Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика»



Скачать 150.52 Kb.
Дата27.10.2012
Размер150.52 Kb.
ТипСборник
Предисловие к сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» (1964. Вып. 8)

А. К. Жолковский

Предисловие1

Polonius. What do you read, my lord?
Hamlet. Words, words, words.
(Shakespeare. Hamlet. Act 2, scene 2)

Этот сборник посвящен семантике и основное место в нем занимают, действительно, слова русского языка и их смысл. В сборнике отражена работа Лаборатории машинного перевода I МГПИИЯ за период с конца I960 года, когда было решено от семантического описания очень маленького текста2 перейти к более общему и принципиальному рассмотрению вопроса. Авторы сборника исходят из мнения, что владение смыслом слов проявляется у говорящего в способности по-разному выразить одну и ту же мысль, а у слушающего — в понимании смыслового тождества или сходства внешне различных высказываний3. В соответствии с этим конечной целью работ по семантике оказывается описание устройства, имитирующего эту сторону языкового поведения человека. Ясно, что осуществление такой задачи помогло бы решить проблему машинного перевода, придать ему гибкость и естественность, а также открыло бы ряд других возможностей прикладного и теоретического характера.

В чем же должна состоять работа над такой семантикой? Разберем пример. Слова «извините» и «спасибо» имеют, казалось бы, мало общего. Но представим себе следующую ситуацию: в кинотеатре опоздавший протискивается по ряду на свое место, сидящие подбирают под себя ноги. Желая быть вежливым, он говорит «спасибо», а потом соображает, что столь же и даже более правильно было бы сказать «извините».

Чтобы сделать такое обращение со словами доступным автомату (для простоты будем считать, что автомат уже располагает сведениями обо всех соотношениях между элементами данной ситуации), ему надо сообщить, что слово «извините» есть условная компенсация за небольшую потерю, причиненную говорящим адресату (1),

что

слово «спасибо» есть условная компенсация за услугу, оказанную адресатом говорящему (2)

и что

всякое действие (услуга) влечет за собой нежелательную для деятеля потерю части своих ресурсов (3).

Так как в данной ситуации неизвестны мотивы, по которым сидящие убирают свои ноги, то ее можно трактовать как соответствующую и слову «спасибо» (если считать, что ноги убраны для того, чтобы опоздавшему было легче пройти), и слову «извините» (если считать, что сидящие просто не хотели, чтобы он наступил им на ноги), причем «извините» уместно и в первом случае, так как даже если это и услуга, то услуга вынужденная, и, следовательно, потеря ресурсов, затрачиваемых на убирание ног (3), есть потеря, причиненная говорящим адресату (1).

Описание смысла слов уподобляется, таким образом, естественной науке, описывающей факты действительности, их состав, свойства, соотношения [ср. выше (1) и (2)] и законы взаимодействия [ср. (3)].
Мы имеем дело с какой-то простейшей, наивнейшей физикой, механикой обыденной жизни, законы которой, интуитивно применяемые носителями языка, и управляют теми семантическими операциями над текстом, о которых говорилось в начале статьи.

Если продолжать аналогию с физикой, то слово естественного языка окажется подобным термину и получит теперь точный смысл – соответствие некоторому «физическому» явлению (типовой ситуации), смысл, подпадающий под действие определенных законов. Семантические операции над текстом, в свою очередь, образуют параллель к решению простейших задач по механике; например, в механике:

даны скорость и время движения, определить путь; в семантике: дано он очень надеялся на это, но это не случилось, определить (т.–е. назвать) его чувства. В обоих случаях задача состоит в том, чтобы, пользуясь знанием терминов и законов, по данным сведениям о ситуации сделать вывод о других ее сторонах.

Не все слова представляют одинаковый интерес для описания. Подобно физике, принимающей во внимание лишь определенные свойства и соотношения предметов, а в остальном рассматривающей целые огромные классы тел просто в качестве материальных точек, семантика (по крайней мере, вначале) может сосредоточиться на словах с абстрактным значением. Это слова со значением времени, причины, цели, контакта, обладания, знания, ощущений, воли и т. п. Именно эти слова в результате семантических операций способны превращаться одно в другое, как бы полностью растворяясь в новом тексте, тогда как слова, обозначающие конкретные предметы, сохраняются при всех преобразованиях. Можно сказать, что абстрактные слова выполняют роль своего рода грамматики при конкретных словах – лексике. Эти слова встречаются в текстах самого различного содержания и потому могут быть отнесены к «собственно» языку, способному передавать сообщения о любых предметах речи.

«Собственно» языковой характер этих слов можно пояснить еще одним способом. Уже высказывалась мысль о том, что при переводе стирается грань между грамматикой и лексикой (в самом приблизительном значении этих слов), грамматическая категория одного языка может передаваться словом другого4. Так вот, рассматриваемые абстрактные слова — это, по-видимому, слова, покрывающие примерно тот круг значений, который получится, если собрать вместе грамматические значения самых разных языков5, т. е. как бы принадлежащие к языку вообще.

Именно такие слова исследуются в Лаборатории МП (список слов и выражений, рассматриваемых в семантических описаниях, приведен в конце сборника). Для них строится описание, которое по замыслу должно стоять в таком же отношении к толковому (или идеологическому) словарю, в каком грамматики МП стоят к обычным «человеческим» грамматикам. Это должен быть толковый словарь для машины, в котором (для того чтобы перед машиной можно было ставить «задачи по семантике») смысл слов «перетолковывался» бы в терминах элементарных семантических единиц, общих для всего словаря (ср. определения (1) и (2))6. Слова, определенные в этих единицах, могут далее сами выступать в качестве инструментов описания более сложных слов, но нигде не должно быть круга, часто встречающегося в толковых словарях7. Кроме того, в отличие от «человеческого», машинный словарь должен быть дополнен списком тех «законов действительности» (ср. (3)), знанием которых человек бессознательно пользуется при чтении текста и обращении к словарю. Наконец, нужны особые алгоритмы «пользования» словарем, т. е. правила, по которым автомат мог бы, читая текст и находя встретившиеся абстрактные слова в словаре, сочетать их «толкования» в связную семантическую запись текста и обратно – по такой записи – строить некоторый новый текст (вопрос, ответ, перифразу, вывод и т. п.).

Пока что Лаборатория занималась в основном составлением словаря, т. е. описанием смысла слов8. Работа в каждом случае состояла примерно в следующем: сначала по интуиции выделялись слова, каким-то образом семантически примыкающие друг к другу, и нащупывался смысловой стержень всей этой лексической группы, который затем формулировался в качестве некоторой типовой ситуации (время, цель, возможность и т. п.). Тогда вставала задача построения своего рода структурной модели для типовой ситуации, указание ее характерных параметров и действующих в ней законов. Структурное описание типовой ситуации все время корректировалось рассмотрением конкретных слов (модель не должна быть более детализированной, чем того требует описание конкретных слов), каждому из которых затем и находилось место в этой типовой схеме. Эта часть работы была наиболее «языковой» – требовалось точно очертить границы значения каждого слова, иногда довольно причудливые. «Портретирование» слов не следовало какой-либо заранее определенной процедуре; в принципе оно выполняется заново для каждого слова и далеко не сразу дает окончательные результаты9. Вполне вероятно, что публикуемые в настоящем сборнике определения слов потребуют дальнейшего уточнения. Наконец, после этого типовая ситуация и действующие в ней законы, а также «микроситуации», обозначаемые отдельными словами, описывались в терминах специально отбиравшихся исходных выражений, так что между ними устанавливались точные соотношения. Однако ни синтаксис, ни семантика (синонимия) языка исходных выражений в этих работах пока что не описывались, так что формальная запись значений слов в данный момент отсутствует. В настоящем сборнике почти не представлены и семантические алгоритмы, разработка которых является ближайшей задачей ЛМП и частично уже ведется10.

Где-то на грани между четко выделяемыми для каждой типовой ситуации исходными выражениями и неразработанным синтаксисом этих выражений располагается значение т. н. логического акцента, подчеркивания. В статье Ю. К. Щеглова «К понятиям логических субъекта и предиката» (в связи с проблемой логического предиката, т. е. значения подчеркивания в масштабе предложения) семантическая структура текста понимается не просто как некая картина мира, сумма сведений о нем, а как некоторое направленное сообщение, двигающееся от «вопроса» к «ответу».

Аналогичное подчеркивание можно увидеть и в «сообщении», содержащемся внутри отдельного слова, — семантические определения, сопоставляющие значениям слов целые фразы на языке исходных смысловых единиц, иногда различаются только местом смыслового акцента11. Ввиду отсутствия формальной записи значение подчеркивания пока что фигурирует в определениях слов иногда в явном виде, иногда в неявном, а иногда и вообще никак не обозначается.

Каково же место подчеркивания в ряду элементов семантического описания?

Иногда семантическое подчеркивание совпадает с отношением синтаксической доминации; например, различие цветов – другой цвет, – в первом случае на oбоих уровнях доминирует факт несовпадения, во втором — один из несовпадающих объектов. Рассмотрим теперь пример чисто семантического подчеркивания. Будем считать, что слово помогать (А помогает В в С) записывается в исходных терминах так: В прилагает усилия для С; А прибавляет свои усилия к усилиям В. Если мы в такой записи подчеркиваем связь усилий А с С, то получится ситуация, соответствующая слову содействовать (А содействует достижению С). Если же подчеркнуть связь усилий А с усилиями В (и воспользоваться знанием того постулата, что для всякого действия нужна определенная сумма усилий, см. (3)), то более точным названием для ситуации окажется слово облегчать (А облегчает В его деятельность С).

Напрашивается следующая мысль о роли подчеркивания. В синтаксисе подчеркивание определяет, через какое слово (после свертывания к нему всего сочетания, например, различие цветов —> различие) пойдут дальнейшие синтаксические связи и операции. Аналогичным образом семантическое подчеркивание указывает направление (ср. [7]), в котором должен работать алгоритм семантической обработки текста (например, для извлечения из слова помогает вывода облегчает). Таким образом, подчеркивание есть не просто семантический элемент, добавляемый к какой-то части ситуации, а скорее оператор, сигнал к тому, чтобы развивать ее осмысление в определенном направлении.

Проблема подчеркивания более или менее связана с некоторыми особенностями излагаемого подхода к семантике. От подхода, принятого в первых советских работах по машинному переводу, он отличается тем, что в центр внимания ставится не омонимия12, а синонимия. Имеется в виду, что, прежде чем рассматривать патологический случай в области смысла, следует понять механику нормального смыслового процесса – синонимии. При этом ожидается, что последовательное объяснение этого процесса с помощью «физики» языка, законами которой определяются условия перехода одной ситуации в другую (например, ситуации спасибо в ситуацию извините, или помогает в облегчает), откроет путь и к пониманию случаев многозначности (так сказать нормальной, «органической» омонимии), представляющих обратную сторону нашей синонимии13, поскольку тот факт, что слово помогает в одних условиях синонимично слову облегчает, а в других – слову содействует, с точки зрения обычного словаря, есть не что иное, как наличие у него двух значений – 1) облегчает, 2) содействует.

От традиционного интереса к проблеме синонимии подход ЛМП отличается тем, что эта проблема ставится в масштабе не отдельных слов, а гораздо больших единиц: делается попытка описать синонимию целых высказываний (т. е. больших синтагматических величин), для чего в качестве полностью или частично синонимичных рассматриваются большие группы слов, соотносимые с целыми типовыми ситуациями (т. е. большими парадигматическими величинами); в конечном счете имеется в виду имитировать способность человека свободно употреблять по поводу данной ситуации почти любые из описываемых (абстрактных) слов14.

В описаниях слов, представленных в настоящем сборнике, за каждым словом стоит фактически целая типовая ситуация (времени, цели, воли, обладания и т. п.) со всеми ее элементами и законами. В некоторых определениях вся эта ситуация присутствует эксплицитно, причем указывается, какие именно части, или, так сказать, «углы» картины, приходятся на долю отдельных слов (ср. слово «цель» в статье А. К. Жолковского «Лексика целесообразной деятельности»). Иногда же значение слова удается сформулировать достаточно кратко, но это означает лишь следующее: то, что непосредственно входит в такое определение, – выделяется из всего имплицитного фона типовой ситуации15. В обоих случаях16 имеет место подчеркивание той части ситуации, обозначению которой данное слово «посвящено» специально (напр., в слове помогает как бы предварительно сообщается, что В прилагает усилия, а затем специально утверждается, что А прибавляет к ним свои), по сравнению с остальными частями ситуации. Ясно, что чем больше разрыв по величине между частью и целым17, тем разнообразнее возможные виды и степени подчеркивания (в масштабе текста, абзаца, предложения, группы слов, слова, части слова); непростым может оказаться и взаимодействие этих разных подчеркиваний. Очевидно, проблема подчеркивания и имплицитных значений должна будет занять важное место в дальнейшем описании смысла.

Из других задач, которые возникнут при составлении правил, переводящих текст в смысловую запись, можно примерно очертить три (выбранные здесь потому, что способ их решения не очевиден, а замечания о них могут послужить дополнительным комментарием к статьям сборника).

1. Словам сопоставляются в словаре довольно-таки детально определенные ситуации. Однако часто можно видеть, что в тексте реализуются не все черты этих ситуаций, (пример см. в статье А. К. Жолковского «Лексика целесообразной деятельности», примечание к слову следствие). Дело в том, что когда данное слово попадает в контекст другого, прямо и категорически отрицающего часть значения первого, то такое более сильное значение берет верх и «зачеркивает» более слабую информацию. Пpeдстоит указать степень категоричности всех элементов значения каждого слова и те правила, по которым происходит такое «зачеркивание». Очевидна обратная зависимость между зачеркиванием и подчеркиванием, о котором шла речь выше.

2. Принимается, что значение более длинных отрезков текста складывается из значений составляющих их слов; имеется в виду составить правила такого «сложения» 18. Одну из трудностей должно будет представить, например, присоединение к словам значения отрицания. Дело в том, что отрицание относится не ко всей той ситуации, которая соответствует слову: из высказывания А не помогает В в С, например, вовсе не следует, что В не прилагает усилий для С, а лишь что А не добавляет к ним своих усилий. Вероятно, в каждом слове надо будет указать ту часть, которая может быть подвергнута отрицанию, причем не исключено, что она совпадет с подчеркнутой частью его значения (в этом случае отрицание как раз окажется противоположным не всему значению слова, а только содержащемуся в нем утверждению).

3. Запись большинства слов содержит по нескольку переменных («мест» в предикатах; в статьях они обозначены буквами А, В и т. д.). Реализация значения в контексте во многом определяется тем, какие из этих переменных могут совпадать друг с другом, а какие нет (см. напр., А. К. Жолковский «Лексика целесообразной деятельности», примечания к словам беречь (п. 1.4.3) и обещать (п. 4.0)), ввиду чего все такие сведения19 надо будет заранее внести в словарь.

Понятно, что при составлении семантических алгоритмов встанут и многие другие вопросы.

Из сказанного ясно, что работа, представленная в сборнике, не завершена. Излагаются первые результаты работы над семантическим словарем. Отсутствует (если не считать статьи Ю. С. Мартемьянова «О форме записи ситуаций») формальная запись смысла; отсутствует самый алгоритм, имитирующий семантические операции, так что до машинных экспериментов еще очень далеко. В области синтаксиса такому положению соответствовала бы статья, в которой только предлагались бы признаки, которые имеется в виду приписать тем или иным словам. Однако авторы исходят из мнения, что в данном случае публикация имеющегося полуфабриката целесообразна, так как значения слов представляют и непосредственный человеческий интерес.

Впервые опубликовано в: Машинный перевод и прикладная лингвистика. 1964 г., вып. 8.


1 В предисловии излагаются идеи, сложившиеся в ходе работы Лаборатории МП над описанием смысла слов. Помимо сотрудников ЛМП (авторов сборника) в этой работе принимал участие также В. В. Иванов.

2 Об этой работе см. Н. Н. Леонтьева «Модель синтеза русской фразы на основе семантической записи». Доклады на конференции по обработке информации АН СССР, ВИНИТИ, 1961, вып. 9; см. также А. К. Жолковский «О правилах семантического анализа».

3 Ср. у Л. С. Выготского: «Независимость запоминания мысли от слов, давно установленная экспериментами, как одна из особенностей нашего мышления, ... возрастает в меру развития отношения общности и эквивалентности понятий. Ребенок раннего возраста целиком связан буквальным выражением усваиваемого им смысла» в кн. «Мышление и речь», гл. 6.

4 Ср. И. А. Мельчук «К вопросу о «грамматическом» в языке-посреднике», сб. «МП и прикладная лингвистика», № 4, I960. Аналогичные идеи были выдвинуты также кэмбриджской лингвистической группой (ср. пример, разбираемый M. Kэeм «Я прочитал книгу до обеда» – «I finished reading the book before dinner»), см. рец. А. К. Жолковского в сб. «МП и прикладная лингвистика», № 5, 1961.

5 включив, например, значение «видимости», или «манифестации», являющееся грамматическим в языке хопи (Уорф) и неграмматическим в европейских языках (т. н. SAE), где оно, однако, входит в значение таких абстрактных слов, как явно, предполагать, оказываться и т. п.

6 Интересно, что одна из первых книг, содержавших определения слов, называлась «Физика». Вот примеры «определений» (по кн. Аристотель, «Физика», пер. В. П. Карпова, М., 1936). «После этого скажем, что значит «вместе», «раздельно», «касание», ... «следующее», «смежное» и «непрерывное» ... «Вместе» я говорю о таких предметах, которые находятся в одном месте...; «раздельно» – которые находятся в разном месте; «касаться» – о таких предметах, края которых лежат вместе; ... «следующим» называется предмет, находящийся за начальным, если между ним и тем, за чем он следует, не находится в промежутке предметов того же рода (но ничто не мешает находиться в промежутке чему-нибудь иному); «смежное» есть то, что, следуя за другим, касается его»... (стр. 94); «Обучать и учиться..., действовать и испытывать действие одно и то же, как дорога из Фив в Афины и из Афин в Фивы» (стр. 44); «Выражение «возникает из чего-нибудь, а не становится чем-нибудь» применяется скорее к тому, что не остается, например, «из невежды» возникает «образованный», из человека не возникает..., а «человек становится образованным» (стр. 17).

Очевиден лексикографический характер этих определений. По-видимому, до появления научной физики, знание о вещах совпадало с «физикой» языка, и типичным объектом описания оказывались обычные слова, так сказать, «термины обыденной физики». Направленность на язык особенно заметна, когда в русском переводе описываемое слово заменяется неуклюжим или даже неточным эквивалентом. Например, на стр. 84: “Уже” обозначает часть будущего времени, близкую к «теперь». «Когда ты пойдешь? – Уже, так как близко время, когда он пойдет».

7 Типа определения блондинок и брюнеток в «Лексиконе прописных истин» Флобера. Ср. напр., «Словарь русского языка» С. И. Ожегова, где поддержка определяется как помощь, содействие; содействие – как помощь, поддержка в какой-нибудь деятельности, а помощь как содействие кому-нибудь в чем-нибудь и т. д.

8 См.: Н. Н. Леонтьева «Описание слов со значением», Ю. К. Щеглов «Две группы слов русского языка», А. К. Жолковский «Лексика целесообразной деятельности», В. Ю. Розенцвейг «Лексика имущественных отношений», отчасти Ю. А. Мушанов «Зависимостть выбора слова от предварительных знаний о предмете (На материале союзов и частиц)» и Н. Н. Леонтьева, С. Е. Никитина «Опыт описания семантики предлогов». 2. Об аналогичных работах Э. Сэпира см. А. К. Жолковский «Работы Сэпира по структурной семантике».

9 В настоящей физике законы природы, в конце концов, тоже «угадываются» учеными, а степень их верности определяется их соответствием реальным фактам. Так, «угаданы» законы Ньютона.

10 О семантических алгоритмах см. А. К. Жолковский «О правилах семантического анализа», а также статью Н. Н. Леонтьевой, указанную в сноске 2; алгоритмический характер носит также статья Н. Н. Леонтьевой, С. Е. Никитиной «Опыт описания семантики предлогов». Именно о формальной записи ситуаций и автоматическом построении связной семантической записи текста идет речь в статье Ю. С. Мартемьянова «О форме записи ситуаций» (написанной уже после того, как настоящее предисловие было закончено и потому никак в нем не отраженной).

11 Ср. пример, приводившийся уже в первой публикации ЛМП: в словах принадлежать, владелец и собственность подчеркнуты соответственно предикат, его первое и второе места. См. А. К. Жолковский, Н. Н. Леонтьева, С. С. Мартемьянов «О принципиальном использовании смысла при машинном переводе» в сб. «Машинный перевод», изд. ИТМ и ВТ АН СССР, вып. 2, 1961.

12 Под омонимией здесь понимается явление, обычно иллюстрируемое примером: коса 1, коса 2, коса 3.

13 О принципиально более сложных случаях многозначности см. Ю. А. Мушанов «Зависимость выбора слова от предварительных знаний о предмете. (На материале союзов и частиц)», о разрешении многозначности предлогов см. Н. Н. Леонтьева, С. Е. Никитина «Опыт описания семантики предлогов».

14 Ср. принцип выбора переводящего слова из всего словаря при тезаурусном методе; ср. также соображения о понятии «системы соответствий» между словами в связи с работой ЛМП в статье А. К. Жолковского «О правилах семантического анализа».

15 О проблеме имплицитных значений у Э. Сэпира см. А. К. Жолковский «Работы Сэпира по структурной семантике».

16 Эти случаи различаются только внешне – ввиду отсутствия формальной записи и в зависимости от порядка и способа изложения в статье.

17 Сейчас этот разрыв гораздо больше, чем в первых работах ЛМП (см. сноску 2); ср. также пример в сноске 11.

18 О сложении смыслов см. также А. К. Жолковский «О правилах семантического анализа»; более трудные аспекты этого вопроса рассматриваются в статье Ю. А. Мушанова «Зависимость выбора слова от предварительных знаний о предмете. (На материале союзов и частиц)».

19 В каком-то смысле эти сведения могут быть уподоблены значению залога, так как они указывают на тождество или различие концов (=участников) тех или иных отношений; так, идея активного залога: А не совпадает с В; пассивного: поменяй местами А и В; возвратного: А совпадает с В; близкое к залогу значение «действия в свою пользу» может быть истолковано аналогичным образом: А совпадает с тем, кому нужно В.

Похожие:

Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconЛекция 4 системы автоматизированного перевода и машинный перевод
Машинный перевод — процесс перевода текстов (письменных, а в идеале и устных) с одного естественного языка на другой полностью специальной...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconПрикладное языкознание преподавание языков, особенности описания языка. Прикладная лингвистика
Прикладная лингвистика лингводидактика, комп лингвистика- направление в языкознании, кот занимается разработкой матем решения практич...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconМетодические рекомендации по государственной аттестации выпускников по направлению подготовки 031301. 65 «Теоретическая и прикладная лингвистика»
«Теоретическая и прикладная лингвистика» (Специалист; Лингвист), а также Положения о выпускной квалификационной работе, разработанном...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconПрограммы учебной дисциплины «Лингвистика текста» Направление подготовки 035700 «Лингвистика» Профиль 4 – «Теоретическая и прикладная лингвистика»
Цель курса – изучение основных положений теории текста, особенностей структурной и содержательной организации текста
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconПрограммы учебной дисциплины «Контрастивная лингвистика» Направление подготовки 035700 «Лингвистика» Профиль 4 – «Теоретическая и прикладная лингвистика»
Цель курса – сопоставительное изучение английского, китайского, немецкого языков; анализ схождений и расхождений между языками, независимо...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconПрикладная лингвистика и языковая инженерия в. Ш. Рубашкин vrub
Обосновывается точка зрения, согласно которой термин компьютерная лингвистика следует считать устаревшим. Предлагается использовать...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconОсновной образовательной программы (ооп)
Направление подготовки 035700 Лингвистика, профиль Теоретическая и прикладная лингвистика
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» icon1 Цели и результаты изучения дисциплины Цель
...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconНаправление подготовки Бакалавриат 0357000. 62 «Лингвистика» Профиль «Перевод и переводоведение» (английский – китайский языки)
На базе факультета иностранных языков Новосибирского государственного педагогического университета объявляется внебюджетный набор...
Сборнику «Машинный перевод и прикладная лингвистика» iconПрикладная лингвистика как научное направление

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org