Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки



страница14/51
Дата29.08.2013
Размер8.08 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51
Война и оружие

Война была направляющей силой этой религии. Как мы уже отмечали, она была напрямую связана с религией (пленники для жертвоприношений). Она была связана с экономикой (выплата дани государству– победителю). Война занимала мысли ацтеков; она была священной; она обладала мистической религиозной особенностью, которая делала ее еще более беспощадной. Каждый годный к военной службе мужчина был воином, входившим в крестьянское ополчение. Единственной профессиональной армией в конфедерации ацтеков был небольшой избранный круг родовитых воинов, которые составляли корпус телохранителей Говорящего Вождя. У ацтеков была всеобщая воинская повинность за сотни лет до того, как Наполеон вернулся к естественному ходу вещей и использовал массовую армию, не придавая особого значения потерям (вместо искусственных маневров с небольшими войсковыми группами, которым оказывали предпочтение в период расцвета барокко). Ацтекский воин был вынослив и стоек, как спартанец; таким его учили быть с детства. Его земля не изобиловала буйной растительностью, его жизнь не была легкой, у него был только один выбор: победа или смерть на жертвенном камне. Жизнь тяжела – такова была позиция ацтеков, и победе принадлежит победная жертва.

Война является основополагающим началом политики; она была таковой для ацтеков в те времена; она остается тем же самым и для нас, живущих сейчас. Политика – это способ, при помощи которого человек самоутверждается, и характер войны и политики один и тот же: тактика, уловки, применение силы в момент истины – все это одинаково в них обеих; «…рост своего собственного уровня жизни за счет уровня жизни других».

Война как отрасль политики начиналась со встречи: в какое-нибудь селение или племя отправлялись послы, которые назывались куаухакуаух ночцин, с целью заставить его присоединиться к «федерации» ацтеков; предлагалось покровительство торговле и защита на дорогах. Вместе с этим договором поступало требование поставить ацтекского национального бога Уицилопочтли рядом с их местным божеством. Местным жителям разрешалось одеваться по-своему, сохранять свои обычаи и вождей; от них требовалось платить дань каждые шесть месяцев. Переговоры были долгими и сложными; местным жителям давался лунный месяц на то, чтобы капитулировать.

Когда на совете принималось решение начать войну, вожди собирались перед камнем Тисока на огромной площади. Установленная во время правления Тисока (1481 или 1483–1486), эта большая глыба трахита цилиндрической формы диаметром около 2,5 м покрыта барельефами из резных фигур, изображающих ацтекских воинов, которые берут пленных в бою (это символизирует воин, схвативший за волосы своего врага). Она была установлена перед огромной теокалли; там или рядом с ней приводился в действие механизм войны.

Полководец занимал свой пост только на время конкретной военной кампании. Обычно он был связан кровными узами с Говорящим Вождем. Его военный наряд был сложным.
До наших дней дошли фрески, которые изображают его облаченным в перья птицы кетцаль; часто на его голове красуется причудливый головной убор. Было невозможно не отличить его в сражении, и одной из главных целей было взятие его в плен. Воины элитного боевого подразделения, воинского ордена Орла, носили на головах подобие раскрытого орлиного клюва и украшения из орлиных перьев. Воины ордена Ягуара одевались в шкуры ягуаров; солдаты, обычные воины из общин, носили особые туники. На их щитах также были изображения тотема их общины. Прежде чем воины выступали в поход, жрецы должны были проконсультироваться с тоналаматлем, чтобы предсказать, благоприятен ли данный момент для победы. А почему бы и нет? Инки сверялись с легкими жертвенных лам, чтобы узнать, хороши ли знамения. Римляне гадали по куриной печени (римляне гадали по внутренностям жертвенных животных, а также по полету и поведению птиц. – Ред.). Ацтеками, советовавшимися со звездами на их орбитах, разум, видимо, управлял немного больше. Если наблюдения предполагали сомнительную победу, то ацтеки не вступали в войну, пока этот период не пройдет.

Ацтеки, по сравнению с европейскими стандартами 1519 года, имели легкое вооружение. Головные уборы, которые они надевали, носили больше декоративную функцию, чем защитную. Но ацтекские воины имели плотные стеганые туники из хлопка, вымоченного в соленой воде. По наблюдениям Берналя Диаса, они «носили доспехи, сделанные из хлопка и доходившие до колен». Для жаркого климата это было лучше, чем испанские стальные доспехи.

http://lib.rus.ec/i/59/307359/i_075.png
http://lib.rus.ec/i/59/307359/i_076.png

Рис. 48. Ацтекские воины с их оружием, замысловатыми головными уборами (чтобы внушить благоговейный страх врагам), щитами и боевой раскраской лиц – все это входило в военное снаряжение. Круглый предмет – это щит (чималли), на котором был изображен тотем клана. Самым страшным оружием был макуауитль, меч со вставленными в него обсидиановыми лезвиями. Был также и топорик (типа томагавка). Лук (тлауитолли) был оружием тольтеков, которое использовали ацтеки и которое тольтеки принесли в страну майя в X веке. Копье (митль) бросали при помощи копьеметалки, оно обладало большой ударной силой

У всех были щиты (чималли), чтобы отражать удары меча или стрел. Сделанные из дерева и обтянутые звериными шкурами с изображением тотема общины, многие из них выглядели очень эффектно. Оружие для ближнего боя называлось макуауитль; оно было сделано из твердой древесины с лезвиями из обсидиана, достаточно острыми для того, чтобы воин мог отрубить голову коню. Лук (тлауитолли) и стрелы с обсидиановыми наконечниками ацтеки использовали очень эффективно «и с большим мастерством», как признается Берналь Диас, который в свое время узнал это на своей шкуре; «первый залп стрел ранил пятнадцать солдат». В добавление ко всему этому у ацтеков была праща, при помощи которой метали камни размером с яйцо, и обладающие большой поражающей способностью дротики (митль) с обсидиановыми наконечниками. Дротик метали с большой силой при помощи копьеметалки атль-атль. Берналь Диас вспоминал, что в одном из сражений на побережье индейцы «выпустили такую тучу таких дротиков… что они ранили у нас семьдесят человек».

Природные условия определяли стратегию ацтеков. Войны должны были быть короткими. У ацтеков не было вьючных животных; все должны были нести на своих спинах люди. Не существовало никакой системы снабжения, какую организовали инки в Перу вдоль прекрасно проложенных дорог. Серьезные осады при таких условиях были почти невозможны, так как никакую армию ацтеков невозможно было держать на поле более нескольких дней. Кроме того, в план ацтеков не входила ненужная резня или уничтожение; смерть и разрушение поставили бы под вопрос выплату дани, которая была главной целью сражения наряду с захватом пленных для жертвоприношений.

У ацтеков вообще не существовало городов, обнесенных стеной, хотя у майя было несколько таких на Юкатане, а традиционные враги ацтеков тласкаланцы построили стену высотой 4,5 м, которая окружала их большие города[19].

Водная защита Мехико-Теночтитлана устрашила бы любого, только не испанцев, но в общем никаких укреплений не было. Сражение шло в открытую. Не было никакого «секретного оружия», у всех оно было одинаковым. Что имело самое большое значение в бою, так это захват врасплох, засада, боевой дух. Сражение начиналось с войны нервов: для устрашения врага проводилась демонстрация военной силы; воины выходили с барабанами, рожками из раковин (такие можно увидеть на фресках майя в Бонампаке). В первом бою с ацтеками испанцы столкнулись с точно таким же приемом. Индейцы «выстроились в боевой порядок, они свистели, трубили в трубы и били в барабаны».

Пока военная кампания не пошла полным ходом, в города и селения (подчиненные ацтекам или нет) рассылались послы, которые должны были организовать снабжение армии. Было почти невозможно скрыть намерение в таком важном деле. В каких-то случаях ацтеки сознательно воздерживались от применения такой уловки, как внезапное нападение, не только давая тем самым противнику время вооружиться, но иногда даже посылая ему оружие, чтобы создать условия, которые показали бы, что исход сражения на поле боя был на самом деле волей богов.

Когда противники оказывались на расстоянии полета стрелы друг от друга, воины с обеих сторон пускали стрелы через головы своих передних шеренг, затем они довольно точно метали камни, используя плетеные хлопчатобумажные пращи. За этим следовали копья, которые поистине сеяли опустошение в рядах врага, а потом в шумной сумятице, полной устрашающих криков, противники обрушивались друг на друга с макуауитлями, оружием ближнего боя. Целью было захватить в плен военачальника. Часто одно это решало исход боя и одного сражения могло оказаться достаточно; и снова вражда могла затянуться на годы. Резня происходила только тогда, когда нужно было вызвать беспорядочное бегство; когда это происходило, начинался захват пленных. Вслед за отступавшими ацтеки входили в главный город побежденных. Обычно жрецы противника с небольшим количеством воинов оказывали решительное сопротивление на ступенях их священной теокалли. В знак победы ацтеки сжигали этот храм, так как это было знаком завоевания в их символической письменности. Мир устанавливался так быстро, как только это было возможно, и возвращалось нормальное течение жизни. Затем специальный суд определял объем и качественный состав дани, которую следовало платить каждые шесть месяцев. Военнопленных отправляли в Теночтитлан, где их должны были принести в жертву. Если покоренное племя было ненадежным, то неподалеку размещали ацтекский гарнизон, а вождей племени отправляли в столицу ацтеков в качестве заложников. Не делалось никаких попыток ассимилировать вновь завоеванные племена. «Мысль о вливании завоеванных городов в состав победившего государства… никогда не приходила в голову мексиканцам, – пишет доктор Жорж Вайян, – и города, потерпевшие поражение, сохраняли свою автономию». Естественно, происходили восстания, и ополчение ацтеков должно было всегда находиться в состоянии боевой готовности. Этот единственный недостаток в политической системе ацтеков был их ахиллесовой пятой.

«Империи ацтеков» никогда не существовало. Они так и не смогли создать единое государство, объединенное сильной властью.

Государство, собирающее дань

Государство ацтеков было государством, живущим за счет дани. И хотя велась обширная торговля, простиравшаяся до современного Никарагуа и, возможно, даже за ее пределы, и хотя мексиканцы забирались на север, туда, где сейчас Аризона, ради обмена товарами (говорили, что у Монтесумы в зоологическом саду был бизон), и хотя ацтеки были хорошими ремесленниками и производили товары «на экспорт», все равно их государство на более поздней ступени развития зависело от дани, взимаемой с покоренных городов. И без Освальда Шпенглера ацтеки знали, что «война создает, а голод уничтожает все великое» и что целые народы утратили свою силу из-за терзающих их несчастий. Когда ацтекский воин умирал, он умирал за что-то, а не отчего-то. Тотальная война не была частью их политики; и ацтеки также не хотели уничтожить или заставить жить прежних врагов в крайней нищете; они хотели получать дань.

Этот имперский аппетит разыгрался после 1400 года. Он не ослабевал при разных «царях» до 1519 года, когда ацтеки собирали дань и властвовали над теми частями Мексики, которые начинались на севере у Тампико (на востоке, побережье Мексиканского залива) до озера Чапала (на западе, современный штат Халиско, ближе к побережью Тихого океана) и оттуда тянулись на юг и юго-восток, охватывая почти всю Южную Мексику до владений майя. Территория была достаточно большая, чтобы включать в себя 371 город, которые платили ацтекам дань, и смешанная настолько, что ацтеки вели обширные списки податей, а Эрнан Кортес был вынужден признаться своему королю-императору: «Я не смог выяснить точно протяженность царства Монтесумы… У царя есть крепости во всех этих провинциях, в которых находятся его вооруженные люди, а также есть надсмотрщики и сборщики податей». И еще: «Дань заносится в список при помощи иероглифов и рисунков». И это были податные свитки (или, так как они были сложены гармошкой, – книги); точно такие Берналь Диас видел в Теночтитлане: «Великий касик… вел учет всех доходов, которые поступали к Монтесуме, в книгах, которые были сделаны из бумаги, называемой аматль; у него был большой дом, полный таких книг».

Копия одной такой книги дошла до нас вместе с именами, названиями продукции и ее количеством, получаемым из разных городов. Антонио де Мендоса, первый вице-король Мексики (1535–1549), приказал сделать копию с одного из таких списков. Работа была выполнена местным художником, символы были переведены и записаны параллельно в испанской орфографии. Он был предназначен в качестве подарка Карлу V; но французские пираты захватили шедшее в Испанию судно в Веракрусе, и в результате цепочки событий, слишком сложной, чтобы проследить ее всю, рукопись оказалась в руках Андре Теве, известного космографа при дворе короля Франции. Он продал ее в 1584 году за двадцать английских крон английскому путешественнику и издателю книг об открытиях Ричарду Хакльюту. Рукопись была переведена с тем, чтобы сэр Уолтер Роли (Рэлей) опубликовал ее за свой счет, но он оставил свою голову в Уайтхолле, прежде чем это было доведено до конца. Затем рукопись попала в руки Сэмюэля Перчаса, церковника-издателя литературы о путешествиях, и таким образом она впервые появилась в 1625 году в «Purchas his Pilgrimes». После того как в течение двух веков рукопись была «потерянной» в библиотеке имени Бодлея при Оксфордском университете, «Кодекс Мендосы» был включен в 1831 году в книгу «Древности Мексики» лорда Кингсборо.

http://lib.rus.ec/i/59/307359/i_077.png

Рис. 49. Сбор дани проводился каждые шесть месяцев. На рисунке показаны различные статьи податей, которые собирались с покоренных племен или с тех, которые были зависимы от ацтеков. Здесь есть щит, одеяла, уипилли; в другой части рисунка индейцы несут кукурузу и кабачки. Один из сборщиков податей сверяется с податным списком

Дань включала в себя все, что было необходимо ацтекам, а также предметы роскоши. В первую очередь это были сложные доспехи для воинов: шлемы, щиты, шкуры ягуаров для ордена Ягуара, шкурки орлов для воинов другого ордена, другие предметы одежды, которые носили в Мексике.

Драгоценные камни составляли важную часть податного списка; в него были внесены: золото, бирюза, нефрит. Тыквы, копал вместо ладана, медь, раковины, шкуры, перья птиц, красители, хлопок, каучук – все это было нужно в хозяйстве.

Шоколад (приправленный медом, ванилью и, представьте себе, красным перцем), который пил каждый вождь, занимающий мало-мальски важное место, вероятно, поступал в Теночтитлан в огромных количествах. «Мне кажется, – писал Берналь Диас, – что они привозили… более двух тысяч кувшинов пенного какао…» Продукты питания составляли главную статью в списках податей; можно ясно увидеть, какое количество кукурузы, бобов, перца, меда, ванили поступало в столицу ацтеков.

Сборщиков податей кальпишке, естественно, ненавидели и боялись. Их прибытие каждые шесть месяцев, когда они наблюдали за сбором податей, означало, что городам придется расстаться с большей частью излишков своей продукции. В литературе есть хорошее описание кальпишке. Они появились в 1519 году в тех же самых тотонакских селениях в Веракрусе, которые тогда занимал Эрнан Кортес со своей небольшой армией: «Только что приехали пятеро мексиканцев, сборщики налогов Монтесумы… [Они подошли] с самым самоуверенным и заносчивым видом… Их плащи и набедренные повязки были украшены богатой вышивкой, а их блестящие волосы были собраны на макушке и как будто привязаны к головам; каждый из них нюхал розы, которые нес в руке, и у каждого в другой руке был изогнутый посох. Их слуги несли опахала…»

В районе Веракруса располагались ацтекские гарнизоны. Некоторые из них располагались в Сейкоккнакане, как пишет Эрнан Кортес, «укрепленном городе, который принадлежит Монтесуме», так что любая грубость в адрес сборщиков налогов или какая-либо задержка могла повлечь за собой быстрое возмездие.

Справедливости ради надо сказать, что не все племена или города, бывшие под властью ацтеков, находились к ней в оппозиции. Владыки ацтеков освобождали их от мелкой племенной борьбы, расширялась торговля, повышалось благосостояние благодаря защите, дороги становились безопасными, а Теночтитлан был хорошим потребителем. Многие принимали предложенный ацтеками мир с охотой.

Кто имел право пользоваться собранной данью и какую роль она играла в экономике ацтеков? По-видимому, государство, т. е. Говорящий Вождь, который официально принимал дань в своей столице. Там, как мы знаем, она заносилась в «учетные книги». Какая-то ее часть, вроде излишних продуктов питания, вероятно, распределялась по прибытии между различными общинами. Какую-то часть хранили в официальных хранилищах, чтобы использовать в голодные времена или чтобы заплатить ими вместо денег тем мастерам, которые были прикреплены к «царскому» хозяйству. Берналь Диас утверждал, что «у Монтесумы было два дома, полные всевозможного оружия… Там были большие и маленькие щиты и что-то вроде широких мечей… копья, которые были острыми как лезвия… стеганые хлопчатобумажные доспехи… шлемы, сделанные из дерева и кости» – все вещи, которые можно было увидеть в податных списках.

Распределение всего этого добра осуществлялось из расчета на душу населения. Общество ацтеков существовало ради блага всего народа, и, хотя данью, завоеванной ацтекскими армиями, владел на практике Говорящий Вождь, вся она тем или иным образом находила дорогу назад к людям. Оружие выделялось каждому клану и хранилось частично в местном храме; так же распределялись продукты питания. Так как у каждого клана был свой рисунок на щите, то нет сомнений в том, что каждый клан имел право требовать, чтобы селение, платившее дань, делало щиты с изображением их собственного герба. Некоторая часть дани шла на то, чтобы оплатить работу освобожденных от налогов мастеров и специалистов: жрецов, каменщиков, ювелиров, мастеров, создающих ткани и вещи из перьев, скульпторов и т. д. – то есть тех, кто производил разнообразные красивые вещи, которые нравились людям.

Тип такого государства, собирающего дань с других, не нов для истории. Как уже было подчеркнуто выше, ему есть аналог в Шумере, который около 3000 года до н. э. содержал себя схожим образом. До 2500 года до н. э. все храмовые города Месопотамии в пределах этого же общего региона были независимыми государствами, пока Саргон Древний из Аккада не простер свои завоевания «до серебряной горы и кедрового леса», поработив, подобно ацтекам, все мелкие государства и заставив их платить дань в виде сырья. И этот империализм «стал новым инструментом для сосредоточения еще больших излишков общественного продукта».

Было недостаточно того, что государство ацтеков собирало дань с покоренных городов, так как, хотя простолюдин не имел землю в своей собственности, он обладал правом – после исполнения рабочей повинности – пользоваться доходами, полученными с обработанных земель. Излишки продукции продавали на различных рынках. Свободное время уходило на обработку сырья, которое проникало сверху до самых низов и которое приобретало вид готовых товаров для «экспортной» торговли. Таким образом, экономика развивалась, и возник новый класс, который не был известен другим индейским народам Америки, – класс торговцев.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51

Похожие:

Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconЛитература: Александренков Э. Г. Индейцы Антильских островов: до европейского завоевания. М., 1976
Индейцы тихоокеанской полосы: майя, ацтеки, инки. Социально-экономическая структура обществ майя, ацтеков и инков, их культурные...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconНазвание Предмет Направление
История индейцев Америки: майя, ацтеки, культуры оахаки. Города, правители, наука, культура. Карты
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconКалендари Центральной Америки В. А. Юревич
Столько старания и интереса проявляли майя к наблюдениям периодических явлений на небе, что достигли здесь точности невероятной,...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconЕдиный федеральный реестр туроператоров серия мт1 №002194
Древние культуры доколумбовой эпохи: ацтеки/теотиуаканцы /ольмеки /майя / тольтеки; яшчилан; водопад мисоль-ха в сьерра чиапанека;...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки icon«Древние инки и их государство»
Инки индейское племя,обитавшее на территории Перу и создавшее незадолго до испанского завоевания обширную империю с центром в городе...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconКулинарные традиции стран Латинской Америки Трухильо Игор М. А. (Гватемала)
Многие традиционные продукты кухонь стран Латинской Америки основаны на кухне Майя. Много блюд имеют одно и то же название в соседних...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconИз истории цивилизаций америки ацтеки письменность ацтеков
Континент Америка с периода его открытия и до сих пор хранит в себе множество загадок. До завоевания континента европейцами это была...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconТехника гипноза Кандыба Виктор Михайлович
Большинство храмов Древней Японии посвящены синтоизму древней религии японцев. Храмовый синтоизм был до второй мировой войны государственной...
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconАдольф Гитлер: Доложить обстановку на Западном Фронте. Герд фон Рундштедт
Место действия: Бергхоф. Лица: Гитлер, Герд фон Рундшедт, Вильгельм Риттер фон Лееб, Федор фон Бок, Гейнц Гудериан
Виктор фон Хагена Ацтеки, майя, инки. Великие царства древней Америки iconГрупповой экскурсионный тур: великие коpoлeвcтвa майя даты заездов: 7ночей 2012: 12,11
Прибытие в Канкун. Встреча в аэропорту с русскоговорящим гидом и трансфер в отель 4 в центре Канкуна
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org