Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план



страница14/14
Дата26.10.2012
Размер1.81 Mb.
ТипЛекция
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
части объекта с особыми свойствами и атрибутами объекта. По всей види­мости, это происходило при условии физической невозможности полного отде­ления части объекта от самого объекта, т. е. при условии материальной, перцеп-туально данной в чувственном ощущении осязаемости в особом виде какой-либо части объекта (его температуры, цвета, формы, размера и т. п.), и—одновремен­но —невозможности реально наблюдать его автономное и независимое от объек­та (как его носителя) существование. Такие части объекта и осмыслялись как его признаки, или атрибуты.

Возможно также предположить, что признаки, незави­симые от воли человека, признаки более постоянные и стабильные, формирова­ли затем один класс слов, а признаки, зависимые от его воли, — движения, действия, —другой. Важно, что оба указанных класса признаков воспринимались, с одной стороны, одинаково,—как присущие объекту, при—знаке,а, с другой сторо­ны, по-разному. Строго говоря, физические свойства объектов более онтологичны по сравнению с движениями в том отношении, что легче непосредственно наблюдаемы и перцептуально различимы, тогда как процессуальные сущности— нестабильные, держащиеся на восприятии изменений, явно противопоставле­ны сущностям стабильным, устойчивым, «консервативным» (так зарождается противопоставление внутри не-предмета прилагательного и глагола). .

Если теперь сравнить сами онтологические категории по степени их онтологичности как соответствия наблюдаемым перцептивно явлениям, то ясно выст­раивается и иерархия категорий! Самой онтологичной оказывается категория предметности, а при делении категории признаковости на категории процессу­альных и непроцессуальных признаков более высокое место в иерархии займут признаки стабильные. Это демонстрирует и то, почему по всем свойствам суще­ствительные и глаголы противопоставлены гораздо более четко, нежели суще­ствительные и прилагательные (они делят свойства стабильности, более опреде­ленной референции и даже сенсорной чувственности) или же прилагательные и глаголы (они сближены в обозначении состояний и т. д.).

Иерархия эта определя­ет и меру когнитивных оснований у кардинальных ЧР, которые, отражая формы материи и движение как способ ее существования, оказываются зависимыми от таких ментальных операций человеческого разума, как сравнение и отождеств­ление. Познание действительности начинается с того, что мы ее чувственно вос­принимаем. В процессе восприятия первичная категоризация заключается не только в объединении ощущений из разных ментальностей в единый гештальт, но и в суждениях об идентичности или сходстве таких гештальтов по определен­ным показателям. Отдельно осознанная сторона объекта обозначается как прилагательное, кото­рое, соответственно, указывает на один-единственный абстрагированный от сво­его носителя признак, притом признак относительно устойчивый, стабильный.
Наконец, «сторона», относящаяся к движению объекта, к его перемещениям, к его процессуальным характеристикам, обозначается глаголом.

Можно полагать, что противо­поставление объекта и его признаков, атрибутов связано по своей природе с хо­рошо известным в психологии противопоставлением фона (целостности) и фи­гуры (отдельности). Но это же самое противопоставление следует рассмотреть не только для фор­мирования оппозиции концептов предмета и признака, но, по всей видимости, и для становления самого концепта предмета: для того, чтобы вычленить объект, должно существовать и то, из чего он вычленяется. Если даже первоначально объект (вещь, тело, лицо) вычленяется из «всего остального», постепенно, и это остальное должно принимать при его восприятии более определенную форму. Иначе говоря, если предметы осознаются и осмысляются человеком как опреде­ленные части среды или пространства, некие представления должны склады­ваться и для осознания того, что непосредственно окружает человека (фона) и что можно было бы также назвать хронотопом.

Рассматривая становление концептуальной системы в филогенезе, реконст­руируя этот процесс, мы и полагаем, что в актах простейшего восприятия мира наряду с концептом объекта формировалось постепенно и понятие непосредствен­ного окружения человека, окружающей его обстановки (setting)—той среды, в которой он находился и частью которой он себя осознавал и ощущал. Существование этих явлении свидетельствует, на наш взгляд, о том, что не-расчлененное обозначение положения дел должно уступить место «разведению» в его характеристике фона и фигуры, объекта и приписываемого ему признака, а также установлению барьера между тем, что дано в качестве известного или от­правного момента в высказывании, и тем новым, что о нем надо сообщить и что по каким-либо причинам релевантно для передачи новой информации.

С указанных позиций мы считаем возможным выдвинуть предположение о том, что в актах локального, ограниченного, простого взаимодействия со средой у человека складывались представления об окружающей его обстановке в целом — о том, что соответствовало его ощущениям непосредственной реальности и, преж­де всего, панорамному охвату взглядом среды или пространства. Концептуализи­роваться и подвергаться категоризации должно было именно то, что входило в «ближайшее окружение» человека и определяло его жизнедеятельность, то, внут­ри чего он распознавал предметы и их признаки, но в то же время — и то, что соответствовало отдельному моменту его бытия, определяемому в терминах «здесь и сейчас», hiс et nunc. Для обозначения такого концепта мы и выбираем наиме­нее нагруженный в функциональном отношении и часто используемый в когнитивной литературе термин «сцена», хотя в равной степени могли бы обозначить этот исходный концепт как «ситуацию» или «положение дел».

На этот раз речь идет о концептах покоя и изменения и о восприятии пере­мен в той ситуации, с которой человек сталкивался, ибо в конечном счете имен­но это понятие помогает понять, как формировался концепт процессуального признака, легший в основу глаголов. Для этого мы и делим сцены, воспринимаемые человеком, на сцены в покое, без изменений (во всяком случае, видимых или ощутимых из­менений) и сцены, напротив, с визуально или тактильно ощущаемыми перемена­ми. Первое мы называем положениями дел, второе—ситуациями или событи­ями. В первых, статичных, ничего не происходит, во-вторых, напротив, что-то изменяется, люди или объекты не остаются «теми же» или «там же». Для этого соответствующие аспекты или части сцен и кодируются глаголами, которые в первом случае относятся к описанию расстановки объектов, их стабильных со­стояний, их позиционных характеристик, а во втором—к описанию изменений в положении дел, трактуемых как события и как бы фиксирующих переход от одно­го состояния (положения дел) к другому.

Для формирования подобной абстракции решающую роль могли играть на­блюдения за человеческим телом и человеческими действиями—за работой руки, которая, с одной стороны, является сама частью тела, а, с другой, совершает дви­жения, направленные на перемещения объектов, на достижение их и использо­вание для решения каких-то задач. При этом, однако, рука передает объекту свою энергию, т. е. «отделяет» ее от себя самой. Более того. Подобная передача наблю­даема, т. е. воспринимается в виде движения, т. е. как определенный след от тра­ектории перемещения, ср. при подъеме руки или падении вещи.
3

Подытоживая данные подобного рода, хочется высказать предположение о том, что знание значений глаголов ближе процедуральным знаниям о мире, нежели знание значений существительных, входящих в область декларативных знаний. Значение глагола может быть по­нято как инструкция к осуществлению особого действия (поверни ручку двери; закури папиросу, возьми книгу), причем нередко действия, в котором оно выполняется с особым/особыми объектом/объектами. В результате этого в концептуальной структуре глагола явно прослеживаются следы предметности, следы связанности данного движения или действия, процесса или состояния с объектами определен­ных типов. Про­странственное виденье того, что обозначено глаголом в образе траектории как мысленного следа и мысленного соединения в одну непрерывную линию или кри­вую точек последовательного нахождения объекта в пространстве, т.е. в об­разе пути перемещения, способа изменения и т.д., включается в семантику глагола и в другом отношении: в виде отражений в ней того, кто выполняет дей­ствие, или того, чего, на кого или что оно переходит.

В разных языках категоризация предмета, признак и процесса схватывается в ЯКМ по-разному. Иначе говоря: когнитивные категории предметности, признаковости и процессуальности не могут остаться не выраженными в языке, но степень их про­тивопоставленности либо поддерживается морфологически, деривационно и синтаксически, либо они осознаются особенно четко только в дискурсе (когда надо противопоставить топик и коммент, идентифицированное и характеризу­ющее, предмет речи и его описание и т. д.). В первом случае среди признаков ЧР преобладают их концептуальные характеристики, во втором—дискурсив­ные; в языках первого типа скорее очевидно выражение онтологической не­тождественности объекта его признакам и атрибутам, в языках второго типа — разное восприятие ситуаций и положения дел с их участниками и отношения­ми между ними. В первом случае в онтологии мира как бы высвечены более ее индивидные сущности (отдельные предметы, вещи, тела, лица, явления, про­цессы, части предметов и т. п.), во втором, напротив, восприятия целостности, создаваемые совокупностями тел, предметов и т. д., их взаимодействием, их со­отношением, т. е. сцены (положения дел или ситуации) как гештальты.




1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconПроблема Гибели мезоамериканской цивилизации в парадигме современного социально-экономического знания
Проблема Гибели мезоамериканской цивилизации в парадигме современного социально-экономического знания 1
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconCхемы лингвистического анализа
Схемы лингвистического анализа по курсу современного русского языка. – Бийск, ниц бпгу им. В. М. Шукшина, 2005. с
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconМатериальная культура первобытного человека
Охватывает период в миллион лет от появления предков современного человека до III-I тысячелетия до н э
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconЛекция 1 Языкознание как наука Языкознание (лингвистика, языковедение) наука о языке

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconПрограмма для 5 гуманитарно-лингвистического класса по умк "Английский язык нового тысячелетия" New Millennium English

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconТематический план дисциплины "Социология": Социология как наука Историческая эволюция социального знания
Социология это наука об обществе, системах, составляющих его, закономерностях его функционирования и развития, социальных институтах,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической конференции 24 и 27 марта 2009 г. Новоуральск 2009 ббк 74+75 о 23
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconИстория великой ассирийской державы начинается с небольших городов-государств на севере Месопотамии, находившихся в III и начале II тысячелетия под властью юга Двуречья
Вавилонию; Салманассар IV, 727-722, и Саргон. 722-705, уничтожили израильское царство. Владения Саргона простирались от Каспийского...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconОтветы к экзамену по литературоведению
Литературоведение — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconЛекция Общее языкознание. Его место в системе научного знания о человеке. Проблемы общего языкознания План

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org