Книга Руфь. О книге руфь



Скачать 443.71 Kb.
страница1/4
Дата03.07.2014
Размер443.71 Kb.
ТипКнига
  1   2   3   4

А. П. Лопухин




Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов


Книга Руфь.

О КНИГЕ РУФЬ
В ряду исторических книг Ветхого Завета после книги Судей в греческой (LXX), латинской (Vulg.) и славяно-русской Библии помещается книга Руфь (LXX: «Ρоύθ, Vulg.: Ruth) «Восьмая книга Ветхого Завета, Руфь, называется так потому, что содержат историю Руфи. Руфь была родом моавитянка; но отказавшись от родства и отеческого суеверия, она обратилась к истинному Богопочитанию и переселилась в Вифлеем Иудейский; там сочеталась браком с Воозом, из колена Иудина. От нее производится родство Давида таким образом: Вооз от Руфи родил Овида, Овид - Иессея, Иессей - Давида» (Синопсис Афанасия). В еврейской же Библии кн. Руфь стоит в третьей части ветхозаветного канона - в разделе агиографов, «кетубим», занимая в ряду их пятое место (после кн. Псалмов, Притчей, Иова и Песни Песней). Последнее положение кн. Руфь в Библии, надо думать, было первоначальное; помещение ее в греческой Библии между книгами Судей и Царств могло быть вызвано тем, что описанное в ней происшествие относится ко времени Судей, а по указанному отношению Руфи к Давиду книга является, по блаж. Августину (Xрист. наука, кн. 2, гл. 13), началом или преддверием к книгам Царств, изображающим историю царского дома Давидова; притом присоединением книги Руфь к кн. Судей (как кн. Плач Иеремии к кн. Пророка Иеремии) достигалось общее число книг Ветхого Завета 22 (равное числу букв еврейского алфавита), принимаемое И. Флавием («О древности иудейского народа» - Против Апиона I, 8), иудейскою синагогою и некоторыми учителями церкви (Ориген, блаж. Иероним, св. Епифаний) [ 1 ].

Xарактерное отличие книги Руфь от других книг библейских состоит в том, что содержание одинаково чуждо как основному руслу исторической жизни Израиля, изображаемой в исторических и пророческих книгах Ветхого Завета, так и вдохновенному умозрению и священно-лирическому излиянию вечных чувств человеческого сердца в книгах учительных (Псалмы, Притчи, кн. Иова, Песнь Песней, Екклезиаст): книга Руфь переносит читателя в тесный круг древнееврейской семьи, необычайно живо и привлекательно изображая судьбу, испытания и нужду, а равно добродетели и конечное прославление главного действующего лица - моавитянки Руфи, через брак с вифлеемлянином Воозом вошедшей в народ Божий и удостоившейся быть прабабкой царя Давида. По характеру содержания, по отчетливости характеристик и способу изложения книга Руфь напоминает разве некоторые сцены из жизни патриархов книги Бытия; по внешней форме ее справедливо называют древнееврейским рассказом из сельского быта, идиллической семейной картиной, полной самой искренней простоты и наивности. При всем том кн.
Руфь в двух пунктах соприкасается с общеизраильской историей: в исходном пункте рассказа - удалении еврейской семьи вифлеемлянина Елимелеха в землю моавитскую вследствие постигшего страну евреев голода ( I: 1–2 ), а еще более - в конечном - родословии царя Давида ( IV: 17–22 ) - в конце книги (ср. 1 Пар II: 5–10 [ 9 ]), какое родословие со включением имени Руфи внесено и в евангельское родословие Господа (Мф I: 4–6 [ 10 ]). Эта историческая черта книги - связь с генеалогией Давида (нарочито оттеняемая в IV: 17 ) - была причиной внесения книги Руфь в ветхозаветный канон; а так как Давид был праотцом Иисуса Xриста и родословие Давида есть необходимая часть родословия Спасителя, то очевидна важность книги Руфь и с новозаветной точки зрения, со стороны исторических основ христианства. В этом смысле блаж. Феодорит на вопрос «для чего написано сказание о Руфи?» отвечает: «во-первых, ради Владыки Xриста; потому что от Руфи произошел Он по плоти. Почему и божественный Матфей, пиша родословие, миновал знаменитых добродетелию жен Сарру, Ревекку и других, упомянул же о Фамари, о Рааве, о Руфи и даже о жене Урииной, вразумляя сим, что единородный Божий Сын вочеловечился ради всех человеков, и Иудеев, и прочих народов, и грешных и праведных» (Отв. на вопр. I на книгу Руфь, рус. пер., М., 1855. с. 313, ср. блаж. Иеронима Стридонского. Четыре книги толкований на Евангелие Матфея. Творен., ч. 16-я рус. перев. Киев. 1901, с. 7). Вместе с тем, по блаж. Феодориту, «хотя и ради Владыки надлежало быть написанным сказание о Руфи, однако же история эта и сама по себе достаточна к тому, чтобы принести всякую пользу умеющим пользоваться подобными повествованиями; потому что описывает нам тяжкие несчастия и достохвальное терпение Ноемини, целомудрие и любовь к свекрови ее невесток, преимущественно же Руфи, которая, по сердечному благочестию и в память супруга, престарелую и дряхлую женщину предпочла родителям. Показывает также история сия и добродетель Вооза» (вопр. I на кн. Руфь, с. 314–315). Вообще, «изложение и композиция в этом рассказе просты и наглядны, отличаются таким эпическим тоном, что совершенно ошибочно и неосновательно относить сочинение книги к имевшему преимущественно законодательный характер времени после плена, так как ведь все в ней ясно свидетельствует о первоначальной поре еврейской семейной жизни». Так напрасно усматривали в книге Руфь тенденцию поддержать обязательность левиратного (ср. Втор XXV: 5–10 [ 11 ]) брака ( Benary , De hebraeorum leviratu, 1835; ВеrthoIdt, Enleitung…): если и действительно брак Руфи с Воозом ( II: 20 ; IV: 10–17 ) был левиратным (лат. levir - деверь) в древнееврейском смысле (Быт XXXVIII: 7–11 [ 12 ] и д., ср. Втор XXV: 5–10 [ 11 ]) - хотя, строго говоря, он не может быть назван так, потому что Вооз не был братом умершего мужа Руфи, - то во всяком случае эта черта является совершенно случайной в повествовании книги и с главной нитью рассказа в существенной связи не стоит. Равным образом нельзя видеть в книге Руфь со многими исследователями (Geiger, Urschrift u. Ubersetzungen der Bibel, 1857, s. 49 ff, Bertholet, Stellung der Israelten z. Fremden, s. 145 ff; Graetz , Geschichte der Iuden II, 2, s. 136 ff; Nowack, Handkommentar z. Alen Test. Richer - Ruth, 1900, s. 184–185 и др.) протест против послепленного ригоризма Ездры (1 Езд IX–X гл.), Неемии (Неем XIII: 23 [ 13 ] и д.) и их единомышленников, не допускавших браков иудеев с инноплеменницами , причем, предполагается, пример великой праматери великого Давида, Моавитянки Руфи был наилучшим обличением неправоты тех ревнителей буквы закона (Втор XXIII: 4 (???); Исх XXXIV: 16 [ 14 ]). Но, независимо от искусственности предположения такого протеста, послепленное написание книги Руфь невероятно уже по самому, выше показанному, характеру ее содержания и изложения; не доказывают столь позднего происхождения книги Руфь и помещение ее в 3-й части ветхозаветного канона (вопреки мнению Uatke, Histor. - Kritisch. Einleitung in d. A. T., 1886, 438 ff. и др.), так как в этой части находятся книга Псалмов, Притчей и др. допленного происхождения, как не доказывают того и встречающиеся в еврейском тексте книги халдеизмы, имеющие место и в древнейших библейских книгах. Напротив, за древнее происхождение книги Руфь, именно при первых царях еврейских, говорят следующие данные самой книги: 1) образ выражения I: 1 (ср. Суд XIX: 1) «в те дни, когда управляли судьи…» показывает, что происшествия, описываемые в книге из времени Судей, не слишком далеко отстояли от времени священного писателя книги; 2) родословие в IV: 17–22 доводится только до Давида; если бы написание книги относилось к более поздней эпохе периода царей, то ничто не мешало бы внесению имен царственных потомков Давида (после же плена вообще не было смысла в изображении родословия одного Давида); 3) только в отношении Давида имел значение подробный рассказ книги о праматери Давида; не без основания указывают при этом на случай из жизни Давида 1 Цар XXII: 1–3 [ 15 ] (во время преследований Cayла Давид помещает своих отца и мать у Моавитского царя), показывающий, что воспоминание о Моавитском происхождении праматери Давида было свежим как у него самого, так и у его современников. Авторитет LXX-ти, поместивших книгу Руфь в библейском кодексе непосредственно за книгою Судей и перед 1 кн. Царств, а равно и свидетельство Талмуда (тракт. Baba-Batra 14, b.), что писателем книги Руфь был Самуил, убеждает нас, что «написание книги принадлежит времени царя Давида и сделано одним из бывших тогда пророков» [ 2 ].


КНИГА РУФЬ

Глава I
1–6. Переселение вифлеемлянина Елимелеха с семьею в землю моавитскую и бедствия, постигшие там эту семью. 7–22. Возвращение Ноемини с невесткой Руфью в Святую землю и прибытие их в Вифлеем.
1. В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских.
1. Время описанных в книге Руфь событий определяется общими и неопределенными датами: «когда управляли судьи» , т. е. в один из моментов периода Судей (обнимавшего, по Деян XIII: 20 [ 16 ], 450 лет), и когда: «случился голод на земле» (т. е. в Палестине, земле Израиля), многократно посещавший Святую землю в библейские времена (напр., Быт XII: 10 [ 17 ]; XXVI: 1 [ 18 ]; XIV: 6 [ 19 ]; 2 Цар XXI: 1 [ 20 ]). Обе даты имеют не столько хронологический смысл, сколько указывают на характер времени Судей, на отсутствие тогда у евреев централизующей власти государственной (ср. Суд XVII: 6 [ 21 ]; XVIII: 1 [ 22 ]; XIX: 1 [ 23 ]; XXI: 25 [ 24 ]), когда каждый член народа был предоставлен себе самому и в пору общественных бедствий - голода (как здесь), неприятельских набегов и т. п., должен был действовать на свой страх, сам обеспечивая себе благополучие (ср. Суд XVIII: 1 [ 22 ]); подобным образом и поступает здесь Елимелех, оставляя родной Вифлеем и удаляясь с семьей на чужбину, в землю моавитскую, «чтобы пожить (там) в качестве пришельца» (еврейский глагол gur , ср. Быт XII: 10 [ 17 ]; XIX: 9 [ 25 ]; XX: 1 [ 26 ]; Суд XVII: 7 [ 27 ]; XIX: 1 [ 23 ]; Плач IV: 15 [ 28 ]; отсюда «ger» - пришелец, прозелит). Раввинское толкование справедливо порицает Елимелеха за оставление своих «собратьев» (сограждан, единоплеменников), усматривая в злоключениях и смерти Елимелеха на чужбине Божественное наказание ему за оставление святой земли (D. Midrasch Ruth Rabba, in deutsch. ubertragen v. A Wunsche, Leipzig, 1883, s. 15). Напротив, раввинские попытки определения времени переселения Елимелеха произвольны и неудачны, напр., полагали это событие на время Варака и Деворы (Суд IV–V, причем в «судьях» (schophetim) Pyфь I ст. 1 видели указание на Девору, Варака и Иаиль), - на время судьи Аода (Суд III), в современнике которого Еглоне, царе моавитском, видели отца моавитянки Руфи; относили также ко времени судьи Есевона (преемника Иеффая), с которым отождествляли Вооза, на том основании, что оба жили в Вифлееме (Руфь II: 1 и д., ср. Суд XII: 8, 10 [ 29 ]) и т. д. (Midr. Ruth Rabba, s. 10.19). В действительности единственной точкой опоры для установления времени описываемых в кн. Руфь событий может быть только родословие Давида, приведенное здесь (Руфь IV: 17–22 ): по нему Давид был правнук Вооза и Руфи через Овида и Иессея, следовательно, период времени, протекший от событий книги Руфь, равен приблизительно ста с лишним годам, что подтверждается и свидетельством Иосифа Флавия, который относит переселение Елимелеха (Άβιμέλεχος по Иосифу Флавию) к годам правления судии и первосвященника Илия (Иудейские Древности V, 9, §§ 1–4). - Вифлеем (евр. Bet-Iechem - «дом хлеба»), прежде (Быт XXXV: 16, 19 [ 30 ]; XIVIII: 7 [ 31 ]) называвшийся Ефрафа (евр. Ephratah - «плодоносная»), но и впоследствии сохранявший древнейшее название с синонимичным ему по значению позднейшим (Руфь IV: 11 ; Мих V: 2 [ 32 ], евр. 1), лежал, судя уже по названию, в одной из самых плодородных местностей Палестины; по Евсевию и блаж. Иерониму, в 6 римских милях, т. е. около 8 верст (римская миля равна 694 саж.), к югу от Иерусалима (Onomastic. 260; русск. перев. Прав. Палест. Сбора, вып. 37-й с. 41), что вполне подтверждается расстоянием теперешнего селения Вифлеем, по-арабски Бет-лам (с 7000 исключительно христианского населения), от Иерусалима (см., напр., Cuerin , Description de Ia PaIestine 1868, I, 120 sqq. Ср. проф. А. А. Олесницкого , «Святая Земля», т. II (Киев, 1878 г.), с. 73 и д.). К евангельскому времени и, конечно, гораздо ранее Вифлеем обычно назывался городом Давидовым (Лк II: 4, 11 [ 33 ]), не без влияния рассказа книги Руфь (ср. IV: 17–22 ). В отличие от другого Вифлеема - в колене Завулоновом (Нав XIX: 15 [ 34 ]), Вифлеем, будущая родина Давида, назван здесь, Руфь I: 1 и в 1 Цар XVII: 12 [ 35 ]; Мих V: 2 [ 32 ], Вифлеемом Иудейским, слав. Вифлеем Иудин (евр. Веt-Iechem Iehudah).
2. Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имена двух сынов его Махлон и Xилеон; они были Ефрафяне из Вифлеема Иудейского. И пришли они на поля Моавитские и остались там.
2. Семья Елимелеха была очень известна в Вифлееме ( I: 19 ), имела и относительный достаток ( ст. 21 ). Самое имя Елимелех (с евр. «Бог мой царь»), по мнению некоторых, указывает на знатное происхождение лица, носившего это имя. По происхождению имя это справедливо сближается с упоминаемым в Телль-Амарнских письмах (клинописях, открытых в Египте в 1887–1888 гг.) именем одного хеттейского князя (в южной Палестине) Илимилки или Милкили [ 3 ]. И. Флавий передает имя Елимелех 'Αβιμέλεχος, сближая таким образом Елимелеха с именем филистимских царей. Имена жены Елимелеха, Ноемини и обоих сыновей тоже очень знаменательны. Ноеминь, евр. Noomi - «прелестная, приятная, счастливая» (ср. ст. 20 , где это имя противополагается по значению другому: «Мара» - «горькая»), ибо, замечает Мидраш (s. 17), «дела ее были прекрасны и приятны». Махлон и Xилеон (слав. Маалон и Xелеон ) некоторыми (Мидраш, цит. м.; Geiger , s. 50) толкуются: «болезнь и истощение» (от евр. ChaIah и KaIah), чем могла бы быть обозначена ранняя смерть ( ст. 5 ) обоих сыновей Елимелеха (Мидр. цит. м.). Однако такое соответствие значений имен (хотя оно еще спорно вследствие разных значений, усвояемых одному и тому же имени) не говорит против исторического значения рассказа кн. Руфь, так как совпадение этого рода, без сомнения, не намеренное. - «Ефрафяне» , слав. «ефрафейстии» - то же, что «Вифлеемляне» (ср. 1 Цар XVII: 12 [ 35 ], где ефрафянином назван Иессей), жители Вифлеема, древнего Ефрафы, а отнюдь не «Ефремляне» (ср. Суд XII: 5 [ 36 ]; 3 Цар XI: 26 [ 37 ]; 1 Цар I: 1 [ 38 ]), как ошибочно понимает Мидраш (s. 17).
3. И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими.
3. Елимелех умер в земле моавитской, вероятно, вскоре после прибытия туда, и брак сыновей его имел место уже после смерти. Ноеминь осталась вдовою, «как остаток бескровной жертвы» (Мидраш, s. 18).
4. Они взяли себе жен из Моавитянок, имя одной Орфа, а имя другой Руфь, и жили там около десяти лет.
5. Но потом и оба (сына ее), Махлон и Xилеон, умерли, и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего.
4–5. Смерть отца не побудила семейство его возвратиться; напротив, оба сына Елимелеха теперь еще прочнее устраиваются на чужбине: женятся на моавитянках: старший, Махлон, - на Руфи ( IV: 10 ), а второй, Xилеон, - на Орфе. Значение имен невесток Ноемини понимается неодинаково. Орфа (евр. Orpah, LXX: Ορφά), по Мидрашу (s. 19), названа так потому, что поворотила спину (oreph) своей свекрови, т. е. оставила ее ( ст. 14 , ср. Иер II: 27 [ 39 ]); Гезениус производит это имя от арабского корня urf - «грива», Симонис сближает с ophrah - «лань». Руфь (евр. Ruth) в Талмуде (Baba Batra 14, b.) толкуется: «услаждающая» (от глагола ravah): «ибо от нее произошел Давид, который услаждал Святого псалмами»; в Мидраше (s. 19): «оказавшая внимание» свекрови (от глагола raah, видеть, воззреть); но наиболее принято (Гезениус, Гейгер, Филиппсон и др.) производство от геа - ближний, женский род reuth, ближняя (т. е. близко родственная, любящая в отношении Ноемини); последнее производство имеет за себя чтение сирского перевода (Reuth). Женитьбу на иноплеменницах и идолопоклонницах ( ст. 15 ), запрещенную законом (Исх XXXIV: 16 [ 14 ]; Втор VII: 3 [ 40 ]; ср. относительно моавитян Втор XXIII: 3 [ 41 ], евр 4, и Суд X: 6 [ 42 ]), таргум и вообще иудейское предание считает причиной ранней и бездетной смерти Махлона и Xилеона, хотя, ради высокого значения праматери Давида Руфи, полагает, что запрещение Втор XXIII: 3 [ 41 ]; евр 4, принимать в общество Иеговы моавитян относится к мужскому полу этой народности; как видно из ст. 16 , Руфь приняла веру Израиля уже по смерти мужа и по возвращении Ноемини в Вифлеем. - Десять лет продолжался, вероятно, голод в Израиле, и столько же длилась супружеская жизнь сыновей Ноемини (ст. 4).
6. И встала она со снохами своими и пошла обратно с полей Моавитских, ибо услышала на полях Моавитских, что Бог посетил народ Свой и дал им хлеб.
7. И вышла она из того места, в котором жила, и обе снохи ее с нею. Когда они шли по дороге, возвращаясь в землю Иудейскую,
6–7. После смерти Махлона и Xилеона семья обеднела. Тогда Ноеминь узнает, что Иегова, по мере верности или неверности Ему Израиля посылавший ему плодородие и голод (Втор XXVIII: 47–48 [ 43 ]), «посетил» («пакад», ср. Быт XXI: 1 [ 44 ]; Исх IV: 31 [ 45 ]; 1 Цар II: 21 [ 46 ]), т. е. милостью - дарованием урожая хлеба, и немедленно оставляет моавитскую землю и направляется, в сопровождении обеих невесток, в Иудею.
8. Ноеминь сказала двум снохам своим: пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей; да сотворит Господь с вами милость, как вы поступали с умершими и со мною!
9. да даст вам Господь, чтобы вы нашли пристанище каждая в доме своего мужа! И поцеловала их. Но они подняли вопль и плакали
8–9. По мере приближения к границе Моавитской земли с Иудейской Ноеминь пытается советовать невесткам возвратиться в родительские дома (по LXX, слав., «дом отца своего» , но евр., рус.: «дом матери своей» : указание на особенное значение матери в первобытном строе жизни, ср. Быт XXIV: 28 [ 47 ]; Песн III: 4 [ 4 ] [ 48 ]; отец, по крайней мере, Руфи был жив еще тогда II: 11 ). Вся вообще речь Ноемини и ответы невесток открывают существование таких отношений между ними и свекровью, которые могут быть названы не иначе как идеальными. С твердой верой в промысел Божий (вера эта проходит через всю нить повествования книги Руфь) Ноеминь выражает признательность невесткам своим за их добрые отношения к умершим мужьям и свекрови, желает им милостей Иеговы, высказывая, таким образом, веру, что сила и действие Иеговы не ограничиваются пределами Израиля и его земли, а простираются и на другие народы, на весь мир и великодушно советует им вступить в новые браки, желая «покоя» (евр. «menuchah», ст. 9) им в домах будущих мужей (ср. III: 2 ).
10. и сказали: нет, мы с тобою возвратимся к народу твоему.
9b-10. Однако Руфь и Орфа выражают желание следовать за любимой свекровью в Иудею.
11. Ноеминь же сказала: возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мною? Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве, которые были бы вам мужьями?
12. Возвратитесь, дочери мои, пойдите, ибо я уже стара, чтоб быть замужем. Да если б я и сказала: «есть мне еще надежда», и даже если бы я сию же ночь была с мужем и потом родила сыновей, -
13. то можно ли вам ждать, пока они выросли бы? можно ли вам медлить и не выходить замуж? Нет, дочери мои, я весьма сокрушаюсь о вас, ибо рука Гоcподня постигла меня.
11–13. В ответной речи Ноеминь выходит из того древнееврейского воззрения, что высшее назначение и счастье женщины - быть матерью (ср. Быт XXIV: 60 [ 49 ]; XXX: 1 [ 50 ]) и, кроме того, имеет в виду древнееврейский же (встречающийся и у других народов - индийцев, персов, черкесов и др.) обычай левиратного брака (см. Быт XXXVIII: 7–11 [ 12 ]; Втор XXV: 5–10 [ 11 ]; ср. И. Флавия Иуд. Древн. IV, 8, § 23), ср. гл. IV. С этой точки зрения следование невесток за Ноеминью признается ею бесцельным: у нее нет и не будет сыновей, которые бы могли заменить для Руфи и Орфы умерших Махлона и Xилеона, так что нет для них надежды в Израиле; однако, по словам Ноемини, ее собственное положение все же более горько (евр. mar, ст. 13), чем их, ибо они потеряли только мужей и могут иметь надежду на новые супружества, она же лишилась мужа, детей, имущества и притом не имеет в виду лучшего будущего: видимо, ее «постигла (карающая) рука Иеговы» (ст. 13).
14. Они подняли вопль и опять стали плакать. И Орфа простилась со свекровью своею (и возвратилась к народу своему), а Руфь осталась с нею.
15. (Ноеминь) сказала (Руфи): вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к своим богам; возвратись и ты вслед за невесткою твоею.
14–15. Увещания Ноемини подействовали на Орфу, и она, убоявшись, может быть, ожидающих ее в обществе Ноемини лишений, предпочла возвратиться «к народу своему и к своим богам» (ст. 15), т. е. к почитанию Xамоса (Чис XXI: 29 [ 51 ]; Иер XIVIII: 13 [ 52 ]) и др. моавитских божеств (по Таргуму, «к богу» - единственное число, почему некоторые древние толкователи видели здесь Истинного Бога, что, однако, неверно ввиду того, что это усвояется, ст. 16, лишь Руфи, в очевидной противоположности с Орфою, ст. 15).
16. Но Руфь сказала: не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог - моим Богом;
17. и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; пусть то и то сделает мне Господь, и еще больше сделает; смерть одна разлучит меня с тобою.
18. (Ноеминь,) видя, что она твердо решилась идти с нею, перестала уговаривать ее.
16–18. Но совершенно обратное действие слова Ноемини произвели на Руфь. В ней заговорила теперь «крепкая, как смерть, любовь» (Песн VIII: 6 [ 53 ]): из любви к Ноемини она не только обещает неотлучно сопутствовать ей во всяком месте и при всяких обстоятельствах, но и со всей силой убеждения признает народ ее - Израиля - своим народом. Бога ее (Иегову) - своим Богом, т. е., по толкованию Мидраша (s. 24), объявляет себя прозелиткой, присоединяясь и к вере, и к народности Израиля (ср. Berthofet , SIeIIung der Isr. u Iuden zu den Fremden, s. 28). Только смерть может разлучить ее с Ноеминью, но все же прах обеих должен лежать в одной гробнице. Все это Руфь утвердила клятвенным выражением (обычным в книгах Царств, напр., 1 Цар III: 17 [ 54 ]; XIV: 44 [ 55 ]; XX: 13 [ 56 ]; 2 Цар III: 35 [ 57 ]), по славянскому тексту (более точно, чем русский перевод, передающему подлинный текст): «тако да сотворит мне Господь, и сия да прилож и т…» Тогда Ноеминь оставила свои увещания, молчаливо согласившись с нею.
19. И шли обе они, доколе не пришли в Вифлеем. Когда пришли они в Вифлеем, весь город пришел в движение от них, и говорили: это Ноеминь?
20. Она сказала им: не называйте меня Ноеминью, а называйте меня Марою, потому что Вседержитель послал мне великую горесть;
21. я вышла отсюда с достатком, а возвратил меня Господь с пустыми руками; зачем называть меня Ноеминью, когда Господь заставил меня страдать, и Вседержитель послал мне несчастье?
19–21. Прибытие Ноемини в Вифлеем после десятилетней отлучки, притом без мужа и сыновей, естественно, произвело впечатление в немногочисленном, конечно, населении, и особенно женщины с удивлением говорили (евр. tomarnah, женского рода): ужели «это Ноеминь?» (греко-славянский перевод точнее, чем Vulg.: «haec, est iIIa Noemi» и русский). Евр Marah, арамейск. ор. Маrа (LXX: Πικρά, Vulg. Amara, слав. Горьк а ), родственное имени Мария, противоположно по значению имени Noomi, и эта противоположность выражена Ноеминью в применении к обстоятельствам ее жизни и страданиям по воле Вседержителя (евр. Schaddai).
22. И возвратилась Ноеминь, и с нею сноха ее Руфь Моавитянка, пришедшая с полей Моавитских, и пришли они в Вифлеем в начале жатвы ячменя.
22. Прибытие Ноемини и Руфи в Вифлеем имело место «в начале жатвы ячменя» , или вообще жатвы (так как ячмень поспевает в Палестине раньше пшеницы) - около половины апреля (см. Ed. Robinson , PaIastina 2 Bd., s. 504, 522, 597, 620, 668) или около времени Пасхи (Таргум: «при наступлении дня Пасхи»), на второй день которой приносился в святилище первый сноп жатвы ячменя (Лев XXIII: 10–11 [ 58 ]; ср. Midr. 31). Дата прибытия может (по связи с последующим; гл. II–III) давать мысль о близости помощи Божией обеим женщинам: жатва дала повод для проявления милости Божией им через Вооза.


  1   2   3   4

Похожие:

Книга Руфь. О книге руфь iconОт Иерусалима до края земли (Руфь Такер) Руфь Такер От Иерусалима до краяземли
История миссионерского движения это не пльныо собрание сухих фактов. Это захватывающий рассказ о борьбе людей, их горестях ирадостях,...
Книга Руфь. О книге руфь icon«Книга Руфь» в пластической интерпретации Фаворского
Символические знаки-образы, которыми переполнена книга, несущие ее внебытовые вселенские смыслы, включены в композицию, но лишь отчасти...
Книга Руфь. О книге руфь iconКнига Руфь. Глава 1
Охватывает уже две тысячи лет. История Израильского народа за это время есть история страданий его, и заключает в себе три повторных...
Книга Руфь. О книге руфь iconКомментарий к книге Руфь (1, 2 и 4 главы)
И было в дни суда судей. Это было до того,как воцарился царь Шауль, когда поколения управлялись судьями; а было это в дни судьи Ивцана,...
Книга Руфь. О книге руфь icon1. Прозвище, данное Иисусом Симону, ставшему Его учеником (Иоан. 1)
Что Вооз дал слугам своим для того, чтобы Руфь могла подбирать колосья между снопами?(Руф. 2)
Книга Руфь. О книге руфь iconГерменевтика Ветхозаветних повествований
Ветхого Завета большей частью или целиком состоят из повествовательного материала: Бытие, Иисуса Навина, Судей, Руфь, 1-4 Царств,...
Книга Руфь. О книге руфь iconПол карлсон и м
Продолжаем знакомить вас с книгой Руфь Такер «От Иерусалима до края земли». Миссионерская доля не так легка, как кажется. И в нынешнее...
Книга Руфь. О книге руфь iconРуфь Такер От Иерусалима до края земли
История миссионерского движения это не просто собрание сухих фактов. Это захватывающий рассказ о борьбе людей, их горестях и радостях,...
Книга Руфь. О книге руфь iconКнига судей 21; книга руфь; 1-я царств, 2-я царств, 3-я царств 1-11. Наложение на фантомно-реальные события якобы 925-1053 годов н. Э
Царств, 2-я царств, 3-я царств 1-11. Наложение на фантомно-реальные события якобы 925-1053 годов н. Э
Книга Руфь. О книге руфь iconЗакон / Тора Бытие Б(е)рейшит Исход Шемот Левит Ваикра Числа Бемидбар Второзаконие Деварим
Самуила (1, 2 Царств), Царей (3, 4 Царств), Паралипоменон, кн двенадцати ''малых'' пророков и кн. Ездры и Неемии считались за одну...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org