П/п Наименование объекта и описательная часть



Скачать 430.41 Kb.
страница1/2
Дата11.07.2014
Размер430.41 Kb.
ТипДокументы
  1   2
1.    ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЪЕКТЫ


п/п

Наименование объекта и описательная часть

Место расположения

1

2

3

1.

Шайгинское городище. Один из самых крупных и наиболее изученных памятников археологии не только на территории Партизанского района, но и в Приморье. Обнаружено и описано в 1891 году горным инженером Д.Л. Ивановым. В 1962 году было обследовано Э.В. Шавкуновым, а в 1963 году под его руководством были начаты раскопки этого памятника, которые продолжались до 1992 года.

В 2000 году археологические исследования продолжила заведующая сектором средневековых городов Приморья Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН - Надежда Григорьевна Артемьева. С западной, северной и восточной сторон этот распадок окружен высокой грядой, по гребню которой проходит рукотворный оборонительный вал, протяженностью примерно 3 600 м.

Высота оборонительного вала, в зависимости от крутизны склона сопки, с внешней стороны городища колеблется от 0.5 до 5 м.

Юго-восточная часть памятника укреплена дополнительным валом, проходящем на территории городища, а не снаружи, как обычно. С юго-восточной стороны городища у подножья сопки имеется подковообразный «редут» с двумя дополнительными валами, назначение которого пока неизвестно. Для большей обороноспособности вал защищен полукруглыми выступами на крепостной стене - ронделями. На Шайгинском городище их насчитывается девять. Углы городища и ворота укреплены башнями.

На городище выявлено четверо ворот: в северо-западной стороне, главные ворота, защищены Г-образным захабом длиной 30 метров. Перед входом, у начала захаба были обнаружены четыре парных ямки от столбов, которые, очевидно, поддерживали деревянную арку. От ям отходят параллельно валам захаба две шестиметровые канавки глубиной 0,2 метра, шириной 0,15-0,2 метра. Археологи считают, что это следы от основания деревянных стен, предохранявших проход от засыпания землей с валов. Похоже, что подобная стенка находилась и в северо-восточной стороне прохода, так как там зафиксированы следы от такой же канавки.

При исследовании городища южнее поворота захаба было выявлено большое скопление черепицы, указывающей на то, что центральные ворота построены характерной для средневековых стран Дальнего Востока традиции; в северо-восточной стороне находилось двое ворот, одни в виде разрыва в валу, другие оформленные

С-образным захабом; юго-западная сторона имеет ворота также в виде разрыва в валу. Они одновременно также могли являться шлюзом для выхода воды из городища. Интересной особенностью Шайгинского городища является его внутренняя застройка - оба склона распадка представляют собой лестницу из террасовидных площадок искусственного происхождения, на которых располагались жилые и производственные комплексы. На городище хорошо прослеживаются дороги, соединяющие различные участки поселения. Несомненно, что застройка городища велась по заранее продуманному плану: были выбраны места для внутренних городов, редутов, кварталов ремесленников и чиновников. В северо-западной части городища прослеживаются два внутренних города. Один прямоугольной формы, его размеры 30х20 метров, с выходом с юго-восточной стороны. В северо-западном углу города находилась башня. Восточное от этого внутреннего города на расстоянии 20 метров располагался второй внутренний город размерами 60х70 метров, с двумя выходами с восточной и северной стороны.

Еще два внутренних города площадью 50х100 метров и 80х120 метров находятся в юго-восточной части городища. Они обнесены валом высотой 0,5-1 метра. Раскопки производились лишь на территории одного из них. По форме этот внутренний город близок к квадрату с разрывом-входом в юго-восточной стороне. Внутри города визуально выявляется семь больших и одна маленькая террасовидные площадки, две из которых были вскрыты. На них обнаружены здания колоннадной конструкции с черепичной крышей. С наружной стороны, перед входом во внутренний город, находились подобные здания, расположенные двумя рядами. Эти здания с юго-восточной стороны обнесены валом протяжностью 50 метров. К западу от здания находится редут. В плане он имеет вид четырехугольника (26х26 м), обнесенного валом высотой 2 метра, углами ориентированного по сторонам света. Вход в него находится с северо-западной стороны, при раскопках которого были выявлены крупные гальки и большое количество древесного угля.

Это дает возможность сделать вывод, что вход в редут выкладывался гальками, а ворота были деревянными. Внутри редута найдены три жилища; два у входа, третье напротив входа. Жилища по размерам небольшие, сканом Г-образной формы. Э.В. Шавкунов предполагает, что в центральном жилище жил чиновник, а в левом и правом от входа располагалась его прислуга. Возможно, что редут использовался как сторожевое помещение. Редут находится, с одной стороны, рядом со зданием колоннадного типа, а с другой - в 200 метрах от южных ворот городища и в 100 метрах почти напротив входа-разрыва дополнительного вала внутреннего города в северо-восточной части городища. Таким образом, из редута можно было наблюдать за воротами городища.

Шайгинское городище - это был хорошо укрепленный город с многочисленными источниками пресной воды, позволявший его населению выдерживать длительную осаду.

Но самое главное и интересное - не это. Шайга - это крупный по тем временам ремесленный центр, здесь была известна самая разнообразная обработка цветных и черных металлов.

В результате археологических исследований были обнаружены остатки нескольких производственных комплексов, мастерских, инвентарь кузнецов и литейщиков. Один из таких комплексов, мастерская № 2, состоял, к примеру, из восьми плавильных печей, двух литейных и одного кузнечного горнов, множество выложенных камнем формовочных ящиков с опочной массой. Вокруг огромное количество шлаков. В такой мастерской должно было одновременно работать не меньше 50 человек. Скорее всего, эта и другие мастерские были казенными предприятиями, а за работой, вероятно, следили правительственные чиновники.

По конструкции печей и горнов, по характеру обнаруженных остатков производства можно сделать вывод, что чжурчжэньские металлурги плавили в печах и горнах уже готовый металл, а не руду. Руду они ставили и получали из неё металл прямо вблизи месторождения (на Скалистом городище в 200 километрах от Шайги), потом они доставляли его в различные металлообрабатывающие центры в виде больших «чушек» весом до 20 килограмм.

Кроме ремесленников, приписанных к государственной казне, на Шайге работали и частные ремесленники-надомники, которые занимались в основном кузнечным и ювелирным ремеслами, и художественным литьем из цветных металлов: меди, нескольких сортов бронзы, серебра и золота. Вот почему внутри жилищ довольно часто попадаются остатки миниатюрных литейных горнов, шлаки, обломки керамических формочек, сопел, литейный брак. Так же попадаются кузнечные клещи, напильники, тигельки, ободки, зубила, молоточки ювелиров, серебряные брусочки со следами рубки, гирьки и коромысла ювелирных весов.

Многие изделия: поясные пряжки, хомутки и наконечники ремней изготовлялись из цветных металлов и богато украшались орнаментом, такой орнамент можно до сих пор встретить у коренных народов Дальнего Востока. Большого мастерства чжурчжэньские ювелиры достигли в технике инкрустации железных изделий тончайшей серебряной проволокой. Умели они паять серебром, золотить и серебрить различные украшения. Чжурчжэньские ювелиры знали весьма эффективный и несложный технологический прием нанесения позолоты. Если к этому добавить, что чжурчжэни варили несколько сортов стали и чугуна, то все это свидетельствует о высокой технической культуре чжурчжэньских металлургов.

Среди жителей Шайгинского городища были и гончары. На многих сосудах с Шайгинского городища можно разглядеть различные знаки и метки. Идеографическое изображение небесного (солнечного) и земного огня встречается на плечиках или же на донышках сосудов. Эти знаки должны были сохранять от порчи содержимое сосудов. Другая группа знаков встречается на боковых стенках сосудов. Среди этих знаков можно увидеть схематическое изображение остроги, рыболовного крючка, елки, различные геометрические фигуры и многое другое. Это тамги, то есть личные знаки и метки гончаров (в этом случае знаки прочерчивались до обжига) или же владельцев сосудов (в этом случае знаки прочерчивались после обжига). И еще есть знаки - надписи на чжурчжэньском языке. Но их название и характер археологам пока не известен. Из 3000 знаков чжурчжэньской письменности к настоящему времени удалось уже расшифровать и прочесть 700, но этого мало, чтобы читать все надписи и тексты.

Нельзя не упомянуть о такой находке на Шайгинском городище как самые древние «нэцкэ» - скульптурные брелочки из камня, изобретение которых прежде приписывали японцам. Чаще всего это изображения различных животных, выполненные с тонким вкусом.

...Фигурка маньчжурского зайца вырезана из небольшого куска горного хрустая. Заяц положил мордочку на передние даны, а задние подобрал под себя. Спинка сгорблена. По всему видно, что заяц спит, но спит чутко, настороженно.

Из молочно-белого кварца вырезана фигурка лебедя. Он изображен с закинутой на спину головой, то есть характерной для спящего лебедя позе. Про него можно сказать только одно - как живой.



Очень выразительны и бронзовые миниатюрные фигурки людей. Некоторые из них имеют в длину всего 2,5 сантиметра, тем не менее, у них отчетливо просматриваются широкие скуластые лица с раскосо посаженными глазами и широким, с небольшой горбинкой, носом. О прикладном искусстве чжурчжэней можно судить по многочисленным орнаментальным композициям, которые имеются на поясных пряжках, хомутках, накладных наременных бляхах, на различных видах украшений и керамики. Современным исследователям удается четко проследить несколько пластов в прикладном искусстве чжурчженей. Проводя аналогии с искусством более древних народов, ученые делают вывод об общих предках чжурчженей и эвенков. Это только предварительные итоги прочтения летописи судеб народов, записанной языком археологических находок. Данные письменных источников и материалы раскопок позволяют утверждать, что Шайгинское городище после непродолжительной осады было взято штурмом и сожжено монголами в конце 1233 года, а оставшиеся в живых жители уведены в неволю.



Находится в 70 километрах к северу от города Находка, и в 10 километрах от села Сергеевка Партизанского района Приморского края. Расположен памятник в зоне стыка Сихотэ-Алинских хребтов с горами Пржевальского, на высоком отроге. Южная сторона этого отрога круто обрывается к долине р. Ратной (бывшей р. Шайги) - левого притока р. Партизанской, а западная - к долине р. Партизанской. Юго-западная оконечность отрога прорезана глубоким распадком, по дну которого протекает ручей Батарейный, питаемый многочисленными ключами.


2.

Николаевское городище. Впервые сведения о Николаевском городище были опубликованы в 1871 году Палладием Кафаровым. В 1885 году Г.Д. Марков снял план этого городища, а затем вместе с известным краеведом-дальневосточником Ф.Ф. Буссе принял участие в обследовании городища и сборах подъёмного материала. Впоследствии здесь побывала 3.И. Смирнова, которая произвела раскопки нескольких курганообразных возвышенностей вблизи городища. Большой интерес к Николаевскому городищу проявил в своё время и В.К. Арсеньев в связи с работой над материалами легенды о Куан-Юне. В 1931 году городище посещает Н.Г Харламов, материалы из сборов которого частично хранятся в фондах Приморского краеведческого музея им. В.К. Арсеньева во Владивостоке. В 1955 и 1959 годах Николаевское городище посетил Э.В. Шавкунов с группой исследователей. Во время посещения городища в 1955 году был собран большой подъёмный материал и сделан ряд наблюдений. В 1959 году во время сбора подъёмного материала на вспаханной поверхности южного вала внутреннего города студентом ДВГУ Г. Ивковым было обнаружено скопление фрагментированной кровельной черепицы и терракоты. Сильные дожди, однако, помешали дальнейшему обследованию этого памятника. Таким образом, в 1959 году исследования ограничились лишь сбором подъёмного материала, часть которого была затем опубликована в 1960 году.

В 1960 году были начаты раскопки этого памятника, продолженные затем в 1962 году, в результате, которых был собран весьма выразительный материал, характеризующий высокий уровень ремесленного производства и культуры чжурчжэней. В процессе раскопок удалось также установить, что место, где были обнаружены в 1959 году фрагментированная черепица и терракота, представляет собой остатки парадной арки, оформляющей вход во двор буддийского монастыря.

Проведённые в 1962 году археологические исследования

показали, что в плане Николаевское городище имеет вид равнобедренной трапеции с овальными углами и занимает площадь около 7000 кв. м. Городище опоясано, за исключением его северо-западной части, мощным земляным валом и широким оборонительным рвом. Периметр городища составляет 2300 метров, длина вала 1550 м. Средняя высота вала, сложенного из крупных валунов вперемешку с мелким галечником и глиной, достигает 10 метров от уровня поверхности городища и 13-14 метров от уровня дна оборонительного рва, по сильно заболоченному дну которого ещё и поныне в двух противоположных направлениях протекают два небольших: ручья. Глубина рва относительно поверхности территории за пределами городища равна 3-4 метра при ширине в 20-25 м метров. Ширина основания крепостной стены равна приблизительно 25 метров. Угол наклона боковой поверхности крепостной стены равен или близок 45 градусов. Кроме внешнего рва, Николаевское городище имеет ещё небольшой внутренний ров, который прослеживается почти на всём протяжении подножия крепостной стены. Размеры этого рва крайне незначительны: при ширине в 3-4 метра он имеет глубину всего 0, 2-0, 3 метра.

В целом же размеры крепостной стены, или вала, и оборонительного рва не имеют какой-либо постоянной величины и колеблются в ту или иную сторону от приведенных выше размеров.

С северо-западной стороны крепостной вал отсутствует, так как здесь граница городища проходит вдоль круто обрывающейся вниз естественной террасы. Лишь в центральной части северо-западной стороны городища прослеживается небольшой отрезок вала, наибольшая высота которого от уровня поверхности территории городища достигает 3,26 метров, но зато с внешней стороны городища, то есть от уровня поверхности поймы реки Водопадной (Шинингоу), высота вала вместе с высотой надпойменной террасы составляет 12метров. Внутренний ров имеет здесь гораздо большие размеры, чем в других местах. В ширину он достигает приблизительно 15 метров, в глубину 1,7 метр.

Вдоль всей линии крепостной стены в настоящее время хорошо прослеживаются остатки 12 башен в виде овальных выступов на внешней стороне стен. Башни расположены на неодинаковом друг от друга расстоянии, но так, чтобы заключённый между двумя башнями отрезок крепостной стены полностью просматривался и был доступен обстрелу с какой-либо из этих башен.

Николаевское городище имеет двое ворот одинаковой конструкции, то есть со специальным Г-образным земляным бруствером перед входом. Одни ворота расположены в южной части города, а вторые - в северо-восточной. Оборонительный ров перед воротами обычный. Это даёт основание полагать, что проезд из городища и обратно осуществлялся по специальному подъёмному или разборному мосту, который в случае опасности можно было бы быстро убрать. Внутри Николаевского городища, вся территория которого в настоящее время распахана, удалось проследить лишь остатки так называемого «внутреннего» города, занимающего площадь приблизительно в 785 квадратных метров, то есть немногим более 0,1 площади всего городища. Внутренний город, имеющий в плане вид почти правильного прямоугольника, расположен в восточной части городища и ориентирован с незначительным отклонением по сторонам света. Территория внутреннего города в своё время была огорожена со всех четырёх сторон невысокой земляной насыпью (в 1960 году её высота не превышала одного метра, в настоящее время она совершенно не прослеживается). В северной части внутреннего города уже в 1962 году земляная насыпь была перепахана почти полностью и лишь местами угадывалась по небольшим продольным всхолмлениям. С южной стороны, то есть там, где в 1959 году были обнаружены остатки парадной арки, находился единственный въезд на территорию внутреннего города. Прямо против арки, в 30 метрах к северу от неё, на территории внутреннего города находилось какое-то сооружение, на месте которого был прослежен небольшой холмик. На распаханной поверхности этого холмика в изобилии встречались мелкие фрагменты голубовато-серого кирпича и кровельной черепицы того же типа, что и на месте остатков парадной арки. Ещё далее к северу от арки прослеживается целый комплекс остатков каких-то сооружений в виде последовательно расположенных в два ряда по оси юг-север холмов с большим количеством фрагментирован ной кровельной черепицы и кирпича на их поверхности.



Остатки парадной арки расположены в центральной части южного вала внутреннего города в 80,5 метрах от его юго-восточного угла. Вал внутреннего города сложен из крупных булыжников с большой примесью земли. Ширина вала колеблется от 2 до 4 метров, а его высота, как уже указывалось выше, не превышала 1 метра. Место, где были выявлены остатки парадной арки, отличается от линии вала внутреннего города несколько более возвышенным положением, а также значительно большей шириной, образуя здесь небольшую пологую площадку.

Раскопками 1960 и 1962 годов был вскрыт фундамент парадной арки, который состоял из четырёх параллельных линий кирпичной кладки, ориентированных своей продольной частью по оси север - юг. Обе линии кирпичной кладки восточной части фундамента, как и обе линии кирпичной кладки западной части, соединены между собой узкой кирпичной перемычкой, благодаря чему в плане фундамент имеет вид двух параллельно расположенных по отношению друг к другу букв «Н». В структурном отношении все четыре линии кирпичной кладки фундамента арки мало чем отличаются друг от друга, хотя степень их сохранности неодинакова.

Лучше всего сохранилась крайняя восточная линия кирпичной кладки фундамента арки, обе наружные стороны которой облицованы кирпичом в виде ступенчатой кладки в семь рядов, то есть высотой в 42 сантиметра, причем верхний, седьмой ряд составлял верх фундамента. Пространство, заключенное между наружными облицовочными стенками фундамента, в нижней части было заполнено кирпичом, а в верхней - землёй. В центральной части каждой из четырех линий фундамента арки торцевая кладка

образует как бы две небольшие камеры, в одной из которых сохранились обуглившиеся остатки деревянного столба диаметром 15 сантиметров. Очевидно, такие же столбы были установлены и в остальных трёх камерах. Под столбами находились плоские каменные плиты, служившие базой, на которые устанавливались столбы. Такие же каменные плиты были выявлены на южном и северном концах каждой из четырёх линий фундамента арки. Эти плиты, следует полагать, также служили базами для столбов или колонн арки, которая имела крытый черепицей навес и была богато украшена многочисленными терракотами.



Отсутствие кирпичной перемычки в центральной части фундамента арки, то есть между восточной и западной его частями, свидетельствует о том, что здесь находился проезд. В центре проезда глубоко в землю был врыт тщательно обработанный гранитный столб в виде небольшого обелиска с овальной верхушкой. Столб делил проезжую часть арки на правую и левую стороны, по одной из которых, очевидно, осуществлялся въезд, а по другой - выезд с территории внутреннего города. Собранная во время раскопок арки в 1960-1962 годах кровельная черепица представлена теми же видами, что и собранная при сборах в 1959 году. Кирпичи серого цвета, сравнительно плохой сохранности, и имеют размеры в среднем 30 Х 15 Х 6 сантиметров. Примечательно, что в одном из кирпичей был обнаружен фрагмент станковой керамики с ячеистым, то есть «вафельным» орнаментом. Такая же керамика в больших количествах встречалась как на территории самого городища и за его пределами, так и в засыпке крепостного вала, что говорит о её более раннем происхождении. Фрагменты этой же керамики несколько раз были обнаружены и в слое верхнего заполнения всех четырёх линий фундамента арки. Как было установлено в ходе дальнейших исследований, эта керамика принадлежит к периоду образования городища в VIII-Х веке, то есть до того, как на его территории возникло чжурчжэньское поселение, там находился один из городов государства Бохай. Что касается керамики ХII -ХIIвеков, то она представлена немногочисленными фрагментами. Она серого цвета, гладкая, с сильно изогнутым наподобие трубки венчиком, столь характерным чжурчжэньской керамике. На территории арки были также обнаружены фрагменты небольшого горшочкообразного сосуда, покрытого с обеих сторон чёрной стекловидной поливой.

Вся терракота была обнаружена в сильно фрагментированном состоянии. Впоследствии часть терракоты удалось реставрировать. Это прежде всего голова дракона. Всего были обнаружены фрагменты от трёх голов. Головы драконов из Николаевского городища существенно отличаются от ранее обнаруженных Ф.Ф. Буссе и А. П. Окладниковым драконов в Западно-уссурийском и Краснояровском городищах и в то же время очень близки драконам, обнаруженным Л.Р. Кызласовым в Туве, отличаясь от последних лишь незначительными деталями и размерами (николаевские меньше тувинских).

Следующий вид терракоты представлен скульптурными изображениями феникса на раструбе. Судя по остаткам внутри раструба известки и древесной трухи, раструб с фениксом устанавливался на коньке крыши арки на специальных деревянных штырях, а оставшееся внутри раструба пространство заполнялось известковым раствором, благодаря чему раструб плотно закреплялся на деревянном штыре. Ближайшую аналогию николаевскому фениксу мы опять-таки находим в материалах раскопок Л.Р. Кызласова в Туве.

Ещё один вид терракоты представлен скульптурным изображением «крылатого Будды» на раструбе. Необходимо сразу же оговориться, что голова Будды была обнаружена в западном секторе раскопа, тогда как туловище с раструбом - в восточном. Однако имеющийся на раструбе специальный паз настолько соответствует своими размерами и формой втулке головы Будды, что не остаётся никаких сомнений относительно их принадлежности друг к другу. Это была первая в Приморье находка керамического Будды, которая, как и весь исследуемый комплекс, твердо датируется XII - началом XIII века. Вторая находка головы керамического Будды была сделана в 1961 году одним из жителей г. Уссурийска в районе Сахарного завода при вспашке огорода. Вместе с головой Будды там же был обнаружен и концевой диск верхней черепицы с изображением антропоморфного лика, который также известен из раскопок А. П. Окладникова и Э.В. Шавкунова.



Кроме перечисленной выше терракоты, во время раскопок было обнаружено также большое количество других керамических украшений. Это прежде всего изображение так называемого шуби, то есть объёмно-барельефное изображение головы дракона, которым украшался край верхнего конька крыши. Следует также отметить находки сильно фрагментированных навесных керамических плит с налепными барельефными изображениями фениксов, малых драконов, и т.п., которые, к сожалению, пока ещё не удалось реконструировать.

Очень много при раскопках было обнаружено железных четырехугольных гвоздей различной величины, небольших скоб, а также куски кованой ленточной проволоки, с помощью которых скреплялись не только отдельные конструкции арки, но и терракота. Для закрепления терракоты в последней с этой целью проделывались небольшие четырёхгранные отверстия.

Кроме перечисленного выше материала, на полу проезжей части арки была обнаружена небольшая четырёхгранная плоская бусина из зелёной яшмы с двумя продольными отверстиями, а также железный наконечник стрелы, который находился в стыке двух кирпичей кладки фундамента арки. Всего при раскопках было обнаружено два наконечника стрел.

По своей структуре и расположению рассматриваемая арка представляет собой трёхпролётные ворота, пайлоу, которые обычно устанавливались с целью декоративного оформления въезда во двор буддийских храмов в ряде стран Юго-Восточной Азии.

Однако наличие кирпичных перемычек, уложенных поперёк боковых пролётов фундамента арки, свидетельствует о том, что в данном случае имеется некоторое отклонение от общепринятого в средневековых странах Восточной Азии стандарта для данного вида архитектурных сооружений. Последнее обстоятельство весьма примечательно и наряду с некоторыми другими известными в настоящее время материалами свидетельствует о том, что чжурчжэни просто заимствовали уже утвердившиеся к тому времени во многих странах Восточной Азии архитектурные стандарты, а творчески перерабатывали и изменяли их в соответствии с местными традициями и собственными достижениями в области малой архитектуры, на развитие которой, в свою очередь, большое влияние оказало своеобразие исторического развития чжурчжэньских племён, а также отличные от стран Юго-Восточной Азии климатические и природные условия.

Почти прямоугольные очертания внутреннего города Николаевского городища, наличие в его южной части единственного въезда, оформленного специальной парадной аркой типа пайлоу, и чёткий порядок расположения остатков различных архитектурных сооружений вдоль осевой линии север-юг – все это очень напоминает планировку средневековых храмовых комплексов стран Восточной Азии, для которых характерна чёткая прямоугольная планировка с ярко выраженной центральной осью по линии юг-север с расположенным с южной стороны портиком главного входа. Наличие же среди собранного во время раскопок парадной арки археологического материала статуэтки Будды служит еще одним доказательством того, что в данном случае мы имеем дело с остатками буддийского монастыря, представленного здесь целым храмовым комплексом. Основная масса фрагментов керамики была собрана главным образом на территории, прилегающей к внутреннему городу. Из этого факта можно сделать вывод, что на территории городища вокруг монастыря располагался целый поселок, население которого, очевидно, было приписано к монастырю и должно было нести целый ряд повинностей, в том числе и во обслуживанию сложного монастырского хозяйства.

Как это было установлено в процессе раскопок, парадная арка погибла вовремя вспыхнувшего здесь пожара. Об этом свидетельствуют остатки обгоревших комлей колонн, отдельные зольные линзы в слое рухнувшей кровельной черепицы, а также некоторые фрагменты черепицы и терракота, которые в результате воздействия на них сильного огня изменили свой голубовато-серый цвет на желтый и оранжевый. Но каким образом здесь мог вспыхнуть пожар? Ведь вблизи арки, как известно, не могло быть каких-либо хозяйственных или жилых построек с их отопительными системами, от которых огонь в случае пожара мог бы перекинуться на арку. Остаётся предположить, что арка преднамеренно была предана огню и скорее всего, во время каких-то военных действий. В пользу этого предположения говорят: обнаруженные во время раскопок наконечники стрел, один из которых, застрявший, в кирпичной кладке фундамента, мог попасть туда лишь в результате перестрелки. Обращает на себя внимание и тот факт, что из всего керамического материала, не считая, конечно, кирпичей из фундамента арки, удалось обнаружить только несколько экземпляров целой черепицы. Вся остальная черепица, как и терракота, оказалась в сильно фрагментированном состоянии, причём отдельные фрагменты одной и той же терракоты, на что уже обращалось внимание, нередко можно было обнаружить в противоположных концах раскопа. Всё это вместе взятое может свидетельствовать лишь в пользу того, что арка была подвергнута преднамеренному тщательному разрушению и уничтожению огнём.

Если теперь обратиться к истории, то станет очевидным, что нападение на этот населённый пункт, то есть на Николаевское городище, могли совершить только монголы, которым в 1234 году, после длительной и жестокой борьбы наконец удалось подавить сопротивление чжурчжэней.



Как показали обследования Николаевского городища, с юго-восточной его стороны вблизи одной из сторожевых башен имеется разрыв в крепостной стене, оборонительный ров против которого перекрыт узкой земляной перемычкой, несколько расширяющейся у внешней границы рва. Выше уже указывалось на то, что перед крепостными воротами ров не имеет насыпной перемычки и проезд на территорию городища осуществлялся по перекинутому через ров подъёмному или подвесному мосту. Следовательно, наличие перемычки через ров и разрыва в стене с юго-западной стороны городища может свидетельствовать о том, что своим происхождением они обязаны осаждавшим крепость войскам. Сооружение земляной перемычки через оборонительный ров осуществлялось осаждавшими, по всей вероятности, под прикрытием специальных защитных сооружений, но по мере продвижения к крепостной стене люди, находившиеся под прикрытием этих сооружений, становились более уязвимыми для стрел защитников крепости. Это - естественно, значительно ограничивало район действия тех, кто был занят сооружением земляной перемычки через оборонительный ров. Вот почему перемычка, широкая у внешнего берега рва, по мере её приближения к крепостной стене становится всё более узкой, но вполне достаточной для того, чтобы по ней можно было подвести к крепостной стене стенобитную машину и с её помощью пробить в стене брешь, через которую в крепость ворвались осаждавшие её войска. Наличие на территории Николаевского городища черепицы, украшенной только одним видом орнамента, указывает на то, что храмовый комплекс был сооружён незадолго до его разрушения и до этого не подвергался ремонту.

В противном случае здесь, как это наблюдается на ряде других долговременных укрепленных поселениях, например, Краснояровском и Западно-Уссурийском городищах, черепица была бы представлена несколькими видами имеющегося на ней декора, который преобладал в тот или иной период развития культуры. О том, что буддийский монастырь на Николаевском городище существовал сравнительно недолго, говорят и другие факты: очень тонкий и бедный находками культурный слой, а также прекрасной сохранности железные скобы, гвозди и кованая проволока, которые, если бы они продолжительное время находились на открытом воздухе в качестве различного рода креплений арки, подверглись бы более значительной коррозии.

Таким образом, наблюдения, полученные в результате неоднократных обследований Николаевского городища, позволяют прийти к выводу о том, что чжурчжэньский храмовый комплекс на территории городища существовал в период, когда на территории Приморского края было образовано государство Восточное Ся, то есть в 1215-1233 годах.

Первые исследователи Николаевского городища, производившие его раскопки, считали, что оно было воздвигнуто чжурчжэнями, и до конца ХII -начала XIII веков на этом месте не было никаких долговременных укреплений. Однако более поздние исследования больших долинных городищ Приморского края (Марьяновское, Чугуевское, Стеклянухинское) показали, что почти все они имеют два археологических слоя - нижний, относящийся к периоду государства Бохаи (VIII-Х веках), и верхний, чжурчжэньский, то есть ХII-начало XIII вв. Это свидетельствует о том, что чжурчжэни просто использовали уже имеющиеся укрепления, увеличивая высоту стен. И хотя на Николаевском городище не производилось специальное исследование структуры насыпи вала, скорее всего, он также был надсыпан. Этим и объясняется наличие в засыпке вала бохайской керамики. Кроме того, в 80-х годах школьниками поселка Николаевки на вспаханной поверхности городища была обнаружена бронзовая рыбка-бирка с надписью на китайском языке со следующим переводом: «левой доблестной охраны командующий Не Ли Цзи». Учёные установили, что последний слог имени этого военачальника («Цзи») является конечным слогом ряда собственных имен предводителей некоторых подвластных Бохаю мукрийских (мохэских) племён, а следовательно, Николаевское городище уже в те времена было одним из крупных городов восточной («левой») окраины государства Бохай.

Возможно, Николаевское

городище в своё время являлось центром бохайской губернии Хуайюань, в территорию которой входили современные Партизанский, Шкотовский, частично Лазовский и Чугуевский районы.

В 1215 году командующий цзиньскими войсками в Ляодуне Пусянь Ваньну поднял восстание и, находясь во враждебном окружении, совершил со своим войском, насчитывавшим свыше ста тысяч воинов, переход на восток и провозгласил создание государства Восточное Ся (или Восточное Чжэнь), которое заняло территорию трёх губерний Золотой империи: Хэла, Сюйпинь и Хулигай,что соответствует восточной части Маньчжурии, северной части Корейского полуострова и центральной и южной частям Приморского края. Возможно, именно с войсками мятежного генерала в Приморье пришли буддийские монахи, основавшие монастырь на территории Николаевского городища.

В 1233 году монгольские войска, пройдя через Корё, захватили Южную столицу Восточного Ся и пленили Пусяня Ваньну. В дальнейшем монгольские «войска дойти до Кайюаня и Сюйпинь, все восточные земли были умиротворены».Последствия монгольского нашествия оказались катастрофическими для народов чжурчжэньской империи. Некогда хорошо обжитые территории превратились в заброшенный край. Средневековый китайский летописец свидетельствует, что на том месте, где стояли города и кипела бурная жизнь, царило запустение и паслись дикие звери. Чжурчжэньские ремесленники и землевладельцы вывозились в города-ставки монгольских ханов. Одно из свидетельств тому - находки на древнемонгольском городище Дён-Терек в Туве. Обнаруженные там черепица и глиняные головы драконов были сделаны пленными чжурчжэньскими мастерами, строившими входную арку буддийского храма на Николаевском городище Партизанского района в Приморье.

21 октября 2000 года

руководители Находкинского клуба «Археолог» Василий Анохин и Кайданович Александр посетили Николаевское городище. Придя на городище, они увидели, что территория археологического памятника распахивается четырьмя тракторами. Как оказалась в дальнейшем, земля, на которой находится краевой памятник истории и культуры, принадлежит местному сельскохозяйственному кооперативу «Партизанский». И этот кооператив распахивает городище из года в год. Трактористы, распахивавшие памятник, пригласили их на следующий год отведать сладкой и сочной кукурузы, которая будет высажена на археологическом памятнике. Я сомневаюсь, что на 7 гектарах земли, каменистой от остатков древних домов и обломков черепицы (покрывавшей крыши храмов), вырастет богатый урожай сладкое и сочной кукурузы. Древнейший город, имеющий статус памятника истории и культуры федерального значения, и, следовательно «охраняемый государством», используется как обычный огород. И это несмотря на то, что вокруг простирается огромная Партизанская долина с сотнями гектарами неиспользуемой (заброшенной) земли. Окончательно уничтожается памятник, простоявший 1200 лет.

Но ещё есть шанс на спасение археологического памятника средневекового Приморья Николаевского городища и первый шаг уже сделан. Руководителями клуба «Археолог» было отправлено письмо в адрес Общество охраны памятников истории и культуры Приморского края и в администрации Партизанского района, с просьбой принять меры.


Николаевское городище расположено на левом берегу реки Партизанской (старое название - река Сучан), вблизи его притока р. Водопадная (старое название- река Шинингоу), приблизительно в 200 метрах к северу от села Николаевки Партизанского района Приморского края

3.

Екатериновское городище. Обнаружено Н.А. Пальчевским в конце ХIХ века. Первые сведения о городище имеются в трудах Ф.Ф. Буссе. В 1963, 1965 годах на территории городища производил разведочные работы, археологический отряд под руководством Э.В. Шавкунова. Отрядом был снял план системы оборонительных сооружений и раскопано одно из жилищ. Собранный в процессе раскопок вещевой материал позволил Э.В. Шавкунову датировать городище XI веком. В 1976 - 77 и 1980 годах на городище производились стационарные археологические исследования отрядом Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР под руководством В. Д. Ленькова, а с 1998 года ведутся Т.А. Васильевой.

По своей планировке Екатериновское городище почти идентично широко известному Шайгинскому. Городище занимает чашевидный склон сопки, разделенный распадком на две части. По гребню сопки возведен рукотворный оборонительный вал протяжностью

более 2200 метров. Высота крепостного вала различна и зависит в основном от рельефа местности. В восточной части городища, где вал проходит по пологому склону сопки, высота его более 4 метров. В тех местах, где вал возведен по краю крутых, почти отвесных склонов сопки, его высота не превышает 0,5 метров. По всему валу хорошо просматриваются остатки 14 башен. Центральный вход в городище, укрепленный траверсом, находится с восточной стороны. Общая площадь городища 20 гектаров, по тем временам это крупный районный центр. Хотя, по сравнению со столицей чжурчжэньского государства, городом Кайюань (180 гектаров) Екатериновское городище - памятник маленький и сложный, не богатый находками.

На внутренних склонах сопки, окруженных оборонительным валом, имеются искусственные террасовидные площадки различной величины, предназначенные для сооружения на них жилых и хозяйственных комплексов. На расстоянии 20 метров друг от друга в южной части городища расположены два небольших внутренних города. Их размеры - 63х73 и 86х73 метров. В плане каждый из них представляет собой неправильной формы четырехугольник, окруженный невысоким (до 1 метра) валом. Вход в оба внутренних города находился с северо-восточной стороны.

Третий небольших размеров внутренний город, огражденный невысоким (от 0,5 до 1 метра) земляным валом, располагается в северной части городища. Его размеры - 54,5х50 метров. В северо-западном, наиболее возвышенном районе городища, была построена небольшая (20х20 метров), укрепленная насыпным земляным валом усадьба-редут, внутри обвалованной территории которой четко прослеживаются три западины - остатки, скорее всего, от жилых помещений — и ровная четырехугольная площадка у входа. Усадьба с подобной планировкой характерна для многих чжурчжэньских городищ Приморья. В северо-восточной части городища расположен довольно большой заболоченный участок. В его западной части на поверхность пробивается чиста» и всегда холодная вода большого родника. Родник, надо полагать, использовался и чжурчжэнями, поскольку это единственный источник воды внутри городища.

За шесть полевых сезонов (1976, 1977, 1980, 1998, 1999, 2000 годах) на Екатериновском городище были вскрыты и изучены остатки 25 жилищ с примыкающим к ним межжилищным пространством и склонами террасовидных площадок. Общая площадь раскопов составила более 4348 квадратных метров.

Наиболее отличительной особенностью внешнего облика остатков жилищ Екатериновского городища является наличие у них хорошо заметной обваловки по периметру стен своеобразная завалинка. Как правило, для постройки жилища и других необходимых для хозяйственной деятельности сооружений, на склонах распадка подготавливалась террасовидная площадка, нижний край которой довольно часто укреплялся каменной опорной стенкой. Подготовка площади для застройки выполнялась двумя способами: с помощью простого врезания в склон и с помощью специальной подсыпки.

Во всех исследованных жилищах присутствует отопительная система – кан. Горячий дым обогревал жилище, проходя от очага к трубе через лежанку по специальным дымоходам, сверху накрытыми плоскими камнями и обмазанными глиной. Такая система отопления жилища появилась у населения Приморья и Восточной Манчжурии еще на рубеже новой эры и сохранялась у малочисленных народов Дальнего Востока вплоть до нынешнего века. Каны были двух видов - П —образные и Г - образные. Каменное перекрытие дымоходных каналов, как правило, хорошей сохранности. Очаги небольших размеров (от 0,3 до 0,7 квадратных метра), глубиной до 0,4 метров Заполнение очагов состоит из золистой земли, в которой встречаются угольки, кусочки обмазки и пережженные косточки.

При зачистке пола у ряда жилищ выявлены хозяйственные ямы и ямки о центрального опорного столба.

Вещевой материал, собранный в процессе раскопок, представлен изделиями из черных и цветных металлов, керамики, стекла и камня.

По данным В.Д. Ленькова посуда представлена остатками от лепных и станковых сосудов. Причем лепная керамика составляет 32% от общего его числа. Из станковой посуды выделяются большие корчаги с орнаментом, небольшие шаровидные сосудики. Достаточно разнообразен орнамент - налетные валики, штампованные розетки, решетки, прочерченный линейно-волнистый орнамент. Есть так же, поливная глазурованная керамика.

Изделия из металла прежде всего сделаны из железа. В жилищах № 3 и 5 была найдено большое количество железных изделий, их лома, кузнечно-слесарного инструментария и, что особенно важно, готовой, но не бывшей в употреблении кузнечной продукции, в том числе и гвоздей с прямыми шляпками -свидетельство того, что гвозди еще не использовались.

Ремесленники Екатериновского городища пользовались бородками, напильниками, кузнечной обжимкой, пробойниками, кузнечными клещами. Скорее всего, в жилище №3 и 5 жили люди, имевшие отношения к кузнечному ремеслу. И хотя здесь не обнаружены горны и наковальни - главные приспособления для кузнечных работ, можно с достаточной долей уверенности предположить, что для этих целей использовались очаги кана, где разогревали поковки: ножи, ножницы, гвозди и т д. Скорее всего, это ремесло было побочным, то есть для нужд дома. А на городище существовали специализированные мастерские, где занимались обработкой металла.

Следующей категорией вещей из металла были сельскохозяйственные орудия, орудия для обработки дерева, бытовые вещи и предметы вооружения. Орудия для обработки почвы - лемех и отвал, лопата, кайлушка, мотыжка. Среди бытовых вещей преобладают ножи, ножницы, замки, гвозди, крючья и т.д. Из вооружения найдены наконечники стрел, боевые топорики и клевец.

Количество бронзовых вещей незначительно. Прежде всего, это монеты, поясная гарнитура, обломок бронзового браслета, бронзовая гирька. Из стекла и камня были сделаны украшения и пряслица.

Итак, археологические исследования Виталия Дмитриевича Ленькова на Екатериновском городище в 1976-77 и 1980 годах, позволяют сделать следующий вывод. Оборонительные сооружения Екатериновского городища по принципу их возведения и планировки во многом напоминают аналогичные сооружения Шайгинского, Лазовского и Ананьевского городищ, датируемых XII - началом XIII веком. На основании этого и Екатериновское городище можно датировать этим временем. Однако археологические исследования В.Д Ленькова и Э.В. Шавкунова дали возможность выявить целый ряд отличительных черт как в конструкции жилищ, так и в вещественном материале Екатериновского городища. К ним следует отнести в первую очередь наличие обваловок у всех 22 исследованных жилищ, что является особенностью более древних жилищ. Помимо этого на Екатериновском городище найденно большое количество лепной керамики, которая составила 32% от общего ее числа, и чжурчжэньская монета - факты, дающие основания В.Д. Ленькову датировать городище второй половиной XI – XII вв.

Полученный за последние три года (1976-77 и 1980 годах) археологический материал свидетельствует о том, что жители Екатериновского городища занимались не только сельским хозяйством (о чем говорят найденные здесь зерна просовидной чумизы и орудия для обработки земли), но и металлообработкой.

Обнаруженный склад железных изделий, разнообразный кузнечно-слесарный инструментарий с выдержанными в определенных рамках формами и размерами указывают не только на их специальное назначение, но и на определенную стандартизацию в их изготовлении. В силу этого можно предположить, что н Екатериновском городище могли функционировать специальные мастерские по обработке металлов. Обнаружение их на городище - это вопрос времени.

В связи со смертью Виталия Дмитриевича Ленькова исследования Екатериновского городища останавливаются на 18 лет.

С 1998 года, после длительного перерыва, возобновились археологические исследования Екатериновского городища. Исследованиями руководила научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии -народов Дальнего Востока ДВО РАН - Татьяна Афанасьевна Васильева.

В.Д. Леньков оказался прав. Уже на раскопе 23 (1998 год) в юго-восточном углу городища, близко к воде, была вскрыта производственная площадка с кузнечным горном, где занимались обработкой металла. Основными находками здесь были шлаки, слитины, корольки, гематит, об ломки железных и чугунных изделий Полученный материал, последние новые данное о культуре населения Приморья в средние века, а также конструктивные особенности оборонительных сооружений Екатериновского городища, позволяют датировать его ХIII веком, вполне возможно, что оно существовало в конце XII., так как раннее оно из-за обвалованных жилищ датировалось концом ХI-ХII века. Но это покажут дальнейшие раскопки.

Экспедиция, организованная летом 1999 года, дала обильный археологический материал. Были обнаружены: сельскохозяйственные орудия труда, серпы, посуда как керамическая, так и фаянсовая, грузила для ткацких станков, множество железных предметов, чаще всего не использованных. Найдена мастерская - жилище кузнеца площадью около 80 квадратных метра с горном и наковальней. О развитии торговли говорит мерная чашечка от весов и монеты.

Кроме того, на раскопе 26 (1999 год) удалось собрать и восстановить около 10 станковых и лепных сосудов. Впервые был восстановлен сероглиняный бутылевидный сосуд в форме «куриной ножки». Это высокий (36 сантиметров) сосуд серою цвета с круглым венчиком диаметром 9 сантиметров, округлыми плечиками, переходящими в верхней трети сосуда в шаровидное тулово и сходящие вниз к узкой цилиндрической приводной части, которая у самого дна слегка расширяется. Диаметр дна 11 сантиметров, оно слегка вогнутое. Объем сосуда около трех литров. Нижняя часть более массивная, толстостенная. Сосуд изготовлен из хорошо отмоченной глины с примесями мелких размеров явно искусственного дробления. Изнутри, в придонной части, видны следы лент, из которых формировался сосуд, потом они были тщательно заглажены при вращение сосуда на круге. На тулове изнутри - следы закрепления, а снаружи сосуд покрыт мелкими горизонтальными сплошными лощенными полосками. С подставки круга сосуд снят шнурком.

Помимо сероглиняной керамики, на раскопе был найден ансамбль из серовато-голубоватой поливной чаши и голубоватой глазурованной тарелочки. Оба изделия принадлежат сорту цзюньяо и датируется началом XIII века, а их находки в Приморье, скорее всего, следует связывать с включением этой территории в государство Дуй Ся (Восточное Ся).

Среди керамического материала с Екатериновского городища в раскопе 26 были обнаружены фрагменты черепицы. Она была немногочисленна и сильно фрагментарна. Образцом было 7 кусков, все принадлежат к нижней черепице. Условно её можно подразделить на две группы. Первая по многим параметрам близка черепице, обнаруженной в Партизанском районе, а вторая более близка к черепице, найденной в Уссурийском районе. У черепицы первой группы мелкие включения в тесто, изнутри оттиск ткани мелкого плетения. У черепицы второй группы включения более крупные и ткань более крупного плетения.

Дальнейшие исследования Екатериновского городища продолжились в июле - августе 2000 года. За один месяц вскрыто 3 раскопа (№ 27,28,29), общей площадью 300 кв. м.

Были сделаны следующие находки: каменная ступа, Г-образный кан, керамика, предметы из чугуна и железа.

В настоящее время они находятся в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН города Владивостока.



Находится в 2 километрах к северо-востоку от села Екатериновка и в 0,6 километрах к северо-западу от железнодорожной станции Боец-Кузнецов в Партизанском районе Приморского края.

4.

Васильевское городище. Периметр городища 3530 метров, насыпной вал (высота до 3 метров) протяжённостью более 5 километров с остатками оснований башен идёт по гребням отрогов. В наиболее узком месте распадка, он отгораживает городище от долины Рисовой пади. С Востока городище защищено скальными обрывами хребта. Имеется двое ворот. На склонах распадка прослежены ряды искусственных террас с каменными подпорными стенками, западины от жилищ, остатки укрепленной усадьбы - «редута». На площади 21 квадратных метров вскрыт культурный слой мощностью до 0.5 метров с фрагментами глиняной обмазки, костями, углём и остатками сгоревших деревянных конструкций. Раскопаны остатки жилой постройки с каменным цоколем с ген и каменной обкладкой кановой отопительной системы Городище предварительно датировано XI - началом ХIII веком.

В 2000 году городище было осмотрено руководителем Находкинского клуба «Археолог» Василием Анохиным. Выяснено, что городище находится в довольно труднодоступном районе. Вал по гребню отрога прослежен только с южной стороны, высота его - 0,5-1 метров, с внутренней стороны вдоль вала заметны остатки дороги. Склон сопки как внутри, так и снаружи очень крутой - 45-50градусов. При спуске в долину высота вала увеличивается до 3-4 метров. Видно несколько проходов (без дополнительных оборонительных сооружений), из городища вытекает несколько ручьёв (два прохода служат стоками воды, один - простая выемка в валу). Остатков оснований башен не замечено, каких либо других сооружений, кроме валов и дороги - тоже. Но за пределами городища, в соседнем распадке, зафиксировано несколько одиночных террасовидных сильно заболоченных площадок, а на гребне, идущем к югу от скалы Чёртов утёс -подобие прямоугольной каменной насыпи. Отмечен небольшой вал из земли и камня и в нескольких километрах от городища, пристроенный к склону сопки.

В 2001 году, клубом «Археолог», намечается проведение 2-дневной разведки на Васильевское городище для уточнения его планировки и застройки, а также выяснения культурной принадлежности окружающих городище рукотворных объектов.

Васильевское городище представляет определённый интерес для исследователей в связи с его необычным расположением - рядом с ним практически отсутствуют пригодные для земледелия и скотоводства равнины, у которых обычно и возникали крупные чжурчжэньские горные города. Укрепления городища возведены на крутых склонах вокруг довольно заболоченной низины - и как склоны, так и низина мало пригодны для жилья. Между тем довольно мощная оборонительная система говорит о немаловажности данного города в древности.

Интересно также то, что после обнаружения городища в 1980 году оно практически не исследовалось археологами, несмотря на интересные результаты разведочных раскопок. В разных источниках имеются разные описания как самого городища, так и его местоположения. Самостоятельные же обследования пока не обнаружили описанных первым исследователем объектов (террасы, редут, башни). Возможно, всё это (а также какие-то новые сооружения) выявится при дальнейших осмотрах городища.

Анализируя археологический материал с вышеперечисленных средневековых городов можно найти как ряд общих признаков, объединяющих эти памятники в единое историческое пространство, так и различия между ними, которые говорят об индивидуальности каждого памятника. Так, например:

1. Каждый город имел своё основное назначение. На Шайгинском городище в результате археологических исследований были обнаружены остатки нескольких производственных комплексов, мастерских, инвентарь кузнецов и литейщиков. Таким образом, можно сделать вывод, что Шайгинское городище - ремесленный центр.

На Николаевском городище обнаружены храмы крупного буддийского монастыря, значит это был религиозный центр.

На Екатериновском городище, почти в каждом жилище, найдены многочисленные орудия для обработки земли, обугленное зерно и кости домашних животных, говорящие о сельскохозяйственном предназначении городища. Полученный в последние годы археологический материал свидетельствует о том, что жители Екатериновского городища занимались не только сельским хозяйством, но и металлообработкой. Сопоставив эти сведения можно считать это городище сельскохозяйственно-ремесленным центром.

Что касается Васильевского городища, то оно практически не исследовано, и о его предназначении можно только догадываться. Возможно это городище было стратегическим пунктом, контролирующим дорогу, ведущую из долины реки Литовки в долину реки Партизанской.

2. Кровельная черепица найденная на Шайгинском, Николаевском и Екатериновском городищах представляла собой сероглиняные желоба, выпуклая поверхность которых гладкая, реже со следами сетчатого штампа от колотушки, а вогнутая - со следами оттиска от грубой ткани.

На Николаевском и Шайгинском городищах она присутствовала в больших количествах, что предполагало наличие где-то поблизости мастерских по изготовлению и обжигу черепицы.

На территории Партизанского района в 1994 году обнаружен комплекс печей по обжигу черепицы. Они найдены в селе Сергеевка, в 2 километрах от Шайгинского городища. Черепица, обнаруженная в печах, по размерам и техники изготовления была идентична нижней черепице, найденной на Шайгинском, Николаевском и Екатериновском городищах. Таким образом, была обнаружена специализированная керамическая мастерская по обжигу черепицы, обеспечивающая продукцией несколько городищ.

3.Шайгинское, Николаевское, Екатериновское и Васильевское городища расположены на сравнительно небольшой территории Партизанского района (приблизительно на расстояние 20 километров). Следовательно, между городами существовала торгово-военная связь с помощью налаженной системы дорог. К сожалению, до настоящего времени дорожная сеть не сохранилась, но её можно проследить сопоставляя некоторые сохраненные участки дорог и расположение ворот городов. Так удалось проследить дорогу в 200 километров от Шайгинского городища в сторону Скалистого городища в Ольгинском районе. Кроме этого имеются сведения о довольно протяжённой древней дороге недалеко от села Сергеевки, но они ещё нуждаются в проверке.


Васильевское городище находится в 6 километрах к северо-востоку от деревни Васильевки и в 12 километрах к северо-западу от станции Боец-Кузнецов, в южной части хребта Лозовый, в распадке между двумя сходящимися отрогами западных склонов хребта, открыто городище с мощной системой оборонительных сооружений

  1   2

Похожие:

П/п Наименование объекта и описательная часть iconDecision Support System "Pilot" Наименование объекта Вид объекта: Область, район
Номенклатура листа м-ба 1: 100000 Координаты: гр градусы, -минуты Степень освоения
П/п Наименование объекта и описательная часть iconДекларация пожарной безопасности больница
Настоящая декларация составлена в отношении объекта: «Областной психиатрической больницы №3» наименование собственника объекта
П/п Наименование объекта и описательная часть iconПриложение 1
Текстовая часть включает в себя: вид нестационарного объекта торговли, местоположение, площадь места размещения объекта, основную...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconI. Наименование объекта культурного наследия федерального значения «Памятник «Слава»
Адрес (местонахождение) объекта (по данным организации, осуществляющей государственный технический учет и (или) техническую инвентаризацию...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconПеречень объектов по использованию отходов Наименование собственника наименование объекта
Иностранное предприятие «Черный Красный Белый» Общество с ограниченной ответственностью
П/п Наименование объекта и описательная часть iconСтавки транспортного налога, действующие на территории Свердловской области
Наименование объекта налогообложения единица измерения налоговой базы, на которую производятся налоговые начисления или физическая...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconВеликой Отечественной войне 1941-1945 гг
Фотографическое изображение объекта(общий вид, поэлементное ), схема фотофиксации; фотографии 10х15 см с указанием даты съемки(число,...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconI. Наименование объекта культурного наследия федерального значения «Памятник Лаперузу Жану-Франсуа (1741-1788)»
Адрес (местонахождение) объекта (по данным организации, осуществляющей государственный технический учет и (или) техническую инвентаризацию...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconI. Наименование объекта культурного наследия федерального значения Памятник «Ушковская стоянка эпоха палеолита и неолита»
Адрес (местонахождение) объекта (по данным организации, осуществляющей государственный технический учет и (или) техническую инвентаризацию...
П/п Наименование объекта и описательная часть iconНаименование документов, материалов или электронных приложений
Для предоставления водного объекта или его части на основании решения о предоставлении водного объекта в пользование
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org