Александр Прозоров Золото мертвых



страница14/17
Дата26.07.2014
Размер3.21 Mb.
ТипДокументы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

— Да? — Андрея так качало, что он не смог даже толком порадоваться. — Кому же в этой Богом забытой дыре?

— А кому может продать дешевое золото столь преданный слуга, как мой друг? Конечно же, своему господину, епископу Эзельскому, да пребудет с ним милость его сатанинской веры…

От берегов епископства ушкуй против сильного ветра три дня пробивался на север. Небо наконец сжалилось над уставшими от зноя людьми, разорвалось грозами. К вечеру четвертых суток через сплошную пелену дождя судно осторожно пробралось между холодными скалистыми берегами к острову Стекольна. Стекольной, или Бревенчатым островом холопы именовали Стокгольм. Князь Юрий Друцкий предпочитал западное название старого шведского города, Андрею оно тоже показалось более привычным.

— Собери своих людей, князь, — предложил Юрий Семенович, когда поутру Лучемир с Риусом нашли свободный причал. — Хочу, чтобы наш визит выглядел грозным и представительным. Надеюсь, ты не пожалеешь полпуда своего сокровища для нашего общего благого дела?

— Для благого дела ничего не жалко, — пожал плечами Андрей.

— Тогда идем…

Под дождем особо представительным выглядеть невозможно: пурпуром, бархатом, самоцветами не блеснешь, нарядных туфель не наденешь — тем более на залитые нечистотами улицы европейской столицы. Черная от влаги епанча, темный кожаный или суконный плащ, высокие сапоги и плотная непромокаемая шапка — в ливень все прохожие выглядят одинаково. Зато делегация русских путников оказалась весьма многочисленной. Зверев оставил на борту только медлительного Левшия и отсыпающегося после долгой вахты Лучемира. Князь Друцкий взял вообще всех холопов — больше десятка. Продвигавшаяся по Стокгольму толпа гостей занимала улицу от стены до стены, заставляя редких горожан испуганно жаться в проемы дверей или сворачивать в узкие проулки.

От шведского города у Андрея осталось странное впечатление того, что в нем существует одна лишь улица: длинная, прямая, как проспект, но узкая, как коридор русской усадьбы — двум телегам не разъехаться. По сторонам улочки стояли двухэтажные домики-близнецы: подвальчик с лавкой, вывеска с калачом, сапогом или бычьей головой, два ряда больших, неудобных для обороны окон. Мокрые стены, черепичные крыши. Домики поднимались выше и выше, а навстречу путникам, смывая грязь, навоз и мусор, мчались потоки воды.

— Странно тут ныне, — не выдержал Друцкий. — Никак, ливня свены испугались? Никто навстречу не идет, никто не требует дороги освободить, славной дракой угрожая. Ровно не осталось тут дворян с горячей кровью. Даже юбки задрать не у кого — прячутся девки за два проулка. И лавок большая часть закрыта. Уж не новый ли город строить все подались?

— Дождь, — пожал плечами Зверев. — В такую погоду хороший хозяин… А куда мы идем, дядюшка?

— Здесь, в островном неприступном Стокгольме, осела семья Руттольфов, что еще со времен Гедимина37 наш род ссужает серебром и золотом.

Не раз сюда что мне, что дядьям и дедам приезжать приходилось. Изредка просить, а все чаще проценты кровопийцам нашим платить, полноценное серебро от хозяйства отрывать да им в сундуки ссыпать. Думал, никогда сие не кончится. Однако же… Похоже, Господь решил повернуться лицом и к нашему роду.

В отличие от замазанных штукатуркой одинаковых домиков «главного проспекта» Стокгольма, лавка ростовщика была сложена из настоящих валунов, которые скреплялись прочным известковым раствором, замазанным поверху чем-то черным, напоминающим смолу. Она не имела видимого с улицы подвала, зато окна были сделаны узкими, глубокими. В такие человеку и не пролезть, даже если внутри никто обороны не держит. Лавка вообще представляла собой один большой, тщательно спланированный сейф, сделанный в соответствии с требованиями времени не из литой стали, а из монументального природного камня.

— Князь Юрий Друцкий с прощальным визитом, — громко пообещался Юрий Семенович, когда на его стук во входной двери отворилось небольшое окошечко.

Привратник с подозрением оглядел изрядную толпу на улице, однако окованную стальными полосами дубовую створку распахнул.

— Прошу вас наверх, в столовую комнату, — посторонился слуга, указывая на лестницу, которая плохо различалась в экономном свете масляных ламп, повешенных на крючки у стены.

Делегация почти из пятнадцати мужчин поднялась на второй этаж, вошла в комнату, разделенную широким столом. Дверь за ними закрылась — и Андрей понял, что оказался в ловушке. Дверь сзади запиралась снаружи, дверь впереди — тоже. Окна, из которых несло влажной сыростью, были узкими, а в стенах и на потолке имелись щели, сильно смахивавшие на потайные бойницы для лучников. Уйти отсюда, конечно, можно: использовать стол как таран, выбить дверь, прорваться в дом… Но все же прорываться с боем, под стрелами — не хотелось бы.

Дав время гостям взвесить свои шансы на случай возникновения непреодолимых разногласий в переговорах, из противоположной двери в сопровождении одетого в сутану мальчика вошел, тяжело дыша и переваливаясь с ноги на ногу, обрюзгший старик, похожий на перекормленного бульдога.

— Рад видеть тебя в добром здравии, князь Юрий Семенович, — неуклюже поклонился ростовщик. — Уж прости больного человека… — И он тяжело бухнулся задом на скамью. — С чем пожаловал, княже? С радостью, с бедою? Говори, Юрий Семенович. В нашем доме тебя всегда понимали. Коли хорошо все, завсегда с тобой вместе порадуемся. Коли плохо — поможем, в чем спросишь. Вижу, ныне свита у тебя изрядная. Это правильно, жутковато нынче у нас в городе. Вроде и тихо, и покойно — ан неуютно.

— Свиту я богатую собрал потому, что немалый груз от тебя забрать намерен, почтенный Альбрехт. Вот, хочу представить тебе моего родственника, князя Сакульского, мужа моей племянницы. Давай, княже.

Зверев кивнул невольникам, те развязали кошели, выложили на стол тяжелые слитки.

— Здесь больше двадцати двух фунтов чистого золота, Альбрехт. Сочти накопившиеся ныне проценты, прибавь к долгу моему и родичей моих, верни мне заклады наши, расписки долговые и закладные, а разницу, что между долгом и золотом принесенным составит, выдай мне серебром английским или германским.

Старик наклонился вперед, с тяжелым кряхтением осмотрел грубо порубленные слитки, потом выпрямился, тронул мальчика за плечо:

— Это долгая работа, князь, ты должен понимать. Найти заклады, старые свитки, поднять расходные книги и счесть остатки по долгам…

Мальчишка поднялся и выскочил за дверь.

— … Нужно взвесить и исчесть стоимость золота, отнять десятую часть, которую мы берем за обмен монет из разных стран.

— Я подожду, Альбрехт, — сел на лавку у стола Юрий Семенович. — Дольше добирался, чтобы ныне нескольких часов пугаться.

— Весы и расходные книги ныне принесут. Закладные грамоты и заклады старые сыщут за час, может и ранее.

— Хорошо, — широко раскинул руки на столе князь Друцкий. — А скажи мне, Альбрехт, отчего пустынен так город твой ныне? Раньше, бывало, без драки до твоей лавки и не дойти было. Лаялись с русскими гостями все, кому не лень. А ныне сами дорогу загодя уступают, и ни одного меча на улице я не заметил.

— Откуда мечам взяться после королевской-то коронации? — поразился ростовщик. — Али не слыхал ты, князь, о том, как у нас король Кристиан присягу у подданных принимал?

— Кристиан, король датский? — навострил уши Зверев.

— Он самый, король датский, шведский и норвежский, — кивнул хозяин. — Значит, и до Руси вести дошли?

— Нет, Альбрехт, про здешние события нам никто не сказывал, — покачал головой Юрий Семенович.

— Вот как? Нам здесь казалось, о том на каждом углу речи ведут. А коронация сия так случилась. Прибыл король наш славный Кристиан второй Ольденбургский к стенам Стокгольма, дабы у нас в нашей Сторчюрке38 корону Шведскую принять. Однако же горожане наши, изрядно слухов недобрых о его величестве наслушавшись, заперли ворота и короля в город пускать отказались. Король же, никакой обиды не выказав, к воротам городским вышел, в глупостях юношеских покаялся, слухи все опроверг, крестом Божьим, могилой матери и честью поклялся, что притеснений никаких горожанам не причинит, что уже издал законы новые, кои бремя податей старых зело умаляют, и новые указы, что жизнь люду облегчат, замыслил. Соблазнились горожане наши посулами такими, открыли ворота королю и свите его. Въехал он честь по чести, дворянам нашим поклонился, на коронацию всех созвал, милости раздавал без счета. Нарадоваться не могли шведы новому королю своему, его милости и разумности.

Ростовщик, вспоминая недавние события, прокашлялся, покачал головой:

— Короновался наш король, затеял празднества, что несколько дней длились. И вот в один из дней созвал снова Кристиан всех дворян Стокгольма, людей знатных и уважаемых, бюргеров многих богатых. А как собрались они, загнали их всех в подвалы каменные и повязали люди из свиты королевской, да те городские, что издавна верны королю были. Король всю приглашенную знать в колдовстве обвинил, в ереси и предательстве веры Христовой. Да, само собой, к смерти разом и приговорил. Два дня костры на площадях горели, пока всех попавшихся в королевские руки на небеса вознести удалось39. По всем улицам плач, беготня стояли, крики о помощи. Мало ведь отцов перебить, чтобы добро в казну переписать, надобно еще и дворню, жен, детей переловить, убрать подальше, в рабство в дальние края продать. Четыре полных корабля невольников Кристиан отсель вывез. Посему и пусто ныне стало на улицах. Ходить-то, почитай, боле некому. С тех пор, как веселье королевское окончилось, я и сам уж давно меча дворянского на поясе ни у кого не видывал.

— Четыре корабля невольников? — встрепенулся Андрей. — Куда же он их всех дел?

— Сказывали, в Любек отправил. С Ганзой у короля отношения плохие, зато с бургомистром Любецким, Юргеном Вулленвевером, дружеские, просто не разлей вода! А у вас, что, в рабах крепких нужда возникла? Так праздник сей королевский не вчера, он еще три года тому как случился!

— Странно, что не слышали. Барон Тюрго о подобных эпизодах из жизни своего правителя ни разу не помянул. Хотя как раз он, слуга Кристиана, мог считать, что король поступил совершенно правильно.

— Я вот о чем думаю, князь, — прокашлявшись, заговорил о деле ростовщик. — После тех дел у нас упадок изрядный в делах случился. Многие корабли без дела стоят, а иные и вовсе без владельцев на рейде качаются. Некоторые под залогом и не выкуплены уж давно. Что, если в счет разницы меж золотом и долгом, Юрий Семенович, я тебе неф предложу. Совсем новый, исправный, полностью снаряженный и даже с добром, что для себя прежними хозяевами приготовлено. Мыслю, потеряю я на этой сделке изрядно, но сие в счет комиссии пустить можно. Сниму судно с кошта своего — тоже изрядное избавление. Что скажешь, княже?

— Интересное предложение, — вопросительно глянул на Андрея князь Друцкий. — На хороший, трехпалубный неф, коли и трюм считать, король Кристиан невольников сотни четыре мог загнать. А то и пять.

— Не жалеючи, и все восемь втиснуть легко, — добавил ростовщик.

— Сперва посмотреть нужно, — ответил Зверев. — Потом уж решать.

— Это верно, — согласился хозяин, — обязательно нужно посмотреть. Сигерд может любого из вас проводить на пристань, к лодке и доставить на борт.

— Я съезжу, — кивнул Андрей. — Жалко, Лучемира нет. Ладно… Тришка, Риус, Васька, на вашей совести будет. Со мной ступайте.

Они спустились к входным дверям, остановились, дожидаясь слугу.

— Скажи, княже, — поинтересовался рыжий мальчишка. — А отчего король здешний горожан в колдовстве обвинял? Чего просто так не покарал, за измену? Они ведь ему ворота не открыли!

— По здешним законам, — ответил Зверев, уже разгадавший эту странность, — все добро еретика в казну переходит и тому, кто о колдуне донес. Раз король их обвинил, значит, и все добро казненных за колдовство — его стало по закону.

— А много тому, кто колдуна выдал, достается? — спросил косой Васька.

— Половина, — пожал плечами князь. — Половина — доносчику, половина — в казну.

Неф оказался посудиной, внушающей изрядное уважение. Вдвое длиннее ушкуя, вдвое выше, вдвое шире, он был судном на порядок солиднее. Если Андрей мог взять себе на борт полсотни человек и тонн двести груза, то вместительность нефа была больше почти «на ноль»: нолик в конце числа приписать следовало. Две мачты, двухэтажные надстройки, промежуточная грузовая палуба над трюмом. Настоящая плавучая усадьба! Выглядел корабль вполне крепким, без следов гниения, поломок, без свежих досок, свидетельствующих о недавнем ремонте.

В капитанской каюте, как и обещал ростовщик, сохранилась часть личных вещей: свечи, длинный парусиновый плащ, кираса и шлем, посуда, поношенный кафтан, жаровня и примитивный фитильный примус, тоже рассчитанный на использование светильного масла. Видать, не успел прибраться человек. Очень может статься, владелец и капитан сего красавца теперь уже рубили сахарный тростник где-нибудь в английских колониях. Если, конечно, их не зажарили на костре под улюлюканье пьяной стокгольмской толпы.

Вернулись к Альбрехту в отличном настроении, что сразу все прояснило Юрию Семеновичу.

— Купчую на неф на имя князя Андрея Сакульского выписывай, — указал он ростовщику. — Ему нужнее. Пусть будет в счет разницы, согласен.

— Да, — улыбнулся Зверев. — Понравилась игрушка. Пусть будет.

— Ты вот на это глянь… — Князь Друцкий с благоговением подвел руки под плотно расшитый золотом, усыпанный самоцветами, жемчугом, украшенный золотыми пластинами с разноцветной эмалью, прямоугольный кусок ткани со скругленными краями и большим, с две ладони, отверстием в середине. Поднял и замер, не отрывая от возвращенного заклада повлажневших глаз. — Оплечье еще прапрапрадеда моего, князя Торислава Светлого. Глаза у него, сказывают, совершенно белые были. А оплечье он это на коней туркестанских для дружины своей сменял. Несчетно тогда отряд его малый бед тракайцам доставил. Никто догнать его воинов не мог, как на крыльях летали. Ударят дружине князя литовского то в спину, то в бок, то на переходе застигнут, порубят ворога. Захватят, кто в дозоре или от рати далеко отошел, — и скроются. Токмо поверит Гедимин, что ушли отряды княжеские, ан Друцкий уж с другой стороны налетит. Да… Рука самого Светлого оплечья этого касалась, в нем он на стол садился, в нем под венец шел.

— Княже, князь Андрей, подпись свою в купчей поставь, — отвлек Зверева от рассказа молодой писарь ростовщика.

Князь Сакульский, еще не привыкший раздавать автографы, старательно и длинно вывел свой титул. Мальчонка присыпал чернила тонким песком, легонько подул, смел сор оправленной у сустава в серебряный держатель заячьей лапкой:

— Поздравляю, господин. Отныне это судно ваше.

— Забирайте, — взмахом руки приказал Юрий Семенович.

Холопы подняли два сундука, каждый размером со средний туристский рюкзак. Один, похоже, веса не имел совсем, но другой тянул не меньше чем на пуд. Видимо, заклады и закладные ростовщики упаковали по отдельности.

Первыми двинулись холопы помоложе и покрепче, держа руки на боевых топориках, следом четверо мужиков несли груз. Отряд замыкали князья, тоже готовые без колебаний вступить в схватку.

— На ушкуй все это я уложу, хорошо? — кивнул на сундуки Друцкий. — Неф, конечно, куда крепче… Да токмо кто еще знает, каково оно на ходу, это судно? Мыслю, Лучемира кормчим на него пересадить надобно, Левшия и Тришку в помощники. И я пять холопов дам. Старик он опытный, управится. А Риуса на ушкуе к рулю поставим. Он с дедом уж года четыре плавает, тоже глупостей натворить не должен. Вслед за нефом пусть плывет, вот и не заблудится. Пожалуй, повезло нам с этим судном. Слишком много я думы думал, как золото монетой звонкой сделать. Совсем забыл о том, на чем нам опосля товар купленный везти. Тут нам без пары нефов не обойтись будет, никак не обойтись.

— А людей для команды на три корабля нам хватит?

Князь Юрий задумался и молчал до тех пор, пока они не опустили сундуки в небольшой трюм под хозяйской каютой. Покончив с этим, дядюшка откупорил бочонок выигранного рейнского вина, налил себе и Андрею по полному кубку:

— Давай выпьем за славное, боголюбивое деяние, свершенное нами сегодня, в этот дождливый, но светлый для рода Друцких день. Сегодня мы сняли долговую удавку с шеи многих десятков наших родичей, Андрей Васильевич. Тех, кто поддержит в трудный момент, тех, кто поставит вместо тебя на службу людей или поручится перед другими знатными людьми. Тех, к кому ты всегда можешь скрыться от опалы своего государя, не боясь выдачи, кто похлопочет, чтобы тебя приняли в новой стране с почетом и уважением, а не презрением. За наше древо, за крепкие ветки его, кровными узами повязанные. Сегодня мы помогли всем, завтра придет и их черед. Давай выпьем, выпьем за родичей наших, старых и новых…

Они осушили бокалы, Юрий Семенович заткнул и убрал к стене за сундук бочонок.

— Идем, княже, надобно людей на неф снарядить.

Зверев понял, что продолжения не будет. О содержимом сундуков добрый дядюшка предпочел не упоминать. И ладно бы, коли речь шла только о закладах. Это понятно, их можно и хозяевам прежним вернуть. По-родственному. Но ведь ростовщик и сам Друцкий вели речь о закладных грамотах, долговых, рядных. Что с ними? Князь Юрий Семенович не порвал их торжественно в клочья, не сжег, не утопил в соленых холодных волнах. Нет, князь их припрятал поближе к себе, подальше от случайностей, и уничтожать явно не собирался. Так что на уме у тощего старикашки? Хочет заменить больного астматического Альбрехта в качестве главного заимодавца семьи? Так сказать, оказаться тем, кто по-хозяйски заботится о прочих младших родственниках.

— Вот и славно все получилось, дорогой мой князь Андрей Васильевич, — вернулся к Звереву князь Друцкий, когда лодка с холопами отвалила от борта и, прыгая меж шипящих белых гребней, стала пробиваться к стоящему на рейде огромному паруснику. — Теперь можно и еще раз согреться славным бокальчиком красного вина.

— Там есть закладные на земли княжества Сакульского или иное добро, принадлежащее мне или Полине? — перебил Юрия Семеновича Андрей.

— О чем ты, княже? — удивился Друцкий.

— О закладных, дядюшка, о закладных.

— Помилуй Бог, Андрей, ты ведь их все выкупил!

— Это означает «да», дядюшка? — вопросительно приподнял брови Зверев.

— Ой, совсем запамятовал, — всплеснул руками тощий желтолицый хитрец. — Да, есть две грамоты… Там про княжество что-то… И про земли, к Великим Лукам примыкающие.

— Отцовское имение?

Юрий Семенович кашлянул:

— Ну, у меня-то они будут в сохранности, ты не…

— Дядюшка, дорогой мой… — заговорил Зверев тем же ласковым тоном, что и его спутник.

— Ась? — испуганно дернулся Друцкий.

— Мне нравится твой сын, князь Юрий Семенович, — улыбнулся Андрей. — Хороший парень. И я бы хотел, чтобы он оставался мне другом, а не кем-то еще.

— Подними край ковра-то, — сморщился с лица князь. — И люк подержи…

Он спустился в темную яму под каютой, долго звенел ключами, пока наконец не хлопнула крышка сундука. На пол каюты вылетели две грамоты. Андрей поднял их и, не читая, сунул краем в огонь масляного светильника. Старый желтый пергамент затрещал, зачадил, но князь Сакульский терпеливо дождался, пока огонь сожрет большую часть свитков, и только после этого открыл ставню и кинул обгоревшие уголки в море. Оглянулся:

— Ну же, дядюшка, не грустите! Я ведь не забираю у вас сундук целиком. Налейте еще этого темного трофейного вина и давайте выпьем за ваших внучатых племянников, молодость которых не будет омрачаться долгами их далеких предков.

— Князь Андрей Васильевич, князь Юрий Семенович, — заглянул в каюту чужой холоп. — На нефе два паруса подняли, носовой теперича подымают. Якоря уж, видать, выбраны!

— Мне-то ты о сем к чему кричишь? — недовольно осадил слугу Друцкий. — Я тебе что, причальные канаты вытягивать стану? Отваливайте и идите за Лучемиром. Он путь до Любека наизусть знает.

— В Любек, Юрий Семенович? — переспросил от окна Зверев. — По следу стокгольмских рабов?

— Торг невольничий там один из самых богатых, княже. А путь ужо совсем недалекий. Почему бы и не сходить?

Сильно кренясь под боковым ветром и зарываясь носом в волны, ушкуй, словно щенок за большой собакой, бежал в сотне саженей за спокойным и величественным нефом. Небо, что столь печально плакало над Стокгольмом, постепенно прояснялось. Если в первый день пути с него еще осыпалась противная холодная морось, то на второй оно стало просто облачным. К середине дня среди облаков даже появились синие просветы. Паруса быстро высохли, палуба тоже перестала быть скользкой. Андрей, отогреваясь, скинул ферязь, оставшись в атласной рубахе, выпущенной поверх штанов, расстегнул ворот.

— Глянь, княже, попутчик у нас какой-то объявился, — указал за корму Пахом. — Нагоняет.

Андрей оглянулся. Верстах в трех позади под четырьмя треугольными парусами на мачтах и двух на бушприте ходко двигалось странное судно размером раза в полтора больше ушкуя, с гладкими, ровными бортами и выставленными наружу шпангоутами. Хотя толстые выпирающие балки должны были здорово тормозить корабль, он тем не менее вполне успешно нагонял путников.

— Им что, моря мало? Хотят обязательно впритирку пройти? Ну-ка, позови князя Друцкого.

— Датчане, — мгновенно определил Юрий Семенович, едва увидев незнакомцев. — Наши купцы такие длинные корпуса не любят, по рекам петлять тяжело. А на Руси вся торговля, почитай, на реках. Кажись, каравелла, слыхал я про такие. Доски встык, а не внахлест на борта кладут. Дерево экономят. А они потом расползаются и текут постоянно. Сказывали, корабли эти с первого дня постоянно ремонтировать надобно. Конопатить, крепить, смолить, дырки заделывать. А в шторм борта и вовсе расползаются, и их канатами стягивают.

— Кто же их тогда покупает, страшилища такие?

— Бегают зело быстро. Глянь, нагоняет. Душегубы, видать. Пираты.

— Почему, князь? Может, просто купцы. Тоже в Любек торопятся, вот тем же путем и двигают.

— А купцы завсегда первейшими душегубами и были. Коли управы на себя не видят, обязательно серебро силой заберут, на товар менять не станут. Были бы русские — своих, может, и не тронули б. Датчане же обязательно ограбить попытаются. Не хотели бы грабить, стороной бы обошли. Море большое. Видишь, бочки на мачтах? Там обычно арбалетчики сидят. Их-то в первую очередь опасаться надобно. От них и не скрыться никуда, и не достать, проклятущих… А может, конечно, и путники мирные. Рази на глаз определишь? — внезапно изменил свое мнение Юрий Семенович. — Может, и обойдется. Захар! Щиты достань, к правому борту ставь.

— Пахом, пищали к борту вынеси, — привычно скомандовал Зверев. — Заряжены, надеюсь? Порох на полки досыпь. Бердыши раздай. Только не все, мне оставь! И броню тоже дай, у кого нет. Нечего ей зря в кладовке пылиться. Я сам оденусь.

— Они, мыслю, не на нас, они на неф нацелились, — предположил Друцкий. — На большом торговце и добыча побогаче должна быть. Луки приготовить нужно, пригодятся.

Немногочисленная команда ушкуя пришла в движение, готовясь в схватке. Щиты были поставлены к правому борту, бердыши помещены так, чтобы острые стальные кончики выглядывали наружу. Холопы облачались в куяки, колонтари и кольчуги, вешали на пояс сабли, заправляли за спину боевые топорики. Палуба заблестела от тщательно начищенного железа. Путники не скрывали, что готовы к схватке, надеясь грозным видом охладить боевой пыл преследователей. Каравелла, наоборот, выглядела тихой и мирной — никакого движения ни на палубе, ни на мачтах. Только на корме стоял одинокий рулевой, положив руки на огромный, в человеческий рост, штурвал.

— Коли просто тати, за нефом погонятся, — сказал князь Юрий Семенович, возвращаясь на носовую надстройку в драгоценном трехслойном бахтерце, пластины которого сияли позолотой. — Коли предали ростовщики — то нас захватить попытается.

Рулевой каравеллы, словно услышав его слова, крутанул руль, и стремительное судно начало быстро наваливаться на ушкуй.

— Щитами закрывайтесь! — крикнул Зверев, спрыгивая на палубу.

В бочках на мачтах пирата появились головы в гребенчатых испанских шлемах, мелькнули изогнутые дуги натянутых луков. Князь Сакульский, пригибаясь, кинулся к Пахому, распластался возле пищалей:

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Похожие:

Александр Прозоров Золото мертвых iconЗолото золото! Золото! Жёлтое, твёрдое, ярко блестит. Руки дрожащие жжёт своим ходом. Трудно достать, но легко упустить. Взятое силой, обманом добытое, Кровью, вином и дурманом омытое… Счастье и отдых
...
Александр Прозоров Золото мертвых iconБиблейская ювелирика, или уравнения с двенадцатью неизвестными
Александрийской библиотеки. Второй том «Мёртвых душ» Гоголя и Золото Колчака. Объективные изображения и лики Христа, Мухаммеда, Будды...
Александр Прозоров Золото мертвых iconЛекции №1. (Золото, драгметаллы) Содержание: а золото, серебро, платина и палладий
Вчера мировые цены на золото впервые за два года превысили $300 за тройскую унцию. Аналитики ожидают, что 2002 год станет годом хороших...
Александр Прозоров Золото мертвых iconАлександр Прозоров Клан Северный круг 1
Мелкая водяная пыль, что летела к острову из расщелины, через которую с ревом прорывался Нил, смешивалась возле острова с ветрами...
Александр Прозоров Золото мертвых iconКнига мертвых "Тибетская книга мертвых"
Тибетская книга мертвых важнейшее религиозное сочинение Востока, повествующее о жизни после смерти Ее перевод предназначен, главным...
Александр Прозоров Золото мертвых iconКнига мертвых "Тибетская книга мертвых"
Тибетская книга мертвых важнейшее религиозное сочинение Востока, повествующее о жизни после смерти Ее перевод предназначен, главным...
Александр Прозоров Золото мертвых iconКнига мертвых "Тибетская книга мертвых"
Тибетская книга мертвых важнейшее религиозное сочинение Востока, повествующее о жизни после смерти Ее перевод предназначен, главным...
Александр Прозоров Золото мертвых iconАлександр Прозоров Слово шамана Боярская сотня 7
От его пронизывающего дыхания на улице казалось в несколько раз холоднее, нежели было на самом деле – и татары с завистью поглядывали...
Александр Прозоров Золото мертвых iconАлексей Живой, Александр Прозоров Освобождение Глава первая «Античная революция»
Взгляд Федора медленно скользил вдоль песчаных дюн, начинавшихся сразу за линией коричнево-красных скал, с обеих сторон защищавших...
Александр Прозоров Золото мертвых iconВоскресение Иисуса
Иисус Христос воскрес из мёртвых, победив смерть и даровав жизнь всем верующим в Него. Воскресение Христа из мёртвых является действительно...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org