Милый, милый ребенок!



Скачать 418.73 Kb.
страница1/3
Дата03.07.2014
Размер418.73 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Часть II
1.
"Милый, милый ребенок!

Мне очень не хватает Вас. Ваша любовь, пытливость и задумчивость, Ваша любовь к литературе, Ваша совесть, человечность – одобряют и обнадеживают, помогают.

Глядя на Вас и думая о том, что Вы есть на земле, хочется стать лучше и чище душой, сделать что-нибудь хорошее. А я, милый ребенок, совсем не такая, какой хотела бы быть, слаба волей и ничтожна, и даже не имею энергии скрывать это от Вас.

Моя жизнь состоит из бесконечного ряда ошибок, я почти не знала счастья, и все-таки безумно люблю жизнь, дорожу каждым ее мгновением и верю в великую радость познания людей. Как хорошо вдруг, неожиданно найти родственную душу, найти человека близкого душой – все равно, какого он пола и возраста, все равно: нужна я ему или нет, лишь бы отогреть душу мыслью о том, что есть на жизненном моем пути еще один настоящий хороший человек.

Милый, милый ребенок, мы совсем ни о чем не успели с Вами поговорить, ни о Бетховене, ни о Роллане, ни о Блоке и вообще ни о чем. Мне очень хотелось, чтобы Вы пришли в настоящую, большую литературу, принесли туда свою чистую душу, доброту, нравственный пафос, активную человечность. Пишите, обязательно пишите, больше, смелее, не бойтесь вымысла, ибо он часто возвышается над мелким правдоподобием голого факта. Вымысел – это догадка, предчувствие, интуиция художника, а они тоже основаны на жизненном опыте, только извлекающим из него самое важное, существенное, может быть не для всех заметное. Факты жизни предстают обогащенными, проведенными через фантазию, сердце, ум художника, озаряются его страстью и мыслью.

В Ваших рассказах, стихах не хватает фантазии, мало вымысла. Вы, как ребенок, который учится ходить, держась за ножки стула. Станьте крепче на ноги, не будьте рабом жизненного факта, не будьте рабом повседневности, домыслите, придумайте, увлеките.

Милый, милый ребенок, не сердитесь на меня. Пусть засверкает чистыми алмазами Ваше творчество, наполненное Вашим душевным трепетом, поэтичностью, романтикой. Я ручаюсь за Вас, Вашу душу и талант.

Пишите скорее, Вы мне очень дороги.

Антонина Михайловна."
Толик сидел на приступочках вагончика и перечитывал письмо, вчера в суматохе дня не было времени вчитываться в строчки. Теперь никто не мешал, ребята еще спали. Он останавливался, перечитывал отдельные места, и почему-то стало стыдно оттого, что не было душевного трепета, не ощущал совершенно ничего значительного в своей душе.

Промелькнул год, как мальчишки из 10 «Б» отправились на целину. Поначалу порыв, радость незнаемого, но великого дела для страны, потом повседневная неустроенная, физически до устали трудная жизнь.

Теплое ранее утро в Казахской степи, в памяти переворачивались страницы еще недавних, незабытых школьных дней.

Здесь с ним верный Колян, строгий Славик, порывистый Володя, улыбчивый и ловкий Герка – ребята, друзья школьных лет.
Был Толик староста в классе, а в совхозе стал бригадиром. Пусть небогаты событиями, но дороги воспоминания.

Реальность бытия останавливает, возвращает к сегодняшнему дню. Вчера вспахали горбушку, там уже просохло, теперь надо брать низину, ближе к водоему. А выйдут ли ребята из соседнего вагончика, вчера они гудели допоздна, отмечая день получки.

Колян получил травму, как только не расшибся насмерть. После пахоты захотелось помыться, скорей, скорей без разбора бултыхнулся в водоем. Вода уже прогрелась под жарким солнцем, а в воде нож бульдозера, забытый мелиораторами после чистки пруда. Вытащили Коляна с рваной раной на боку, теперь лечится, температура еще не спала.

А Герка, кой черт понес его на камни? – Перевернул трактор, вылез, как ошалелый, из кабины и суетно ищет вокруг себя перчатки. Перчатки потерял, а голова-то на месте? Очнулся от шока, заплакал. Теперь подсобным работает, грозится уйти, уехать домой.

Володя, Славка терпят, худеют на глазах, но держат фасон, с ними надо продержаться еще два года в этих степях.

Сейчас поднимется солнце и задует сухой пыльный ветер с полей, а пыль-то черная, едучая.

Не лучше осенью, когда идут дожди. По скользкой грунтовой дороге вывозили урожай, машины пахали юзом, рвались сцепки. Глубокая яма – сыпь зерно, так доехали до станции, на станции ни навесов, ни вагонов. Сгружали пшеницу на сырую землю, брезента не хватало, чтобы укрыть от дождя. Урожай был невиданным, зацепились звезды за лацканы пиджаков у некоторых руководителей, ребята видели звезды лишь на небе сквозь стропила недостроенного дома. А куда девалась пшеница, если не прошло и десяти лет с начала освоения целинных земель, как пропал белый хлеб, его выдавали по талонам больным и детям, об этом не напечатают ни стихами, ни прозой.

Коляну грезилось: "Он полз навстречу рассвету, слизывая сушим языком росу с листьев распластавшегося клевера, глаза его тлели в ночи, как два осенних спелых яблока, соленый пот пенился и стекал с подбородка, к боку он прижимал незаживающую рану. Только бы дотянуть до чистой полосы света между твердью и небом. Господи, дай силу душе моей, одари щедростью своей, дай тихий покой исстрадавшейся плоти.

Смирением иссушу мозг свой и оголенный череп свой возложу на камень, кости рук сложу крестом «опасно для жизни». Опасно для жизни слабым и безвольным, чувствительным душам с воспаленным умом, ибо яд в сём мозгу, в мыслях безбожных его…"

Колян лежал с открытыми глазами, он был в полном сознании, не метался в бреду и вдруг явственно увидел светлое пятно, на нем отчетливо выступали черты незнакомого лица.

– Господи, – прошептал Колян и неумело перекрестился.

Он просил господа бога остановить боль в правом боку, он просил прощение о том, что знал один и никому не рассказывал, нечего было бахвалиться.

Случилась встреча на том же водоеме, где его угораздило столкнуться с ножом бульдозера. На закате он сидел на берегу и удил карасей. Карась шел не крупный с ладонь, здесь он почему-то белый, а не золотистый, как дома, и плавники не яркие, блеклые.

Подошел дед в треухе, традиционном халате и мягких сапогах, сел рядом, подобрал под себя ноги и сложил ладони у подбородка. Когда Колян поймал очередного карася, вынул дед из кармана мятый рубль и протянул его Коляну, заискивающе улыбался, совсем сощурив узкие глаза. Колян отдал карася, взял рубль, Дед осторожно принял рыбину двумя руками, пошел к берегу, встал на колени и отпустил карася в воду.

Снова поймал Колян карася, дед опять вытащил рубль и отнес карася к воде. Так продолжалось до тех пор, пока у старика были деньги. Он ушел, горестно ссутулившись, переваливаясь с боку на бок на кривых ногах. Для него рыба была священной.

– Прости, господи, – просил Колян, обращаясь к единственному заступнику – богу.
2.

В начале урока Полина Григорьевна проверяет выполнение домашнего задания по математике. Не решил пример по алгебре – получай двойку в журнал и дневник.

– Так не справедливо! – вступился Толик, поднявшись из-за парты. Ему нестерпима несправедливость, он староста класса. Это Колян получил двойку, теперь он сидит на первой парте и носит очки, а с математичкой у него нелады.

Полина Григорьевна ведет пальцем по журналу, класс замер.

– Трубин, к доске! – скрипучим голосом выкликает учительница.

Все в классе вздохнули, пронесло. Но какова Полина Григорьевна! Напрямую мстит за заступничество.

К доске так к доске! Толик, ухмыляясь, взял мел. Написал вкратце условие теоремы, теперь нужно доказать. А в голове сквозняк, пусто, лишь назойливо звучит музыка половецких плясок из «Князя Игоря».

Простоял урок, что-то написал, спасительный звонок, потянул только на трояк. После уроков разговор по душам.

– Почему Вы вызывающе ведете себя? Вы староста класса, должны быть примером для остальных учеников.

– Вы мстительны, Полина Григорьевна, и в классе это поняли. Вас больше боятся, чем уважают.

На глазах Полины Григорьевны показались слезы, она махнула рукой и отпустила Толика. С первого класса Толик считал, что учительница всегда права, она много знает, передает это ученикам и еще она справедлива и непогрешима. Чистота учительницы – это ее превосходство и мерило нравственности. Казалось, что и в уборную она не ходит.

На следующий день было классное собрание, Полина Григорьевна – классный руководитель, она строга и категорична в своей речи:

– Некоторые пытались меня критиковать, показать, что я делаю не так, как положено. Пытаются учить! А я говорю вам, что преподаю математику в школе двадцать пять лет и награждена медалью за свой нелегкий труд. И никогда, повторяю никогда, не слышала упреков ни со стороны коллег-учителей, ни от учеников.

Вопрос о старосте класса поставлю на педсовете.

Толик понял, Толик все понял, что ссать против ветра нельзя. Нельзя!

– А теперь у нас осталось немного времени, решим небольшую задачку, – Полина Григорьевна взяла мел и повернулась к доске, в классе недовольно загудели.

В тот же день учительница повстречала маму Толика и пожаловалась:

– Не подчиняется, дерзит, весь класс настроил против учителей. А по геометрии у него твердая тройка!

И под конец попросила тридцать рублей до получки.

По коридору в тот день дежурили девочки из соседнего класса, дежурным надо следить за порядком, проверить классы. Зашли девочки в 10"Б", а их задержали, закрыли дверь и не выпускали до звонка на следующий урок.

В двери уже стучат, дверь в класс не открывается.

Мальчики отступили, скользнули за парты, среди них Колян, Герка, Володя. Девочки что-то говорили, оправдывались и выпорхнули в коридор, когда вошел военрук. Первым вопросом был:

– Кто держал дверь? – молчание.

Вторым вопросом был:

– Я спрашиваю: Кто держал дверь? – военрук не на шутку разгневан, решил добиться своего.

– Все держали, – ответил староста.

Этот ответ военрука не устраивал, он ушел из класса и вернулся с директором школы. Директор небольшого росточка, в очках, по образованию историк. Он взглянул на ребят, они одни были в классе, девочки в это время проходили курс кройки и шитья.

– За срыв урока по военному делу всем ученикам объявляю выговор, – помолчал и добавил: - Староста класса получает четверку за поведение. Жду объяснений.

Директор ушел, военрук, прежде чем начать свой урок, еще долго говорил о дисциплине в армии, а в конце заверил:

– Не таким еще рога сшибали! Попади вы ко мне во взвод.

Шалуны затеяли собрание, обсуждали, кто держал дверь и как выйти из создавшегося положения?

Славка сказал, что он дверь не держал и покинул собрание. Рыбкин заявил, что тоже не держал дверь, но остался.

Сначала галдели, предлагали разное и решили составить протокол собрания, где осудить свой поступок, не называя имен. Дескать, случайно оказались у двери, не слышали звонка; да, девочек не выпускали из класса. – А так ничего плохого не было!

Директор молча прочитал протокол, Толик стоял перед ним. Не поднимая глаз, директор нахмурился и сказал до свидания.

Нравоучений не было, инцидент исчерпан, последствий никаких.

В школе появилась новая «русалка», учительница по русскому языку и литературе Антонина Михайловна. Разбирали творчество А.П. Чехова. Она говорила:

– Возрождение старого чиновника и пошляка через любовь невозможно. А в действительности то, что показал Чехов в «Даме с собачкой» - истина в высшем смысле этого слова. Пусть так редко бывает, но так может быть, так должно быть. Наша героиня любит, этот священный трепет любви пробуждает все лучшие дремлющие силы, которые пробудили в ней понимание красоты природы, музыки, показали окно в большую жизнь, несмотря на несчастную развязку любви.

Прямая спина, плавная линия талии и бедер, стройные ноги – она ходит между парт, мальчики обалдело смотрят ей в след. Она слегка иронично улыбается, взгляд прост и добр. Женственный облик дополнял небольшой бугорок на животе под юбочкой в обтяжку.

Курьез получился на одной из перемен. Толик взял Коляна за плечо и подвел к школьной стенгазете. Школьные новости: как прошел субботник, сколько ямок выкопали под саженцы ученики 10"Б". Кто впереди по успеваемости, позор отстающим.

– Про субботники ты писал? – допытывался Толик у Коляна.

Колян вывернулся из-под руки и ушел. Толик продолжал читать газету, в то время как Колян был около журавля, расхаживающего в загородке на лестничной площадке. «Журка» себя уважал, хлеб брал не у каждого, но если был недоволен, то оглашал коридоры гортанной с переливами руганью. У него было подбито крыло и осенью его нашли на речке, когда лед сковывал закраины у берегов.

Толик пробежал газету до конца и, не глядя, взял Коляна за талию и услышал негромкий голос:

– Анатолий, что вы делаете?

Рядом стояла Антонина Михайловна. Толик обнимал ее за талию, Коляна рядом не было.

– Простите меня, простите! – с испугом, с волнением промямлил Толик.

Кровь прилила к лицу. Глаза ее были строги, она не улыбалась как обычно.

Толик выбежал из школы, спрятался за угол, слезы перехватили горло, душила обида. От стыда, обиды он плакал навзрыд.

Сколько дней прошло, пока забылся этот случай, никто и никогда не напоминал ему об этом курьезе.
3.

Каток. Это святилище, особое место общения. Залитый огнями, сверкающий льдом, окруженный синими сугробами, манит к себе каждый вечер. Здесь неслучайные встречи с подругами. Можно мчаться навстречу ветру, кружиться и прыгать на коньках с ноги на ногу, сзаду на перёд на всем ходу. Выпендрёж перед девочками, дурашливо пугая, перебегать дорожку, крутится вокруг и скакать, потом, взявшись за руки с одной из них, идти круг за кругом без устали, пока не погаснут лампы над катком.

К марту лед сползал, на южной стороне катка открывалось травяное поле, а расставаться с зимой не хотелось.

Драндулет и таратайка – зимние снаряды для групповых развлечений. Тогда дороги не чистили, машин было мало, снег утрамбовывали люди и конные сани. Улицы покрывались коркой льда после оттепели.

Таратайки делали из досок и ставили на четыре конька, первая пара монтировалась на поворотном руле, хорошо, если на подшипнике. Разгон начинался с горки, один лежал на пузе, держась за руль, другой разбегался, подталкивал таратайку и садился на колени позади лежащего. Собирались в длинный поезд и ленточкой неслись по улицам, криком и хохотом предупреждая прохожих об опасности. Так можно было докатиться до вокзала. Обратно шли пешком, возбужденные и восторженные.

Драндулет мастерят из цельного прутка или трубы, они гнутся и приобретают вид финских санок. Периодический профиль здесь не годится, не скользит. На хорошем драндулете может уместиться, стоя на полозьях, до пяти человек, не считая ведущего на коньках.

Драндулет идет легко, если не занесет на повороте, то километра два пройдет запросто.

Для индивидуальных развлечений делали крючки из проволоки и ждали проезжающих машин на главной улице города. Зацепившись крючком за борт, гонишь на коньках со скоростью автомобиля, особенно приятно, когда в горку надо подниматься. Осенью эти крючки использовали для воровства капусты из кузовов машин.

Так случилось, что баскетболом увлекались все старшеклассники, передавая опыт младшим. В школе проводились турниры, была коллегия судей по баскетболу. Лучшую команду брали на межгородские соревнования в обществе «Спартак».

Лучшей считалась команда из игроков: Славка, Толик, Володя, Герка и Колян. Володя, сосед, живет в квартире, где когда-то ютились Ольга и бабка Нюша с курами. Он приехал из Горького. Его отец, бывший сапер, работает прорабом на строительстве межколхозной электростанции.

Герка – пришлый, появился недавно. Он ловок и улыбчив, его признали все лучшим игроком и доверили команду.

Какой матч без зрителей? – хотя зал маловат, потолок низковат, но играли по-настоящему, были и болельщики, и болельщицы.

Ребята старались, играли виртуозно, может быть не совсем по правилам.
  1   2   3

Похожие:

Милый, милый ребенок! iconАгата Кристи Ботинки посла
Милый милый милый мой, – пропела Таппенс, взмахивая густо намазанной маслом оладьей
Милый, милый ребенок! icon«Он улетел, но обещал вернуться. Милый, милый!»
За ним стоит прецедентная ситуация, играющая важную роль в формировании смысла высказывания. Имеет связь с источником (пт – мультфильмом...
Милый, милый ребенок! iconСлава Аллаhу Всевышнему, Всемогущему, Господу миров. Благословение от Аллаhа пророкам, исповедовавшим истинную религию Ислам. Приветствие и покой рабам Аллаhа, которые идут по пути ислама. Милый читатель, Коран это книга
Милый читатель, Коран – это книга, автором которой является не человек, а творец всего сущего, речь (калам) Всевышнего Аллаhа ниспосланная...
Милый, милый ребенок! iconСлава Аллаhу Всевышнему, Всемогущему, Господу миров. Благословение от Аллаhа пророкам, исповедовавшим истинную религию Ислам. Приветствие и покой рабам Аллаhа, которые идут по пути ислама. Милый читатель, Коран это книга
Милый читатель, Коран – это книга, автором которой является не человек, а творец всего сущего, речь (калам) Всевышнего Аллаhа ниспосланная...
Милый, милый ребенок! iconМетодичні матеріали для самостійної роботи студентів
Завтракать в столовой, ждать на автобусной остановке, милый ребенок, пользоваться палочками (для еды), сладкая груша, сидеть на траве,...
Милый, милый ребенок! iconЯ. Колас Здравствуй, милый мой цветок, Лете гость весенний!

Милый, милый ребенок! iconМилый сердцу отчий край
Цель: познакомить учащихся с героическими страницами Белгородской области, с её достопримечательностями
Милый, милый ребенок! iconХолодно, милый
Быстрее загадать желание, пока часы бьют двенадцать! Стоп. А когда оно исполнится?
Милый, милый ребенок! iconКто эта сильвия?
Анджела. Конечно, милый. Материнское сердце не обманывает. (Пауза. Оба разглядывают капсулу.) Я так счастлива. А ты?
Милый, милый ребенок! iconНаша фабрика звёзд учитель Михайлова Г. И
Вед-ая –Нам надоело дожидаться, когда в наш милый, но такой провинциальный и далёкий уголок приедут столичные знаменитости
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org