Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица



Скачать 402.03 Kb.
страница1/3
Дата03.07.2014
Размер402.03 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Елена Новикова
Плач клоунов
Пьеса в одном действии

Действующие лица:
Алхимов Борис

Шуваловы (Ольга и Стас)

Панюшкины (Нина и Иван)

Пилсудские (Анна и Рихард)

Черницкая Лика

Веткин Аркадий

Картина первая
Вечер. Маленький уютный офис. За столом сидит Алхимов и разговаривает по телефону. Видно, что он устал и мечтает о домашнем кресле, тапочках, тарелке борща и любой спортивной телепередаче.
АЛХИМОВ (механически). Нет, на завтра уже ничего нет. Что ж вы так поздно спохватились? А за пять минут до торжества не могли позвонить? Кто так делает? Ну… не знаю… Обратитесь в другую фирму. (Раздражаясь.) Да поймите вы, я бы рад помочь, затем здесь и сижу, но вовремя, а не в последний день… Всего доброго… (Смотрит на часы, начинает складывать бумаги на столе, собирать портфель. Звонит телефон. Он нехотя берет трубку.) Фирма «Праздник» слушает.
В это время тихо открывается дверь, входит Аркадий Веткин - невысокий незаметный человек непонятного возраста и в нерешительности останавливается у порога. Алхимов не видит его.
Да правильно вы попали, номер тот, но… поздно. Завтра… во сколько, вы сказали? Что-о? Через полчаса? Сегодня, что ли? Вот дает… (Сердясь все больше.) Послушайте, какая «Свежесть»? Баня? Которая – за мостом, на другом конце города? (Качает головой.) Да если б у меня и были свободные работники… А у меня их нет! Нет! Все на заказах… О Дедах Морозах и Снегурочках вообще молчу… На них еще в августе начинают записываться. Клоуна можно было заказать, если б вы позвонили… дней пять назад. Нет-нет. Все просят сделать исключение, но как вы себе это представляете? Я, директор фирмы, нацеплю сейчас колпак с колокольчиками – и отправлюсь к вам в баню? Развлекать, веселить, да еще и при даме бесхозной кавалером влюбленным пребывать? А что моя жена скажет? Ей не объяснишь, что у вас комплекта не было… (Жестко.) Все. Разговор окончен! Сколько? И вам кажется – это много? За вечернее представление в пяти действиях, да еще и… голышом? Даже если бы мне не улетать через три часа, я бы… Что?? Слушайте, не морочьте мне голову! (В сердцах швыряет трубку.) Деятели!
Веткин, кашлянув, пытается привлечь к себе внимание.
АЛХИМОВ (обернувшись). Если вы тоже заказ сделать, то уже поздно. Приходите завтра.

ВЕТКИН (тихо). Я… не заказ… Наоборот…

АЛХИМОВ. Тем более завтра придете. Надо же анкету заполнить. Документы посмотреть… (Тот мнется и не уходит.) Новичок или профессионал? (Встает, закрывает портфель.) Опыт какой-нибудь есть, спрашиваю? Или – шел мимо, дай зайду? Нам таких не надо. (Звонит телефон. Алхимов берет трубку) Алло? Да я же минуту назад… Что? Какой Шувалов? (Безнадежно вздыхает.
) Ну и что? Да хоть сам президент… Нет людей, я уже вам объяснил. По-моему,вполне доходчиво…(Швыряет трубку. Веткин незаметно выскальзывает из комнаты. Алхимов выключает компьютер. Замечает, что один в комнате.) Ну народ… Сплошные паранойики… (качает головой). А может это я малость… того? (Крутит пальцем у виска. Звонит телефон. Алхимов не реагирует и продолжает собирать портфель, но после восьмого звонка поднимает трубку.) Рабочий день окончен, звоните завтра! Кто? (мягче) А, это ты, Матвеич? Да, я уже выхожу… Как перенесли? То есть мы не едем сегодня? Ты уверен? Что ж я тогда, дурак, портфель набил? Теперь назад все это волочь… Ты прав, это лучше, чем в такую пакостну погоду в аэропортах прокисать… Ну, тогда до понедельника. Спасибо за добрую весть и - привет твоим! (Кладет трубку. Напевая осматривает кабинет, гасит свет, выходит и закрывает дверь.)

Картина вторая
Нечто вроде предбанника в современной двухэтажной деревянной бане. Два стильных деревянных столика с лавками, самовар, чайник, чашки, сахарница, конфетница на одном - и полная праздничная сервировка на втором (вначале все накрыто легкой скатертью). Красивые бутылки, тарелки с бутербродами, коробки с соками, салфетница и горка разовых тарелок, вилок, стаканов. Только один – красивый тонкий хрустальный фужер на длинной изогнутой ножке. За левым столиком сидят обернувшиеся в простыни на манер римских патрицианок Ольга в желтовато-кремовой тоге, Нина – в белой и Лика – в бледно-сиреневой. На голове у каждой – соответствующего цвета шапочка, шляпка либо тюрбан…
АННА (наливая себе чай). Советую, пока горячий. (С наслаждением втягивает в себя воздух.) Запах божественный. Мята, душица и чабрец. Моя бабушка, еще когда жива была, собрала. Ее уж нет, а я пью ее травки и вспоминаю…

ОЛЬГА (намазывает лицо оливковым маслом). Прежде красота, а потом сытость… (Лике.) Не сиди, намажь себе тоже. В нашем возрасте кожа маслица просит.

ЛИКА (весело). Это твоя просит… В твоем возрасте… Тебе сегодня полтинник, ты и мажься. А мы еще молодые. Анютке месяц в молодках ходить, мне – пять с половиной, а Нине… Кстати… Она все еще с мужичками. Не боитесь, девоньки? Отобьет!

АННА (пренебрежительно). Кого там отбивать? Ни одного стоящего…

ОЛЬГА. Не скажи…

АННА. И потом – муж при ней. Это Лика у нас может вертеть хвостом. Завидую! Дети выросли, разлетелись…

ЛИКА. Муж тоже… упорхнул. Правда вырасти забыл.

ОЛЬГА. Глупости! Это ты еще в девчонках ходишь, а Павел твой был всегда рассудительным, основательным и взрослым. Слишком взрослым… Ясное дело, он тебе не пара. Как однажды сказал мой Шувалов, не по себе Пашка сук срубил…

АННА. Я и раньше ей говорила, что если каждого супруга представить себе частью денежки, бумажной, - то Черницкий – аккуратно отрезанная ровненькая половинка, а Лика – клок, оторванный сумасшедшим в порыве безумия… Значит ее половинка – такой же клок, только там, где у нее выпуклости – у того – выемка, и наоборот.

ОЛЬГА. Главное, чтобы там, где у нее выемка, у него была подходящая выпуклость…

АННА. Ну, кто о чем, а вшивый…

ОЛЬГА. А кто здесь не вшивый в этом смысле?

ЛИКА (смеясь). На то и баня!

АННА. Вы можете смеяться, а мне Пашку жалко. Прав Пилсудский или нет – не нам судить, но тринадцать лет из жизни не выкинешь. И все эти годы Павлик ни у кого не сидел на шее, не злоупотреблял, как мой, и зарплату в казино и на скачках не просаживал, Лелик, как твой… Пусть звезд с неба не хватал, но в хозяйстве был полезен… (Лике.) Если б ты его не турнула, он так и грелся бы у твоего огня, и, кстати, огонь не метался бы между небом и землей, а уютно и мирно горел в аккуратно сложенном камине…

ЛИКА. Ты, кажется, забыла Черницкого? Представляешь, каким был бы этот виртуальный камин? Забыла, как он тебе бра вешал? Чуть весь дом не обрушил. А уж полку для телевизора под потолком, которая рухнула тою же ночь, с шумом и грохотом, дети до сих пор без смеха вспомнить не могут… И зачем только я его подбила на это…

АННА. Вот именно. Кому-кому, а Павлу незачем было за это браться… Он хорошо деньги умеет зарабатывать, а обои своими руками пусть неудачники клеят. Мебель перетягивают, люстры вешают… Их он и пригласит… А голова ему для другого пригодится… Локти-то, небось, покусываешь время от времени?

ЛИКА. Нисколько. Мужик должен быть умным. Смекалистым. Не обязательно начитанным, для этого большого ума не надо, особенно если памятью бог не обидел… Веткин, вон, горы книг прочитал, но так рано стал все забывать, что если б дожил до семидесяти… (Вздыхает.) А Черницкий обычно думал не головой, а… тем местом, на которое садятся… И руки росли оттуда же…

ОЛЬГА. Слушай, ты стала злая…

АННА (усмехнувшись). Злая… Просто у нее глаза открылись. А мы с тобой все еще верим… Я – что ночные совещания прекратятся, а ты – что казино однажды взлетит на воздух, а на ипподроме все лошади передохнут…

ОЛЬГА. Это ты зря. Против лошадей я ничего не имею… И вообще… Бросьте вы, девчонки. Дело не в вере, а в любви… (Лике.) Представь себе на минуточку, что обои эти повесил не он, а… ну, сама знаешь кто. И сразу тебя смех начнет душить, а не злоба. Когда душа не лежит – и золотые руки не спасут…

АННА. Это верно…

ЛИКА (театрально вздымая руки). Жизнь загублена…

ОЛЬГА. Тогда уж – две!

ЛИКА. Разве можно сравнивать? Он с любимой женщиной тринадцать лет прожил, а я…

ОЛЬГА. Твои проблемы. Никто не неволил. И потом… у него уже два инфаркта было, а ты когда последний раз врача посещала? Вот тебе и ответ, кто у вас мучитель, а кто – мученик…

ЛИКА (обиженно). На себя лучше посмотри…

ОЛЬГА. А чего мне смотреть: я и так про себя все знаю. Стервь! Полноценная, без изъянов, классическая стервь… Но это не моя вина. Жизнь меня такой сделала… Знаете, девчонки, как надоело ходить каждый вечер вокруг него кругами и умолять: трахни меня, Андреич, или хоть приласкай, поцелуй… К кому мне еще обратиться? Налью ему рюмочку, прижмусь, поглажу его…

АННА. А он что?

ОЛЬГА. А он мне: ой, спину скрутило… ой, давай не сегодня? Это ж надо настрой иметь, в душ тащиться, бриться… Ну и тому подобное. Отговорки, словом… Я ему: ну как-то же другие супружеские пары решают эти проблемы, как-то люди устраиваются? Вроде как не чужие мы. Муж и жена… Венчались, клялись выполнять супружеские обязанности… Ну и всякое такое…

АННА. А он?

ОЛЬГА. Он… Любовника, говорит, заведи… Я сначала обиделась, а потом плюнула – и последовала его совету… Одного завела, второго… Так хорошо стало! Дура ты дура, думаю, столько лет потеряла… Лучшие годы… Ну ничего: хорошее дело никогда не поздно начать… Предлагаю за это выпить… Пока мужичков нет…
Входят Панюшкин в сиреневой простыне и Пилсудский – в кремовой, распаренные, довольные.
АННА (разочарованно). Ну вот… Только собрались надраться…

ОЛЬГА. Вот в них и сработал древний инстинкт открывателей бутылок…

ИВАН. Точно! (Отнимает у Анны бутылку и открывает ее. Ольга подает стаканчики. Панюшкин разливает коньяк и поднимает стакан.) За дам!

ЛИКА. За именинницу еще не пили, а уже – за дам…

ИВАН (виновато). У меня первый тост – всегда за дам!

ЛИКА. Ну, ясно. Первый – за дам, второй – за любовь, а к третьему виновник торжества уже под столом валяется, не услышав доброго слова…

АННА. Не ругайтесь… Ванечка хотел всех дождаться…

ОЛЬГА (Панюшкину). Как это ты свою наедине со Стаськой оставил?

АННА (ехидно). Он знает, кого можно со Стаськой оставлять, а кого – нет…

ОЛЬГА. Ой, чья б корова мычала… Надо пойти проконтролировать.

ЛИКА (шаловливо). Пойди, пойди. Нас как раз четверо останется. Пара на пару. Я беру себе Рихарда, а ты займись Ванечкой!

АННА. Моего Рихарда?

ОЛЬГА. Моего Ванечку?

АННА. Хитро устроились. Тебе по жребию Ванька достался, Лике - Рихард, Нинке – Стас, а я? Соломенная вдова при живом-то муже?

ЛИКА. Дурочка, тебе счастье само в руки плывет! Свободная женщина на выданье. А мужчины, как известно, всегда вьются вокруг свободных женщин… Скоро и наши присягнут зеленому флагу…

ОЛЬГА. Ничего не поделаешь: жребий есть жребий! (Уходит.)

ЛИКА. Эх, жаль, один мой план сорвался… Такая идея погибла… А все потому, что лень раньше меня родилась… Спохватилась поздно.

РИХАРД (Анне). О чем это она?

ЛИКА. Теперь уже неважно.
Входит Ольга.
ОЛЬГА (весело). Подозрительно… Слишком уж далеко они друг от друга сидели, когда я вошла… И так покраснели оба, когда я вошла…

АННА (все так же ехидно). Вот уж действительно странно при стоградусной жаре…

Картина третья
Открывается дверь – и входит Алхимов. Он ярко одет, на нем клоунский колпак и резиновая клоунская маска. Лика бросается к нему и целует его.
ЛИКА. Слава Богу! (шепотом опешившему Алхимову.) Все-таки прислали человека. Начальник у вас – зверь: так меня пропесочил… Ух-х!!! Но теперь я на него не сержусь. Душка, душка и душка! Так ему и передайте! Лучше накричать, но швырнуть голодному сухую корку, чем вежливо оставить его подыхать у порога…

АЛХИМОВ (кивнув на богато сервированный стол). Уместное замечание.

ЛИКА (шепотом ему). Надеюсь, вы уже догадались, что ухаживать вы должны за мной! Но вашей официальной дамой на вечер будет Анна. Везучая… (Берет его под руку.) О том, что вы из фирмы – ни слова! Вы – давний товарищ моего брата… У нас была романтическая любовь, а потом жизнь развела нас. И вот мы снова случайно встретились. Запомнили? Это – ваша основная роль! И еще: мы – на ты, не сбейтесь…

АЛХИМОВ. Тогда позволь…э-ээ…

ЛИКА. Лика! А вы?

АЛХИМОВ. Ты. Борис.

ЛИКА (хохотнув). Замечательно. Значит – Бяша. У меня был один знакомый Борис, милый такой парнишка. Я звала его Бяшкой. Не против?

АЛХИМОВ. Хоть горшком, только в печь не ставь!

ЛИКА. О, замолчали, прислушиваются. Поцелуйте меня, только по-настоящему. Я вам потом хорошо заплачу…

АЛХИМОВ (сердитым шепотом). Послушайте, за кого вы меня принимаете?
К ним направляются явно заинтригованные Нина и Ольга. Заметив это, Лика кидается Клоуну на шею и припадает к его губам долгим поцелуем, делая в то же время вид, что вырывается из его объятий.
ЛИКА (дамам). Ну и темперамент! Чуть не раздавил, медведище! Знакомьтесь. Это Борис, мой друг. Для меня просто Бяша. (Алхимову.) А это – мои лучшие подруги Аня и Оля. Кстати, вот эта красотка в зеленом сари (кивает в сторону Анны) – и есть твоя сегодняшняя дама. Вы друг дружке по жребию выпали. Мне – Рихард, Лельке – Ванька, Нине – Стас. (Входят распаренные Нина и Стас.) Вот они, наши орлы. (Анне.) Видишь, а ты переживала! (Алхимову.) Очень мило, что ты надел этот колпак. Он тебе идет… (Хочет поправить ему кружевной воротничок, но Анна молча отстраняет ее руку, с хозяйским видом поправляет воротничок, накидывает на Алхимова вторую бледно-зеленую простыню, надевает на голову венок из бледно-зеленых цветов, берет своего кавалера под руку и уводит к мужчинам. Нина направляется вслед за ними.)

АННА. Наливайте, выпьем за знакомство!

ОЛЬГА (Лике). Ну вот, я же говорила: пока дойдет очередь до именинницы, или спиртное кончится, или…

ЛИКА. Именинница. Брось ты! Наоборот, радуйся. На трезвую-то голову кто тебе правду скажет? А у пьяного что на уме, то и на языке!

ОЛЬГА. Вот этого как раз я и боюсь.

ЛИКА. Поменьше греши, бояться не будешь.

ОЛЬГА. Поздно предупредила.

ЛИКА (обнимает ее). Да ладно… Кто из нас без греха?

ОЛЬГА. Нина, например. Я все время чувствую на себе ее укоризненный взгляд.

ЛИКА (усмехнувшись). А-то ты не знаешь, что других поучают или те, у кого уже нет возможности совершать ошибки, или ханжи, которые сами потихоньку грешат, а других осуждают…

ОЛЬГА. Если, по-твоему, Нинка грешница, что тогда про Анну сказать?

ЛИКА. Отделение патологии - этажом выше. Пойдем, а-то, чую, уведут моего мужчину…

ОЛЬГА. Чей такой?

ЛИКА. Пока – мой. Но вижу уже по хищным Анюткиным ноздрям, что это ненадолго… (Возвращаются к столу.)

СТАС. Все! Пьем за именинницу, ныряем в парилку, подышим там коньячным паром, и после бассейна – милости просим к столу!
Все по очереди прикасаются к хрустальному фужеру именинницы пластиковыми стаканчиками, но когда это делает Алхимов – слышен тончайший хрустальный звон.
ОЛЬГА. Вот оно – долгожданное чудо! Мой фужер сделал свой выбор! Вы как хотите, а я загадываю желание! (Закрывает глаза и шепчет про себя).

СТАС (ревниво). На то он и клоун, чтобы фокусы показывать…

ОЛЬГА (подмигивая). Пока ты тут мне сцены устраиваешь, Анечка твоя – в парилку ускользнула.

ЛИКА (Алхимову). Как вам это нравится? Его жена – Ольга (кивает на именинницу), дама по жребию – Нина, та, что в белом, а ухлестывает он весь вечер за Анной. За вашей, между прочим, дамой…

АЛХИМОВ (грустно). А я надеялся, что моя – это вы…

ОЛЬГА (удивленно). Как, разве вы все еще не перешли на «ты»? Мне казалось, что…

ЛИКА (раздосадованная). Что ты понимаешь в отношениях мужчины и женщины? Есть два «ты» и два «вы». Первое «вы» - вначале, когда только еще познакомились. Потом – дружеское «ты». Потом – любовное «вы». А при ссорах и разводе – снова «ты». Только уже вражеское.

ОЛЬГА. Уф-фф! Слава Богу! А я уж было подумала… (Уходит.)

ЛИКА. И зря (посылает Алхимову воздушный поцелуй, но тот перехватывает ее руку, целует ладонь, а потом с жаром заключает Лику в объятья). Когда-нибудь этот сексуальный маньяк сожжет меня в пламени своего темперамента! (Легонько отталкивает его. Оглядывается.) Что, все уже в парилке? Бегу за ними. А вы переоденьтесь - и к нам, ладно? Справитесь или помощь потребуется? Я хочу сказать, что у меня есть мужские плавки, лишнее полотенце, резиновые тапочки сорок третьего размера. А простыню зеленую вам вручила ваша зеленая напарница.

АЛХИМОВ. Я забежал домой… К несчастью… Так что все у меня при себе. Что касается цвета… я предпочитаю сиреневый.

ЛИКА. Вы какой-то странный клоун. Грустный. И глаза у вас не клоунские. Если б не фокус с фужером… Как вы это сделали?

АЛХИМОВ. Во-первых, профессионалы своих секретов первым встречным не разбалтывают. А во-вторых – советую тебе, милая, привыкнуть обращаться ко мне на ты, чтобы не объяснять всем остальным твою бредовую теорию…

ЛИКА (лукаво). Но ведь потом, когда мы перестанем быть первыми встречными, вы… ты откроешь мне секрет поющего пластика? (Машет ему рукой и убегает).
  1   2   3

Похожие:

Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconТаксофонная пьеса в одном действии Действующие лица
Кирилл – мужчина под сорок, в потёртых вельветовых брюках коричневого цвета и с изрядными залысинами. Интонации, в основном, виноватые...
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconПьеса в одном действии Действующие лица
Англия. Очень английский дом где-то на очень английской окраине. Тихо и уныло. Городского шума нет
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconПьеса в одном неторопливом действии действующие лица
На сцену, очень напоминающую кухню, входит мать с цветком в горшке. Она ходит по кухне, выбирая, куда поставить цветок. Ни одно из...
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconGone with the golden wind пьеса-треш в одном весьма активном действии Действующие лица
Стол, стул, на столе компьютер, на стуле соискательница гордого звания голденвиндовца. Входит Вингейт в косодэ, заправленном в джинсы,...
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица icon«Живи и здравствуй!» Комедия в I действии Действующие лица: Пётр – около 30, археолог. Елена
Георгий – около 35, доктор, грустный циник, очень не любит заниматься писаниной, вечно бубнит, но абсолютно незлобиво
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconДраматическая пословица, в одном действии Действующие лица
Остальная часть сцены загромождена чрезвычайно богатою мебелью, разбросанною в артистическом беспорядке. На спинках везде анти-макасары....
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconНе «тот свет». Пьеса в одном действии
Для кукольного театра: Духи – куклы. Виктор на небе в маске, возможно, посмертной
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconПьеса в одном действии 1
Два червяка такие выползают из навозной кучи на свет божий. Солнце светит, все пироги…
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconСказка с превращениями в одном действии Инсценировка Николая Коляды Действующие лица: золушка мачеха
Всё вверх дном: платья, шляпки, туфли, перчатки! Но о порядке в доме Мачеха и ее родные дочки не заботятся: главное выглядеть понаряднее,...
Елена Новикова Плач клоунов Пьеса в одном действии Действующие лица iconЧеловеческий голос пьеса в одном действии
Голова ее свесится с края постели, и теле­фонная трубка выпадет, как камень, из ее руки
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org