Я не прощаюсь…



Скачать 165.78 Kb.
Дата26.07.2014
Размер165.78 Kb.
ТипДокументы
Я не прощаюсь…

Как же прекрасен ночной город. Если взглянуть на него с высоты, то он покажется огромной россыпью светляков – то фонари, освещающие улицы. В такой час безумно хочется пройтись по улицам, присесть на скамью и запрокинув голову любоваться звездами. Но улицы пустынны, там, где меньше десяти лет назад гуляли шумные компании, где на лавочках целовались влюбленные парочки, сейчас – пустота. Редко, очень редко случайный прохожий проскользнет по какой-нибудь из улиц, спеша домой. Ведь ночь – время уличных банд.

Днем город совсем не такой – шумные улицы, тысячи людей спешат по своим делам. Спешат, хотя и почти все понимают – это лишь видимость жизни, её жалкое подобие. Ведь где-то рядом, буквально за стеной, их судьбы решаются кучками бандитов, которым принадлежит вся власть.

Анна возвращалась домой с ночного дежурства. Шла как всегда пешком, ведь в такой час не рисковала выбираться на улицу даже милиция, не говоря уже о таксистах. Каждый раз она выбирала один и то же маршрут – через небольшой парк, уже возле самого дома. Всё время, с тех пор как она устроилась работать в больницу – почти год назад, ей везло не натолкнуться ни на кого. Но не в этот раз.

Двое парней, в черных кожаных куртках вынырнули из темноты, преграждая ей дорогу.

- Ой, красавица, куда ты так торопишься?

Анна ничего не ответила и, лишь на секунду замешкавшись, продолжила упрямо идти вперед.

- Зря торопишься. – Это уже сзади. Девушка не останавливалась, пока метко брошенный камень не сбил её с ног. Упав, она начала отползать в сторону. Так и ползла, пока спиной не уперлась в ствол дерева.

- Эх, ну какая-то ты не ласковая с нами. – парни подошли почти в плотную. Только сейчас Аня смогла рассмотреть их. Всем троим явно было не больше двадцати, и, в своей одежде, с абсолютно одинаковыми стрижками, они были похожи на близнецов.

«Ну вот и всё, кончилось твоё везенье…»

- По-моему это вы с ней не ласковые. – Парни резко обернулись к говорившему. Напротив них, на другой стороны аллеи, устроился на лавочке мужчина. Лицо его скрывала глубокая тень, отбрасываемая деревом, но судя по голосу он был не намного старше бандитов.

- Тебе что, жить надоело, придурок? Или ты совсем ничего не понимаешь? Вали отсюда, пока руки ноги целы.

- Друзья мои, - голос оставался спокойным и ровным.- Это вы ничего не понимаете. Валить отсюда, как вы выразились, надо вам, и как можно скорее.

-Что???


- То, молодые люди, именно то, что вы услышали. Идите домой, спать. Пока ещё есть возможность.

- Да пошел ты. – Главарь, уверенный в себе, двинулся к незнакомцу. В иссиня белом свете фонаря блеснул разматываемый цеп с шипастым шаром на конце. Ночной гость даже не шевельнулся, лишь начал произносить старую, совсем забытую, а многим просто неизвестную, фразу.

- Вы имеете право хранить оказать сопротивление. Любые ваши действия, кроме подчинения, повлекут за собой применение силы.

Вместо ответа бритый крутанул цеп, отправляя шар в голову своему визави. Страшный по своей силе удар должен был сразу убить мужчину, но шар лишь просвистел в воздухе и вонзился в дерево. Бандит рыкнул, не понимая, что происходит, начал поворачиваться к отскочившему парню, и в следующую секунду грохнул выстрел. Бритому снесло пол головы, кровь и осколки черепа разлетелись на несколько метров.

- Стоять. – Дуло пистолета плавно повернулось к оставшимся двоим. – Вы задержаны по подозрению в разбойном нападении.

- Да нас завтра же отпустят, а ты и до утра не доживешь…

- Сомневаюсь. – плавное движение рукой, отводящее в сторону левую полу куртки. В свете фонаря ярко блестит небольшая семиконечная звезда с двуглавым орлом в центре. – Государственная Служба Внутренней Безопасности, лейтенант Гордеев.

***


- С этим надо что-то делать.

- Что мы сделаем? Эта банда уже слишком давно у власти, их поддерживает армия, они полностью лишили нас военно-космического флота, мы живем как на задворках вселенной. Мы настолько деградировали, что стали на несколько порядков ниже человечества двадцатого века.

Спор велся в тихом и уютном кабинете, обставленном шикарной мебелью из натурального дерева. Спорившие разместились напротив стола, за которым располагался хозяин кабинета.

- Мы вновь бессильны.

- Не совсем, - возразил самый молодой из присутствующих.

- Что значит не совсем? Ты снова начал предпринимать какие-то глупые действия, не обсудив с нами?

- Ну в общем-то да.

- Что натворил на это раз?

- Месяц назад я протащил через правительство один замечательный закон, формирующий новую инстанцию, и соответственно я же возглавил её.

- Ха, ничего удивительного. Очередной способ обворовать и без того нищий народ. Мы это давно уде проходили.

- Правительство так и подумало, поэтому и пропустило. Будь они немного менее жадными – всё бы сразу поняли.

- Давай уже не тяни, что за инстанцию ты сформировал?

- Государственную Службу Внутренней Безопасности. Все сотрудники – бывшие флотские офицеры или их потомки. Юридически круг полномочий не ограничен – по подозрению во вреде государству может пристрелить хоть президента, и офицеру за это ничего не будет. Всех вооружили, так же как и бывший десант флота.

- Ну ничего себе.

- Нет, идея замечательная. Но она не будет работать.

- Она уже работает. Позавчера в городе на юге бывшей России лейтенант ГСВБ застрелил одного и задержал двоих человек. Задержанных передал в местный суд. Где они…

- Благополучно были оправданы. Это всё полная ерунда.

- Дослушай. Ты прав – их оправдали. Только на процессе присутствовал мой сотрудник. Он, воспользовавшись своими полномочиями, усомнился в решении суда, объявил судью врагом государства, провел пятнадцатиминутный процесс, в котором вина всех была доказана, вынес приговор – смертная казнь, и немедленно привел его в исполнение.

- Как ты жив-то до сих пор?

- Вот так. Я просто задумал восстановить земную СБ. И у меня это получиться.

***

Тяжелый десантный катер кружил над городом. Шум двигателей был не слышен вовсе, а покрытая специальной краской броня делала машину абсолютно невидимой на фоне звездного неба. Сегодня для катера и его командира был знаменательный день – первое дежурство.



Машина хоть и была очень старой, почти семьдесят лет, ничуть от этого не теряла ни в маневренности, ни в боевой мощи. Катера этой серии разрабатывались специально для работы во враждебных атмосферах и поэтому десятилетия простоя на кладбище военной техники ничуть на них не отразились. А теперь машины стали собственностью возрождающейся СБ, которая постепенно их реанимировала.

Ночь постепенно опускалась на Москву. Командир запрограммировал автопилот на патрулирование местности, сделал себе кофе и, устроившись в кресле, стал наблюдать за ночным городом. Москва, сколько же ты пережила. Ты устояла перед натиском Наполеона, тебя не смог смести огненный смерч Гитлера, даже орбитальные крейсера Свободных республик не сломили твою оборону. Всё оказалось гораздо проще – тебя уничтожили твои же жители. Выбрали себе в президенты красиво говорившего, ухоженного, но всё-таки бандита. А он поставил страну на колени, точнее не страну, а весь мир.

Удивительным казалось то, что город пуст, пуст настолько, что, кажется, вымер. Даже уличных банд не было видно. Лишь за полчаса до рассвета, на другом конце столицы были слышны автоматные очереди, но, как только катер направился в ту сторону, всё стихло. Пилот решил не отклоняться от курса и продолжил патрулирование. Близился рассвет. Патрульный плавно развернул катер, и направил её к ангарам. Уже практически подлетев к докам, он услышал приближающийся вой сирен скорой помощи и заглушающий его правительственный спец сигнал. В мегафон машины сопровождения премьер-министра, а это был именно он, кричал охранник:

- Машина скорой помощи, госномер 1227, принимаем вправо, пропускаем спецтранспорт.

Катер поднялся на несколько сот метров, чтобы пилот мог рассмотреть ситуацию. Старая, почти разваливающаяся, «Скорая помощь» прижималась к бордюру, а слева, почти впритирку, её обгонял кортеж из четырех машин. Пилот катера потянулся к кнопке на пульте.

- Центральная, вызывает борт номер 7896, подозрение на ситуацию четыре – превышение должностных полномочий. Передаю видео и данные внешних сенсоров. Прошу разрешения вмешаться.

Диспетчерская молчала почти две минуты. За это время кортеж нарушить ещё почти два десятка пунктов правил движения.

- Центральная, множественное необоснованное нарушение ПДД. Прошу разрешения принять меры.

В ответ молчание. И спустя секунду, полностью напугавший и смутивший пилота мужской голос:

- Действуй, боец.

- Подтвердите приказ и назовите себя.

- Легион-адмирал Иванченко. Разрешаю применение силы. Действовать согласно пункту два Устава СБ.

- Есть.

Второй пункт. Полная свобода действий, разрешение применять оружие без предупреждения.



Катер, послушный легкому движению руки пилота, молнией метнулся вслед кортежу. Для такой мощной техники никакого труда не составляло догнать пусть и самые современные, но всего лишь машины. В считанные секунды катер поравнялся с первой патрульной машиной. Мужчина потянулся к переключателю громкоговорителя и вой сирен стал совсем не слышен за металлическим голосом.

- Служба Внутренней Безопасности. Спецтранспорт, государственный номер 1111, принимаем вправо, останавливаемся.

Никакой реакции.

- Повторяю, принимаем вправо и останавливаемся.

Молчание.

Кортеж лишь добавляет скорости. Охрана даже не подозревает, что сейчас произойдет, а пилот катера, набирая скорость и заходя на разворот, откидывает крышку на пульте управления системами ведения огня. Пулеметная очередь прошивает моторный отсек первой машины, взрывает землю перед второй, и просто вдребезги разбивает четвертую.

***

Не помня себя, он вышел на балкон. Холодный ветер почти мгновенно высушил его щеки. Глаза блестели, но уже не от слез, а от переполнявшей его ярости. Ночной город был неспокоен, люди гуляли по улицам, где-то в соседнем дворе молодежь играла на гитаре, а в парке напротив лаяли, резвясь, собаки, хозяева которых сидели на лавочках и беспечно беседовали.



Городу не было абсолютно никакого дела до того, что в одном из зданий, ничуть не отличавшимся от других, только что оборвались жизни тех, кто пытался вернуть планете былое величие. Тех, кто искренне радел за всех, тех для кого человеческая жизнь была великой ценностью, и ничего не значила, если этот человек становился врагом планеты. Тех, кто добился того, что ребенка можно спокойно отпускать в школу, самим не бояться выходить на улицу, а вечером вот так беззаботно и весело проводить время.

Самое страшное – то, что все убийства были выполнены по прямому указанию президента. Он решил, что всё зашло слишком далеко и с оппозицией не стоит спорить, её просто надо уничтожать.

«Ну ничего, это их не спасет»

Ни президент, никто из жителей Земли не подозревал, что очень далеко отсюда, на расстоянии нескольких лет полета, пришли в движение могучее корабли. Корабли расы, враждебной человеку, война с которой шла давно, ещё в эру Галактической Империи. Тогда люди вышли победителями, но это ни о чем не говорило – Империя давно распалась, Земля полностью законсервировала космофлот, да и толку в нем уже не было, ведь корабли безнадено устарели. Остались лишь бывшие колонии, не поддерживающие отношения с метрополией. Именно из них и только для руководства СБ пришли вести о готовящемся вторжении.

А город продолжал жить.

Хватит скрываться, пора сделать так, чтобы о нас знали все. Он вернулся в темную квартиру – все лампы были разбиты выстрелами из плазменных пистолетов – и, стараясь не смотреть на окровавленные тела друзей, подхватил со спинки стула чудом оставшийся чистым китель, с двумя черными полосами на погонах, без звезд – как у военных и полиции, и без небольших крейсеров – как у ВС. Он спустится вниз, сел в простую машину, одной из самых распространенных моделей, достал телефон и набрал номер – ему не ответили, но это и не было необходимо. Двигатель запустился с пол оборота, машина вырвалась со двора и помчалась в сторону правительственных зданий. Мужчина вновь набрал номер, но на этот раз наткнулся на короткие гудки – вызываемый абонент с кем-то разговаривал.

А на следующее утро во все правительственные здания ворвались люди, одетые в глухие бронированные костюмы. И каждый раз, когда они взламывали дверь, перекрывая весь шум, звучал голос.

- Всем стоять, работает СБ.



***

Небольшое, и такое несвойственное для современной Земли, трехэтажное здание было ограждено забором двухметровой высоты. Из-за забора виднелась высокая покатая крыша, выложенная красной черепицей, и лишь небольшая часть окон третьего этажа. Вся территория двора была занята огромным парком, расчерченным паутиной алей и тропинок. Складывалась впечатление, будто в нем живет преуспевающий бизнесмен или губернатор какой-либо провинции, но это было совсем не так. Здание принадлежало вновь создававшейся Службе Безопасности. Это невозможно было понять, даже оказавшись внутри. Здание было обставлено легкой, современной и, что немаловажно, комфортной мебелью, создававшей подчеркнуто нейтральную, деловую атмосферу. Сейчас дом стоял пустой и тихий. Основное действо происходило на улице.

Перед крыльцом располагалась ровная площадка, в которой без труда угадывался плац. Уже давно здесь не видели людей в белоснежной форме СБ. Сегодня таких здесь собралось ровно две сотни – все в звании не ниже полковника, в идеально выглаженных мундирах, все с боевыми наградами. Они догадывались, зачем их собрали, но наверняка не знал никто. Они даже не предполагали насколько всё плохо. Не знали, что после речи, произнесенной легион-генералом, прямо так, в парадной форме, они отправятся принимать свои корабли, вновь расконсервированные, с трудом доработанные. Не знали они, что через несколько часов уже будут драться в жесточайшей битве, драться так, что перед их натиском дрогнет стена линейных кораблей. И не знали, что вернется едва ли каждый десятый, не знали много чего.

***


- Уберите его, - истошный вопль из динамиков заставил вздрогнуть всех на флагманском мостике. – Пожалуйста, уберите.

Щелчок прижатой кнопки.

- Полковник, держитесь. Флаг вас понял. Мы идем. – Кнопка отпущена. Генерал разворачивается в кресле, холодная полуулыбка-полуусмешка. Все знали, что так улыбается человек, решивший всё не только для себя, но и для других. – Соединение, полный ход.

Два десятка дредноутов с флагманом во главе – необходимый боевой резерв – рванули с места туда, где сейчас погибал, пытаясь спасти Землю, флот СБ. Вряд ли этот отчаянный рывок мог что-то серьёзно изменить, но всё же.

- Генерал, это нерационально. Мы ничего не изменим, только зря погибнем.

- Алекс, пусть так, это уже давно неважно. Да и сам ты прекрасно знаешь, как дорого продаются жизни бойцов СБ.

Командир флагмана ничего не ответил, лишь отдал приказ:

- Управление кораблем на мой пульт.

Никто не слышал, как генерал прошептал: «В конце концов мы никогда не оставляли врага в покое до тех пор, пока не отомстим».

***


Близился рассвет. Маршал вышел на балкон, так же как делал это каждое утро несколько лет подряд. Вышел посмотреть на то, как солнце возвращается, чтобы дарить свет и тепло. Он ждал. Он боялся, что этот рассвет будет последним в его жизни, но ждал его. Кровавый рассвет новой Земли. И так же как сейчас поднималось солнце над планетой, так же и в сердце маршала крепла уверенность в том – что всё что он сделал, все те смерти, которые навсегда останутся в его памяти, - цена, заплаченная человечеством за свою же глупость.

Он так и не увидел стрелявшего.

Солнце светило нестерпимо ярко.

И совсем рядом, на границе солнечной системы, пространство подернулось рябью гравитационных волн. Три дивизиона могучих крейсеров вышли из гиперпространства. Служба Безопасности Второй Империи пыталась помочь своим земным коллегам.

Пришли те, кого он так ждал.

А ещё через два часа маршал пришел в себя. Он лежал в отдельной палате в больнице СБ. Помощник протянул ему папку с бумагами, в том числе с рапортом легион-генерала Иванченко. Маршал прочел его и потерял сознание – не от боли, а от резко нахлынувшего напряжения.

Адъютант подобрал упавший планшет, быстро прочитал короткое сообщение. И начал отдавать приказы, ведь действовать надо было незамедлительно.

***


- Гиперпереход, пятнадцать кораблей. Класс – линейный крейсер. Расстояние полмиллиона кликов.

- Генерал, для вас вызов. Направленный луч дальней связи – вызов от прибывших.

- Подключайте.

Изображение на тактическом дисплее изменилось. Девушка, молодая – максимум тридцать лет, спокойно смотрела на генерала.

- Я полковник Зилвицкая, - представилась она. – Служба Безопасности Второй Империи. Генерал, отходите. Вы их не удержите.

- Как и вы, полковник. Здесь почти полный легион, а у вас только пятнадцать кораблей. Я остаюсь, это не обсуждается.

***

- Двигатели – на полную мощность, мы должны разогнаться до скорости линейного крейсера.



- Генерал, это выжжет контрольные кольца.

- Я знаю, но если у нас не получиться – об этом думать уже не придется.

Три с половиной десятка кораблей неслись навстречу армаде, которая, подобно древним чудовищам, пережевывала основные соединения флота СБ. Первыми, в эту безнадежную по своей природе атаку, шли дредноуты. Их задача была не в нанесении максимального урона легиону, а в том, чтобы как можно дольше укрывать основное соединение – линейные крейсера Второй империи.

Как только отчаянный рывок соединения достиг зоны прицельного огня, илты дали залп. Полноценный залп трех сотен тяжелых кораблей должен был смести атакующих, но разбился о перекрещенные силовые щиты. Генерал пошел на то, что запрещали все инструкции – если ошибиться хоть на метр при скрещивании щитов – корабли просто разорвет на части. Зато соединение становиться практически неуязвимым.

Им удалось. Они смогли подойти на расстояние, нужное Зилвицкой. Доли секунды и дредноуты, вместо того чтобы ответить мощным залпом, невероятно сложным маневром расходятся в разные стороны. Подставляя свои борта прицельному огню легиона илтов. Самоубийство и единственный шанс для крейсеров подобраться настолько близко, чтобы можно было применить энергетическое оружие. Зилвицкая выстрелила, каждая энергетическая установка, каждая ракетная шахта, расположенные на крейсерах, сейчас работали на пределе своих возможностей. Автоматика просто сходила с ума – даже для самых современных систем невозможно было сразу захватить такое количество целей.

И тут же в бой вмешались остатки Флота СБ. Удар получился поистине страшным, корабли вторжения один за другим исчезали в огненных вспышках взрывавшихся реакторов. А тем временем полковник Зилвицкая, столь удачно атаковавшая, пронеслась сквозь строй легиона и разворачивалась для новой атаки. В этот момент что-то изменилось – все вражеские корабли перестали вести прицельный огонь, многие из них просто отошли в сторону. Они погибали, горели, теряли атмосферу. Это казалось чем-то нереальным, невозможным, недопустимым, но это было так. Две сотни безнадежно устаревших кораблей остановили целый легион.

Секунды убегали, сливаясь в минуты. Казалось, что время просто остановилось. А потом корабли илтов начали один за другим исчезать.

- Что это?

- Генерал, они уходят в гипер.

- Но это невозможно, для этого надо обязательно находиться в движении.

- Да, но кто сказал, что с их технологиями это невозможно?

- Ладно, это всё мелочи. Мы живы, мы устояли. – Легион-генерал позволил себе улыбнуться, впервые с начала боя. – Всем бортам, доложить и повреждениях. В случае необходимости – мы поможем. И подберите раненых.

Почти час на флагман поступали доклады со всех кораблей. В этот день флот СБ понес ужасающие потери – сто сорок кораблей из двух сотен были полностью разрушены, двадцати семи дредноутам были нанесены повреждения несовместимы с дальнейшим функционированием, их экипажи сейчас челноками перевозили на другие корабли. Так или иначе повреждения разной степени получили все борта. У полковника Зилвицкой дела обстояли несколько лучше – она потеряла всего лишь два линейных крейсера.

Они возвращались на Землю. Медленно, ведь скорость эскадры определяется самым медленным кораблем. С множественными пробоинами в корпусах, теряя атмосферу, они упрямо двигались вперед. Домой. Туда, где их ждали, им готовили встречу, как героям. Дредноуты и линейные крейсера поочередно ложились на стационарную орбиту. Только когда последний корабль лег в дрейф, легион-генерал позволил себе расслабиться – он сделал свое дело.

А в этот момент в рубке полковника Зилвицкой на приборной панели замигал красный огонек экстренного вызова. Она приняла вызов, долго слушала кого-то. Потом нехотя произнесла дежурную фразу: «Так точно». И начала отдавать приказы, противоречащие её убеждениям.

А тем временем дредноут «Непримиримый» – флагман флота – завершил разворот, необходимый для занятия места на стационарной орбите. Баталер в этот момент занимался обычным своим делом – помогал штурману, вместе они рассчитывали оптимальный курс. Случайно его взгляд опускается на тактический дисплей, и выражение лица тут же меняется.

- Внимание всем кораблям, боевая тре… - резкий свист в динамиках так и не дал ему закончить фразу. Изображение на тактических дисплеях изменилось, все сигнатуры кораблей флота СБ окрасились в ярко желтый цвет, говорящий что они захвачены радарными и лидарными системами контроля огня. Все корабли, кроме крейсеров Полковника Зилвицкой.

Легион-генерал развернулся в своем кресле и подошел к секции связи.

- Генерал для вас вызов.

И вновь, как и перед боем, он увидел молодое женское лицо. Казалось, в нем абсолютно ничего не изменилось. Лишь глаза превратились в огромные ледяные глыбы, их холода с избытком хватило чтобы остудить Солнце.

- Полковник, что за хрень?? Какого черта вы взяли на прицел мои корабли?

- Это уже не ваши корабли, генерал. Сейчас вы передадите приказ всем погасить гравитационные двигатели и лечь в дрейф до полной остановки реакторов. Как только этот процесс будет завершен, все капитаны приготовятся к приему призовых команд. Экипажи будут эвакуированы на землю в ближайшее время.

- Что это значит?

- Я не закончила. В случае, если вы не передадите своим кораблям приказ подчиниться, это сделаю я. Попытка оказать сопротивление будет немедленно подавлена. И ещё. В течении десяти минут сообщите правительству, о том что необходимо сдать все наземные базы флота и СБ, а так же подготовиться к передаче власти. В противном случае мне не остается ничего другого кроме как провести орбитальную бомбардировку. Это интервенция, генерал.

Она отключилась. Десять минут, что можно успеть за них? По крайней мере, умереть достойно. Юрий вернулся в командирское кресло, включил передатчик планетарной связи и записал два сообщения – одно для правительства, как и приказала Зилвицкая, а второе для маршала. Оно будет долго искать своего адресата, блуждая в больничных коридорах, но прибудет именно тогда, когда это будет необходимо.

Генерал откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Он просидел так почти всё время, отпущенное ему на сдачу кораблей. По лицу его невозможно было понять, что происходит, принимается ли какое решение или выбор уже сделан. Встал и, не открывая глаз, заговорил.

- Связь, запишите сообщение.

- Есть.


- Начало сообщения. Всем кораблям от легион-генерала Иванченко. Полковник Зилвицкая объявила о вторжении в систему и интервенции Второй Империей. Всем кораблям приказ – подчиняться всем требованиям полковника, заглушить гравитационные двигатели, отключить защитные стены и дожидаться призовых команд. Конец сообщения.

Гробовую тишину капитанской рубки нарушил тихий сигнал вызова.

- Да.

- Легион-генерал, вы отдали необходимые распоряжения? – Голос Зилвицкой в какой-то момент дрогнул.



- Так точно.

- Отлично. Призовые команды поднимутся на борт через два часа.

Генерал ничего не ответил, просто отключил вызов.

Постоял несколько секунд, задумчиво посмотрел на тактический дисплей. Голос хлестнул как кнут, заставляя забыть о страхе, а тело выполнять действия, доведенные до автоматизма.

- Полная мощность на двигатели, баталер, цель ближайший крейсер Второй Империи. Штурман, курс к гипергранице системы. Работаем господа.

Ника Зилвицкая ожидала чего-то подобного от землян. Первым включил двигатели и системы наведения «Непримиримый», а через какие-то доли секунды его примеру последовали ещё четыре корабля. Команда «Огонь» прозвучала одновременно на всех бортах, десятки ракет вылетели из шахт. Убивать тех, рядом с которыми полчаса назад они шли в самоубийственную атаку.

Четверка дредноутов замкнула сферу вокруг флагмана, идущего в прорыв. Минута, две, десять. Вот один из кораблей откатился в сторону, теряя обломки и атмосферу, сразу же огненным шаром взорвавшихся реакторов вспыхнул второй. Юрий смотрел на это, но уже ничего не мог поделать, приказ был отдан, хотя он совсем не рассчитывал, что так много капитанов рискнет поддержать его.

Двойка оставшихся дредноутов погибла, прикрывая уход «Непримиримого». Полминуты и корабль выбрался из зоны прицельного огня, и набирая скорость, направился к гипергранице.

Иванченко выдохнул. А его капитан громко сказал:

- Нам очень сильно повезло.

Никто на «Непримиримом» даже не догадывался, что перед самой их атакой, Ника отдала приказ – «Флагман не уничтожать».

***


Шаги глухим эхом отражались от высоких сводов. В тишине старого дома они казались громом. Мужчина в полевой форме легион-генирала СБ шагал по коридору в направлении к выходу, лишь иногда останавливаясь возле некоторых полотнищ, украшавших стены. Если бы кто-то сейчас мог видеть генерала, он бы решил, что тот прощается с картинами. Так и было на самом деле. Он уходил навсегда, без права вернуться. Как и много столетий назад его предшественники.

И в этот раз всё будет так же. Он спустится штаб СБ, приложит к сканеру свой мастер-ключ. Спустится в центральное хранилище, заберет оттуда тонкую бумажную папку с почти стершимся штампом «Хранить вечно». Подойдет к терминалу, и запустит программу расконсервирования кораблей.

Спасибо вам, Жители Земли Изначальной. Вы всё предусмотрели.

Он долго будет стоять на капитанском мостике «Непримиримого». Стоять и наблюдать за тем, как на мониторе постепенно удаляется изображение планеты, подарившей ему надежду. Никто из экипажа не заметит того, что на его правой щеке блестит слеза. Он идет возвращать долги. Уже мертвым и ещё живым.

Легион генерал вновь улыбнется и, повернувшись к астрогатору, скажет:

- Уходим в гипер, курс – Земля .



Крейсер вернется на Землю через восемь месяцев. С абсолютно пустыми навигационными базами. Его капитан после приземления найдет легион-генерала Зилвицкую, чтобы отдать ей клочок бумаги.

«Всё пройдет. Вечны лишь память и звезды на белых погонах.»

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org