленными в сознании «зрелых» носителей языка, в культуре, отражающими менталитет народа и его языковую картину мира. Псевдоконцеп чаще всего функционирует как фрагмент истинного концепта за счет конкретизации и сужения сферы функционирования языкового знака в силу недостаточно богатого социального и речевого опыта индивида, что, в целом, в большинстве случаев вполне достаточно для обеспечения взаимопонимания на уровне общих социальных контекстов.

Рассмотрение формирования и функционирование языкового сознания через призму процесса концептуализации языковых единиц позволяет утверждать, что именно языковой знак выступает системообразующим звеном когнитивного моделирования действительности, аналогового, но субъективного отражения мира в сознании с учетом принципа единства знака, аффекта и интеллекта.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconКогнитивная лингвистика
Уланович О. И. Языковой знак как инструмент когнитивного миромоделирования // Кросс-культурная коммуникация и современные технологии...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconUniversity press 2002 Кросс-культурная психология
Берри Дж., Пуртинга А. Х., Сигалл М. Х., Дасен П. Р. Кросс-культурная психология. Исследования и применение. Харьков: Гуманитарный...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconСовременные технологии оценки качества образования Удовлетворенность качеством дополнительного образования в Рассказовском районе
В социологическом исследовании приняли участие 25 родителей, из них: 13 родителей обучающихся образовательных учреждений района (52%)...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconА. Л. Афанасьева Современные pr-технологии Конспект
А 94 Современные pr-технологии: цели, методы, инструментарий: Конспект лекций. – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2007. – 50 с
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании icon1. Роль коммуникация для развития социума. Эволюция культуры
Культура имеет 2 плана – современность и прошлое. Культурная деятельность представлена тремя направлениями – творчество (создание...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconПо курсу современные технологии создания pr-текстов
Сборник методических материалов по курсу «Современные технологии создания pr-текстов». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2008. – 11...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconСценарий педагогического совета «современные здоровьесберегающие технологии в доу»
«Здоровьесберегающие технологии, технологии сохранения и стимулирования здоровья»
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconВосьмая Международная Конференция «Современные перспективы в исследовании хитина и хитозана»

Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании icon«Коммуникативные технологии в деятельности государственных и муниципальных служащих»
Ключевые слова: коммуникация, взаимодействие, коммуникативные технологии, связи с общественностью, имидж, организационная культура,...
Кросс-культурная коммуникация и современные технологии в исследовании iconРасписание работы девятого российского конгресса «Современные технологии в педиатрии и детской хирургии»
Современные подходы к профилактике и лечению респираторных инфекций у детей с аллергическими болезнями органов дыхания
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org