Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план



страница5/14
Дата26.10.2012
Размер1.81 Mb.
ТипЛекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
падежной грамматики. Основные положения:

1. Разумность (intelligence) – проявление работы небольшого количества механизмов общего (логического) вывода с большими объемами конкретных и специальных знаний.

2. Этот процесс сопровождается использованием «библиотеки фреймов», пакетов знаний, дающих описания типовых объектов и событий. Такие описания содержат и абстрактную схему – скелет для описания произвольного единичного случая, – и множество «действий по умолчанию» (defaults) для типовых членов класса. Дей­ствия по умолчанию позволяют информационной системе воспол­нять отсутствующие детали, порождать ожидания и замечать откло­нения от рутинных состояний дел. Так добавляются свежие знания в базу данных при учете текущего состояния системы знаний в целом.

Фреймовые концепции позволяют моделировать понимание. Последнее приравнивается набору следующих действий: активация фрейма, выдвижение на первый план фрейма-кандидата и конкуренция фреймов. Начиная интерпретировать текст, мы активизируем определенную контурную схему, в которой многие позиции («слоты») еще не заняты. Более поздние эпизоды текста заполняют эти пробелы, вводят новые сцены, комбинируемые в различные связи – исторические, причинно-следственные, логиче­ские и т.п. Интерпретатор постепенно создает внутренний мир, с продвижением по тексту все больше конкретизируемый в зависимо­сти от подтверждаемых или отвергаемых ожиданий. Этот внутритек­стовой мир зависит от аспектов сцен, обычно (или никогда) в тексте эксплицитно не описываемых [Fillmore 1975: 125]. Прототипические сцены составляют багаж знаний человека о мире. Усваивая значение, сначала как бы приклеивают ярлыки к целым сценам, после чего – к частям знакомых уже сцен, а затем оперируют: а) репертуаром ярлы­ков для схематических, или абстрактных, сцен и б) ярлыками для сущностей или действий, воспринимаемых независимо от тех сцен, в которых они впервые встретились [Fillmore 1975: 127].
3

Несмотря на то что понятие концепт можно считать для современной когнитивистики утвердившимся, содержание этого понятия очень существенно варьирует в концепциях разных научных школ и отдельных ученых.

Дело в том, что концепт –– категория мыслительная, ненаблюдаемая, и это дает большой простор для ее толкования. Категория концепта фигурирует сегодня в исследованиях философов, логиков, психологов, культурологов, и она несет на себе следы всех этих внелингвистических интерпретаций.

Впервые в отечественной науке термин концепт был употреблен С. А. Аскольдовым-Алексеевым в 1928 г. Ученый определил концепт как мысленное образование, которое замещает в процессе мысли неопределенное множество предметов, действий, мыслительных функций одного и того же рода (концепты растение, справедливость, математические концепты) (Аскольдов-Алексеев, 1928, с. 4).

Д. С.
Лихачев примерно в это же время использовал понятие концепт для обозначения обобщенной мыслительной единицы, которая отражает и интерпретирует явления действительности в зависимости от образования, личного опыта, профессионального и социального опыта носителя языка и, являясь своего рода обобщением различных значений слова в индивидуальных сознаниях носителей языка, позволяет общающимся преодолевать существующие между ними индивидуальные различия в понимании слов. Концепт, по Д. С. Лихачеву, не возникает из значений слов, а является результатом столкновения усвоенного значения с личным жизненным опытом говорящего. Концепт в этом плане, по Д. С. Лихачеву, выполняет заместительную функцию в языковом общении (Лихачев, 1993).

Е. С. Кубрякова предлагает такое определение концепта: «Концепт –– оперативная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, квант знания. Самые важные концепты выражены в языке» (КСКТ, с. 90-92).

В. И. Карасик характеризует концепты как «ментальные образования, которые представляют собой хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта» («Введение в когнитивную лингвистику», 2004, с. 59), «многомерное ментальное образование, в составе которого выделяются образно-перцептивная, понятийная и ценностная стороны» (Там же, с. 71), «фрагмент жизненного опыта человека» (Карасик, 2004, с 3), «переживаемая информация» (Карасик, 2004, с. 128), «квант переживаемого знания» (там же, 2004, с. 361).

С. Г. Воркачев определяет концепт как «операционную единицу мысли» (Воркачев, 2004, с. 43), как «единицу коллективного знания (отправляющую к высшим духовным сущностям), имеющую языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой» (Воркачев, 2004, с. 51-52). Если ментальное образование не имеет этнокультурной специфики, оно, по мнению ученого, к концептам не относится.

Мы определяем концепт как дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету.

Концепт кодируется в сознании индивидуальным чувственным образом, выступающим как чувственный компонент содержания концепта, и является базовой единицей универсального предметного кода человека (Л. С. Выготский, Н. И. Жинкин, И. Н. Горелов).

С этой точки зрения, концепт не обязательно имеет языковое выражение - существует много концептов, которые не имеют устойчивого названия и при этом их концептуальный статус не вызывает сомнения (ср. есть концепт и слово молодожены, но нет слова «старожены», хотя такой концепт в концептосфере народа, несомненно, есть).

Далеко не все концепты, с этой точки зрения, «отправляют к высшим духовным сущностям» –– многие концепты носят эмпирический характер (бежать, красный, окно, рука, нога, голова и под.).

Не обязательна, с нашей точки зрения, и этнокультурная специфика для концепта - есть множество концептов, у которых или нет никакой этнокультурной специфики (например, многие бытовые концепты), или она исчезающе мала, и чтобы ее найти, надо приложить исключительные усилия.

Не все концепты имеют и ценностную составляющую –– к примеру, пространственные и временные концепты не имеют ценностной составляющей, да и во многих других случаях ценностную составляющую приходится искать «с пристрастием».

ЛЕКЦИЯ 6. ЛЕКСИКА И СЕМАНТИКА В КOГНИТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ
ПЛАН

1. Когнитивная семантика

2. Значение как продукт человеческого способа концептуализации мира

3. «Человеческое измерение» в семантике естественного языка как проблема лингвистического когнитивизма
1

Значения в естественном языке являются мысленно кодируемыми структурами: с точки зрения американских лингвистов – основоположников этого направления (Джордж Лакофф, Рональд Лангакер, Рей Джакендорф) значение высказывания интрепретируется в уме, а не находится вне нас, в мире, согласно традиционной лингвистике. В этом плане теория противостоит как онтологической концепции (значение слова СОБАКА есть множество всех собак в мире), логической концепции (значение слова можно описать набором общих абстрактных семантических компонентов), гносеологической концепции (значение есть установление истинности наших символов по отношению к объективному миру). Согласно этим ученым, значение есть интерпретация носителем языка некоего концептуального содержания, продукт взаимодействия между сигналом извне и внутренним аппаратом мысли. Язык – концептуализация мира, то есть придание хаосу мира нашим мозгом структурности. По сути, это теория – теория понимания и использования языка, а не его устройства или функционирования.

Дж. Лакофф: языковое значение – это концептуальная структура в мозгу, «ОБРАЗ-СХЕМА, созданная в результате взаимодействия с внешним миром: это повторяющийся динамический образец наших процессов восприятия и моторных программ, который связывает и структурирует наш опыт». Схема ВМЕСТИЛИЩЕ – понятие границы, отделяющей внутреннюю часть от внешней. Она формируется из опыта: наше тело – ВМЕСТИЛИЩЕ, а различие ВНЕ/ВНУТРИ релевантно для нас. Отсюда – МЕТАФОРА расширения: мы – объекты вместилища, распространяем по ассоциации это отношение на другие объекты в опыте (УМ – ВМЕСТИЛИЩЕ). Аналогично – ЧАСТЬ/ЦЕЛОЕ, ИСТОЧНИК – ПУТЬ – ЦЕЛЬ.

С позиций лингвистического когнитивизма слово предстает важнейшей единицей языка, сквозь которую воспринимается и посредством которой концептуализируется мир. В отличие от логического направления, слово в когнитивной лингвистике рассматривается с позиций «естественного языка», где мир категоризируется по-особому. Чертами категорий «естественного языка» является: 1) антропоморфизм; 2) ориентация на стереотип (прототип); 3) нечеткость и открытость границ ЛЗ; 4) редукционизм; 5) отсутствие иерархии признаков.

ЛЗ в когнитивной лингвистике предстает как: 1) отображение человеческого опыта в схеме-представлении; 2) связанное с человеческим телом и его свойствами; 3) имеющее характер гештальта, фрейма, сценария. В семантику входят прототипические семантические коннотации – это признаки, приписывающиеся прототипическому объекту действительности (или воображаемому); они не всегда подтверждаются практикой и не отражаются в словарной дефиниции. Так, слова ОСЕЛ и ИШАК обозначают одну и ту же реалию действительности, но у слова ОСЕЛ возникает коннотация 'глупый', 'упрямый', а у слова ИШАК– 'безропотно выполняющий тяжелую работу'. Именно семантические коннотацию делают языковую картину мира каждого этноса специфичной – они культурноориентированы. Так, в русском и польском для слова СВИНЬЯ совпадают коннотации «грязная, глупая, едящая отходы», но в польском языке есть выражения типа СВИНСКИ БЛОНДЫН, СВИНСКИ РЖЕЗЫ, что свидетельствует о том, что в «прототипическую свинью» в польском входят признак окраса (белая щетина, розовая кожа), а для русского – это признак нерелевантный. Ср. также слово СЛАДКИЙ в русском и английском.

На этом фоне строится когнитивная семантикаэксплицитная, эмпирически зазем­ленная субъективистская, или концептуалистская теория значения [Langacker 1990: 315], в которой принимается, что значение выраже­ния не может быть сведено к объективной характеризации ситуации, описываемой высказыванием: не менее важным является и ракурс, выбираемый «концептуализатором» при рассмотрении ситуации и для выразительного портретирования ее. Полная семантическая ха­рактеристика выражения устанавливается на основе таких факторов, как уровень конкретности восприятия ситуации, фоновые предположения и ожидания, относительная выделенность конкретных единиц и выбор точки зрения (перспективы) на описываемую сцену.

Инвариантом являются прототипы (играющие роль ко­нечных остановок) и термины, ближайшие к прототипам. Как общая теория категоризации, когнитивная семантика междисциплинарна, не ограничивается только лингвистическим аспектом, а потому вступа­ет в соприкосновение с современными эпистемологическими концеп­циями, особенно с теми, где на передний план выдвигается понятие интенционалъности. Обладает она и антиструктуралистской направленно­стью, что сближает ее с философским деконструктивизмом (Деррида).

Ее основные принципы:

1) на переднем плане находятся эпистемологические функции конкретных сущностей в рамках структуры, а не система оппозиций (как у структуралистов);

2) познающий субъект – носитель копшции – является актив­ным началом, генерирующим значения выражений, а не берущим их готовыми из природы;

3) интерпретации выражении не равноправны, некоторые более предпочтительны уже в силу свойств языка выбранного выражения.
2

Человеческий способ концептуализации мира ведет к существенным расхождением между действительными свойствами объектов действитель­ности и тем, как они представлены в языке. Это связано с тем, что человек членит мир, сообразуясь со своими нуждами, и нимало при этом не забо­тится о научной достоверности данных, полученных им в практическом опыте столкновения с вещами. Это особенно касается восприятия про­странства и характеристики объектов в нем. Не случайно Л. Талми счи­тает, что геометрия Евклида, которую лингвисты усвоили в школе, и связанная с такими понятиями, как размер, расстоя­ние, длина, угол и т.п., не имеет от­ношения к языковой концептуализации мира. В языке человек измеряет не отдельные параметры объекта, а объект целиком, относя его к тому или иному то­пологическому типу (круглые, плоские, вытянутые, бес­формен­ные объекты, и т. п.).

При этом языковая концептуализация мира обладает возможностью со­вмещать логически несовместимое. Так, у объектов, оказывается, можно выде­лить «отрицательные части» (negative parts). Обычные части — это «добавлен­ная» субстанция, а отрицательная — «вынутая» из объекта, ср. дыра, проем и под. в ка­честве отрицательных частей таких объектов, как яма, дверь, пещера и др. То же безразличие к материи, субстанции проявляется в языке и когда один и тот же объект получает одновременно несколько языко­вых представлений. Хо­роший пример такого рода — лексемы типа озеро, которые вообще-то обозна­чают емкость (ср. в озере), но, на­пример, в таких сочетаниях, как по озеру, пол­ностью теряют свой объем (thickness) и оказываются плоскостью [приводится по: Рахилина 1998: 285-286].

Примером того, как в языковой концептуализации мира один и тот же объект может менять свою «размерность» от двухмерного представления к трехмерному, являются наблюдения Е.В. Урысон над значением русского слова небо. Лексема небо обозначает и само воздушное пространство высоко над зем­лей, и тот купол, который зрительно его ограни­чивает. Иными словами, с точки зрения русской языковой кар­тины мира небо представляет собой трехмерный объект, имею­щий поверхность. Это представление отчасти прослеживается в сочетаемости лексемы небо с пространственными предлогами. Ср. В небе птицы <парашютисты> [как в пространстве], но На небе звезды [как на поверхности]; невозможно *На небе птицы <парашютисты>, т. к. эти объекты находятся су­щественно ни­же купола, как бы накрывающего землю.

Парадокс лексемы небо состоит в том, что она, хотя и обо­значает некий объект целиком в качестве «трехмерного», но в ряде контекстов реализует и «двухмерную» модель этого представления как часть этого объекта. Получается, что с точки зрения современного русского языка «части» неба и са­мо небо рав­ноправны [Урысон 230-232].

Как пишет Г.И. Кустова, внеязыковая реальность отражается челове­ком избирательно. Он создает определенную модель ситуации или схему. Источником значения слова является ситуация. Однако в слове содержится не вся информация об обозна­чаемой им ситуации. Это следует хотя бы из того, что одна и та же ситуация может быть обозначена разными словами. На­пример, члены синонимических рядов по-разному представляют од­но и то же действие, выделяют и акцентируют разные аспекты и элементы со­держания ситуации.

Слово в определенном значении, «выбирая» из ситуации только часть информации, дает определенный способ концептуализации, осмыс­ления этой ситуации, — другими словами, оно является се­мантической моделью ситуации, и, как всякая модель, что-то под­черкивает, высвечи­вает, если угодно, выпячивает, а что-то затемня­ет, отодвигает на задний план или даже искажает. Поэтому не менее важна и другая сторона ме­дали— оставшаяся информация, которая не во­шла в «основное», исходное значение (или в ассертивную часть зна­чения). Ведь слово, будучи знаком ситуации, осуществляет связь человека с этой ситуацией. И хотя само слово содержит только часть информации о ситуации, он обеспечивает доступ к гораздо более богатой и содержательной информационной струк­туре — так сказать, банку данных. И оно же является средством «реализа­ции» оставшейся информации, ее «извлечения» и использо­вания в произ­водных значениях [Кустова 2004: 35-38].

Важно, что у концептуальных структур, порождаемых таким обра­зом, есть «выделенная» (точнее — выделяемая в знаке) часть (акцент, до­минанта) и есть «теневая» часть («остаток»). При этом соотношение ак­центируемой и «теневой» части концептуальной структуры, или схемы, одной и той же ситуации имеет в разных языках национальную специфику. Так, в русских глаголах с семантикой поездки на транспорте акцентиру­ется способ дальнейшего действия после проникновения в средство пере­движения (посадка в автобус, даже если я там буду стоять): сесть в метро. В английском языке выделенной частью является зона каузатора, его ак­тивное действие (‘взять’, хотя он ничего не берет): take the metro. Для рус­ского языка специфично акцентировать избыточное имплицитное пред­ставление в глаголе нахождения на поверхности образа находящегося там предмета: стакан
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconПроблема Гибели мезоамериканской цивилизации в парадигме современного социально-экономического знания
Проблема Гибели мезоамериканской цивилизации в парадигме современного социально-экономического знания 1
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconCхемы лингвистического анализа
Схемы лингвистического анализа по курсу современного русского языка. – Бийск, ниц бпгу им. В. М. Шукшина, 2005. с
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconМатериальная культура первобытного человека
Охватывает период в миллион лет от появления предков современного человека до III-I тысячелетия до н э
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconЛекция 1 Языкознание как наука Языкознание (лингвистика, языковедение) наука о языке

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconПрограмма для 5 гуманитарно-лингвистического класса по умк "Английский язык нового тысячелетия" New Millennium English

Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconТематический план дисциплины "Социология": Социология как наука Историческая эволюция социального знания
Социология это наука об обществе, системах, составляющих его, закономерностях его функционирования и развития, социальных институтах,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconНовоуральске образование и наука III материалы III региональной научно-практической конференции 24 и 27 марта 2009 г. Новоуральск 2009 ббк 74+75 о 23
О – 2359 Образование и наука – III: Материалы III региональной научно-практической конференции «Образование и наука», Новоуральск,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconИстория великой ассирийской державы начинается с небольших городов-государств на севере Месопотамии, находившихся в III и начале II тысячелетия под властью юга Двуречья
Вавилонию; Салманассар IV, 727-722, и Саргон. 722-705, уничтожили израильское царство. Владения Саргона простирались от Каспийского...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconОтветы к экзамену по литературоведению
Литературоведение — одна из двух филологических наук — наука о литературе. Другая филологическая наука, наука о языке, — языкознание,...
Лекция когнитивизм в парадигме современного лингвистического знания: наука о языке в начале III тысячелетия план iconЛекция Общее языкознание. Его место в системе научного знания о человеке. Проблемы общего языкознания План

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org