Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике



Скачать 405.95 Kb.
страница1/2
Дата25.07.2014
Размер405.95 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2


На правах рукописи

РАХИМБИРДИЕВА ИЛЬМИРА МУХАРЯМОВНА




СОВРЕМЕННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОНЯТИЯ ЗВУКОВОГО ЗАКОНА В ГЕРМАНИСТИКЕ

(ПРИМЕНИТЕЛЬНО К НЕМЕЦКОМУ ЯЗЫКУ)

Специальность 10.02.04 – германские языки



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пятигорск – 2011

Работа выполнена на кафедре немецкой филологии

в ФГБОУ ВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук,

профессор

Литвинов Виктор Петрович
Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор



Правикова Людмила Владимировна

доктор филологических наук,

профессор

Солодовник Иван Порфирьевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Северо-Осетинский

государственный университет

им. К.Л. Хетагурова»

Защита диссертации состоится октября 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ГОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».


Автореферат разослан сентября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Л.М. Хачересова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Предлагаемое диссертационное исследование посвящено изучению современного понимания звукового закона в лингвистике на материале немецкого языка.

Проблема звукового закона как проблема истории языка в современном языкознании едва ли может считаться актуальной, поскольку она обсуждается мало. Считается, что данная проблема уже получила широкое освещение, а также много критиковалась в эпоху младограмматизма. Следовательно, по мнению многих лингвистов, здесь нечего добавить. Но, безусловно, сейчас, вследствие обновления науки в XX веке, в свете пересмотра самих основ научного познания, актуальной является проблема общенаучного понятия закона. В нашем исследовании мы возвращаемся к понятию звукового закона на фоне понятия научного закона, ставшего проблематичным. И в этом контексте звуковые законы в истории немецкого языка обретают новую актуальность.

Объектом исследования являются звуковые законы и законообразные регулярности, имевшие место в истории развития немецкого языка.

Предметом исследования является понятие звукового закона в германистике и его интерпретация на основе методологического осмысления понятия научного закона.

Материал диссертации по замыслу не предъявляет неизвестных фактов из истории немецкого языка, но весь корпус известных в германистике фактов, учитываемых при обсуждении звуковых законов, показывается.

Автор придает значение тому, что показывае-мый материал согласуется с систематическими описаниями истории немецкого языка [Арсеньева и др., 1980; Бах, 1956; Гухман; 1983; 1986; Жирмунский, 1965а; Задорожный, 1987; Зиндер, 1965; Рабинович, 1971; Филичева, 1984; Fourquet, 1952; Geschichte der Deutschen Sprache, 1970; Göschel, 2000; Juilland, 1953; Moskalskaja, 2003; Moulton, 1962; Russ, 1982; Schunk, 2002; Wängler, 1974] и с данными исторических (этимологических) словарей [Duden, 2001; Kluge, 1975], а также лингвистических словарей [Ахманова, 1969; Бернштейн, 1996; ЛЭС, 1990; Марузо, 1960; Розенталь, 1985], и философских словарей [ФЭС, 1983; Философия: ЭС, 2004; Klaus, 1966].



Теоретической и методологической базой данного исследования послужили положения и принципы, выдвинутые в трудах отечественных и зарубежных исследователей в области сравнительно-исторического языкознания (Ф. Бопп, В.М. Жир-мунский, А. Крушевский, А. Мартине, А. Мейе, Е.Д. Поливанов, Э. Прокош, Р. Раск, G. Curtius, J. Grimm, A. Schleicher, E. Wechssler и др.); видных младограмматиков (H. Osthof, K. Brugmann, B. Delbrück, A. Leskien, H. Paul и др.); известных философов (И. Кант, Т. Кун, И. Лакатос, К. Поппер, А. Пуанкаре, Г.П. Щедровицкий, A. Chalmers, E. Husserl, W. Wundt и др.); а также работы лингвистов, разрабатывавших теоретические основы языкознания (И.А. Бодуэн де Куртенэ, Ф. де Соссюр, Л. Блумфилд, Г. Шухардт, В.П. Литвинов и др.); работы по истории немецкого языка и основ фонологии (О.И. Москальская, А.В. Десницкая, М.В. Раевский, М.И. Стеблин-Каменский, Н.С. Трубецкой, Л.Р. Зиндер, T. Bynon, A. Sihler и др.), по вопросам типологии языков и универсалий (J. Greenberg, W. Croft, Г. Хёнигсвальд, Ю.В. Рождественский и др.).

Цель настоящей диссертации заключается в методологическом осмыслении понятия звукового закона в германистике и в определении критериев данного понятия с точки зрения современной науки.

Поставленная цель определяет решение следующих задач:

1. Проанализировать появление и эволюцию понятия звукового закона в германистике.

2. Рассмотреть основные звуковые законы в истории немецкого языка.

3. Проанализировать основные звуковые регулярности в истории немецкого языка, не имеющие статуса закона.

4. Определить основные критерии понятия звукового закона в трудах младограмматиков и основные критерии критики данного понятия.

5. Установить методологический статус понятий закона и универсалии для выявления возможности замены понятия закона понятием универсалии.

6. Обосновать возможность использования понятия звукового закона в современной лингвистике.



Материалом исследования послужили около 1300 фактов звуковых регулярностей из истории немецкого языка, отобранных методом сплошного обследования этимологических словарей, а также труды ученых-языковедов младограмматического направления и их критиков, которые подвергаются осмыслению для выявления основных критериев понятия звукового закона в XIX веке. В диссертации применен исторический метод исследования проблемы.

Научная новизна исследования заключается в том, что факты истории немецкого языка берутся в связке с фактами их мыслительного освоения историками языка, а мышление историков – с учётом методологической критики их понятий.

Результаты проведенного исследования позволили обозначить основные положения, выносимые на защиту:

1. С точки зрения современной методологии вопрос о «реалистичности» научного закона беспредметен. Научный закон представляет собой теоретическое обобщение разнородных данных, в свете которого объект проявляет себя как фундаментально упорядоченный. Этим может быть оправдано метонимическое выражение, что «закон принадлежит объективной действительности».

2. Разные фонетические законы в диахронической лингвистике оправдывают названную метонимию в разной мере. Закон передвижения согласных Я. Гримма является в высшей степени удачным обобщением в исторической фонетике германских языков, а его расширение вторым передвижением в верхненемецком существенно дополняет исторический образ немецкого языка как (в этом специальном аспекте) «наиболее германского из всех германских».

3. Не следует задавать единые критерии, определяющие, какие из регулярных корреляций в истории звуков следует или не следует называть «законами». Решение принимается историком языка сообразно контексту его работы (сравнительно-историческое или историко-типологическое исследование, теоретическая новация или написание учебного пособия по истории одного языка, и прочие обстоятельства).

Теоретическая значимость работы заключается в том, что ее результаты вносят вклад в решение проблемы определения понятия звукового закона в германистике в свете обновления современной науки. Она также заключается в том, что методологическое осмысление статуса закона и его критериев в науке ведут к большему порядку в организации лингвистического знания по истории языка.

Практическая ценность результатов исследования заключается в том, что ее основные положения и выводы могут быть использованы в теоретических курсах по истории лингвистических учений, истории языка, спецкурсах по сравнительно-историческому языкознанию и характерологии немецкого языка.

Основные положения диссертационного исследования апробиро-вались на научных конференциях профессорско-преподавательского состава Астраханского ГТУ (апрель 2009, апрель 2010, апрель 2011), на XII Межвузовской научной конференции «Актуальные проблемы германистики и романистики» (Смоленск, 2009), на Всероссийской научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2009). По теме исследования опубликовано 7 статей, две из которых – в ведущих рецензируемых научных изданиях по перечню ВАК РФ.



Композиционно диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, библиографии и приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении дается обоснование актуальности темы исследова-ния, определяются подход, цель и задачи работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Звуковые законы в германистике» посвящена анализу эволюции судьбы понятия звукового закона в сравнительно-историческом языкознании. Детально освещаются основные стадии развития данного понятия в периоды сравнительного, исторического, натуралистического, а также и младограмматического периодов развития германистики. Подробно представлено описание законов Гримма, Вернера, Хольцмана и Грассмана. Также дается справка об основных законах в лингвистике. Данная глава состоит из семи разделов: 1.1. История понятия звукового закона; 1.2. Закон Гримма; 1.3. Закон Вернера; 1.4. Закон Грассмана; 1.5. Закон Хольцмана; 1.6. Справка о других законах в лингвистике; 1.7. Обобщение: В какой мере известные «законы» определяют историческую фонетику немецкого языка?

Анализ научной литературы, посвященный сравнительно-историческому языкознанию, показал, что понятие звукового закона возникло с развитием языкознания как науки. В начале XIX века создалась самостоятельная наука о языке, отделившаяся от филологии, философии и истории. Сравнительно-исторический метод, сравнивая факты родственных языков, вскрывает закономерности в развитии языка. Основоположниками сравнительно-исторического метода считаются Франц Бопп, Расмус Кристиан Раск, Якоб Гримм и Александр Востоков.

Следует отметить, что именно Франц Бопп первым стал употреблять выражение «звуковой закон». От термина «правило благозвучия» (Wohllautsregel) Бопп перешел к термину «закон благозвучия» (Wohllautsgesetz) и от него – к термину «звуковой закон» (Lautgesetz). Кроме того, Франц Бопп использует такую терминоло-гию, как «организм», «расчленение», «механические и физические законы»; выдвигает вопрос об «анатомии», «физике» и «физиологии» языка. В работе мы придерживаемся точки зрения, что это было в большей мере простое использование “удобной” терминологии [Амирова и др., 2006, с. 275]. Применяя подобные аналогии, Франц Бопп стремился объективно разрабатывать языкознание как точную по своим методам и конкретную по своему содержанию науку [Десницкая, 1984а, с. 125], поскольку на тот момент языкознание еще не обладало собственной терминологией, кроме грамматической.

Еще одним важным событием, оказавшим существенное влияние на закрепление понятия звукового закона в лингвистике, стало открытие Р.К. Раском, а затем и детальная разработка Я. Гриммом первого передвижения согласных в германских языках, именуемого в истории языка «законом Гримма».

Слово «закон» у Ф. Боппа – еще не термин, не выражает сложившееся понятие, а выступает знаком претензии новой лингвистики на научность. Едва ли можно сомневаться, что и до Боппа какому-нибудь автору приходила на ум мысль о «законах языка», потому что о «законах природы» начали говорить еще в Средние века, а наука Нового времени склонна была все научные предметы брать в манере «природы». С Якобом Гриммом «закон» утверждается как принципиальное понятие истории языка. При этом важно, что все последующее историческое языкознание понимало его как историческую новацию.

В реферируемой диссертации отстаивается позиция, что Я. Гримм основал германистику как особую область лингвистики, и в этом контексте закон германского передвижения согласных был демаркацией объекта, как и второе передвижение, в свою очередь, было демаркацией южнонемецкого, как его частного случая. Мы считаем, что не Бенратская линия, которую позднее пытались точно определить диалектологи и которая оказалась недостаточно определенной, а именно передвижение согласных было и остается реальным различителем языков – в одном случае германского ареала против прочего индоевропейского, в другом – южнонемецкого против прочего германского. Есть, таким образом, реальная понятийная связь закона Гримма и научной германистики, основанной Гриммом и центрированной на немецком языке.

«Закон Гримма», таким образом, вписывается в разнородные смысловые контексты: в притязание языкознания на статус истинной науки, с одной стороны; в определение научно-филологического предмета германистики, с другой.

Следующим этапом развития сравнительно-исторического языкознания стала разработка собственно исторического метода Августом Шлейхером, который известен в истории лингвистики как основоположник натуралистического метода. Возникновение и развитие данного направления как определенной философии языка связано с бурным развитием в Европе в середине XIX века естественных и точных наук. Шлейхер занимался общими проблемами индоевропейских языков, стремился к тщательному исследованию живой речи, занимался германскими, славянскими и балтийскими языками в их сравнительно-историческом и типологическом аспектах. Однако натуралистические воззрения Шлейхера подвергались жестокой критике на протяжении всего позапрошлого века. Принято считать, что огромное влияние на научную деятельность А. Шлейхера оказала теория Ч. Дарвина о происхождении и изменении видов. И «в связи с этим принято говорить о “биологической концепции языка”, о “метафизическом натурализме”, о “вульгарном материализме” Шлейхера и в целом квалифицировать его подход к языку как ряд наивных заблуждений» [Десницкая, 1984b, с. 239].

Шлейхер ставил перед собой задачу реконструкции индоевропейского праязыка, беспрецедентную в языкознании и в науке вообще; в частности, Дарвин не ставил вопрос о «праорганизме» [Haeckel, 1953, с. 52]. При помощи гипотетико-дедуктивного метода Шлейхер попытался построить данный праязык, и как результат возникло его родословное дерево. А идея «естественнонаучности» языкознания метафорически выражала его стремление к точности и объективности методов лингвистического учения, идеей «органи-ческого» развития покрывалось признание у языка собственных внутренних закономерностей. И Шлейхер стремился к установлению всеобщих законов языка, другими словами, он стремился к точности, универсальности и ясности в лингвистике. Важно то, что в сравнительно-историческом методе он считал необходимым учет звуковых законов.

Следует полагать, что для Шлейхера признание фонетических законов было еще более необходимым, чем для его оппонентов, младограмматиков. Гипотетико-дедуктивный метод у него породил модель «родословного дерева» индоевропейских языков, а объяснение свойств отдельных диалектов, языков и групп представлялось как дедуктивно обоснованное действием фонетических законов на разных ветвях «дерева».

Следующим этапом развития сравнительно-исторического языкознания стало появление младограмматического направления в конце XIX века, в учениях которых понятие звукового закона получило свою методологическую базу и вместе с тем проблемную значимость.

Современные исследователи отмечают, что по широте распространения, обилию конкретных лингвистических работ, отработанности метода и по своему воздействию на общественно-языковую практику младограмматизм не имеет себе равных среди течений и школ языкознания XIX и начала XX веков. Сторонники данного течения обрушиваются с резкой критикой на своих предшественников. Согласно философии языка, принятой младо-грамматиками, естественноисторическое развитие языка идет через индивидуально- или коллективно-психологические отклонения, которые происходят в материальной, звуковой сфере, а также в физиологии производства звуков. В этих условиях самодвижение языка надо искать в материале речи – в звуках. Младограмматики различают понятия звуковых соответствий, как сопоставление (генетически) одного и того же звука в разных системах, и звуковых законов, как простой или сложной трансформации одного и того же звука в пределах генетически одной и той же системы.

Учение о звуковых законах получило такую глубокую детальную разработку в трудах младограмматиков в силу чисто практических потребностей уточнить методику сравнительно-исторических исследований. Но в основе столь пристального внимания к этой проблеме лежит их философская концепция: научную ценность представляют только проверенные на фактическом материале положения, из которых не должно делаться никаких выводов. И здесь явно прослеживается некоторое противоречие в мышлении младограмматиков. Ведь в отличие от Шлейхера они не видели в языке естественного, «организмического» образования и для них закон не должен был бы представлять нечто важное с методологической точки зрения, и поэтому непонятна их верность «закону». Реальность языка у младограмматиков – это реальность речевых актов у человека в конкретных ситуациях. Однако, они пытались сохранить понятие закона, отрицая его природную сущность.

Вместе с тем младограмматики упорно работали над осознанием сущности и условий фонетических изменений и созданием непротиворечивой и по возможности полной теории фонетического закона. Звуковые законы, выдвинутые младограмматиками на первый план в лингвистическом исследовании, в течение многих лет были предметом оживленной дискуссии. В процессе этой дискуссии пришлось пересматривать подход к проблеме звукового закона. Под давлением фактического материала пришлось признать, что сфера действия звуковых законов ограничивается целым рядом факторов: хронологическими и пространственными пределами, встречным действием аналогии, позднейшими иноязычными заимствованиями, различными произносительными условиями.

Что касается характера протекания звуковых изменений, то младограмматики подчеркивали незаметность, постепенность языковых изменений, которые настолько незначительны, что носители этих изменений, т.е. говорящие, даже не догадываются об их существовании. Уточнение этой проблематики стало возможным только с появлением теоретической фонологии – раздела языкознания, занимающегося анализом фонем вообще и в конкретных языках. Представители структуралистского направления, исследовавшие отношения, которые существуют внутри системы языка, предложили рассматривать не звуки, а их абстрактные типы – фонемы, и варианты этих фонем – аллофоны. В связи с этим стало возможным более детальное изучение «фонетических законов». Так, Теодора Байнон, а также Эндрю Сайлер выделяют такие звуковые законы, как слияние и расщепление (которое в свою очередь подразделяется на первичное и вторичное) [Bynon, 1981, S. 73; Sihler, 2000, p. 45-47]. Таким образом, в свете фонологии оказывается, что младограмматики, сами того не осознавая, были правы по поводу механичности и незаметности звуковых изменений. Аллофоническое варьирование совершенно автоматично, аллофоны не осознаются и не замечаются говорящими.

В реферируемой диссертации подробно рассматриваются такие звуковые законы, как закон Гримма, закон Вернера, закон Грассмана, закон Хольцмана. Данные законы описывают фонетические процессы, произошедшие в истории развития германской языковой семьи, и в частности оказавшие огромное влияние на становление фоноло-гической системы немецкого языка. Кроме того, в реферируемой работе дана информация об общепризнанных звуковых законах в лингвистике, основанная на данных Лингвистического энциклопе-дического словаря. Сюда относятся: закон Бругмана, закон Ваккернагеля, закон Гавлика, закон Даля, закон Дармстетера, закон Зибса, закон Зиверса-Эджертона, закон Иллич-Свитыча – Дыбо, закон Лахмана, закон Лескина, закон Остгофа, закон Педерсена, закон Уилера, закон Фортунатова-Соссюра, закон Шахматова, закон Ципфа.

Таким образом, на основе вышеизложенного, в настоящей работе исторический образ немецкого языка в сравнительно-историческом языкознании понимается следующим образом.

Языкознание XIX века начало формироваться в отдельную науку раньше всего в Германии. Следует отметить, что немецкие лингвисты были впереди как по количеству работающих в этой области сотрудников, так и по количеству полученных результатов. Соответственно самым изучаемым германским языком в XIX веке был немецкий язык. Существенным свойством немецкого языка является то, что он в большей мере, чем другие германские языки, подвержен действию звуковых законов. Германские языки в свою очередь характеризуются звуковыми законами в большей мере, чем другие индоевропейские языки. Достаточно сравнить два университетских введения в ту и другую филологию: [Арсеньева и др., 1980 и Алисова и др., 1987]. При сравнительно-исторической характеристике романских языков «фонетический закон» может упоминаться как традиционное для таких описаний понятие (например, в связи с «законом Дармстетера»), но оно не играет существенной роли в романистике.

Якоб Гримм, как основоположник германистики, сформулировал первое передвижение согласных, которое вошло в историю языкознания как «закон Гримма». Его представления о таком законе основывались на наблюдении троякого единства:

1) второе передвижение согласных аналогично в общих чертах первому передвижению согласных;

2) одну и ту же формулу можно применить к различным типам согласных, как то губные, зубные или гуттуральные;

3) передвижение свидетельствует о твердой последовательности основных форм, базирующейся на разделении согласных на три класса: звонкие (media), глухие (tenuis), придыхательные (aspirata). Таким образом, закон Гримма представляет собой весьма цельную теорию отношений между определенными изменениями согласных, происходящих, как правило, во взаимодействии.

Как видно, закон Гримма представляет собой не только ряд наблюдений над изменениями согласных, получившихся в результате первого передвижения, но весьма цельную теорию отношений между определенными звуковыми изменениями. Так, ученый, предположив для греч. φ θ χ современное произношение, идентифицировал их с общегерманскими f þ χ и представил все развитие как круговорот, который выглядит следующим образом: глухие согласные p t k (tenuis) переходят в придыхательные согласные φ θ χ / f þ χ (aspirata), в свою очередь φ θ χ / f þ χ (aspirata) переходят в звонкие согласные b d g (media), а b d g (media) переходят в p t k (tenuis) [Grimm, 1819, S.498-505], например:

p > f: *pə΄tēr – гот. fadar, др. сканд. faþer, др. сакс. fadar, др. в.-нем. fater «отец»

t > þ: *treies – гот. þreis, др. сканд. þrir, др. сакс. thrie, др. в.-нем. dri «три»

k > χ: *kən-/kōn- – гот. hana, др. сканд. hane, др. сакс., др. в.-нем. hano «петух»

kw> lυ: *sekw- – гот. sailυan, др. сканд. siā, др. англ. sēon, др. в.-нем. sehan «видеть»

φ = bh >b: *bher- – гот. bairan, др. сканд. bera, др. в.-нем. beran «нести»

θ = dh > d: *dhe- – гот. ga-deþs, др. сканд. dāþ, др. сакс. dād «деяние»

χ = gh > g: *ghosti – гот. gasts, др. сканд. gestr, др. в.-нем. gast «гость»

χw = ghw > gw: *ghwntjā «убийство» – др. сканд. gunnr, др. в.-нем. gund- «борьба»

b > p: и-е skəb-/skāb, лат. scabō – гот. skapjan, др. сканд. skape, др. англ. scieppan, др. в.-нем. scepfen «создавать»

d > t: и-е dekm, лат. decem – гот. taihun, др. сканд. tiō, др. англ. tīen, др. сакс. tehan, др. в.-нем.zehan «десять»

  1   2

Похожие:

Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconТрадиционная и современная интерпретация родоплеменных отношений в Пятикнижии
Для современного общества является весьма важным не только развивать современные психологические и социологические методики формирования...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconСказка «Колобок» (современная интерпретация) Действующие лица
Действующие лица: Внучок-Колобок; Дед; Бабка; Дятел-нп спектор, Медведь; Волк; Лиса; Зрители участники
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике icon21 октября – день Тверского герба и флага
Например, абстрактные понятия, имеющие, однако, очень конкретное приложение к нашей жизни. Таковы, например, понятия чести, долга,...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconКонкурс идей «Интерпретация русских народных сказок»
Номинация: Прототипы современных профессий. Интерпретация на сказку «Тимоня» носит название «Тимоня и Афоня»
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconЦифровой четырехканальный слуховой аппарат, для открытого протезирования. Частота, кГц Свойства
Кривая воспроизведения звука при настройке Влияние регулятора усиления, наивысшего усиления и уровне звукового при уровне звукового...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconЛогическая символика. Некоторые математические понятия и операции. Их интерпретация в зельеварении
Сегодняшнее занятие мы посвятим тому, что договоримся о терминологии классического зельеварения, которую будем в дальнейшем использовать...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconОсновные понятия квантовой механики
Волновая функция и ее физическая интерпретация (плотность вероятности, нормировка волновой функции, неоднозначность волновой функции...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconС 01. 07. 2012 вступают в силу изменения статьи 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе»
«Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» Федерального закона от 22. 11. 1995 №171-фз «О государственном регулировании...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconПятый СовременнаЯ западнаЯ философиЯ
Современная западная философия охватывает период с 20-х годов XIX в до сегодняшних дней. Временн ые рамки не обусловливают полностью...
Современная интерпретация понятия звукового закона в германистике iconПятый СовременнаЯ западнаЯ философиЯ
Современная западная философия охватывает период с 20-х годов XIX в до сегодняшних дней. Временн ые рамки не обусловливают полностью...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org