Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и



Скачать 264.05 Kb.
Дата25.07.2014
Размер264.05 Kb.
ТипДокументы
Медведь на гербе города

А. К. Клитин


Бурый медведь – одно из самых колоритных и «уважаемых» животных сахалинской тайги. Непременно положительный герой русских сказок, олицетворение русской силы и добродушия. В 1992 г. он удостоился чести быть изображенным на гербе Южно-Сахалинска. Надо сказать, что случилось это с ним не впервые. Медведь изображен на гербах Ярославля, Киржача, Перми, Малоярославца, Сергача, Новгорода, Хабаровска, Берлина, и других городов, в его честь названы столицы европейских государств Берн и Берлин (дословный перевод “медведь” и “медведица"). Впрочем, во многих странах бурые медведи сохранились только в легендах и на гербах городов. Последнего медведя в Англии убили в X в., в Германии - в конце XIX в., в Литве - в 1830 г.1 На Сахалине с медведями пока все в порядке. Но, что мы про них знаем? Приоткрыть некоторые секреты медвежьей жизни и призвана эта книга.

Среда обитания. Какой он и сколько его?

В пределах Сахалинской области бурый медведь распространен на Сахалине, Кунашире, Итурупе и Парамушире. На острове Шумшу медведи встречались ещё в 50-е годы этого столетия, но активное хозяйственное освоение привело к их исчезновению на этом острове. Впрочем, есть сведения, что медвежьи следы недавно снова появились на Шумшу. Проникновение медведей на Северные Курильские острова произошло, по-видимому, с полуострова Камчатка. Капитанам рыболовных судов приходилось наблюдать медведей, переплывающих относительно узкий Первый Курильский пролив.

На Сахалине медведи населяют преимущественно долины рек в горных районах Сахалина. Весьма многочисленны они в бассейнах Пурш-Пурша, Венгери и Малой Лангери (Восточно-Сахалинские горы), а также на восточных склонах полуострова Крильон. Посещают они и водораздельные участки горных хребтов. Я встречал медведя под вершиной горы Балаган (1470 м) - третьей по высоте вершине Сахалина и на склоне горы Спамберг (1021 м). В 70-е годы сборщики брусники встречали медведицу в гольцовой зоне горы Чехова (1045 м). Посещают медведи и сомму вулкана Тятя на о. Кунашир. Но последнее случается редко и, видимо, из чистого любопытства. Поскольку ничего кроме шлаков там нет. Первые дни после выхода из берлог медведи нередко выходят на морские побережья, где питаются дарами моря. Но это самцы, самки с медвежатами стараются далеко от берлоги не уходить. В начале лета медведи нередко поднимаются в самые верховья горных ручьев в поисках свежих стеблей калужницы, которая внизу в это время уже вступает в фазу бутонизации и теряет для них свою привлекательность. Осенние визиты медведей в горы часто связаны с урожаем брусники и шишек кедрового стланика.

Изучая морфологические различия черепов, известный зоолог В.Г. Юдин2 пришел к выводу, что на Сахалине обитают как минимум 4 группировки бурых медведей (на полуострове Шмидта, в Восточно-Сахалинских и Западно-Сахалинских горах севернее перешейка Поясок, на полуострове Крильон).

Но медведи обитают и в других районах Сахалина: на Сусунайском хребте (хотя их численность здесь мала), в районе Мицульского хребта (множество свежих следов медведей я встречал в 3-10 км от поселков Синегорск и Быков), горах Вагис, на Тонино-Анивском полуострове. Степень морфологической и популяционной обособленности этих группировок пока не выяснена.

Д.В. Соколов в книге «Русский Сахалин»3, вышедшей в 1912 г. писал: «Сахалинская тайга представляет собой настоящее царство медведей, количество которых..., наверное, в несколько раз превышает количество человеческого населения. Вся тайга покрыта переплетающейся сетью медвежьих тропинок... В период хода рыбы... все берега таежных речек бывают истоптаны бесчисленными следами медведей».

Хозяйственное освоение островов привело к многократному сокращению их численности. По оценкам сахалинских охотоведов в 1959-1962 гг. на Сахалине и Курильских островах обитало 3500 бурых медведей4, в конце 60-х годов - 2500-2600 экз.5, в 1972 г - 2000 экз.6, в начале 80-х - 3000 экз.7, в 1985 г. - 2000 экз., в 1998 г – 3000-3200 экз., в 2002 г. – 3200 экз.8 Т.о. один медведь в Сахалинской области приходится на 188 жителей и назвать острова «медвежьим углом», пожалуй, было бы несправедливо.

Для сравнения численность медведей в Хабаровском крае - 6.4 тысяч, на Камчатке по разным оценкам от 10 до 19 тысяч, а во время нерестового хода лососей здесь можно одновременно увидеть до 20 этих животных. На Сахалине даже в наиболее благоприятных для его обитания районах плотность медведей редко превышает 2 экз. на 100 кв.км. Охотовед В.А.Мартынов9 в одном из своих рассказов описал ловлю рыбы около безымянного сахалинского водопада одновременно семью медведями. Наиболее богаты медведями Курильский, Охинский, Долинский, Поронайский, Смирныховский и Тымовский районы нашей области10.

Сахалинские медведи по своим морфологическим параметрам близки к медведям Нижнего Приамурья, хотя и несколько шире их в скулах. Медведь с о.Парамушир морфологически идентичен медведю Камчатки, а медведи с островов Кунашир и Итуруп - медведям о.Хоккайдо11. Размеры сахалинских медведей достаточно велики (длина тела достигает 220 см, а вес - 498 кг), но они несколько уступают медведям из юго-западного Приморья, Шантарских островов и Камчатки, в последнем районе изредка попадаются экземпляры весом до 600 кг. Тем не менее, череп не самого крупного сахалинского медведя, добытого охотником Ф. Л. Картавых в 1970 г. завоевал на выставке охотничьих трофеев в Москве первое место и по сумме баллов превзошел мировой рекорд, принадлежащий до этого Румынии12.

Среди сахалинских и особенно курильских медведей встречаются животные с редкой пепельно-серой окраской, некоторые из них обладают белой манишкой. Предельный возраст бурых медведей на Сахалине - 27-30 лет, однако после 5-летнего возраста их смертность значительно возрастает и до глубокой старости доживают единицы.

Берлога – «гнездо» бурого медведя или такова семейная жизнь

Наиболее высокая плодовитость бурого медведя (в среднем 2.3 медвежонка на одну самку) в пределах нашей области наблюдается в южной части Сахалина и на острове Парамушир. Это несколько выше, чем на Камчатке и в Сибири. На северном Сахалине, Кунашире и Итурупе она почти такая же, как у сибирских медведей (1.6-1.8 медвежонка)13. Когда я рассказал сахалинскому зоологу Г. А. Воронову о том, что дважды встречал на Парамушире медведицу с двумя медвежатами. Геннадий Александрович этому нисколько не удивился. Оказалось, что в бытность существования на острове китовых комбинатов, там не были редкостью пометы и из трех медвежат.

Только что родившиеся медвежата весят всего 500 г, а к моменту первого залегания в берлогу увеличивают свой вес в 40 раз. К 1.5 годам вес медведя достигает 150 кг.

Гон у бурого медведя начинается во второй половине июня и заканчивается в начале августа. В это время около самки можно увидеть несколько “конкурирующих” между собой самцов.

На юге Сахалина залегают в берлоги медведи в декабре, как правило, перед обильным снегопадом. Верный признак этого - свежие раскопы: выбирая наиболее приемлемое место - звери пытаются в нескольких местах рыть землю. Берлоги звери, как правило, устраивают на склоне, не выше 200 м над уровнем водотока. Как правило, это ниши под корнями упавших деревьев, зарослях кедрового стланика и лесных завалах. На Сахалине, в отличие от Восточной Сибири, в районе очень высоких снегов, выход из берлоги ориентирован на север или северо-запад14. Эту особенность устройства берлог подтверждают многие сахалинские охотники. Иначе, мол, в берлогу постоянно подтекала бы вода. Нагулявшие жир самцы иногда не утруждают себя созданием чересчур комфортных условий для зимнего сна и устраивают поверхностные лежки. Более тщательно готовятся к зимнему сну беременные самки. Охотник В.Т. Геращенко в южной части острова в 60-х годах нашел берлогу, выложенную 30-сантиметровым слоем бамбука, в которой зимовала самка с медвежонком. Изредка в одной берлоге спят сразу 2-3 медведя.

Известны случаи, когда медведи использовали под берлоги зимовья и полуобвалившиеся землянки, вытащив из них всё, что мешало спокойному отдыху15. А на Чамгинском перевале, что в 50 километрах от сахалинского поселка Ясное, снежную зиму 2003 г. медведь перезимовал в бане снеголавинной станции, предварительно затащив туда несколько одеял. Проснувшись, зверь вместо благодарности за комфортный отдых учинил у лавинщиков форменный погром: выбил рамы, снес метеоплощадку и туалет, попробовал на зуб газовые баллончики и горные лыжи.

В Восточно-Сахалинских горах медведи часто используют для зимнего сна небольшие горизонтальные пещеры в известняках. В небольших горизонтальных полостях здесь неоднократно приходилось находить подстилку из веточек кедрового стланика и клочки медвежьей шерсти. Некоторые из них расположены на высоте около 1000 м. Излишнее любопытство при обследовании отдельных карстовых полостей, имеющих вертикальные колодцы, часто приводит к гибели животных. Названия многих пещер: Мишуткина, Мишкино гнездо, Медвежьих трагедий указывают на наличие в них следов пребывания медведей. “Любовь к спелеологии” у этих животных известна и в других районах России: В Нижнеудинских пещерах на юге Сибири известный исследователь И.Д.Черский обнаружил остатки 60 медведей.

Медвежий сон не дает покоя ученым. Проспать 140-170 суток и выйти из своего жилища живым и здоровым, мало кто из живых существ на такое способен. При этом все жизненные процессы в организме медведя замедляются, поэтому сравнить такое состояние можно, пожалуй, только с состоянием «сомати» у тибетских йогинов. Многочисленные случаи зимней охоты на берлогах показывают, что разбудить, а тем более заставить медведя покинуть берлогу непросто. Тем не менее, в 80-х годах случайное прохождение группы туристов-лыжников вблизи медвежьей берлоги верховьях реки Бодьи (бассейн реки Фирсовки), заставило косолапого покинуть свое зимнее убежище.

Из-за обилия корма “шатуны” на Сахалине встречаются сравнительно редко, а обилие снега препятствует их бродяжничеству. На Южных Курилах некоторые звери вообще не залегают в берлоги, их следы были встречены в январе и феврале. Обилие рыбы , которой медведи иногда питаются до февраля-марта и как следствие этого “добродушный характер” зверей делает их непохожими на “шатунов”: медведи о.Кунашир зимой не нападают на людей и скот16.

Бурый гурман

В пищевом рационе бурого медведя преобладают растительные корма. На курильском острове Кунашир основу рационов бурых медведей составляют растительные корма, а среди них преобладают виды высокотравного комплекса: белокопытник, борщевик, медвежья дудка, симплокарпус, купырь, соссюрея Ридера. Вскоре после выхода из берлоги желудки медведей на 98% бывают заполнены корневищами белокопытника. Летом звери охотно поедают соссюрею Ридера и крапиву, а осенью - рябину, дикий виноград, орехи кедрового стланика17. На Сахалине и Итурупе звери охотно лакомятся брусникой (весной - прошлогодней), шикшей и голубикой. На Кунашире эти ягоды распространены очень ограничено. Осенью медведи охотно поедают шиповник18. В качестве глистогонного средства медведи, по-видимому, используют пихтовую хвою. В начале августа они устраивают лежки на возвышенных местах вблизи русел рек, а при появлении лососей прокладывают тропы вдоль берегов. Рыбным промыслом звери занимаются только в вечерние и утренние часы, более охотно - на небольших речках. В первые дни хода лососей взрослые животные могут поедать до 10 кг рыбы в сутки, потом начинают выедать только наиболее лакомое место - богатую хрящевыми тканями верхнюю часть головы. О природной сообразительности медведей, свидетельствует находка сотрудников Курильского заповедника, которые поздней осенью обнаружили в метре от уреза воды обустроенную медведями и старательно засыпанную листьями, тальником и песком полуметровую «яму-склад»”. В ней находилось 20 заготовленных «на черный день» кетин. В поисках пищи медведи активно исследуют приливную полосу, где под камнями находят рачков-бокоплавов, разоряют муравейники и гнезда шмелей.



Медвежьими тропами

Те, кто ходил по медвежьим тропам на Сахалине и Итурупе, знают, насколько стратегически умело бывают они проложены. На труднопроходимом восточном побережье полуострова Шмидта обход непропусков по медвежьим следам безупречен, в бамбуковых зарослях Итурупа медведи прокладывают тропы у самой бровки береговой террасы, где поросль этого злака не так густа.

В тундре следы медведей из-за привычки зверей наступать «след в след» часто напоминают следы валенок на снегу. Это, так называемые, «следовые метки», их медведи ставят задними лапами, стараясь расставлять ноги как можно шире. Аналогичные метки, заявляющие о недюжинных размерах их хозяина, я встречал на морском побережье северного Итурупа, на полуострове Шмидта, в кальдере вулкана Иван Грозный и даже на водораздельном гребне, соединяющем вершины вулканов Чирип и Богдан Хмельницкий, на высоте более 1000 м19. Прекрасно передвигаются бурые медведи и по кедровому стланику. Мне приходилось видеть «скачущих» по кедрачу мишек, создавалось впечатление, что пружинящие ветви стланика играют роль своеобразного «батута», позволяющего им совершать гигантские прыжки.

Особую роль в обмене информацией на медвежьих тропах играют так называемые «медвежьи деревья» - хвойные деревья со следами медвежьих когтей. Причем ставит их медведь и передними и задними лапами. Это своеобразная визитная карточка зверя, сообщающая о его возрасте, росте, готовности к размножению и положению в «табели о рангах».



Медведь и Человек. Жестокие людские забавы

Свои ощущения, побывав под смертельно раненым медведем, описал Л.Н.Толстой. В большинстве случаев основной причиной нападения медведя на человека является защита своего корма20. Вблизи населенных пунктов и временных жилищ человека спровоцировать нападение могут пищевые отходы, помойки, закапывание рыбы в качестве удобрения на садовых участках. Вот почему в местах отдыха на природе необходимо соблюдать чистоту. Привлечь зверя, обладающего превосходным обонянием, может даже пустая консервная банка. В следующий раз в ожидании подкормки он вновь придет сюда, и рано или поздно это может обернуться трагедией.

Другая причина - провоцирование нападения со стороны человека (неудачный выстрел, преследование раненого зверя без собаки и др.) На Камчатке погибло два известных фотографа медведей Мичио Хошино и Виталий Николаенко. В обоих случаях имело место приближение к медведю на критическое расстояние. При попытке спастись бегством людей, встретившихся с медведем, у зверя может появиться инстинкт преследования. Одной из причин несчастных случаев может быть и случайный близкий контакт со спящим медведем (а спит он днем и довольно крепко), который зверь воспринимает как нападение.

Б. П. Завацкий21 анализирует опыт 621 личной визуальной встречи с медведем в енисейской тайге. В 84% всех случаев медведь спасался бегством, бросаясь в противоположную сторону. При неожиданной встрече зверь настолько пугался, что оставлял за собой полосу жидких экскрементов. В 15% случаев зверь рассматривал человека, делал попытки приблизиться и вставал на задние лапы или проявлял полное безразличие. И лишь в четырех случаях медведь нападал на человека. Это был либо тяжело раненый зверь, или медведь-калека, самка с медвежатами, медведи во время гона. Даже самки с медвежатами далеко не всегда пытаются защитить своих детенышей. Из пяти случаев Завацким это было отмечено только один раз.

С 1955 по 1971 гг. отстрел медведей на Сахалине поощрялся выплатой премий. С 1933 по 1971 гг. на заготпункты области было сдано 2535 шкур медведей, в 60-х годах его реальная добыча превышала 100 экз. в год22. В. Г. и Г. А. Вороновы приводят беспрецедентные факты отстрела медведей, когда за несколько часов «охоты» с вертолета в горах Сусунайского хребта уничтожали до пяти медведей, а со шлюпки на побережье Итурупа – до шести животных23. Некоторые охотники убивали за месяц до 20 зверей. Итоги подобных «мероприятий» хорошо известны: на Сусунайском хребте медведи были практически уничтожены, а их численность на Итурупе с 1962 по 1968 гг. снизилась с 530 до 300 экз.

В наше время лук, стрелы и рогатину заменило нарезное и автоматическое оружие, петли из металлического троса. Убивают медведей главным образом из-за желчи. Несколько раз мне приходилось встречать в тайге и на морском берегу трупы животных с вырезанными желчными пузырями. На Итурупе и Шантарских островах широко распространен варварский метод добычи - стрельба по вышедшему к зоне морского прибоя зверю с мотоботов. Риска для стрелка при этом никакого, зато подранки появляются в трех случаях из четырех. Добытая желчь нелегально вывозилась на промысловых судах в страны Юго-Восточной Азии, преимущественно - в Южную Корею. Вспоминаю, как в 1992 г. в корейском порту Пусан в одном из многочисленных магазинчиков, предназначенных для русских моряков, продавец, выходец с Сахалина, радостно потирая руки, сообщил: «Ваш пароход пришел, 40 штук желчи привез. Надо брать». Правда, в последнее время спрос на желчь сахалинских медведей снизился. Причина – большой рынок медвежьей желчи в Китае. Для этих целей там содержат в неволе более 30 тысяч медведей.

Иногда сахалинские охотники используют плененных и опутанных веревками медведей для натаскивания собак. Жестокие эти забавы, в которых сопротивление дозволяется только в минимальных дозах, обычно заканчивается медленной и мучительной смертью жертвы. Весьма распространена на Сахалине добыча медведей с помощью петель-удавок из стального троса, устанавливаемых вблизи медвежьих троп. В жаркое время года обычно уже через сутки погибший в петле медведь становится непригодным в качестве охотничьего трофея, поэтому в большинстве случаев жертва бросается забавы ради. «Весь остров буквально опутан проволокой. Петли выставляют даже школьники. Многие охотники, поставив петли, не проверяют их месяцами, звери в них пропадают, а иногда в петли попадаются домашние животные» - сообщал А. Велижанин об охотничьих нравах на Итурупе. Впрочем к настоящей охоте этот метод добычи медведей никакого отношения не имеет.

Обилие рыбного и растительного корма, мозаичное распространение копытных животных (северного оленя и кабарги) в фауне Сахалина и, как следствие этого, нехищный образ жизни обусловили спокойный нрав сахалинских и курильских медведей. Известный сахалинский зоолог В.Г. Воронов, ссылаясь на свой 25-летний стаж работы, отмечает, что за это время не было зарегистрировано ни одного случая неспровоцированного нападения медведя на человека. Он же приводит опыт охотника А.К. Малыгина, убившего 150 медведей, и только дважды получившего отпор от преследуемых им зверей24.

Ихтиолог С.С.Макеев, ежегодно при обследовании нерестилищ горбуши на полуострове Крильон 25-40 раз встречался с медведями. Их угрожающее поведение он отмечал примерно в 5% случаев. Как правило, это происходило при невозможности разойтись со зверем на ограниченном пространстве медвежьей тропы (наличие береговых обрывов или других препятствий) или при встрече с медвежьим семейством. Угрожающее поведение заключалось в фырканье, рычании, в ряде случаев - характерном движении боком медведицы на человека.

Тем не менее, известны случаи нападения сахалинских и курильских медведей на людей. В книге А. Чехова сохранились такие строки на эту тему «Остров Сахалин»: «В прежнее время медведь не обижал людей и домашних животных и считался смирным, но с тех пор, как ссыльные стали селится по верховьям рек и вырубать тут леса и преградили ему путь к рыбе, которая составляла его главную пищу, в сахалинских метрических книгах и в “ведомости происшествий” стала появляться новая причина смерти - “задран медведем”, и в настоящее время медведь уже третируется, как грозное явление природы, с которым приходится бороться не на шутку»25.

Одной из причин нападения медведя на человека может быть потеря некоторыми особями страха перед человеком, что, по мнению В. Пажетнова26, может распространиться среди других особей популяции через подражательную реакцию и обучение молодняка. В этом отношении отстрел медведей, по его мнению, неизбежен и необходим.

Но убить медведя наповал способен только профессионал, в тоже время опытных охотников-медвежатников в области остались единицы. Применение же оружия по каждому поводу и без повода ведет лишь к увеличению числа подранков, которые представляют немалую опасность для человека. Такие звери, часто лишенные возможности нормально добывать себе пищу, иногда сами ищут встречи с человеком.

Иллюстрацией к сказанному может послужить нападение в 1986 г. кормившейся отходами на бойне медведицы на В.П. Битюга. Нападение произошло на окраине Южно-Курильска всего в 400 м от дома пострадавшего. В 2002 г. на севере Кунашира медведь без всякой причины напал на специалиста по цунами А. Харламова. В том же году с охотоморской стороны Кунашира разъяренная медведица загнала на деревья рыбаков, пытавшихся поставить невод на мысе Докучаева27. Вулканолог А. Кораблев, описывая свои ощущения от удара медвежьей лапы, полученного им в бухте Медвежьей на о.Итуруп, говорил мне, что это аналогично «удару доской сороковкой».

Безусловно, почувствовать себя наедине с дикой природой приятно каждому, но даже выехав за грибами или на рыбалку, следует проявлять выдержку и осторожность. Так как же вести себя, если вы повстречали медведя? Прежде всего – не делать резких движений. Постарайтесь мирно разойтись со зверем. Самое лучшее это пятиться назад, при этом не стоит поворачиваться и отводить взгляд. В противном случае вы признаетесь, что вы слабее и, представьте себе, большинство животных это чувствуют. Десять лет я таскал с собой фальшфейер, но воспользоваться им так и не пришлось. Решил лишнюю тяжесть больше с собой не брать. На самом деле фальшфейер – эффективное средство против медведя. Да и уверенности с ним становится больше. Но лежать он должен так, чтобы на приведение его в боевую готовность ушла секунда. Помимо этого в продаже появились баллоны с крайне неприятным для медведей звуковым сигналом, напоминающим паровозную сирену. В солнечные дни медведи наиболее активны в утренние и вечерние часы. Если не хотите повстречаться с косолапым, постарайтесь реже появляться в его угодьях в это время. Внезапные встречи на коротких дистанциях (например, в сахалинском крупнотравье) и встречи со спящим зверем поможет предотвратить взятый с собой в лес колокольчик или обычный свисток.



Мои встречи с бурым медведем

Увидеть медведя в сахалинской тайге непросто. В большинстве случаев зверь чувствует человека и старается уйти или наблюдает за ним, не выдавая своего присутствия. Из чистого любопытства. Если бы он хотел напасть на человека, то сделал бы это без особого труда. При той скорости и шестиметровой длине прыжка, на которую способны медвежьи лапы, человек для него был бы весьма легкой добычей. Но к счастью это не так, медведи стараются избегать контактов с людьми.

Мой собственный опыт встреч с бурым медведем невелик - около 30 случаев, во всех из них медведь в конечном итоге либо спасался бегством, либо уходил с чувством собственного достоинства. Надеюсь, что детали некоторых из этих встреч, будут интересны читателю.

В 1986 г. в среднем течение реки Мелкой молодой медведь пошел нам навстречу, наполовину перешел реку и приблизился метров на восемь. Затем встал на задние лапы, и как показалось, с любопытством потянул ноздрями воздух. «Стойка на задних лапах» является характерной ориентировочно-исследовательской реакцией бурого медведя на появление незнакомого предмета. Теоретически дальнейшее его поведение трудно предсказуемо: он может убежать, а может и атаковать. Наш медведь сделал характерное движение лапами («всплеснул»), развернулся и исчез.

В 1990 г. на южном, непосещаемом людьми, побережье залива Доброе Начало (о.Итуруп) вблизи мыса Кабара мы встретили медведицу с черным медвежонком-сеголетком. Медвежонок, не скрывая своего любопытства, пытался подойти поближе. Медведица шла параллельным курсом в 20 метрах выше по склону морской террасы, высунув голову из зарослей белокопытника. Мы поспешили разойтись с опасным семейством, никаких провокационных выпадов со стороны медведицы не последовало.

В 1993 г. в северной части о.Итуруп, в среднем течение реки Славной, обходя по воде скалистый выступ берега, почти «нос к носу» столкнулся с небольшим медведем, что-то внимательно рассматривающим в воде. Расстояние между нами не превышало двух метров. Медленно, не поворачиваясь, пришлось сделать несколько шагов назад. Когда я и мои спутники, «вооруженные» фотоаппаратами и фальшфейером, выглянули из-за скалы там естественно уже никого не было. О реальности происходящего напоминали только мокрые следы на камнях и примятые стебли бамбука.

В 1998 г. в верховьях реки Пурш-Пурш, обернувшись, увидел, что на меня бежит крупный медведь. Зверь шел вниз по реке (что было легко проследить позже по цепочке свежих экскрементов), перешел через ручей Скальный, здесь заметил меня первым, пробежал мимо рюкзака и, резко изменив курс, ушел вверх по склону. Испугаться я не успел, все длилось доли секунды, но понял, что столкнувшись вот так нос к носу с медведем даже при желании ничего не успеешь предпринять.

В течение одного дня в августе 1999 г. на тихоокеанском побережье Кунашира (заповедник «Курильский») я со своим спутником Виктором Шахматовым встретил пять медведей. В этот день на берегу реки Тятина дистанция между нами и стоящим на задних лапах медведем составила всего 15 м. Тем не менее, все звери при виде человека достойно, но как правило, не торопясь и в вразвалочку чинно удалились. Фото одного из них привожу в альбоме. Такое поведение зверей характерно для мест, где охота на зверей не ведется в течение многих лет и из генетической памяти животных постепенно уходит страх перед человеком. Остановившись на обед в устье р.Тятина, мы заметили медведя, шедшего по нашему берегу вниз по реке. Заметив нас, тот принял вертикальную стойку и позволил подойти к себе на десять метров, после чего зашел в высокотравье и снова стал в стойку. Видно было, как изо рта зверя капает слюна.

Буквально через 10 минут мы заметили очередного медведя, который переходил через реку на нашу сторону. Заметив людей, он вернулся на «свой» берег, в 60 м от нас отобрал у чаек выброшенную морем горбушу, и как ни в чем не бывало, с добычей в зубах ушел в прибрежные заросли.

Рано утром в августе 2004 г. сонный уют моей палатки в бухте Крашенниникова на Парамушире нарушили истошные вопли чаек. Время шло, а чайки не унимались. Выглянул из палатки и увидел, что к речке подошла медведица с двумя уже довольно крупными медвежатами. Пока они исследовали речку на предмет возможности рыбной ловли, вставил в фотоаппарат пленку-восьмисотку и навернул телевик. Снимать на пленку с меньшей чувствительностью в восемь утра и в условиях плохой погоды рискованно. Пока наворачивал телеобъектив, медведица исчезла, медвежата по-прежнему ходили по берегу реки. Неожиданно мамаша вышла из зарослей крупнотравья всего в трех метрах от меня. Голова ее была пригнута к земле, мокрая шерсть висела бурыми космами. Такое поведение не предвещало ничего хорошего. Не разу за двадцать лет мне не приходилось убегать от медведя, но здесь впервые показал медведю спину. Подхватив фотоаппарат, перемахнул через груды плавника и сбежал вниз к морю по галечному откосу. Причем сделал это сугубо инстинктивно, поскольку времени на размышления не было. Уже позже вспомнил, где-то вычитанное в детских рассказах наблюдение о том, что медведи вниз бегают гораздо хуже, чем вверх. Но медведица и не думала меня преследовать. Поняв, что мой фотоаппарат не представляет для ее детей никакой опасности, она необычайно довольная содеянным (удовлетворение буквально струилось по ее морде) немного попозировала, позвала какими-то только медведям понятными жестами медвежат и все семейство с чувством достоинства удалилось обратно в заросли. При этом, находясь в моем лагере, рядом с продуктами, медведи не тронули ничего.

В августе 2005 г. я пересекал полуостров Крильон в его самой южной узкой части. Спустился к руслу реки Замирайловки по ее крутому левому борту и тут же увидел черного медведя, который ловил в речке горбушу. Медведь место рыбалки покинул и тут же скрылся в крупнотравье. Спустя полтора часа появление второго медведя буквально предугадал по треску сучьев и бамбуковых стеблей под его лапами. Слух в лесу очень важный инструмент и любые незнакомые звуки надо уметь выделять из множества обычных, таких как журчание воды или шлепанье рыбьих тел о воду. И действительно вскоре из зарослей показалась медвежья морда. Посмотрела на меня укоризненно и скрылась обратно.

На следующий день, перевалив через водораздел Южно-Камышевого хребта, я спускался вниз с перевала по реке Петровке. Километра три не доходя до устья я перешел завал, ниже которого горбуша стояла стеной. В речке замор и, видимо, начался он уже давно, идти мне приходилось буквально по рыбьему кладбищу. Через 15 минут замечаю впереди черную медвежью задницу. Спешно делаю несколько шагов назад за поворот, достаю фотоаппарат и навинчиваю на него телевик. Когда опять выхожу вперед, медведя там уже нет. Неожиданно сверху до меня донеслось чье-то отчаянное пыхтение. Оказалось, что мой медведь, несмотря на свой не менее чем 100-киллограмовый вес залез от меня на дерево. Обычно взрослые медведи по деревьям лазить перестают. Но этот, видимо, еще не до конца отделался от юношеских воспоминаний. Сфотографировал его. Залез он по пихте метра на четыре. Видимо, тяжело это ему далось, поскольку вскоре он просто свалился вниз в пяти метрах от меня и рванул вверх по склону. Благоразумие одержало победу над детскими медвежьими иллюзиями. Уже позже в «Таежном тупике» Василия Пескова прочитал, что медведи именно таким образом и спускаются с деревьев. Получается это у них быстрее, чем «падает кора с дерева».


Культ бурого медведя

Культ медведя до недавнего времени сохранялся у немногочисленных палеоазиатских, угрофинских народностей и айнов, населяющих огромную территорию от Финляндии и Кольского полуострова до Сахалина и Приморья. Медвежья шкура была неизменным атрибутом шаманов у юкагиров, его изображение присутствовало на родовых гербах северо-американских индейцев28, а у сахалинских нивхов старательно украшенные головы убитых медведей хранились в специальном амбаре, являющемся своеобразной святыней рода29. Гольды и эвенки оберегали голову медведя от собак и старательно вешали ее на дерево. Айны хранили черепа медведей рядом с жилищем и, чтобы заслужить расположение духов гор, время от времени «угощали» их водкой и различными блюдами30. Нивхские охотники носили амулеты-фетиши со стилизованным изображением медведя или медвежьи когти, которые должны были обеспечить им удачную охоту31.

Почтение и страх перед медведем у большинства народов северного полушария не позволяли называть этого зверя его настоящим именем, а только - иносказательно: “медведь” (ведающий мёд), “топтыгин”, “косолапый” - у русских, “черный зверь” - у эвенков, “горный гиляк” - у нивхов, “старик”, “дедушка” - у юкагиров.

Незнакомому с религиозным мировоззрением населяющих Сахалин нивхов, ороков и айнов бросается в глаза его внешняя противоречивость: обожествление этими народами медведя и его 2-4 летнее выращивание в деревянной клетке, а в ряде случаев даже вскармливание грудью малолетних медвежат, сочеталось с торжественной церемонией его последующего убийства и даже истязания на медвежьем празднике. Согласно представлениям айнов, отправляясь в страну людей, боги принимают звериный облик, освободится от которого они без помощи людей не могут. Поэтому лишение медведя - посланника Пал Ызна жизни у этих народов под разряд убийства никак не попадало.

До нас дошли прекрасные описания медвежьего праздника – «иоманде» у сахалинских айнов, выполненые исследователями Л.И.Шренком, Б.О.Пилсудским32, Л.Я.Штернбергом, Б.А.Жеребцовым33. Медвежий праздник сохранился у многих сибирских народов: эвенков, кетов, селькупов, обских угров, а также у саамов и финнов34. Любопытно, что обряды и мифология праздника сходны у народов, часто удаленных друг от друга на десятки тысяч километров.

В пещере Медвежьих трагедий, расположенной в Смирныховском районе области на склонах горы Вайды, было найдено около 20 скелетов и отдельно лежащих черепов бурых медведей. Однако в ней нет вертикальных колодцов, способных привести к падению и гибели животных. Предполагают, что здесь располагалось одно из мест культовых обрядов аборигенов Сахалина35.

Несмотря на большую ценность медвежьего мяса как источника животных белков, айны, вопреки психологии современных сахалинских охотников, не злоупотребляли охотой на медведя. Например, айны, населяющие побережье залива Делангля (Татарский пролив), употребляли в пищу медвежье мясо только 2-3 раза в год, совершая при каждом убиении своеобразный поминальный обряд36. Раненый медведем охотник, имевший по их представлениям контакт с духом гор, окружался почетом и уважением со стороны сородичей до момента полного своего излечения.

Англичанин Чарльз Хоуз, путешествующий по Сахалину в 1901 г. приводит нивхское сказание о вселенском потопе, во время которого медведь перевез охотника на своей спине к горным вершинам, где спасались от наводнения другие такие же охотники.

Отдельная тема археологии - тотемный брак женщины и медведя, нашедший отражение во многих сказках народов Нижнего Амура, Сахалина и Охотского побережья37. Аналогичные по содержанию легенды сохранились у североамериканских индейцев38. Согласно некоторым из них женщина провела зиму в медвежьей берлоге. Следствием этого является существующие у удегейцев запреты на употребление женщинами мяса медведей и использование ими медвежьих шкур в качестве постели39.

Впрочем, отголоски медвежьего культа, благодаря тесным контактам с угро-финскими племенами, по-видимому, существовали и у древних славян. Подтверждение этого - эпизод кормления медведя, запечатленный Епифанием Премудрым в житие Сергия Радонежского в начале ХV века1 и некоторые негласные “табу”, соблюдавшиеся при подготовке к охоте, и сохранившиеся в ряде мест до нашего времени. На медвежью охоту русские охотники собирались тихо, никого не посвящая в свои планы, по пути избегали идти по деревенской улице, домашним запрещалось смотреть вслед уходящим. О мифической тайной связи русских женщин с медведем написал Иван Бунин в рассказе «Железная шерсть»: «Медведь - он и зверь и не зверь, недаром верят у нас, что он может, да только не хочет говорить».

И все же почему у многих народов медведей обожествляли? Во-первых, известна, вероятно, врожденная, удивительная способность медведей к пространственной ориентации. Неоднократно отмечалась способность медведя к самооценке ситуации и выбор единственно правильного решения при разорении пасек и потравах посевов овса. Все это свидетельствует о существовании в поведении медведей элементов рассудочной деятельности. Способность вставать на задние лапы, лазание по деревьям, обустройство подобно человеку примитивных “жилищ” (берлог) привело к тому, что в мифах многих народов медведь описывается как человек одетый в толстую шубу40.

Сохраним

Ещё несколько десятилетий назад бурый медведь в России был на грани вымирания. И только ограничение охоты, всеядность и более высокий, чем у других хищников, «интеллект» привел к его сохранению на большей территории страны. На Сахалине численность медведей в течение последних десятилетий оставалась на относительно высоком уровне. И, тем не менее, освоение новых территорий, вырубка лесов, лесные пожары и утрата нерестилищ лососевых уменьшают площади пригодных для обитания медведей территорий и ухудшают кормовую базу животных. В этой связи создание в одном из самых медвежьих регионов Сахалина - бассейнах рек Венгери и Пурш-Пурш заказника «Восточный» позволит поддерживать относительно высокую плотность заселения медведями этой территории.





1 Спустя три с половиной столетия (1892-1897 гг.) этот эпизод из жизни святого был изображен на картине М.В.Нестерова “Юность Сергия Радонежского”.

1 Устинов С.К. Год и вся жизнь медведя. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство. 1987. 128 с.

2 Юдин В.Г. Особенности морфологии бурого медведя Дальнего Востока // Медведи в СССР. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1991. С. 219-232.

3 Соколов Д. В. Русский Сахалин. М. 1912.

4 Воронов В. Г., Воронов Г. А. Хозяйственное использование медведей Сахалина и Курильских островов // Экология, морфология, охрана и использование медведей (Материалы совещания). М.: Наука, 1972. С. 26-28.

5 Воронов В. Г. Млекопитающие Курильских островов. Л.: Наука, Ленинградское отделение. 1974. 164 с.

Вшивцев В. П. Некоторые сведения о буром медведе Сахалинской области и прилежащих территорий // Экология, морфология, охрана и использование медведей (Материалы совещания). М.: Наука. 1972, С.29-31.



6 Воронов В. Г., Воронов Г. А. Некоторые предложения по упорядочению охоты на медведя Сахалина и Курильских островов // Экология, морфология, охрана и использование медведей (Материалы совещания). М.: Наука, 1972, С.28-29.

7 Здориков А., Алексеев А. Мишка, не набей себе шишку // Хрестоматия по физической географии Сахалинской области. Ю-Сахалинск: Издательство ЮСГПИ. 1994. С. 84-85.

8 Костин А.А., Еремин Ю.П. Бурый медведь (Ursus arctos) на Сахалине и Курильских островах // Вестник Сахалинского музея. № 11. 2004. С. 366-375.

9 Мартынов В.А. Сахалинские тропы. Записки охотоведа. Южно-Сахалинск. Дальневосточное книжное издательство. Сахалинское отделение. 1990. 128 с.

10 Еремин Ю.П. Современное состояние охотничьих ресурсов и их эксплуатация в Сахалинской области// Вестник Сахалинского музея. № 11. 2004. С. 355-365.

11 Кузнецов Б.А. Охотничьи и промысловые звери Курильских островов // Пушные богатства СССР. М. 1949.

Клумов С.К. Промысловые животные Курильских островов // Охрана полезных зверей, 1960.



12 Пашковский Л., Картавых Ф. Медведь на Сахалине // Охота и охотничье хозяйство. №5. 1975. С.18-20.

13 Воронов В. Г., 1974; Кривожихин А. И., Дунишенко Ю. М. Об использовании ресурсов бурого медведя в Сибири и на Дальнем Востоке// Экология медведей. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение. 1987. С. 51-56.

Юдин В.Г. Сахалин и Курильские острова // Медведи. Бурый медведь, белый медведь, гималайский медведь. Размещение запасов, экология, использование и охрана. В сб.: «Промысловые животные России и прилегающих стран и среда их обитания». М. Наука. 1993. С. 403-419.



14 Устинов С.К.,1987.; Костин А.А., Еремин Ю.П., 2004. Указ. соч.

15 Перовский М.Д. Медведи острова Кунашир // Охота и охотничье хозяйство. 1988. №2. С.12-13.

16 Воронов В.Г. , 1974 указ. соч.; Перовский, 1988. Указ. соч.

17 Перовский М.Д. Морфология и экология бурого медведя о.Кунашир // Медведи в СССР, Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1991. С.233-241.

18 Вшивцев В.П. , 1972. Указ. соч.

19 Клитин А. К. Заметки о буром медведе Сахалина и Курильских островов // Вестник Сахалинского музея. Южно-Сахалинск. . № 5. 1998. С.271-280.

Клитин А. К. Субъективные заметки о бурых медведях Сахалина и Курильских островов // Охота. № 10. 2004. С. 6-11.



20 Здориков А., Алексеев А., 1994. Указ. соч.

21 Завацкий Б.П. Поведение бурого медведя при встрече с человеком // Экология медведей. Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1987. С.153-157.

22 Беньковский Л. М. Некоторые материалы по экологии сахалинского медведя // Экология, морфология, охрана и использование медведей (Материалы совещания). М.: Наука. 1972. С.10-13.

23 Воронов В. Г., Воронов Г. А. 1972. Указ. соч.

24 Воронов В. Г., 1974, Указ. Соч.

25 Чехов А. П. Остров Сахалин. М.: Советская Россия. 1984. С. 249.

26 Пажетнов В. С. Медведи в СССР: состояние популяций // Охота и охотничье хозяйство. 1988. № 2. С.10-11.

27 Очеров П. Медведица навела порядок// Советский Сахалин. 9.08.2002.

28 Кондратенко А.П., Прокофьев М. М. Проблемы этнической антропологии, археологии и этнографии айнов. Часть III. Алеуты и айны. Препринт. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО АН СССР, СО ВФК, ОИСиКО, 1989, 40 с.

29 Крейнович Е.А. Нивхгу. М. 1973.

30 Хоуз Чарльз. На восточной окраине. Южно-Сахалинск: Сахалинское книжное издательство. 2003. 356 с.

31 Роон Т. П. Система промысловых культов в традиционной культуре нивхов// Краеведческий бюллетень. № 2, 1993 г. С. 89-103.

32 Пилсудский Б. О. Тексты нивхов (из неопубликованного научного наследия) // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. № 4, 1995. С.124-150.

33 Материалы исследований Б. А.Жеребцова по этнографии айнов Южного Сахалина (1946-1948). Препринт. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО АН СССР. 1988. 140 с.

34 Васильев Б. А. Медвежий праздник // Советская этнография. 1948, № 4. С. 97-98.

35 Горбунов С. В. Загадки горы Вайда // Советский Сахалин. 14.09. 1989.

36 Онуки-Тирни Э. Айны северо-западного побережья Сахалина // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, № 2, 1996. С.57-105.

37 Арсеньев В. К. Мифы, легенды, предания и сказки народов Дальнего Востока// Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. № 3, 1995 г. С.163-182, №1, 1996, С.166-167.

Пилсудский Б. О., 1995. Указ. соч.



38 Васильевский Р.С. По следам древних культур Хоккайдо. Новосибирск: Наука, Сибирское отделение. 1981. 174 с.

39 Арсеньев В. К. 1996. Указ. соч.

40 Островский А. Б. Тело человека и тело зверя (на материалах медвежьего культа у народов Сибири и Дальнего Востока) // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. № 4, 1992. С. 53-62.





Похожие:

Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconРассказ о моте. Узники на заклание или российская федерация 21-го века есть такой медведь тянь-шаньский бурый, его еще называют тянь-шаньский белокоготный, т к. у него на лапах светлые когти. Это некрупный медведь
Для этого выворачивает трухлявые пни и и камни. Не отказывается от падали. А если сыт, может прикопать свежатину, чтобы протухла,...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и icon"Заповедники России"
Из животных характерны – марал, лось, кабарга, сибирский козерог, косуля, бурый медведь, соболь, барсук, белка, бурундук, колонок,...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconАрифметика Балу
Балу, ленивый бурый медведь, который обучает волчат Закону Джунглей. Он может бродить, где ему вздумается, потому что ест одни только...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconМедведь и лиса
Бродил однажды медведь по тайге. За­хотел он пить и отправился на маленькое озеро. Пришёл к озеру, стал пить. Вдруг увидел карася...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconСегежа костомукша (вторник,пятница,воскресенье) из Костомукши в 06. 30 от остановки рестаран Медведь из Сегежи в 13. 00 от автовокзала
Костомукши в 02. 00 от остановки рестаран Медведь (к прибытию поездов: Мурманск – Москва, Мурманск – Вологда)
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconСказка в двух действиях по мотивам русских народных сказок
Звериная сторона. Чисто поле. Сидят на бревнышке волк да медведь, лиса да заяц. Друг к дружке поближе жмутся – косточки греют. Волк...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconУрок чтения И. А. Крылов "Трудолюбивый медведь" Цели урока: Познакомить учащихся с произведениями И. А. Крылова, с басней "
Познакомить учащихся с произведениями И. А. Крылова, с басней "Трудолюбивый медведь", расширять читательский кругозор
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconПитание бурого медведя тихоокеанскими лососями на реке кроноцкая, камчатка
Серёдкин И. В., Пачковский Дж., 2006. Питание бурого медведя тихоокеанскими лососями на р. Кроноцкая, Камчатка // Бурый медведь Камчатки:...
Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и iconСценарий тематического праздника по мотивам мультфильма «Маша и медведь»

Медведь на гербе города А. К. Клитин Бурый медведь – одно из самых колоритных и icon23 (17. 00) Медведь 24 (12. 30 и 16. 00)
Кукольный спектакль «Хрустальная сказка» по сказке «Золушка» Ш. Перро. Театр
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org