Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв



страница1/23
Дата03.07.2014
Размер2.73 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI – XX вв.

Будаев Н.М.



1. От автора
2. Рецензия на статьи издаваемые в вестнике КБИГИ
3. Историческая справка
4. Золотая Орда, Крымское ханство и Ногайская Орда
5. Казаки Северного Кавказа
6. Сведения о первоначальной территории Кабарды
7. Кочевники
8. Происхождение этнонима черкес
9. Северный Кавказ в X - XVIII вв.
10. Тюрки Северного Кавказа
11. Присоединение Кабарды к России
12. Исторический статус присоединения
13. Россия и Кабарда
14. Между двух империй
15. Кабарда в Кавказской войне
16. Присяга
17. Установление царской администрации и отмена крепостного права на Кавказе
18. Переселение в Турцию
19. Эволюция мнений
20. Присоединение Балкарии
21. 85 лет образования КБР
22. Зигзаги истории
info/library/b/budaev/opinsk/opinsk-sp1.htm">Справка I
23. Комментарий к доносу
Справка II
24. Топонимы и гидронимы КБР
Литература и источники




Карачаевский научно-исследовательский институт
Западно - кавказский аналитический центр
Подготовлено историко-культурным обществом «Аланский Эрмитаж»
г. Черкеск 2007 г.


I

От автора

Эта книга является результатом исследований автора в области истории народов Центрального Кавказа в период позднего средневековья. Глобальность и масштабность событий именно этой эпохи определила дальнейшую судьбу многих народов, населявших указанную территорию. В данном исследовании важно то, что в нем осуществлена попытка, выявить пути миграции народов на территории Юга России.

На этнической карте мира вряд ли возможно найти этнос, который живет в рамках своих границ «от сотворения мира», ни с кем не смешиваясь. Все человечество находилось и находится в движении, следы которых обнаруживаются сегодня в языке, фольклоре, эпосе и, через два, три поколения многие забывают родной язык, но, однако помнят свою родословную из воспоминаний старших фамилии. Процесс ассимиляции, как правило, происходит тихо, и незаметно. В обозримый исторический период большая часть абазин, например стала черкесами и кабардинцами, многие татары стали русскими и.т.д.

Как известно, исторические исследования строятся на основе целого комплекса наук: археологии, этнографии, лингвистики, историографии, что позволяет воссоздать историческую картину наиболее ясно и полноценно. Хотелось бы отметить, что особую роль в этих исследованиях принадлежит письменным источникам, позволяющим видеть историю в ее динамике, благодаря хронологии, фиксирующей конкретные даты наиболее значимых событий. В тоже время эти источники имеют и недостатки – они могут подвергаться «купированию», в них могут вноситься определенные искажения; да и в трактовке многих документов может проявляться определенная субъективность исследователя или идеологическая концепция государства. На взгляд автора, подобные явления имеют место и при освещении взаимоотношений народов Северного Кавказа.

Восстанавливая звенья истории, мы наблюдаем, как выстраивается ровная сюжетная линия. Факты одной значимости, не могут рассматриваться каждый по отдельности, без связи. Собранные вместе, они становятся более рельефными и выразительными. В этом случае история может неожиданно преподнести сюрпризы, только лишь благодаря более внимательному ее рассматриванию и изучению уже известных документов.

Несомненно, однако, по истечении стольких веков рискованно делать однозначные выводы. На базе имеющихся данных, можно только логически аргументировать известные сведения, причем те, которые подкреплены историческими сведениями.

Предкавказские степные пространства испокон веков населяли народы, ведшие единый образ жизни, связанный в основном с животноводческим характером их хозяйственной деятельности. Именно поэтому, невзирая на множество этнонимов скотоводческих народов от античности до средневековья, они воспринимаются как части единого этномира.

Как и любой народ, тюрки и адыги прошли долгий и сложный путь исторического развития. Они знали периоды взлёта и славы, падений и забвения. График жизни любого народа напоминает кардиограмму. Ровная линия в медицине ничего хорошего не предвещает. В истории же это время накопления сил для очередного подъема.

Прежде чем судить, оценивать достижения и промахи наших пращуров, надо отказаться от сочувствия своим и чужим. Дороги с односторонним движением – это изобретение специалистов ХХ века. Отбрасывая амбиции, не имеющие ничего общего с наукой, мы приближаемся к истине, пытаясь представить себе реальное прошлое. История – это не средство для достижения идеологических целей, и ее нельзя свободно переиначивать. Было бы слишком самоуверенно заявлять, что я как автор отвечаю всем требованиям, выдвинутых самим же тезисов. Но последнее условие я честно пытался соблюдать в своем исследовании.

Поводом для создания данной монографии послужили публикации ряда историков КБНИГИ. Периодичность выхода этих работ имеет определенные цели, и в этой связи требуется уточнение некоторых моментов, заявленных авторами, насколько они соответствуют к реальным фактам.

Возможно, кто-то и понимает, с чем это связано, а кто-то искренне считает, что читатели верят «новым хронологам». Вероятно, они и сами уже уверились в непогрешимости своих сочинений вводящих в заблуждение читательскую массу.

К сожалению, в истории любого народа попадаются не самые лучшие страницы, и с этим тоже надо считаться. Обычно эти негативные кадры хроники не принято озвучивать. Но нас вынуждают к этому, и мы не давали обет молчанья. Историю, как и родителей не выбирают, это наследство, которое нужно уважать, и принимать в том виде, как она есть.

Надеюсь, приведённые в данной работе данные послужат питательной почвой для серьезных размышлений над историей наших народов. Знание прошлого даёт толчок к правильному восприятию настоящего, более того, заглядывая в древность, мы не только познаём своё изначальное, но и обогащаем себя ценностями, которым грозит забвенье. Только познавая свою историю, беря уроки у самой жизни, люди становятся мудрее.

Хотелось бы отметить, что народы Северного Кавказа, несмотря на национальные различия, связанные духовными и родственными узами, и должны считать себя единой кавказской цивилизацией, частью российской. Прошлое и настоящее неразрывны, поэтому историю и культуру Северного Кавказа нужно видеть в широком контексте сложно организованной мироцелосности. Мы должны ясно видеть как различия, так и наше общее, не пытаясь присвоить чужое, не стремясь поглядеть на ближнего сверху вниз. К сожалению, подобное стремление явно присутствует во многих «научных» работах, что и вынудило меня взяться за перо.

В истории Кабарды бывало всякое. Много в ней, конечно, и героических страниц, связанных с борьбой за свою независимость, но были в ней и совсем не героические эпизоды, которые также являются неотъемлемой частью ее истории. Возможно, накопились и исторические обиды. Такова история любого народа. Но попытки наукообразно обосновать и «подправить» древние и современные границы проживания своего народа, удревнить, приукрасить свою историю, пусть даже для реализации каких-то «общенациональных проектов», недопустимы. В первую очередь – это нечестно по отношению к истории собственного народа, не говоря уже о чванстве в отношении соседних народов. Значение тезисов выше упомянутых исследователей выходит за рамки академической науки и переходят в опасную политическую плоскость.

Можно без особого преувеличения нынешнее положение нашей исторической науки в республике сравнить с падающим самолетом. Попробуем расшифровать запись «черного ящика», и попытаемся объяснить, отчего так плохо летает наш научный аппарат.

Поистине, нет ничего более неожиданного, чем отечественная история! И речь даже не о том, что историю переписывали все, кому не лень: кто из тщеславия, кто из желания доказать свою правоту, а кто из желания скрыть свои грехи. Речь о том, что история может неожиданно преподнести невероятные сюрпризы только лишь благодаря более внимательному ее рассматриванию и изучению. Мы столетиями ходим мимо одних и тех же источников, совершенно не задумываясь о том, что там написано. Гегель отмечал, что все известные всемирно-исторические события появляются на свет дважды. Я бы не посмел утверждать, что это так, поскольку энтузиазм современных историков не исчерпан: сколько историков, столько же и историй.

Попытки пересмотра истории под модернизированные мифологемы не только научно бесперспективны, но и чреваты различными межэтническими конфликтами, если они станут руководством к действию. Идея «превосходства, избранности» ни к чему хорошему не приводила. Как-то это не согласуется с официальной пропагандой дружбы народов, да и зачем увеличивать напряжение? Хотелось бы напомнить арабскую пословицу: «Кто сеет ветер, тот пожинает бурю».

Беда человечества, а, возможно, и гибельное его предначертание, состоит в том, что люди во все времена стремились к превосходству – сначала друг над другом, в среде соплеменников, а затем это поветрие захватывало и целые народы, проявляясь как стремление к совершенству, что само по себе вроде бы неплохо. Однако есть и другая сторона медали. Стремление одного народа к превосходству над другим есть национализм и начало его нравственного перерождения. «Неистребимо стремление посмотреть на брата своего сверху вниз. Но если соотношения не позволяют – всегда готова к услугам история, помогающая изменить их».(35, с.188). Память народов долговечнее и более живуча, чем память об отдельных неблаговидных личностях, деяния или «научные труды» которых умирают вместе с ними, а порою еще при их жизни.

Взгляд на прошлое народа всегда накладывает отпечаток на его сегодняшнее восприятие. Любому интеллигентному человеку необходимы знание о прошлом своего народа, объективный взгляд и оценка его истории. Любовь к своей родине, уважение к своему и соседнему народу начинается со школьной скамьи. То, что сейчас преподносится в учебных заведениях нашей Республики (я уж не говорю об Институте Гуманитарных Исследований, - Н.Б.) – набор нелепых штампов, где все преподносится в искаженном виде. Можно соглашаться или не соглашаться с этим высказыванием, но одно бесспорно, что рукотворные исторические трактаты современных «псевдо-Геродотов», заполонившие с недавнего времени страницы республиканских газет и книжные прилавки, со временем не останутся даже как теоретические предположения. Это всего лишь вопрос времени.

Изучая прошлое, анализируя и сопоставляя его с настоящим, мы задумываемся: чем измерить наши представления о добре и зле, благородстве и предательстве, мужестве и раболепстве? Да, мы живем в другом веке, в другое время, но разве должны изменяться общечеловеческие основы морали и нравственности? Люди, возможно, стали умнее и образованнее, но не могу утверждать, что благороднее и честнее. Утвердившееся невежество сейчас стало на мнимый путь оздоровления общества. Человечество на своем эволюционном пути потеряло больше, чем приобрело.

Северный Кавказ сполна испытал последствия колониальных и гражданских воин, геноцида, революций, тоталитарных и реформаторских периодов. Сталинский режим никогда не нуждался в честных и независимо мыслящих людях, режим подбирал, нивелировал и выращивал верных и услужливых исполнителей. Подобная селекция происходила и в научном мире, но более изощренными методами. Еще в 1922 г. известный социолог П.Сорокин отмечал: «Войны, революции всегда были орудием отрицательного отбора, убивающие лучшие элементы населения, оставляя жить и плодиться худшей части». В этом плане вряд ли кто в мире может соперничать с бурной историей России и Кавказа. Но существует одна закономерность, - все пережитые человечеством войны, катастрофы и конфликты ничему не научили людей. Генетическая память народов в этом плане коротка. Моральные принципы около 2000 лет назад были заданы христианством, затем исламом и с тех пор не изменялись, тем не менее они мало повлияли на моральный облик общества; заповеди повторялись - но никогда не усваивались. Стоит задуматься, почему эти рецепты поведения за две тысячи лет не дали нужного результата. Мир дуален, полярен, есть созидатели и разрушители, зло соседствует с добром, щедрость с жадностью, благородство с низостью, скромность с тщеславием и.т.д. Подобное сочетание наблюдается в растительном и животном мире, и с этим ничего не поделаешь, так устроен мир. И в этносах есть как праведные, и честные люди, так и негодяи, поэтому мы не судим о народе по отдельным личностям. «Корить, упрекать, бранить народ, как и отдельного человека за его исторически сложившиеся черты характера, как и черты лица, безнравственно, практически бесполезно, а учитывать эти естественные факторы, особенно в национальной политике, необходимо» (128, с.84) Шкала моральных ценностей на Кавказе у всех народов едина, как и во всем мире.

Хотелось бы привести слова выдающегося балкарского публициста, мыслителя начала XX века, князя Басиата Шаханова:

«Не знаем мы иной аристократии, кроме аристократии ума, таланта, порядочности и личных заслуг!».

Его глубокое высказывание касалось не только аристократии, и не только балкарской. Думаю, не каждый писатель способен столь лаконичным изречением выразить многое. Сегодня нам никто не преграждает путь к обладанию этими простыми, но жизненно важными человеческими достоинствами, возрождение которых не требует материальных затрат. Духовное достояние не оценивается материальными благами. В пору разгула «перестроечных вихрей» мир перевернулся, и на Северном Кавказе материальные богатства теперь ценятся выше, чем человеческие достоинства. К сожалению, богатство стало мерилом достоинства человека, «рыночные» отношения взяли верх над веками устоявшими понятиями норм морали. Мы следуем по пути опустошения душ и растления духовных ценностей. В скором времени эти плоды псевдодемократического прогресса дадут о себе знать, и не в лучшем свете.

Многие со мной согласятся, что подлинной трагедией является, когда ученый, облаченный покровительством властей, навязывает раболепно зависимым коллегам свои измышления и подлоги, как выдающиеся открытия и единственно верные решения. К подобным концепциям и оценкам привыкли настолько, что задумываться над их правдивостью стало казаться кощунством. Страх и угодливость приводят к торжеству в человеке аморфного состояния. В советский период этот бомонд представляли государственные служащие науки, которые лишь мнили себя творцами, не являясь ими по духу, поскольку служили, и служат только очередным хозяевам. При демократах этот клан не только устоял, но еще больше укомплектовал свои ряды бывшими партократами, труды которых не имеют ничего общего с наукой.

Зависимый человек не способен к самостоятельному анализу и поиску истины, поскольку у него нет главного – духа свободы, это было во все времена. У Фридриха Ницше есть поучительный пример о полезности и выгоде плебейского счастья: «Ненавистен и мерзок тот, кто никогда не хочет защищаться, кто проглатывает ядовитые плевки и злобные взгляды, кто слишком терпелив, кто все переносит и всем доволен: ибо таковы повадки раба». Носителей этой морали Ницше называет «маленькими людьми». Они знают все, они довольны всем, они считают, что счастье найдено ими. Их конечная цель, забраться как можно выше к вершине пирамиды, стать над всеми, приложить максимум стараний, чтоб удержаться как можно дольше на этой ступени. Они услужливо подбираются к подмосткам власти, по пути старательно выбирая себе команду по своему облику и подобию людей, которые не задумываясь выполняют все указания. «Маленький человек» по Ницше это вовсе не обездоленный, стоящий на низшей ступени общественной лестницы гражданин. Носителями морали плебея или раба чаще бывают ученые или правители, которые возомнили себя творцами истории. Горе тому народу, когда в стране торжествует «маленький человек», тогда все становится лживым, кривым и чудовищным. Благодаря подобным людям историческая наука середины XX века испытала кризис идей и полный творческий застой. Инерция этого процесса достигла апогея в наше время.

Как известно, тому, кто упорствует в заблуждениях, как правило, хронически не хватает здравого смысла и логики, их невозможно исправить критикой, которая явно обличает их же недостатки, и сами они не узнают себя в ней, как глухой не расслышит обидных слов, сказанных в его адрес. Но есть и другой метод: они просто делают вид, что не слышат. Поскольку живут в мире, созданном ими самими же, считая себя «учеными мужами» не от мира сего.

В течение определенного времени (с 1944 по 1957гг. – период депортации и репрессии) балкарцы, и карачаевцы были выбиты из общественно-политической жизни Кавказа. В этот период они были вообще вычеркнуты из истории как народ. Трагедия эта наложила тяжелый отпечаток на дальнейшую жизнь народа, на его экономическое и политическое положение, создала пробелы в развитии культуры и науки, в то время как в 50-е годы складывались национальные кадры ученых, в том числе и историков, у всех народов Северного Кавказа.

В это же время сложились не только региональные кадры специалистов, но и исторические концепции, касающиеся происхождения и этногенеза карачаево-балкарского народа. Они были порою бездоказательны, поверхностны, не содержали глубокого научного осмысления всех имеющихся фактов. В ту эпоху на младенческой почве исторического знания появилось множество искусственных всходов. Непроверенные сведения и гипотезы спешно пересаживались на кавказскую почву, дабы изобразить парящую в некоторых умах индивидуальное видение исторического прошлого, в надежде навечно утвердить свою концепцию. В сложившейся ситуации в научной мысли в середине XX века, аргументам, противоречащим истории особого значения не придавали. Поскольку в этот период главным заказчиком и архитектором всей науки являлась КПСС.

Результатом научной инерции 50-х годов, усложненной постсоветским всплеском этноцентризма в республике, стали рассмотренные в данной работе «родимые пятна» местечковой истории, появившиеся на свет с претензией подменить официальную историю народов региона.

Век объявленной «перестройщиками» демократии, подразумевающей самостоятельное, независимое мышление любого гражданина или ученого, свободную дискуссию, преломился в Кабардино-Балкарии таким образом, что «глас народа» двухсубъектной республики стал мононациональным. Это как в восточной притче, ослу, который крутит жернова мельницы, выкалывают один глаз, чтоб он ходил только по кругу, и видел только нужную ему часть сектора, а когда его отпускают, он так и продолжает- ходит кругами.

Недоумение вызывает не история, а ее интерпретация. Историческая наука приобрела специфическую огранку: вроде бы она есть, есть и небывалое количество кандидатов и докторов наук, но на фоне полного отсутствия научных открытий. Никто не задается вопросом, почему до сих пор в НИИ нет ученых с мировым именем? Это последствие «кругового движения», который отражает научный потенциал института. К сожалению, талант, разум, истина лишены своих ранговых атрибутов. Видимо, это случай описанный Б.Брехтом «подопытный кролик никогда не поймет биологии». В настоящее время любая попытка затронуть устоявшиеся взгляды приводит, как правило, к далеким от науки отповедям.

Правдивое изложение истории никогда не бывает по вкусу властным структурам, ко всему прочему они ее не знают. Но еще более – прислуживающим им иерархам науки, в «кругах» которых догматизм и начетничество правят баллом повсеместно, порождая нездоровую обстановку протекционизма и коррупции. Балкарских же историков, мыслящих иными критериями, как правило, обвиняли в национализме и пантюркизме. Но отметим, многие путают национальное с национализмом, поставив математический знак равенства между этими понятиями. Научная элита при поддержке радикальных групп и общественных движений зачастую трансформируют национальную идею в националистическую. С их подачи разворачивается борьба за территорию, власть, материальные ресурсы. Недостаточное знание истории, культуры, обычаев соседних народов способствует возникновению национальной нетерпимости.

Говоря о национализме, следует привести в качестве яркого образца труд К.Х.Унежева «История Кабарды и Балкарии» (издательский центр «Эльфа», Нальчик. 2005г.), который способен дать резонанс на межнациональные отношения и не только в одной республике, но, к нашему удивлению, является основой «...лекций, прочитанных автором на протяжении ряда лет студентам вузов, учащимся средних специальных и общеобразовательных учебных заведений, аспирантам и магистрам». Любой студент, ознакомившись с этим «манускриптом», прейдет к одному выводу: причиной всех прошлых бед адыгов были предки балкарцев, карачаевцев, кумыков и ногайцев.

«Среди западных и восточных адыгов проживали многочисленные пришлые азиатские племена, которые, «вклиниваясь» между ними, разрушали их единство, естественный процесс их консолидации. Следует также отметить, что такую разрушительную силу для единства западных адыгов, абхазов, касков (?-Н.Б.), хатов (?-Н.Б.) имели и те пришлые, чуждые племена, которые оказались в различные исторические эпохи между последними...

Таким образом, к этому периоду Северный Кавказ по этническому составу был исключительно пестрым. В частности, по соседству с адыгами, которые занимали огромную территорию от моря до моря, проживали различные племена. Естественно, между ними часто происходили вооруженные столкновения, и адыги с переменным успехом защищали свою землю. Они вели частные войны с гуннами, готами (?), аланами, черными болгарами, хазарами, аварами, печенегами, половцами, савирами, византийцами и т.д. Словом, история адыгов была войной за свою независимость и свободу» ( 84, с.23-24)

Тягостное впечатление остается от подобных высказываний классиков субпатриотизма. Нескрываемая неприязнь к тюркским народам, как будто эти войны происходили вчера, а патриоты были современниками этих событий, и наблюдали за этими баталиями. Осталось только объявить войну этим призракам прошлых веков, созданных их воображением. Потомки гуннов, болгар, печенегов, половцев и т.д. как и других тюркских народов средневековья, входят в семью народов России, и после славян занимают второе место по численности. Только в СНГ пять суверенных тюркских государства. Трудно рассчитывать на объективность, когда национальная принадлежность диктует исследователю его симпатии и антипатии. Пропагандировать дружбу народов,- а их предков считать врагами, двойной стандарт в освещении исторических событий. Учитывая, что в исторических сведениях подобное противостояние неизвестно. Более того, только тюрки на Северном Кавказе создавали государства, консолидируя многонациональный регион, а религиозная, и национальная терпимость тюрков общеизвестна. В средневековье взаимоотношения народов были иные. Большое заблуждение изображать мир средневековья глазами византийских церковных летописцев, на которых ссылается Унежев. Что касается Византии; в истории неизвестно, чтобы кто-то из побежденных народов прославлял победителей. Но если быть искренним, следует отметить, что страна адыгов в те времена не представляла какую-то империю, они находились за Кубанью в недосягаемых для гуннов и хазар землях. Военные набеги гуннов, хазар, алан, болгар и т.д. были направлены в Византию, Рим, Европу, Ближний Восток. Походы тюрков изменили ход мировой истории, и причем здесь предки адыгов? Это разные весовые категории. Можно лишь предполагать, что в этих походах могли участвовать многие народы Северного Кавказа.

Выходит, по Унежеву, что на протяжении всей истории тюрки были основными врагами адыгов, но как объяснить, что 80% адыго-абхазского этноса, покинув родину, нашли приют в логове тюрков в Турции? Следует отметить также, что потомки этих беженцев и по сей день припеваючи проживают в этой стране.

Удивление вызывает, что в издании и рецензировании учебного пособия по истории Кабарды и Балкарии (!), рекомендованной для ВУЗов, не принимал участие ни один балкарский ученый-историк. (!) Наверное, мы и сами способны разобраться в истории Балкарии и Карачая, при этом, без поучительных наставлений со стороны «поводырей», неспособных вчитываться, понимать и анализировать исторические документы, тем более, выслушивать научных оппонентов. Закономерность самого общественного развития требует пересмотра закостенелых взглядов. Мы уверенны, что прежней «спокойной» жизни у них уже не будет, когда их бронированные «истины» гарантировали им непререкаемый авторитет. Никто не желает смотреть на свое прошлое глазами «могучей кучки» Х.Думанова, учитывая нелепость всей их концепции.

Каждый исторический факт многогранен, и по сути своей значимости полярен. Задача науки беспристрастно оценить эти грани, не разрушая их единой исторической композиции. Только обстановка открытости создает небывалую возможность для поиска истины. А прошлое, как интерпретация объективного хода развития народов, составляет не просто историческую память народа, это основа проекции его нынешнего бытия в будущее, его ориентир в отношениях с другими этносами.

Народы региона веками накапливали опыт восприятия соседних народов, изучая стереотипы их поведения. Примечательно отметить, что у большинства кавказских народов не возникал отрицательный образ соседа, а человек никогда не «измерялся» своей национальной принадлежностью. Национальная и религиозная терпимость здесь была абсолютной, люди оценивались по своим человеческим качествам и достоинствам: мужеству, честности, благородству, щедрости, гостеприимству и т.д. Наверное, прав был А. Шопенгауэр, который считал, что: «Самая дешевая гордость - это гордость национальная. Она обнаруживает в зараженном ею субъекте недостаток индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться».

Многонациональный и многоконфессиональный Кавказ, с его малыми по мировым масштабам этническими территориями ученые нередко признают в качестве модели гармоничного многообразия всего мира, от целостности которой, возможно, зависит спокойствие всей Российской Федерации. Однако в последние десятилетие заметны частные нарушения этого биоритма, появился небольшой люфт в этих отношениях. Думаю не секрет, откуда дует ветер. Северный Кавказ очередной раз хотят сделать разменной монетой в большой международной политической игре, направленной против целостности Российской Федерации. Есть опасения, что первой жертвой в этой закулисной игре окажутся сами народы Кавказа. (За примерами далеко ходить не надо,- Н.Б.). Тот народ, который не может анализировать уроки прошлого, обречен, пережить его вновь. Именно народам Северного Кавказа больше всех нужно опасаться развала России, и что за этим может последовать. Поэтому долг каждого честного человека остановить старания тех людей, которые нагнетают между народами идею национальной исключительности.

Х.М.Бербеков пишет: «Кабардинский и Балкарский национальные округа как административные единицы, отличавшиеся национальным составом и своеобразным опытом, являлись началом развития национальной государственности Кабарды и Балкарии, которая получила дальнейшем развитие в форме автономии Кабардино-Балкарии». (32, с.10-11).

Исторически сложилось, что эти два народа проживают на сопредельных территориях, единоверцы, много общего в обычаях и нравах. Многие роды давно породнились, часть недепортированных балкарцев стала уже кабардинцами (их численность не меньше чем самих балкарцев,- Н.Б.). По антропологическим данным балкарцы и карачаевцы - кавкасионы. В этом плане важно отметить, что кабардинцы антропологически не однородны, раньше их относили к понтийской расе, но в данное время уже считают «смесью понтийской и кавкасионской расы». («Народы мира», историко-этнографический справочник. М., 1988г.) «Кабардинцы, черкесы – черты кавказского типа выражены в еще более сильной мере, чем у восточных групп адыгейцев. В общем, они занимают промежуточное положение между характерными представителями понтийского и кавкасионального типов» («Народы Кавказа» Т.1. С.52, М., АН СССР 1960). Это подтверждается результатами исследований ДНК, произведенных в Лондоне в 2004г. Как кавкасионы, на первом месте стоят карачаевцы и балкарцы, кабардинцы-17, черкесы-26. Я думаю, что антропологическое изменение целого народа в течение ста лет говорит о многом, и кто являлся донором в новом этническом формировании. Естественный дрейф генов, как правило, направлен с гор на равнину, где он не встречает препятствий. Это отмечал Л.Гумилев, открытость равнины способствовала перекрещиванию разных этнических потоков, в результате чего в этих местностях образовывались маргинальные зоны. Прямая противоположность - горный ландшафт, где приток нового генетического материала ограничен, поскольку имеются естественные изолирующие структуры: высокогорье, горные хребты, бурные реки и.т.д.

Народы, который приобретают родину, приживаются на этой новой земле, прирастая корням к автохтонного населения, при этом заимствуя многовековой хозяйственный и жизненный опыт освоения этой среды аборигенами края. В общем, это известные закономерности при инфильтрации и этнических контактах. Соприкосновение двух культур порождает своеобразные формы, что-то заимствуется целиком, что-то переосмыслено. Многое адаптируется, но всегда оставляет свой след в языке народа, который впитал в себя эту культуру. Язык народа не подвластен идеологической настройке, изучение языкового материала открывает совершенно новые пласты прошлого народов. В этом плане очень интересен кабардинский язык, в который заимствованы не только балкарские слова, но и целые предложения.

Казалось бы, вроде и нет причин беспокоиться, в отношениях балкарцев и кабардинцев противоречия на бытовом уровне не проявляются. Лучшие законы человечества были заимствованы из обычаев народов, а разве может, кто-то сравнится в этом плане с Кавказом. Однако в последнее время происходят целенаправленные события, разрушающие установленные нормы.

В стране, где люди неподдельно уважают друг друга, независимо от национальной и религиозной принадлежности, со временем произрастут и многие другие блага, которые впоследствии обеспечат расцвет истиной цивилизации.

Для дуэтного унисона не обходимо одно НО. История и весь опыт человеческого общежития, да и сам здравый смысл подсказывают, что дружба может быть только среди равных, будь то люди или народы. А для этого надо отказаться от мысли смотреть на соседей свысока, с закваской «имперских» амбиций. Другого выхода нет, и вряд ли будет.

Есть много способов перекрыть течение реки, но это временная мера, в любом случае она пробьет себе новое русло. Балкария добровольно вошла в состав России, а не в Кабарду, но если она (Россия) на паритетных условиях когда-то объединила (с подачи И.В.Сталина – Н.Б.) эти два субъекта, то и обязана быть гарантом справедливости в регионе. В данный момент она просто пассивный наблюдатель, ей важно одно, лишь бы не было шума в этом неспокойном регионе. Мы понимаем, что в реформаторский период любое государство загружено множеством проблем, однако для многонациональной державы решение национального вопроса во все времена имело первостепенное значение. В многонациональной России ведущей стратегией жизни должна быть дружба народов, но это не должно противоречить наличию у каждого своих национальных интересов. Если в современном мире соблюдаются права человека, то обязаны соблюдаться и права народов.

С.Хантингтон писал, что: «в нарождающем мире основным источником конфликтов будет не экономика. Важнейшие границы, разделяющие народы, будут определяться культурой». Культура- понятие многогранное, которое аккумулирует в себе многие ценности, в том числе уважительное отношение к истории народов. Одностороннее, предвзятое освещение истории – ненадежный фундамент для будущего подрастающего поколения Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, так и для всего Северного Кавказа. Форма проявления национальной исключительности и превосходства является началом драмы казенного патриотизма, как впрочем, и показное афиширование братства и равенства народов.

Мир хрупок, и его надо уметь ценить. У миротворчества есть множество своих побед, и их не меньше, чем у войны. Жалко, что человечество так и не научилось ставить ему памятников. «Мир не историчен. Его описать труднее. Когда города не горят, не слышны вопли раненых и пленных, не плачут дети, отрываемые от матерей,- летописец безмолвствует. Века мира не нашли отражения в хрониках»(35, с.184).

В начале XX века русский этнограф В.Л. Величко писал: «Кавказ либо разлагает нравственную личность, либо закаляет ее». Это фраза актуальна и сегодня. Мы согласны, что многие из теоретических положений великих мыслителей – несовременны. Но они могут принадлежать завтрашнему дню, которые призывают всех современников думать категориями будущего, иначе завтрашний день может так и не наступить.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Похожие:

Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconКафедра теории государства и права и отечественной истории план ы семинарских занятий по курсу «История и культура народов Северного Кавказа» Новочеркасск 2007
Р 32 История и культура народов Северного Кавказа: планы семинарских занятий для студентов всех специальностей и форм обучения /...
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconНаселение Северного Кавказа
...
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconПространственно-временное поведение в традиционной культуре народов Северного Кавказа

Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconВ парламенте Грузии рассмотрели заключение ученых по геноциду народов Северного Кавказа

Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconРелигиозный синкретизм в системе традиционной культуры народов северного кавказа
...
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconФестиваль искусств народов Кавказа «звезда кавказа» Звезды Кавказа светят в Москве 7 – 9 июля 2011 г Место проведения
Танцы народов Кавказа – это та частичка души человека, который родился на Кавказе или имеет хотя бы малейшее к нему отношение… –...
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconИнтеллектуалы и политика на северном кавказе в XX в
I. формирование политической карты северного кавказа часть II. В поисках судьбы (осетины)
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconВикторина на лучшего знатока истории Северного Кавказа. Вопросы: Кому принадлежало Черноморское побережье Кавказа в начале XIX в.? Ирану
На территории, называющейся «Северный Кавказ», перемешались степи и горы, различные климатические зоны, народы и культуры
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconНациональное строительство как фактор социокультурной интеграции народов северного кавказа в советское общество (1917 конец 1950-х гг.)
Национальное строительство как фактор социокультурной интеграции народов северного кавказа в советское общество (1917 – конец 1950-х...
Очерки политической истории народов Северного Кавказа в XVI xx вв iconУчастие осетин-казаков в Конвое Его Императорского Величества
Особенно актуальным является изучение роли русского народа в исторических судьбах народов России, в том числе и народов Северного...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org