Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии



Скачать 266.32 Kb.
страница2/2
Дата31.10.2012
Размер266.32 Kb.
ТипАвтореферат
1   2

Во втором параграфе анализируется роль языковых контактов и терминологического заимствования в формировании русской геоморфологической терминологии. Процесс заимствования терминов из других языков характерен для всех трёх периодов развития данной терминологии. Заимствованных терминов, которые прошли сложный путь, перехо­дя из одного языка в другой, довольно много. Для терминов особенно характерен тип косвенного, опосредованного заимствования. Следовательно, в терминологиях разных языков оказалось мно­го общих для них заимствованных элементов - так называемые термины-интернационализмы: конти­нент (из лат.), терраса (из франц.), бар (из франц.), лагуна (из итал.), каньон (из исп.), плато (из франц.), польдер (из голл.), педиплен (из англ.) и т.п. Это может считаться положительным фактом, так как совокупности подобных терминов представляют собой фрагменты международного научного языка будущего. Современную терминологию отличает интернациональность, бόльшая, чем на других этапах, взаимопроницаемость. Специфика заимствованных терминов геоморфологии вызвана спецификой географических явлений в разных странах. Так, испанские заимствованные термины выделяются своей связью с географическими особенностями стран Латинской Америки (кальдера, кордильера, куэста, моготы и т.д.).

Для обозначения специфических географических понятий, свя­занных с местными условиями, появляются заимствованные ЛЕ из язы­ков народов СНГ: шиханы, сырты, кыр, сай и т.п. Наряду с прямыми заимствованиями отмечаются многочислен­ные кальки: полуостров (из нем. Halbinsel), узкая земля (Landenge - перешеек), предгорье (Vorgebirge) и др.

В третьем параграфе рассматриваются типичные способы образования геоморфологических терминов на национальной основе: образование терминов-словосочетаний, семантическая деривация, аффиксация, словосложение.

Отмечается, что термин-словосочетание – это то, что часто придаёт общеупотребительному слову в составе сочетания слов терминологическое значение, именно оно «выталкивает» слово из обиходной сферы употребления в сферу наименования специальных понятий: равнина > аббисальная равнина, равнина морской аккумуляции, цокольная равнина, эоловая равнина, аллювиальная равнина; рельеф > высокогорный рельеф, горно-ледниковый рельеф, подводный рельеф; ледник > эмбриональный ледник, многоярусный ледник, возрожденный ледник, овраг > висячие овраги и др. По количеству и составу компонентов терми­ны-словосочетания, используемые в системе обозначения понятий геоморфологии, могут быть двух- , трёх- и – реже – четырёхкомпонентными.

Среди двухкомпонентных сочетаний выделяют­ся две модели: П + С и С им. + С род. (где П – прилагательное, С – существительное).
Более широко представлен пер­вый тип: абиссальная равнина, дюнные цепи, торфяное болото, вулканический пояс, звездчатые дюны, ледяной берег, каменные моря и т.п. К этому типу примыкают и термины-словосочетания с первым компонентом-причастием или адъективированным причастием: разорван­ная складка, выровненный берег, возрожден­ный ледник и т.п. Мы видим, что нередко эти причастия переходят в категорию прилагательных.

Второй тип (С им. + С род.) встречается реже: вершина горы, устье реки, жерло вулкана, решётки выветривания, желоба выду­вания, верховье реки, дельта размыва и т.п.

Преобразование терминологических двухкомпонентных словосо­четаний в трёхкомпонентные в русском языке чаще всего происхо­дит путём добавления уточняющего прилагательного:

а) к сочетанию П + С: барханные гряды – продольные барханные гряды, поперечная дюна - фестончатая поперечная дюна, вулканический конус - паразитический вулканический конус, карстовая равнина – окраинная карстовая равнина, конечная морена - лопастная конечная морена, абразионный склон - абразионный подводный склон;

б) к сочетанию С им. + С род.: формы рельефа - вогнутые формы рельефа, берег долины – коренной берег долины, отроги хребтов – второстепенные отроги хребтов, ло­же ледника - коренное ложе ледника, развитие рельефа – восходящее развитие рельефа. Среди трёхкомпонентных терминов-словосочетаний выделяется группа, где родо­вое понятие уточняется с помощью двухкомпонентного словосоче­тания - моделью П + С: отрог горного хребта, ледник горных стран, ледник вулканических конусов, гребень горного хребта и т.п.

Четырёхсловные термины-словосочетания образуются по следующим моделям: 1) П С им. + П С род.: выровненный гребень горного хребта, зубчатый гребень горного хребта; 2) П С им. + С род С род.: глубоководная котловина ложа океана;

Анализ терминов-словосочетаний проводится нами с учётом соотношения прямого и переносного значений компонентов. К первой группе мы относим термины-словосочета­ния, оба компонента которых употребляются в прямом значении. Это термины береговая дюна, бухтовый берег, горная долина, верховье реки, равнина подножия, межгорная впадина и т.п.

В этой группе наибо­лее ярко выражаются родовидовые отношения. Слово с категориальным предметным значением называет родовое понятие, а определяющее слово указывает на его видовой признак. Сочета­емость здесь достаточно свободная. Поэтому подобных терминов-словосочетаний больше всего в изучаемой терминологии.

Вторую группу, менее значительную, составляют термины-словосочетания, кото­рые складываются из существительного, возникшего в результа­те терминологизации (в данном случае метафоризации) первичного значения: карстовое блюдце, степные блюдца, ледниковый язык, горный пояс, деятельный цирк, цирк ледниковый, дюнная цепь, ледниковая мельница (глубокий спиральный колодец на языке ледника, пропиленный в стене ледниковой трещины при попадании в неё воды из наледникового ручья вместе с обломками горных пород), ледниковые стаканы (вертикальные углубления разной формы на ледниках глубиной от нескольких сантиметров до десятков сантиметров, летом обычно заполнены водой); ледниковый стол и т.п.

Подобные словосочетания неразложимы. Они могут дать представление о научном понятии только при взаимо­связанности компонентов. Такие единицы называют терминами-фразеологизмами (см. Никулина Е.А., 2004).

Третью небольшую группу представляют термины-словосочетания, в состав которых входят существительное в первичном прямом значении и прилагательное в переносном: висячая долина, по­луслепая долина, дурные земли, кры­латый мыс, мертвая долина, лежачее крыло, сахарные головы (крутосклонные скалистые возвышенности округлой в плане формы, сложенные чаще всего гранитами) и т.п. Переносное значение прилага­тельного выявляется только в составе терминов-словосо­четаний и только здесь оно приобретает свой терминологиче­ский характер.

Немногочисленна и четвёртая группа терминов с переносным значением обоих компонентов. Их использование в терминологии геоморфологии своеобразно и показательно. Они называют яв­ления геоморфологии, характеризующиеся наличием частных, но существенных в разных отношениях признаков (например, термин коровьи тро­пы - «формы микрорельефа в виде тропинок или узких террасок, расположенных ступенчато на задернованных склонах холмов или гор») (Ахромеев 2002, с. 128). Семантическая структура термина в этом случае очень объём­на, так как кроме основных терминологических признаков в ней отражен и ряд частных признаков: множественность, узость, сту­пенчатость расположения, расположение на склонах с травяной растительностью. Возможность компактной передачи разнопла­новых признаков обеспечивается семантической (метафорической) мотивированностью (мотивированность подобием, сходством). Подобные термины-фразеологизмы соответствуют словосочетаниям общего упот­ребления - коровьи тропы, то есть тропы, проложенные коровами. Ср.: овечьи, кабаньи, звериные, ослиные и т.п. тропы.

Иные признаки, но аналогично представленные, обнаружива­ются в термине-фразеологизме спина кита - крупные барханные продольные ветру гряды со сглаженным гребнем и пе­ресекающими их поперечными или диагональными «ребрами» бархан­ных цепей. В семантической структуре данного термина-фразеологизма выявляются частные (дифференциальные) семы величины, особенности расположения, особенности очертания и т.п.

Ещё сложнее семантическая структура такого же термина-фразеологизма мешки с шерстью - «граниты превра­щаются в нагромождения неправильно округлых глыб или же образуют причудливой формы скалы, состоящие как бы из наложенных друг на друга, напоминающих тюфяки или перины, каменных плит с округленными краями и кантами» (словарь Щукина 1974, Т.3, с. 23); или снега кающихся - «форма фирновых и ледяных поверхностей в виде наклонных зубцов, напоминающих коленопреклоненные фигу­ры». Эти снежные формы, достигающие несколько метров высоты, издали напоминают коленопреклоненные человеческие фигуры молящихся, откуда и возникло их название (см. Ахромеев 2002, с. 253).

Несомненно, что в подобных случаях термины-сло­восочетания мотивируются соответствующими свободными словосо­четаниями общего употребления, содержащими основания для метафорического переноса. Здесь «внешний, бросающийся в глаза признак» подан через сопоставление познаваемого предмета с давно известным предметом. В то же время наличие в составе терминов-словосочетаний единиц с вторичным, переосмысленным, переносным значением позволяет выделять в их составе фразеологизмы (см. Лейчик 2002, с. 33).

Наличие фразеологизмов в составе терми­нов-словосочетаний геоморфологии имеет прямую связь с большим количеством терминов, образованных семантической де­ривацией, так как именно они дают необходимую базу для разви­тия фразеологических словосочетаний в терминологии.

В большинстве терминов геоморфологии, образованных на базе общеупотребительного слова, об­наруживается перенос метафорического характера: нос, подошва, губа, гребень, складка, карниз, игла, купол, прилавки, столбы, утюги, стрелка и др. Следует отметить, что перенос значения чаще всего проис­ходит на основании семы «форма», точнее «особая форма».

Далее делается вывод о том, что аффиксация и словосложение являются малохарактерными способами образования русских геоморфологических терминов. Слабое же использование аффик­сации, можем предположить, связано, с одной стороны, со значитель­ным количеством терминов, явившихся результатом переосмысле­ния общеупотребительных слов, с другой стороны, с очень ши­роким использованием словосочетаний (особенно двухкомпонентных), дающих больше возможностей для выраже­ния характерных для терминологии геоморфологии дета­лизирующих классификационных понятий, позволяющих передать многообразие родовидовых отношений. Специфической особенностью характеризуется груп­па терминов, образованных с помощью связанных компонентов ин­тернационального характера гео-, макро-, микро-, псевдо-, ме­га-, мезо-, нано-, что связанно с характерной для нашей эпохи интернационализацией знания. В качестве опорного компонента в них обычно выступают слова, заимствованные из других языков: геоморфология, геохронология, макрорельеф, микрорельеф, псевдотерраса, нанорельеф, мегарельеф и т.п. О нехарак­терности словосложения свидетельствует и наличие небольшого количества сложно-со­ставных единиц, представляющих собой раздельнооформленные терминологические единицы: гора-свидетель (реликтовые горы, изолированно возвышающиеся среди выровненной денудацией поверхности и являющиеся останками (свидетелями) былых горных образований, разрушенных денудацией), долина-трещина (достаточно крупная зияющая тектоническая трещина, углубленная ниже базиса эрозии и используемая рекой, а отчасти заполненная водой), долина-грабен, пещера-ледник, скала-останец и т.п.

В Главе 3 «Семантико-структурные особенности организации русской геоморфологической терминологии» описываются основные типы группировок русских геоморфологических терминов как результат выражения родовидовых и иных отношений в системе специальных понятий и анализируются истоки возникновения синонимов в русской геоморфологической терминологии. Система терминов геоморфологии имеет сложную структуру и в семантическом, и в формальном отношении. Здесь существуют иерархические отношения между терминами и вы­деляются многочисленные группы, объединённые семантическими признаками. Например, обилие определений основного термина карст и различия в подходах к их построению (географы и геоморфологи рассматривают карст как явление, обращая особое внимание на карстовые формы; геологи видят в нём полигенетический процесс; гидрогеологи и инженеры–геологи обычно понимают его как единство процесса и явления) вызывает к жизни десятки уточнений, обычно представленных в форме прилагательного (какой карст имеется в виду) или в виде определения, пишущегося слитно с основным термином (например, гипокарст – карст ниже базиса эрозии). Необходимость упорядочения основных понятий и терминов карста не вызывает сомнения. Это связано с рядом причин. Изучением карста занимаются исследователи различного профиля: географы, геофизики, инженеры-геологи, гидротехники, горняки, спелеологи и др. Разноаспектность изучения карста и отсутствие официальной унификации понятий и терминов привели к тому, что одни и те же процессы и явления нередко выражаются разными терминами, другие же вообще не имеют соответствующих терминов. 6–10 определений имеют термины: блюдце, денудация, депрессия, западина, инфильтрация, каверна, камера, мульда, ниша; 11–20 – базис карстовый, галерея, грот, канал, котловина; 21–30 – вода карстовая, коррозия, стадия (развития карста); более 40 – воронка (60), карры (76), пещера (155), тип карста (322). Многие термины не имеют чёткого авторского определения, являются внутренне противоречивыми, а некоторые – взаимоисключающими. Исследователям карста и специалистам стало трудно общаться как между собой, так и, особенно, с потребителями результатов исследований. Основная причина такого положения, по нашему мнению, связана не столько со степенью «правильности» того или иного определения, сколько с необходимостью давать такие определения с целевых позиций, обусловленных инженерными, экономическими, экологическими, геологическими и другими потребностями. Анализ основного термина карст позволяет объединить все имеющиеся определения в одиннадцать групп.

Анализ геоморфологических терминов показал наличие двух противопоставленных типов выражения отношений внутри выделенных с логической точки зрения групп терминов. В одних случаях эти отноше­ния имеют эксплицитный характер (терминологическое гнездо – термин Т.Л. Канделаки), то есть специфическое внеш­нее языковое выражение, где опорный терминоэлемент в виде самостоятельного слова в словосочетании или основы в сложном слове охватывает все члены терминологического гнезда (например, группа терминов с опорным терминоэлементом рельеф, дюна, геосинклиналь, шельф и др.). В других случаях их следует определять как имплицитные, проявляющиеся в семантической структуре терминов, но не получившие специального формального, внешнего языкового выражения. Так, например, в группу с родовым термином вулкан входят видовые термины-словосочетания: гомогенный вулкан, грязевой вулкан, действующий вулкан, потухший вулкан, конусовидный вулкан, эмбриональный вулкан, паразитический вулкан, смешан­ный вулкан, обладающие структурно-семантической общностью, представленной не только имплицитно выраженной родовой семой «геологические образования, возникающие при извержении», но и эксплицитным включением в терминологические словосочетания опорного терминоэлемента вулкан. Однако в пределах этой группы оказываются и термины сальза, макалуба (грязевые вулканы), связанные с другими терминами, определяющими разновидности вул­канов, общей родовой семой «геологические образования, возни­кающие при извержении», входящей в дефиницию соответствующего понятия. Таким об­разом, нами различаются два типа терминологических гнёзд: чёт­кий тип, в котором последовательно выдержан принцип экспли­цитного выражения родовидовых отношений путём включения в видовые термины в качестве опорного терминоэлемента обобщаю­щего термина, и смешанный (нечёткий) тип, в котором экспли­цитность выражения родовидовых отношений осуществляется не­последовательно. Но всё же в значительной части видовых тер­минов присутствует опорный терминоэлемент, носитель родовой семы. Объединённые на основе особенностей проявления неко­торого признака, термины-словосочетания характеризуются структурно-семантической общностью, достаточно чётко выраженной. Но ког­да уровень обобщения повышается, чёткость структурно-семанти­ческой общности ослабляется. Обобщённое понятие равнина включает всю систему терминов, в состав кото­рых входит сема «форма рельефа», при которой поверхность земли в пределах видимого горизонта представляется «ровной или слабо волнистой»; иначе говоря, равнины могут быть как низменностями, так и высокими плоскогорьями. Так, в группу тер­минов, объединённых общим понятием «равнина», входят термины низменность и плоскогорье. Наряду с ними употребляются ещё два термина - низина и плато, которые в специальной геоморфологической литературе рассмат­риваются как синонимы к терминам низменность и плоскогорье. Следовательно, применительно к терминам, называющим разные виды равнин, можно говорить о семе «ровная поверхность» как об интегрирующей, родовой. Признаки «выше, высокий» и «ниже, низкая, низменная» (по отношению к уровню моря) мож­но рассматривать как дифференцирующие. Следовательно, диффе­ренцирующими семами для терминов плоскогорье, плато и низмен­ность, низина являются «высоко расположенная» и «низко распо­ложенная», что и выражается во внутренней форме соответствую­щих терминов (если они не заимствованы, как плато). Во всех видовых терминах присутствует и интегрирующая сема «ровная поверхность», но внешнего (эксплицитного) выражения она не имеет. Термин равнина отсутствует как опорный терминоэлемент в составе видовых терминов, отсутствует эксплицитность выраже­ния терминопроизводной связи. Отсутствие эксплицитно выраженных терминообразовательных связей в рассмотренных подобных макрогруппах, по нашему мне­нию, делает неправомерным употребление в данном случае терми­на гнездо, который применяется нами только к группам или под­группам с эксплицитно выраженными терминологическими связями.

В то же время объединение терминов рассматривае­мого типа в единую взаимосвязанную группу несомненно, и осу­ществляется оно на основе наличия у всех входящих в группу терминов общих (родовых) интегрирующих сем. Соотношение родо­вых и видовых сем даёт возможность представить макрогруппу в виде терминологического поля, где интегрирующая сема «ровная поверхность» составляет осно­ву, объединяющую единицы выделенного поля. В то же время она противопоставляет исследуемое поле другим полям, в которых термины объединяются на основе других интегрирующих сем, на­пример, семы «возвышенность» и т.п. Это позволяет рассматри­вать терминологические поля типа «равнина» как микрополя и объединять их в общее макрополе - рельеф земной поверхности, часть мегаполя физической географии.

Анализ материала также показывает, что увеличение числа родовидовых отношений между терминами и отсутствие дифференциальных признаков, приводят к широкому развитию синонимии. Первой причиной возникновения синонимии в сфере геоморфологической терминологии являются различные истоки формирования терминов. Часто в синонимических группах наблюдаются заимствованное и русское слово (континент - материк, гольф - залив – синус - бухта - губа, архипелаг – купа, кратер – жерло, излучины – меандры, плато – плоскогорье, псевдотерраса – ложная терраса, локальная терраса – местная терраса и т.п.). Другой источник синонимии - возможность двоякой передачи понятия: словом и словосочетанием (флювиогляциальные равнины - зандры; подгорная тре­щина - бергшрунд; останец тектонического покрова - клипп; гряда остро­вов - архипелаг; карликовый рельеф - нанорельеф; береговая дюна - авандюна и т.п.). Мы оцениваем наличие синонимов в терминологии как факт положительный, свидетельствующий о развитии научного мышления и оформлении иными языковыми средствами вновь открывавшихся перед исследователем сторон реальной действительности.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, основными из которых являются:

1. Русская геоморфологическая терминология имеет длительный период своего развития. В общем развитии геоморфологии как науки и, следовательно, её терминологии можно выделить три основных периода. Интенсивное накопление геоморфологических терминов происходило в XVIII-XIX вв. В самом начале развития русской геоморфологической терминологии её лексика представлена непроизводными терминами. Впоследствии, в ходе своего становления, геоморфологическая терминология обогатилась двухсловными, трёх– и четырёхсловными словосочетаниями. Отмечена самая продуктивная структурная модель – двухкомпонентные словосочетания, состоящие из родового термина, выраженного существительным, и видового термина, выраженного прилагательным. Не является характерным употребление многокомпонентных словосочетаний, что свидетельствует о том, что русскую геоморфологическую терминологию следует считать сложившейся и оформленной.

2. Некоторые языки, в особенности: греческий, латинский, французский, немецкий, английский, испанский и другие, оказали языковое влияние на развитие русской терминологической лексики в данной области знания. Многие термины являются интернациональными.

3. Ряд геоморфологических терминов образовался на основе уже используемого языкового материала посредством специализации значений. Используются переносы названий частей тела (соматизмы: горный хребет, гребень горного хребта, губа, нос, перешеек и др.), названий животных или частей их тела (зоосемизмы: бараньи лбы, коровьи тропы, отрог, рог, спина кита, свиные спины и др.), частей одежды, предметов быта. Активность этого процесса связана, очевидно, с ранними этапами формирования геоморфологической терминологии, с её опорой на традиции народной терминологии. Одна и та же ЛЕ может функционировать как термин или подвергаться функциональной (пляж, овраг, гора и др.) или семантической детерминологизации (терраса, платформа, кратер и др.). С точки зрения специалиста, языковой субстрат соотносится с определённым специальным понятием, а для неспециалиста та же самая ЛЕ функционально детерминологизируется, так как им не осознаётся место термина в системе специальных понятий. Сохраняющаяся возможность взаимопонимания подтверждает мысль о том, что функциональная детерминологизация представляет собой варьирование значения ЛЕ вокруг некоторого когнитивного инварианта, являющегося общим и для специалиста, и для неспециалиста.

4. Явление синонимии, о котором терминоведы неоднократно высказывались как о нежелательном явлении, в геоморфологической терминологии представлено достаточно широко и разнообразно.

5. Наличие консубстанциональных и интернациональных единиц может служить показателем двух характеристик данной терминологии. С одной стороны, наличие консубстанциональных единиц отражает длительный процесс развития данной терминологии, а, с другой стороны, присутствие интернациональных единиц свидетельствует о том, что современная геоморфологическая терминология стремится к интернационализации, но это не означает превращения русской терминологии целиком в интернациональную.

Библиография содержит перечень (более 160 источников) работ русских и зарубежных авторов, словарей, учебных пособий.

По теме диссертации опубликовано 7 статей:

  1. Думитру Э. О синонимии в геоморфологической терминологии // Русская речь. – М.: Наука, 2008. - № 1. – С. 57 – 60.

  2. Думитру Э. Типы группировок русских терминов геоморфологии как результат родовидовых отношений системы понятий // Русский язык за рубежом. – М., 2008. - № 2 (207). – С. 41 – 45.

  3. Думитру Э., Думитру Е.Ш. Тематические группы общеупотребительной лексики, участвующие в образовании терминов нефтедобычи и геоморфологии в русском языке // Научный Вестник ВГАСУ, Серия «Современные лингвистические и методико-дидактические исследования» – Воронеж, 2008. - Вып. № 1 (9). – С. 111 – 117.

  4. Думитру Э. Словообразовательные характеристики терминов физической географии // Материалы междунар. научн. конф. «Кирилло – Мефодиевские чтения». Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. – М., 2005. – С. 148 – 153.

  5. Думитру Э. Русские термины физической географии как разряд специальной лексики // Материалы междунар. научн. конф. «Кирилло – Мефодиевские чтения». Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. – М., 2006. – С. 42 – 50.

  6. Думитру Э., Думитру Е.Ш. Способы образования терминов нефтегазовой добычи и геоморфологии в русском языке // Материалы междунар. научн. конф. «Кирилло – Мефодиевские чтения». Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. – М., 2007. – С. 42 – 46.

  7. Думитру Э. Процессы терминологизации и детерминологизации (на материале русских терминов геоморфологии) // Вестник МАПРЯЛ – М., 2007. - № 52. – С. 43 – 44.



1   2

Похожие:

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconРегиональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития (на материале контент-анализа тверских интернет-ресурсов) 10. 01. 10 журналистика
Региональная интернет-журналистика: современное состояние и перспективы развития
Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconУчебно-тематический план повышения квалификации «Актуальные проблемы теории и практики таможенного дела»
Таможенная наука. Современное состояние и перспективы. История таможенного дела и таможенного права Беларуси. Современное содержание...
Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии icon1. Современное состояние и тенденции развития туризма в мире

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии icon1. Современное состояние и тенденции развития туризма в мире

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии icon1. современное состояние экономики кндр
Для определения места и значения ядерной энергетики в общей структуре экономики кндр представляется целесообразным проанализировать...
Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconТеория и практика электрохимических технологий современное состояние и перспективы развития

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconСтуденческое самоуправление в мгу им. М. В. Ломоносова: история, современное состояние, перспективы развития

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconВулкан менделеева – история развития и современное состояние (О. Кунашир, курильские острова)

Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconТ. И. Старшовой 10 10 10 -25
Вопросы исторического развития и современное состояние языков и культуры прибалтийско-финских народов
Особенности развития и современное состояние русской геоморфологической терминологии iconТемы курсовых проектов по дисциплине «Международная торговля»
Современное состояние и перспективы развития международных экономических отношений
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org