Тростник над пропастью



Скачать 298.25 Kb.
страница1/3
Дата08.10.2012
Размер298.25 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3


БЛЕЗ ПАСКАЛЬ

французский математик, физик, астроном

религиозный философ и писатель

1
9.06.1623 – 19.08.1662

ТРОСТНИК НАД ПРОПАСТЬЮ
Я не знаю, ни по чьей воле я в этом мире, ни что такое мир; ни что такое я сам; обо всем этом я в ужасающем неведении; я не знаю, что такое мое тело, мои чувства, моя душа и даже та часть меня, которая думает то, что я говорю, которая размышляет обо всем и о себе самой и знает себя не лучше, чем все остальное.

Я вижу пугающие пространства Вселенной, которые меня окружают, я понимаю, что нахожусь в каком-то уголке этих просторов, но не знаю, ни почему я оказался именно здесь, а не в другом месте, ни почему краткий срок, отпущенный мне для жизни, назначен именно в этой, а не в другой точке целой вечности, которая была до меня и будет после. Повсюду я вижу только бесконечность, объемлющую меня как атом, как тень, которая существует лишь на один безвозвратный миг. Я знаю лишь то, что должен умереть; но самое для меня неведомое – это смерть, избежать которой мне не удастся.

Я не знаю, ни откуда пришел, ни куда иду…
Блез Паскаль «Мысли»

Судьба Паскаля трагична. Его мышление парадоксально. Его афоризмы, представленные сами по себе, без предварительного изучения жизнедеятельности этого человека, шокируют здравый смысл: «Всякое ничтожество человека само доказывает его величие»; «Человек не ангел и не зверь, и горе тому, кто мнит себя ангелом, ибо он становится зверем»; «Есть только два сорта людей: праведники, считающие себя грешниками, и грешники, считающие себя праведниками».

О философии Паскаля высказано немало противоречивых мнений. Иезуиты предавали его анафеме. Янсенисты сделали из него своего святого. Философы XVIII века провозгласили его полупомешанным. Не все принимали «Мысли» Паскаля, но все сходились в одном – удивлялись разнообразию, силе и чрезвычайно раннему развитию гения этого человека.

Паскаль сыграл значительную роль в формировании французской классической прозы; его влияние испытали Ларошфуко, Лабрюйер, Севинье и Лафайет. Мысли Паскаля о государстве высоко ценил Наполеон, который, находясь в изгнании на острове св. Елены, говорил, что «сделал бы Паскаля сенатором». Пессимизм и беспросветность во взглядах Паскаля относительно человеческого существования беспощадно критиковал Вольтер. «Какой великий ум, и какой странный человек!» – таков приговор над Паскалем Мольера.

Не меньшее влияние своими мыслями Блез Паскаль оказал и на русскую общественность.
Тургенев называл «Мысли» Паскаля «самой ужасной, самой несносной книгой из всех когда-либо напечатанных», но писал, что «никогда еще никто не подчеркивал того, что подчеркивает Паскаль: его тоска, его проклятия ужасны… Но какая глубина, какая ясность – какое величие! Какой свободный сильный, дерзкий и могучий язык!» С восторгом отзывался о Паскале Чернышевский: «Погибать от избытка умственных сил – какая славная погибель!» Чуток к настроениям Паскаля был Тютчев, что во многом отразилось на его философской поэзии. Одним из самых почитаемых мыслителей был Паскаль для Толстого, а также писателем, «пишущим кровью сердца». Полемика с Паскалем прошла через всю жизнь и творчество Достоевского.

Кем же он был, Блез Паскаль, кости которого, согласно одной из легенд, приказали откопать в год Великой Французской революции, чтобы добыть из них философский камень?

Парадокс Паскаля как философа состоит в том, что он был «философом вне философии», заявив, что «философия не стоит и часа труда». Еще более шокирует его знаменитый афоризм: «Смеяться над философией – значит истинно философствовать». Эта фраза полностью отражает иронический склад ума Паскаля и не пренебрежительное, а критическое отношение к традиционной европейской философии. Он сам считал себя только ученым и не претендовал на роль философа, записывая свои мысли мимоходом на клочках разорванных бумаг, салфетках и даже кусочках ткани, которые в большом количестве, перевязанные бечевкой, были найдены его друзьями после его смерти и изданы книгой под названием «Мысли».

Как любого мыслящего человека Паскаля интересовали вопросы о мире и месте человека в нем, о возможностях познания и его трудностях, об истине и заблуждениях, добре и зле, жизни и смерти и многом другом. Все их затронул Паскаль в своих «Мыслях» и дал им свое решение.

Человековидение Паскаля неоднозначно и глубоко противоречиво – и ничтожно, и величественно одновременно.

В соответствии с его метафизически образной формулой «Человек – самый слабый в природе тростник: не надо целой Вселенной ополчаться, чтобы погубить его; для этого достаточно капли жидкости или пара». Вместе с тем «тростник» этот «мыслящий», и это в корне меняет дело, выделяя человека в мире как феномен уникальный, исключительный: «Человек не просто тростник, слабое порождение природы: он – мыслящий тростник. Нетрудно уничтожить его, но если все же суждено человеку быть раздавленным, то он умеет и в смерти быть на высоте; у него есть понимание превосходства Вселенной, но такого понимания нет у Вселенной».

«Я могу хорошо представить себе человека без рук, ног, головы, но я не могу представить человека без мысли: это был бы камень или животное», – говорит Паскаль. И человеку, согласно Паскалю, следует искать свое достоинство не в пространстве и времени, которые он не может наполнить, а в мысли, ведь все достоинство человека заключено в его мысли: «Через пространство Вселенная меня обнимает и поглощает, как точку; через мысль я ее обнимаю и понимаю».

Однако вскоре хвала мысли исчезает, и автор неожиданно восклицает: «Но что такое мысль? Не глупость ли?» Оказывается, мысль – вещь удивительная и несравненная по природе своей, но глупа по целям, которые ставит перед собой, по идеалам, которые стремится осуществить – «как велика она по природе своей, как низка по своим порокам».

«Будем же хорошо мыслить: вот принцип морали», – заявляет Паскаль и видит высшее достоинство человека в правильном регулировании и «воле!»-направленности мысли.

А вот является ли мышление абсолютным благом – вопрос сложный, ответ на него не однозначен. Ведь хорошо мыслить, по Паскалю, не безопасно: «Крайнюю степень ума обвиняют в безумии точно так же, как полное отсутствие ума. Хороша только посредственность».

Согласно воззрениям философа, в человеке сочетаются «две природы», одна из которых приближает его к Богу, а другая, наоборот, отдаляет. Поэтому человек – существо непостоянное и неопределенное, «не ангел» и «не животное». Некоторые люди тщетно пытаются погасить в себе страсти, чтобы приблизиться к ангелам. Другие же хотят отказаться от разума и на этом пути уподобляются тупым животным, – совсем уж позорная жизнь. Но человек не должен довольствоваться животным бытием, как и не считать себя ангелом. Поэтому того, кто возносится, нужно спустить с небес, а того, кто себя недооценивает, – приободрить. Или цитируя самого Паскаля: «Если человек восхваляет себя, я его уничижаю, если уничижает – восхваляю, и противоречу ему до тех пор, пока он не поймет, какое он непостижимое чудовище».

Между тем, говорит Паскаль, при всей неизбежной двойственности человеческой природы необходимо развивать в себе естественную потребность в мышлении, ибо только так можно преодолеть человеческое ничтожество и усилить величие человека, данное ему в мысли, которая поднимает человека над всеми другими творениями.

Немало имеется нареканий философа и по поводу суетности этого мира. Так, с самого момента пробуждения нас обступают заботы и волнения, и если наступает момент передышки, мы тут же готовы развлекаться. Живем, играя, из-за страха остаться наедине с собой, осознать свою ничтожность. Если проанализировать странные людские возбуждения в опасностях, в которые люди себя ввергают при дворе, в войнах, ссорах, то вывод неизбежен: все это лишь из страха тишины и сосредоточенного уединения, боязни мысли и бесстрашного самоотчета. Сумятица, шум, грохот, страсти – вот что отвлекает, наркотизирует. Потому тюрьма – самое чудовищное наказание, а наслаждение уединением – чувство мало кому знакомое.

И как вывод: человеческое родовое несчастье заключено в нашей природе, слабой и конечной – ничто не утешит нас. Стало быть, человек достоин сожаления, ибо не знает, куда прислониться. Он сбит с истинного пути, искать его безнадежно. Человеческое ничтожество и суетность мира очевидны всем, но как мы изобретательны в том, чтобы их не замечать. Это и есть «трагический реализм» Паскаля.

Но где же выход? Под воздействием янсенизма1 и влиянием собственного мистического опыта2 Паскаль ищет ответы на извечные вопросы о Боге и человеке, формулируя их следующим образом: «Если человек создан не для Бога, то почему же он счастлив только в Боге? Если человек создан для Бога, то почему он противится Богу?»

Согласно учению Паскаля, только христианский Бог может помочь человеку спастись от безнадежной затерянности в безднах природы. Но Бог скрыт, и человек должен искать Его везде и всеми средствами.

Вопросу о том, в чем заключается христианское учение, Паскаль в своих размышлениях отводит очень много места, знакомя неверующих с доказательствами бытия Бога, библейской историей и Священным Писанием, при этом возвращая их к исходной точке своей философии – признанию одиночества и ничтожности человека.

Став защитником веры, в начале своего духовного пути Паскаль опубликовал «Письма к провинциалу»3 – ряд художественных эссе, сочиненных в виде переписки. В них он обличал политику иезуитов, стремившихся поймать в свои сети как можно больше прихожан любыми средствами. Отцы-иезуиты настолько старались заполнить свои церкви народом, что без зазрения совести извращали заповеди Евангелия. «Письма» имели ошеломляющий успех в среде благочестивых христиан. Зато иезуиты рыскали повсюду, пытаясь найти автора, подписывавшегося псевдонимом. Копии «опасных» писаний сжигались, читатели преследовались. Но не только обличение фарисейства было задачей Блеза, он хотел пробудить людей от духовного сна и рассказать им о «живом Боге».

Другим значимым религиозным произведением Паскаля стало написанное им «Молитвенное обращение об обращении во благо болезней»4, которое являет собой пример сочетания в авторе практического и мистического начал: «Не прошу ни здоровья, ни болезней, ни жизни, ни смерти, хочу лишь, Господи, властвовать над жизнью и смертью своей во славе Вашей, для спасения моего, в пользу церкви и святых, с покорным смирением и святой верой отдаю Вам себя и принимаю указания всеведущего провидения. Отче, не оставь меня!» Больной человек, никогда не жалующийся, полный сострадания, Паскаль в возрасте всего лишь 39 лет приближался к своей смерти с благоговением и радостью.

Одним из самых отрадных занятий в его последний год жизни было паломничество по Парижским церквям. Он обошел их все, воздавая хвалу Тому, кто спас его от вечной гибели. Но особенно Паскалю нравилось посещать бедные церкви, где он всегда чувствовал присутствие Того, кто Сам явил себя бедным.

Главным же философским трудом Паскаля были его «Мысли», в которых рассматриваются самые разные аспекты бытия. Не имея возможности в рамках данной статьи исследовать их все, обратимся лишь к воззрениям ученого, касающимся вопроса о бесконечности мира и возможностях человека на пути его постижения.

Бесконечность – одно из центральных понятий философии Паскаля, которое выступает то под видом «бесконечной природы», то как «бесконечный Бог», то в виде «человеческого познания». При этом Паскаль указывает на «непостижимость бесконечности» для ограниченного человеческого разума, но говорит об интуитивном знании о ней посредством «сердца», как особой гносеологической инстанции.

Бесконечная делимость «бытийных» элементов природы обеспечивает их вечность, невозможность уничтожения: бесконечность природы в этом направлении, то есть вглубь, есть «бесконечность в малом». Бесконечность природы в обратном направлении, то есть вширь, есть «бесконечность в большом». Эти два вида бесконечности, тесно связанные между собой, взаимно обусловливают друг друга, являя пример диалектического совпадения противоположностей.

Рисуя образ бесконечности, Паскаль говорит: «Это бесконечная сфера, центр которой повсюду, а окружности нет нигде». Например, в рамках бесконечного космоса Земля представляет собой всего лишь точку по сравнению с огромной орбитой, которую описывает наше светило, но и сама эта огромная орбита – всего лишь малоприметная точка по сравнению с орбитами других светил, текущих по небесному своду. По отношению к бесконечному космосу, считает Паскаль, любое, какое угодно большое, но конечное тело, есть исчезающая малая величина, хотя и не превращающаяся в ноль. Более того, всякая малая величина сама по себе тоже бесконечна, но уже не вширь, как космос, а вглубь.

Паскаль в силу своей разноплановой трактовки бесконечности признает также и бесконечность природы, которая определяется им как «потенциальная бесконечность». Бесконечность природы дополняется всеобщей и бесконечной взаимосвязью всех вещей в мире, а также между собой и с мировым целым. Части мира так взаимосвязаны друг с другом и с целым, что «невозможно познать одно без другого и без целого; если бы удалось полностью постичь какую-то одну часть, это было бы одновременно познанием целого». Внутренняя взаимосвязь двух противоположных бесконечностей – в большом и в малом, вширь и вглубь – в своем единстве составляет «бесконечность универсума». Так у Паскаля происходит раздвоение единого на составляющие его противоположности, из которых одна зависит от другой, ведет к другой, одна с другой соприкасается, объединяясь в целое.

То же самое можно сказать относительно человека, который, будучи незаметной точкой в непостижимом бытии всего мироздания, сам является мирозданием по отношению в равно непостижимому более малому бытию, как бы поддерживаясь в «подвешенном» положении между двумя безднами.

«Кем же все-таки является человек в состоянии падшей природы посреди этих двух неизмеримостей?» – вопрошает Паскаль. И отвечает: «Ничто в сравнении с бесконечностью, все в сравнении с ничем – середина между ничем и всем. Он бесконечно удален от понимания крайних пределов, конец и начало вещей неодолимо скрыты от него в непроницаемой тайне: он одинаково не способен видеть ни то ничто, из которого извлечен, ни ту бесконечность, которой он поглощается». Отсюда вывод Паскаля о познавательном бессилии человека: «Наше познание не может идти выше определенного уровня, потому что часть не может познать целого и даже соразмерных с ней частей, так как все части взаимосвязаны и в то же время обусловлены целым: нельзя знать частей, не зная целого; нельзя знать целого, не зная частей».

К тому же, мы состоим из двух противоположных природ – души и тела – и накладываем на все изучаемое нами отпечаток своего составного бытия, материализуя духовное и одушевляя материальное. Но мы не можем постичь, что такое тело, еще меньше понимаем, что такое дух, их же соединение вообще представляет для нас непроницаемую тайну, между тем как в этом-то соединении и состоит весь человек.

Исходя из вышеизложенного, получается: мы навеки лишены способности знать все достоверно или не знать ничего абсолютно, и плаваем в неизвестности между двумя крайними точками бесконечности, ибо «ничто не может укрепить конечное между двумя бесконечностями, которые заключают его в себе и бегут от него». И потому наш удел – середина, постоянно удаленная от крайностей, и большее или меньшее знание в этой середине абсолютно ничего не значит, подобно тому, как лишние десять или двадцать лет жизни ничуть не приближают нас к вечности.

И все же заключает Паскаль: «Нет для человека ничего важнее его участи; нет для него ничего важнее вечности!»

Так в чем же суть Божьего умысла? В чем замысел мира? И кто такие в этом мире мы? Мы, малые и великие, ничтожные и значительные, беззащитные и могущественные… «Мыслящие тростники», обращенные внутрь себя и смотрящиеся в бесконечную пропасть «темницы»-Вселенной…
  1   2   3

Похожие:

Тростник над пропастью iconНад пропастью нераскрытых тайн
Над пропастью нераскрытых тайн" вышла в свет трижды: в издательстве { kn } Санкт-Петербург, 1995 и в издательстве "современник",...
Тростник над пропастью icon«Человек всего лишь тростник, слабый тростник, но это мыслящий тростник» (Паскаль)
Тема: «Человек всего лишь тростник, слабый тростник, но это мыслящий тростник» (Паскаль)
Тростник над пропастью iconВыпускная квалификационная работа
Ii. Особенности перевода эллиптических конструкций при переводе на русский язык романа Д. Сэлинджера «Над пропастью во ржи»
Тростник над пропастью iconДоллар балансирует над пропастью
Эксперты полагают, что доллар продолжит снижаться и к евро, и к рублю, но не ожидают никаких катастроф
Тростник над пропастью iconДорошевич Влас Михайлович крымские рассказы
Северного Крыма, и поезд, наполняя всё вокруг себя звоном и грохотом, мчится сквозь туннели, тихо проползает по мостику, повешенному...
Тростник над пропастью iconПрестол благодати / над пропастью во лжи перевод с английского Ольги Варшавер и Татьяны Тульчинской
Огромная, прекрасно обставленная квартира. Несколько дверей и проходов, ведущих в другие комнаты, спальню, ванную. В глубине поблескивает...
Тростник над пропастью iconЭссе «моя педагогическая философия»
Тысячи малышей и кругом ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю обрыва, над пропастью, понимаешь? И моё...
Тростник над пропастью iconСредства массовой информации государства-россии-рф-всея-руси и народ о я-анатолие-Крыленко-Божьем-Человеке-Божьем-Патриархе над патриархами, и Папе
Маме над мамами, и Раввине над раввинами, и Далай-ламе над далай-ламами, и Имаме над имамами, и Муфтие над муфтиями, и Духовнике...
Тростник над пропастью iconТема: о цели, и идее, и смысле, и задаче, и основе, и сути, и истине, и
Воскресения, и я-есмь-а-мы-Некто-х-то-Всё-я-божьего-Человека-Чела-века-Божьего-я-патриарха над патриархами, и Папы над папами, и...
Тростник над пропастью iconТростник я играю в них во всех пяти. Б. П. Надпись на книге

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org