Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе



Скачать 394.83 Kb.
страница1/3
Дата11.07.2014
Размер394.83 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
компания


представляет

фильм артхаус линии «Кино без границ»

поэтической фантазии

режиссёра Эмануэле Криалезе

«НОВЫЙ СВЕТ»


Nuovomondo

Италия, Германия, Франция 2006, продолжительность: 110 мин.

итальянский, английский язык, руские субтитры
Исполнители:

Люси (Шарлотта Гензбур)

Сальваторе (Винченцо Амато)

Донна Фортуната (Аурора Куаттрокки)

Анджело (Франческо Казиза)

Пьетро (Филиппо Пуччилло)

Рита (Федерика де Кола)

Роза (Изабелла Рагонезе)

Винсент Скьявелли (Дон Луиджи)
В Москве с 31 января по 13 февраля - в кинотеатрах

«Художественный», «35 ММ»,

с 14 по 20 февраля - в кинотеатре "Эльдар";

с 21 по 27 февраля - в кинотеатре "Фитиль"
Информация о фильме: www.arthouse.ru

(здесь имеются все подробности о фильме, режиссёре, обзоры прессы

и кадры из фильма (полиграфического качества)


Компания «КИНО БЕЗ ГРАНИЦ»

105120, Москва, Нижняя Сыромятническая, дом 5/7, строение 2

Многоканальный телефон: +7 (095)980-75-68

факс-автомат: +7 (095)916-79-83

kerel@arthouse.ru www.arthouse.ru

О ф и л ь м е:
Награды и фестивали

"Серебряный лев" за художественное открытие на Венецианской Биеннале 2006

Приз Федерации итальянских киноклубов на Венецианской Биеннале 2006

Cпецприз "Серебряный абрикос" на Международном фестивале в Ереване

3 национальные итальянские кинонаграды "Давид Донателло"
Синопсис

Сицилия, начало 20-го века. Семья Манкузо покидает свою родину и вместе c соотечественниками предпринимает долгое плавание к волшебной и никогда не виданной земле, где, судя по фотографиям, растет картофель величиной с тележку и морковь, длиной с лодку. Это земля носит название Новый Свет, и для бедняков она представляется чем-то вроде Рая. На судне к семье присоединяется таинственная молодая англичанка по имени Люси. Но не всем суждено пройти через золотые ворота земного рая…


«Дай мне своих усталых бедняков,

Всех этих жаждущих вздохнуть свободно,

Отбросы твоих тесных берегов.


Пошли мне этот обездоленный народ,

Я факел подниму, встав у златых ворот!»

Стихотворение Эммы Лазарус, выгравированное на бронзовой доске на пьедестале Статуи Свободы
Размышления режиссёра

«Новый свет» - это история путешествия, которое преобразует людей. Они горят желанием попасть на землю обетованную на другом берегу океана, где смогут начать жизнь, которая будет лучше, чем их жалкое существование на каменистой земле.

Начало 20-го века. Рабство недавно отменено, и Северная Америка нуждается в молодых и решительных людях. В Италии благожелательно смотрят на массовый отъезд соотечественников: это освобождает страну от людей, требующих право на собственность и уже доведенных до крайности нищетой и голодом. Итальянское государство и католическая церковь поощряют этот массовый исход. Основываются первые большие морские компании, билеты продаются в префектуре полиции или же просто покупаются. Для государства – это новый доход, для церкви – богоугодная миссия. Манящий Новый Свет заставляет миллионы молодых людей оставлять навсегда свои деревни на стариков и жен. Этому способствуют также поддельные фотографии, на которых мускулистые люди стоят возле гигантских овощей. Это первые формы американской пропаганды, чтобы поощрить крестьян бросить свои бесплодные земли и переселиться в мир изобилия.

Я отложил в сторону исторические книги и погрузился в изучение «говорящей бумаги», как называли в то время письма, которые миллионы итальянцев диктовали тем, кто умел писать. Я решил реконструировать память. Выборочную память, а потому в какой-то степени неполную. Латентную память, наполненную в той или иной мере сознательно подавленными подробностями. Меня не интересовало историческое повествование и еще менее – история масс. Я хотел встретиться с отдельным человеком, который покидает родную землю и во время путешествия превращается из человека старой формации в человека современного.

Этот человек уезжает, взяв с собой совсем мало вещей, но зато всех своих умерших предков. Этот человек всегда живет с пронзительным осознанием своей личности и с памятью об историях, переданных ему отцом и дедом. Клочок земли, на котором он жил и который никогда не покидал – это целый мир, заполненный невидимым присутствием духов. Домашние животные согревают его ночью и всегда с ним днем. Этот человек знает и уважает природу и ее настроения, от их взаимоотношений зависит его выживание. Этот человек слился с окружающим миром, он знает каждый его камешек, каждый запах, каждое изменение.

Уезжая, он решает оставить навсегда всё, что знает: землю, которой он принадлежит, и свою память. Я хочу процитировать на мой взгляд прекрасный отрывок из письма одного из эмигрантов, пораженного видом океана: «Все мы – души, бредущие в рай, который, если удача нам улыбнется, будет дарован нам при жизни, но мы все умираем немножко больше с каждой волной, которую пересекаем».

Остров Эллис. Остров-карантин или, как его называют наши герои, «остров слез», был первым этапом. Там эмигранты впервые сталкивались с гражданами Нового Света. Именно там эта история появилась на свет. Я посвятил целый год изучению документов и процедур, которые там проводились в течение первых двадцати лет 20—го века. Я обнаружил, что остров Эллис был не только местом встречи и временного содержания вновь прибывших, но он еще был своего рода ведомством, заведующим некоей лабораторией-архивом. Сицилийские иммигранты плыли четыре долгих недели, стиснутые, словно сельди в бочке, в импровизированных дортуарах, расположенных ниже уровня моря и без окон. И без какой-либо элементарной гигиены. После чего их высаживали на Эллис, где их немедленно подвергали осмотру службы американского Морфлота.

Их сразу же проверяли на наличие возможных болезней: трахомы, туберкулеза, алкоголизма, плохого функционирования членов, цистита… Все случаи физических недостатков, которые могли бы помешать молодым иммигрантам работать и зарабатывать себе на жизнь, регистрировались как дефект, и этих лиц немедленно депортировали. Те же, кто демонстрировали отличную физическую форму, подвергались затем тестам на интеллект или на способности. Факт этих первых тестов на интеллект, применяемых к огромным массам людей, имеет историческое подтверждение. Люди Нового Света были убеждены, что интеллектуальная недостаточность передается по наследству, как цвет глаз или волос, и иммигранты, которые не соответствовали минимуму требуемых показателей, подвергались другим тестам и осмотрам, чтобы подтвердить или опровергнуть подозрения в умственной отсталости.

Эти тесты на интеллект и поведение, которые применялись ко всем расам, прибывающим в Америку со всех концов света, содержали определенные набор заданий и были представлены нам как первые практические исследования по евгенике, применяемые в массовом масштабе. Евгеника – это научная дисциплина, имеющая целью улучшение человеческой расы путем изучения и селекции физических и умственных характеристик, рассматриваемых, как позитивные, и уничтожения тех, которые считались негативными. Но евгеника была также – и главным образом – био-политическим механизмом преследования и дискриминации, целью которых было стандартизация нации и очищение социального ядра. В связи с этим применялись законы, касающиеся эмиграции и браков, но чаще всего проводились кампании по насильственной стерилизации огромного числа людей, рассматриваемых как «дегенеративные», «могущие дать нежелательный эффект» и «анормальные».

Я читал эти инструкции по умственной проверке «душевнобольных», ежегодно публиковавшиеся с 1913 года, и рассматривал фотографии новоприбывших, ожидавших осмотра, и чувствовал себя неловко под их взглядами. Их глаза словно требовали от меня объяснений, когда они, сбитые с толку, сражались с деревянными геометрическими формами, которые нужно было сложить в треугольник под наблюдением людей в форме, отмечающих, сколько времени у тех уходило на поиск решения, если решение вообще было…

От человека старой формации требовали преображения в ужасающе короткий период времени. Он должен был доказать, что в состоянии стать современным человеком, доказать, что он больше не верит в духов, привидения, дьявола и во все те вещи, которых не видно, нельзя объяснить и, следовательно, не существующие!

Человек из Нового Света – это человек рациональный, подчиняющий и приручающий природу, строящий стоэтажные здания, гигантские фабрики, которые рабочие покидают только для того, чтобы вернуться к себе домой. Человек Нового Света считал своим долгом использовать прогресс для формирования планеты согласно своему желанию, чтобы производить больше, чем ему нужно для своего проживания, и чтобы производить богатство и деньги.

Я не высказываю моральных суждений. «Новый Свет» - картина ни политическая, ни историческая, ни социальная. Я хотел рассказать историю «своих героев», людей другой эпохи, которые еще верили в жизненную важность таинственного, которые еще видели невидимые, но, тем не менее, существующие вещи.
Обзор прессы
Криалезе наращивает гиперболы, доводит до абсурда метафоры, то и дело срываясь в сюрреализм. Он приводит корабль мечтателей к паспортному контролю, иммиграционным инспекторам, языковым барьерам, унизительным проверкам и бумажной волоките, но вместо социопатического Кафки на ум приходит Рене Магритт.

"Культпоход", 25.01.2008
Так роман нравов превратился в практически чистый манифест гуманизма. Долгая прелюдия сборов и путешествия естественным образом заканчивается дисциплинарным хоррором на карантинном острове, где молодая цивилизация судит старую по своим безжалостным и варварским законам. Жестокая педагогика, карательная психиатрия и евгеника — все они собрались тут, чтобы отделить полноценных от неполноценных, присвоить им номера вместо имен и, главное, принести фильму кучу гуманитарных призов.

Василий Корецкий, Time Out, Москва, 24.01.2008
Разбавленная типовыми эмигрантскими тяготами странная история любви. В качестве одного из продюсеров выступил неутомимый Люк Бессон.

Сергей Синяков, Gazeta.ru, 23.01.2008
Великим шедевром "Новый Свет" не назовешь, но на свой тихий лад он очень трогательно — в духе старого грузинского кино — рассказывает довольно сложную историю: погружение людей с почти доисторическим сознанием в почти современный мир.

Петр Фаворов, "Афиша", Москва, 23.01.2008
Фильму "Золотая Дверь" итальянского режиссера Эмануэле Криалезе легко предсказать счастливое будущее на американском экране. Талантливая картина, которая захватывает зрителя своим сказочно-артистическим видением, талантливыми актерами и американской историей, даже супер-американской, историей эмиграции.

Андрей Загданский, Svobodanews.ru, 03.07.2007
Все также понимали, что вряд ли уедут без наград "хозяева поля", тем более что местная пресса усердно пиарила драму из начала ХХ века — "Новый свет" Эмануэле Криалезе... "Новый свет" же действительно получил "Серебряного льва" с уточнением — "За художественное открытие". Уточнение в данном случае условно: открытий не было даже в замысле этой стильной, но традиционной картины.

Валерий Кичин, "Профиль" №34 (495), 18.09.2006
Криалезе с симпатией показывает полную лишений жизнь мигрантов, которых отличает приверженность к условностям среды и традиции. В картине красочные детали их быта гармонично сочетаются с импрессионистической манерой повествования.

Дэйв Кэлхун, Time out
Потрясающее проникновение в атмосферу морского путешествия по Атлантическому океану и замечательная актерская игра (большинство актеров - итальянцы), которая никого не оставит равнодушным. Этот фильм стоит посмотреть…

Джонни Вогэн, Sun
Вероятно, просматривая архивы и документы тех лет, режиссер столкнулся с описанием событий, которые послужили основой для сценария, однако с точки зрения внутренней логики фильма рассказанная им история представляется несколько натянутой и не очень убедительной. Тем не менее, стилистика фильма доказывает, что Криалезе – многообещающая фигура в итальянском кино.

Гуидо Бонсавер, Sight and Sound
К сожалению, корабль Криалезе попал в штормовые воды после того, как режиссер, с редким занудством представив зрителю каждого персонажа, соответственно задал тон этой удивительно слабой картине.

Empire
Несмотря на некоторые яркие и волнующие сцены (крестьяне, сбитые с толку бездушной бюрократией, которая царит на острове Эллис), картина в целом представляет собой нагромождение побочных сюжетных линий, которые никуда не ведут и никак не развиваются.

The Radio Times
В первые дни 20-века итальянские мигранты едут в Америку. Это грандиозное предприятие для автора сценария и режиссера, чей фильм «Я дышу» (2003) получил широкое признание. В «Новом Свете» семейные узы вновь служат связующим звеном для его рассказа о семье Манкузо.

Криалезе рисует довольно поверхностный портрет семьи. Особенно схематичным выходит у него Сальваторе. На протяжении всей картины он остается довольно невнятной фигурой, а по ходу развития сюжета его почти полностью вытесняет на задний план Люси, англичанка с таинственным прошлым.

Ничем не примечательна встреча Сальваторе и Люси, отчасти по той причине, что Криалезе страстно жаждет избежать сентиментальности. В картине есть место и для подлинной трагедии, только она затрагивает в основном второстепенных персонажей (например, женщину в трюме, у которой умирает ребенок). На протяжении всего морского путешествия Люси задумчиво смотрит вдаль, а Сальваторе лелеет мечты о молочных реках и кисельных берегах. У Криалезе есть чувство композиции, а сцены на острове Эллис вызывают яркое ощущение сбивающей с толку бюрократической неразберихи. Но для явно затянутого фильма этих удачных моментов все же маловато. Как только Сальваторе впервые сталкивается с подлинной реальностью новой жизни, которая открывает перед ним двери, фильм заканчивается! Очевидно, режиссеру просто нечего нам сказать.

Стелла Папамайкл, BBC, 22.06.2007
На протяжении всего фильма мы видим только неосуществившиеся и недостижимые мечты.

Оригинальное название фильма Nuovomondo, т.е., буквально «новый мир». Криалезе вновь возвращает этому словосочетанию его изначальный смысл, связанный с явлением неземного чуда. Долгое и трудное путешествие из примитивной и отсталой страны в огромную современную столицу он переосмысляет как подлинно новое рождение. Сальваторе, его семейство и его спутники могут только гадать, что ожидает их на острове Эллис, а также после того, как перед ними откроется вожделенная «золотая дверь» в новую жизнь, в Америку.

Точку зрения автора сценария и режиссера этого фильма могло бы передать обманчиво простое, но не реализованное визуальными средствами представление об иммигранте как о зародыше, который ожидает исхода из вынашивающего его чрева. В картине показано соприкосновение двух миров, столь разительно несхожих, что они так и остаются друг для друга тайной, даже когда они пытаются придти к взаимному пониманию с помощью профессиональных переводчиков. Невежество, надежда и воображение рождает в сознании Сальваторе причудливое сочетание неясных лирических образов. Несмотря на свою примитивность, они не более обманчивы, чем псевдонаучные принципы, которыми руководствуются врачи и исследователи на острове Эллис, принимающие бедность и неотесанность простых крестьян за умственную неполноценность, якобы передающуюся по наследству. Фильм развенчивает миф об острове Эллис как о надежном прибежище изгнанников со всего мира. Криалезе, тщательно изучивший архивные документы, показывает, как псевдо-ученые пытаются доказать якобы передающуюся по наследству умственную неполноценность евреев, итальянцев, русских, венгров и представителей других национальностей. Результаты проведенных на острове исследований передаются на обсуждение в Конгресс, члены которого устанавливают квоту на иммиграцию из Старого Света.

Карина Чокано, Los Angeles Times, 1.06.2007
Библейские аллюзии картины своевременно побуждают проанализировать те силы, которые стоят за массовыми миграциями.

В потрясающей сцене в сицилийском порту единая толпа раздваивается на две части, а полоска воды между ними неотвратимо расширяется. В наступившей внезапно тишине звучит рожок с корабля, и все поднимают глаза к небу, словно услышав трубный глас Судного Дня.

Картина Криалезе – вневременное повествование о «преображении посредством путешествия». Фокусируя внимание на преходящем и трансцендентном, картина разделяется на три четких части: первая живописует грубую, но пленительную своим волшебством жизнь клана Манкузо в горах Сицилии; во второй показано их путешествие на корабле, а в третья – с документальной точностью отображает их прибытие на остров Эллис (иммигранты называют его «островом слез»). Здесь – золотая дверь в земной рай.

В центре повествования – мечтатель Сальваторе, которого буквально раздирают на части связи с прошлым и мечты о будущем. Пускаясь в путешествие в неведомый Новый Свет, он просит покровительства у Бога.

На прошлогоднем венецианском кинофестивале картина завоевала несколько призов (среди них – Signis католической церкви). Эта картина служит своевременным напоминанием о том, что экономические мигранты давно уже составляют костяк западной цивилизации. Толпы «чужаков», терпеливо ожидающих у ворот земного рая на острове Эллис (в финальной сцене фильма) служат противоядием вредоносным современным мифам о неистовой и неуправляемой волне иммиграции. В сценах, где людей сортируют, словно скот, путем бездушных методов искусственной селекции, мы видим серьезное предупреждение. Сцены в душе напоминают о концентрационных лагерях грядущего холокоста, а пристанища для иммигрантов с крошечными отсеками больше напоминают бараки для заключенных. Тесты на «пригодность», искореняющие «нежелательных» индивидов на том основании, что «научно доказано следующее: дефицит интеллекта передается по наследству и может быть заразным, как болезнь».

Однако Криалеезе подчеркивает, что его фильм не носит «политический или социальный характер». Его можно назвать религиозным, хотя и в несколько ироническом ключе. Начальные кадры фильма, когда босые мужчины взбираются на гору, сжимая в зубах камни, были бы вполне уместными в картине Пазолини «Евангелие от Матфея». Когда Сальваторе восклицает: «Дай нам знамение!», его молитвы услышаны, хотя и с точностью до наоборот. Это поддельные фотографии гигантских овощей и денег, растущих на деревьях. Когда мы видим, как монеты падают с денежного дерева прямо на глаза и в рот нашему герою на его воображаемых похоронах, это символизирует как обещание богатства, так и неизбежность смерти. В картине есть и другие, не менее символические кадры: змея, которую вытаскивают из живота молодой женщины в ходе импровизированного экзорцизма, а также толпы людей по берегам молочных рек.

Морское путешествие вызывает представление о плаванье по адской реке Стикс («Наши мертвые тоже едут с тобой» - провозглашает священник), а души мертвецов беспорядочно свалены в трюме. Когда Сальваторе впервые пробует на вкус американский белый хлеб, он в изумлении восклицает: «Словно облако ешь!» Остается непонятным, куда же он все-таки попал – на небеса, или же в ад?

Хотя такие элементы картины как будто предвещают величайшие кинематографические богатства, фильм как и сам Новый Свет (так в ней и не показанный) не выполняет некоторые свои обещания кинематографического рая. Шарлотта Гензбур таинственной английской розой барахтается «под палубой» среди итальянских крестьян. С ее экстравагантными рыжими волосами, английским акцентом и страстным сочувствием к чаяниям «простых людей» она словно вышла из кадров «Титаника». Вопреки мнимо «романтическому» статусу и ключевой роли в немыслимом массовом бракосочетании (пример абсурдности ритуального поведения), ее характер – не более, чем кость, брошенная англоязычной зрительской аудитории, а вовсе не органическая часть разворачивающейся драмы.

В конце концов «Новый Свет» остается скорее достойным восхищения экспериментом, чем безусловным успехом, а недостатки картины высвечивают масштаб ее притязаний. Криалезе – режиссер с душой и сердцем, и в отличие от большинства своих современников, он не боится признать, что в современном мире существует магия. Поэтому неудивительно, что «Мартин Скорцезе представляет» эту европейскую продукцию, ведь в творчестве американского мастера неоднократно освещались проблемы национальных перемещений и повседневной трансценденции.

От мистической Сицилии в представлении Криалезе до неприветливых улиц Нью-Йорка в представлении Скорцезе, этих очень разных режиссеров объединяет нечто общее. Это – вера, вступившая в конфликт сама с собой, ибо и тот, и другой обращаются к призракам прошлого, которые в нашем мире выпущены на свободу.

Марк Кермоди, The Observer 1.07.2007
Яркий, умный и интересный итальянский фильм (он вышел как нельзя более вовремя) – солидная режиссерская работа, которая не угождает зрителю, и ничего не проповедует. Эта трехчастная картина повествует о путешествии итальянской семьи из захолустной Сицилии в Новый Свет, от прошлого с его нелепыми суевериями к холодной и трезвой современности. Картина воссоздает прошлое до мельчайших деталей и теряет убедительность только тогда, когда отвлекается от своей конкретной задачи и явно тяготеет к поучению. «Новый Свет» явно получит главный приз и обещает блестящие перспективы проката как в Европе, так и за океаном.

Режиссер давно уже вынашивал замысел этой картины и предварительные съемки начались еще в 1999 г. с помощью продюсера Роберта Чартофа. Однако итало-французский фонд оказал финансовую поддержку Криалезе только после успеха картины «Я дышу: Остров Гарсии» (кстати сказать, довольно слабой). Съемки «Нового Света» начались в Сицилии, затем переместились в Аргентину (сцены на острове Эллис снимали в старинном отеле Буэнос-Айреса).

Первые же кадры картины демонстрируют склонность Криалезе к пейзажным сценам. Босой Сальваторе Манкузо (Винченцо Амато) и его старший сын Анджело (Франческо Казиза), с камнями во рту взбираются на гору, на вершине которой стоит деревянный крест. Две эти фигуры выступают частью примитивного языческого мира, в котором суеверие (с легкой руки матери Сальваторе, Фортунаты (Аурора Кватрокки), отнюдь не лишенной здравого смысла) довлеет над любыми действиями.

Вопреки желанию матери, Сальваторе решается эмигрировать в Америку. Он продает домашний скот, приобретает пару ботинок (вероятно, первую в своей жизни), а также плащи и шляпы для себя, Анджело и младшего в семье Пьетро (Филиппо Пучилло), которого все считают немым. Вместе с двумя девушками из их деревни - Ритой (Федерика де Кола) и Розой (Изабеллой Рагонезе), которые по предварительной договоренности собираются выйти замуж за своих земляков, уже живущих в Америке, братья отправляются в сицилийский портовый городок, где их ожидает корабль.

Криалезе подробно показывает их первое путешествие из привычного мира родной деревни в безликое удушающее пространство города, глубоко им чуждое, как и все, что встречается им на чужбине.

Люси (Шарлотта Гензбур) среди них выглядит белой вороной. Она демонстративно говорит по-английски, а ее буржуазный стиль одежды резко отличается от крестьянских одеяний итальянцев. Режиссер не раскрывает ее тайну, однако явно указывает на то, что она готова воспользоваться своими женскими чарами, чтобы попасть в Америку. Во время плаванья путешественники страдают от тесноты, духоты, отсутствия освещения и пр. Однако Сальваторе великодушно защищает Люси от злоязычных нападок соседей.

Когда корабль приближается к острову Эллис, тот окутан туманом (это напоминает картину Феллини «И корабль плывет»), и путешественники, которые постарались принарядиться по этому случаю, не могут как следует разглядеть красоты вожделенного Нового Света. Сразу же после прибытия, их подвергают всевозможным тестам – медицинским и социальным – призванным доказать их полноценность и пригодность к жизни в земле обетованной.

Америка представлялась иммигрантам сказочной страной, а поскольку Криалезе останавливает действие картины сразу же после их исхода с острова Эллис, их неизбежное разочарование остается за скобками. Однако режиссер мастерски передает их волнение и предвкушение от встречи с мечтой, когда они, еще в Старом Свете рассматривают якобы присланные из Америки сфальсифицированные фотографии немыслимо огромных овощей и золотых монет, растущих прямо на деревьях. Это подстегивает и без того воспаленное воображение Сальваторе, который воображает огромные оливки и реки с молочными берегами (эти образы появляются также в конце фильма).

Есть в картине одна мелкая, но досадная оплошность, когда Пьетро, которого все считали немым, вдруг начинает говорить (из-за этого спор с чиновниками иммиграционной службы выглядит слишком надуманным), однако все прочие детали картины отличаются высокой степенью достоверности. Характер Люси страдает от отсутствия оправданной мотивации, поэтому ее поведение и поступки также выглядят довольно искусственными. Зато Амато (он играл отца Казизы и Пучило в фильме «Я дышу») мастерски передает открытость и наивность Сальваторе, при этом не делая из своего персонажа грубого и неотесанного мужлана. Хочется также отметить игру Куатрокки, которая великолепна во всех сценах, где она появляется.

Неизменный главный оператор Криалезе – Аньес Годар - щедро делится со зрителем богатством своего видения, будь то сицилийские пейзажи, или санпропускники (напоминающие загоны для скота) острова Эллис. Музыка к фильму звучит ненавязчиво, хотя две песни в исполнении Нины Симоне («Sinnerman» и «Feeling good») совершенно неуместны и никак не сочетаются с общей атмосферой картины.

Джей Уайсберг, Variety, 8.09.2006
Эммануэле Криалезе – итальянский режиссер, страстно влюбленный в Сицилию, с которой связан кровными узами. Там разворачивается действие его картины «Я дышу» (2002), которая захватывает, но при этом производит несколько странное впечатление. В ней есть нечто дикое и режущее глаз, под стать диким красотам сицилийских горных пейзажей, но есть в ней и дань сентиментальности. В его новом замечательном фильме этому качеству неистовства уже не сопутствует слащавый сироп: это целостное полотно, с блестящими сценами, потрясающей актерской игрой и красноречивой, мечтательной аурой времени и места. «Новый Свет» - отчасти исторический фильм, отчасти аллегория. Но если это – аллегория, что именно она стремится передать? Все здесь чревато смыслом, который кажется чем-то отличным от прямой очевидности визуальных образов и средств. Простодушие и бесхитростность картины производит впечатление крепости и здоровья, однако есть тут и нечто иное, что не лежит на поверхности. Несмотря на отсутствие внешнего действия этот фильм захватывает, но ненавязчиво и как бы невзначай, словно скромное рукопожатие самого обычного человека, которое сообщает нам нечто несказанное.

Время действия – начало 20-го века (хотя в Сицилии на протяжении многих поколений фактически ничего не менялось). Сальваторе Манкузо (его играет Винченцо Амато) – бедный фермер, чья голова забита волнующими рассказами о том, какие огромные деньги можно заработать в Америке. Его завораживают поддельные фотографии огромных овощей Нового Света и денег, растущих на деревьях. Манкузо собирает все свое многочисленное семейство, включая престарелую мать и двух упрямых сыновей (один немой, другой - крайне немногословный) и продает свой домашний скот, чтобы оплатить путешествие в Нью-Йорк.

Трое мужчин мрачно шествуют по неровной гористой почве Сицилии, они хмурятся и огрызаются, награждая друг на друга затрещинами и подзатыльниками. На младшем сыне, Пьетро (Филипп Пучило) надета бесформенная шляпа, которая делает его похожим на молодого и неестественно серьезного Гарпо Маркса. И действительно, ругань и перебранки братьев чем-то напоминают трюки братьев Маркс, но только полностью лишенные всякой комедийной окраски. Нет ли в рассказе об интеграции Европы в восприимчивую почву Америки намека на влияние Старого Света на молодую американскую культуру?

Все трое бедны, неуживчивы, напуганы и непокорны, однако вызывают симпатию своей открытостью и детской эмоциональной непосредственностью. Когда Сальваторе со своими двумя братьями стоят перед камерой Криалезе в своей лучшей одежде (заношенные до дыр черные костюмы и плащи, некогда принадлежавшие бандитам), они очень похожи на членов клана дона Корлеоне. Хотя и неясно, насколько сознательный характер имеет эта аллюзия, но поскольку сходство разительное, то это еще один проницательный взгляд на историю США в 20-м веке.

Криалезе создает потрясающий кинообраз: густая толпа провожающих в порту и отплывающих на корабле сначала представляет собой единую человеческую массу, но в момент отплытия корабля вдруг воцаряется тишина и толпа распадается на две части. Эта сцена снята сверху: море человеческих голов разделяется на тех, кто уезжает в Новый Свет и на тех, кто остается в Старом. Но есть тут и иронический подтекст: мрачная и нецивилизованная Сицилия гораздо больше напоминает Америку, вновь открытую три столетия назад.

Драма разворачивается уже на корабле. Таинственная англичанка Люси не в первый раз едет в Америку, которая дважды ее отвергала и в принудительном порядке отправляла назад. Люси ищет мужа или покровителя, ибо без респектабельного мужчины, способного ее обеспечить, у нее нет надежды на то, что Америка ее примет. Открытое сердце Сальваторе буквально тает при виде Люси. Тайна их почти бессловесных отношений - одна из захватывающих загадок картины.

Питер Брэдшоу, Guardian, 29.06.2007
  1   2   3

Похожие:

Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» фантасмагорию в феллиниевском духе режиссёра Хармони Корина
Фильм-участник Фестиваля "Новые образы Америки" (программа независимого кино "Индивид") Москва 2007
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» мошенническую комедию режиссёра Киры Муратовой
Я такая умная. Я красивая. У меня совершенно нет денег. Я такая бедная. Ведь это же несправедливо!
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ», горную романтическую любовную историю режиссера-курда Хинера Салеема
Приз «Святого Марка» Хинеру Салеему (официальная конкурсная программа «Против течения») на Венецианском кинобиенале 2003
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconКомпания представляет фильм артхаус линии «Кино без границ» римейк фильма Джеймса Тобака «Пальцы» режиссёра Жака Одиара
«Я обожаю исследовать, как люди переходят из одного общественного класса в другой, из одной среды в другую. И мне интересно найти...
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» эротическую драму режиссёра Дамьена Одуля
Главный герой, Ришар, приглашает нас стать участниками своего изощренного ритуала. Ощущения, испытываемые зрителями во время просмотра,...
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «кино без границ» драматичную историю одного криминального похищения режиссера Марко Беллоккьо
На самом деле, Кьяра скрывает, что является членом итальянской подпольной экстремистской террористической группировки "Красные бригады",...
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» подлинную историю экзорцизма драму по реальным событиям
Приз фипресси (Хансу-Кристиану Шмиду), "Серебряный медведь" "лучшей актрисе" Берлинале 2006
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» комедию по роману Лоренса Стерна "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентельмена"
«Золотой тюльпан» «лучшему зарубежному режиссеру», Международный фестивале в Стамбуле 2006
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconКомпания кино без границ представляет фильм арт-хаус линии кино без границ
Информация о фильме на английском языке, информация о саундтреке, постер фильма и кадры
Фильм артхаус линии «Кино без границ» поэтической фантазии режиссёра Эмануэле Криалезе iconФильм артхаус линии «Кино без границ» 12 том сочинений Такеши Китано абсурдистскую комедию
Москве с 24 августа в кинотеатрах «Ролан», «Пять Звезд на Новокузнецкой, «Пять звезд на Павелецкой», «Синема Парк» (на Калужской),...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org