Тема исследования



Скачать 107.89 Kb.
Дата26.07.2014
Размер107.89 Kb.
ТипДокументы
Фамилия: Кисилиер

Имя: Максим

Отчество: Львович

Тема исследования: Греческая поэтическая традиция

Полученные за отчетный период научные (научно-технические) результаты:

В результате первого года работы удалось сделать ряд выводов, необходимых для настоящего исследования, поэтому имеет смысл их воспроизвести здесь опять:

1. Существует особая языковая система (т. н. поэтический язык), регулирующая грамматические и синтаксические особенности большинства/всех текстов, относящихся к поэтической традиции;

2. Эта система не вполне совпадает с системой живого языка;

3. В поэтическом языке существуют особые единицы, т. н. поэтические формулы, функционирование которых определяется метрическими особенностями.

В этом году удалось подтвердить справедливость этих выводов путем сопоставления фольклорных текстов греков Приазовья с записями их разговорной речи. Приведу некоторые количественные данные по порядку слов: VO речь: 77%, песни: 50%; OV речь: 33%, песни: 50% (где V — глагол, S — подлежащее, O — дополнение).

Еще более наглядно это проявляется при сравнении вариантов позиций местоименных клитик (относительно управляющего глагола): VO речь: 36%, песни: 42%; OV речь: 33%, песни: 64%.

На основании прошлогодних выводов в этом году была разработана модель морфосинтаксического описания греческого поэтического текста, которую можно продемонстрировать на материале стихотворений Птохопродрома.

Стихотворения Птохопродрома — это один из наиболее ранних (XII в.) и текстов, относящихся к ранней новогреческой поэтической традиции. До сих пор неизвестно, кто скрывается под этим именем — известный придворный поэт Феодор Продром или же какой-то неизвестный нам поэт. Можно с некоторой долей вероятности предположить, что необязательно все стихи принадлежат одному автору, особенно если согласиться с Гансом Айденайером, подготовившим последнее издание стихотворений Птохопродрома, в том, что тексты имели устное хождение, по крайней мере, в течение двух столетий, поскольку рукописи датируются только XIV в. (Eideneier H. Der PTOCHOPRODROMOS in schriftlicher und muendlicher Ueberlieferung // Eideneier H. (Hrsg.). Neograeca Medii Aevi I. 1986. Akten zum Symposion Koeln. Koeln, 1987. S. 101, 107). Можно уверенно утверждать, что стихотворения были созданы не в рамках устной народной традиции, а являются творениями образованного византийца/византийцев, вхожего в императорский дворец, и нет оснований отрицать, что таким византийцем был Феодор Продром, вероятный автор всех или некоторых стихотворений. На образованность автора/авторов указывают многие детали: например, стихотворения представляют собой обращения к императору; в них нередко употребляются слова, не имеющие отношения к разговорной лексике.

Не менее важным и сложным представляется вопрос о том, насколько язык стихотворений Птохопродрома отражает реальное языковое состояние XII–XIV вв.

Стихотворения Птохопродрома принято относить к т. н. демотической или народной литературе (в англоязычной литературе — vernacular literature — Horrocks G. C. Greek. A History of the Language and its Speakers. London & NY, 1997. P. 261f), хотя, исходя, в основном из лексических особенностей, исследователи традиционно говорят о «смешанном» характере языка стихотворений. Действительно, в стихотворениях Птохопродрома присутствуют множество черт, не характерных для новогреческого языка, в частности, сентенциальные энклитики: paizousi gar (Ptokh. I, 11), ei de (Ptokh. I, 106), plin oun (Ptokh. I, 157), tou goun (Ptokh. I, 206), kai di piasas (Ptokh. I, 226), которые по закону Ваккернагеля ставятся на вторую позицию в предложении (в стихах сентенциальные энклилтики также могут оказываться на второй позиции в строке.) или колоне. Иногда (в первом стихотворении — 6 случаев из 32) под влиянием барьера или запрета на разрыв составляющих сентенциальные энклитики оказываются на третьей позиции: an plixis gar (Ptokh. I, 160), en kai gar ex (Ptokh. I, 208), tou brefous d’ (Ptokh. I, 219), чем, в целом, напоминают ситуацию в позднем койне.

Кроме того, многие языковые черты показывают, что в стихотворениях Птохопродрома сосуществуют две системы: древнегреческая и новогреческая. Наиболее ярко это прослеживается на уровне морфологии: употребление дательного падежа и замещающих их предложных конструкций (ti soi prosoiso; (Ptokh. I, 1), to pathei (Ptokh. II, 95) vs tas ginomenas eis eme (Ptokh. I, 4)), древнегреческие и новогреческие формы местоимений, как личных (se (Ptokh. I, 92), eme (Ptokh. I, 127) vs esenan (Ptokh. III, 57)), так и притяжательных (teknon mou (Ptokh. III, 58) vs to son fileusplaghnon (Ptokh. I, 271)), и, наконец, употребление инфинитива, на котором следует остановиться подробнее.

Как известно, в отличие от древнегреческого, в новогреческом инфинитив не сохранился (т. н. инфинитивная форма употребляется при образовании аналитического перфекта на -ei, которая, вероятнее всего, восходит к древнегреческому инфинитиву аориста; см. также Mackridge P. H. The Medieval Greek Infinitive in the Light of Modern Dialectal Evidence // Filellin. Studies in Honour of Robert Browning. Venice, 1996. P. 193–194). В своей исторической грамматике Джеффри Хоррокс бегло упоминает о том, что в тексте Птохопродрома инфинитив сохраняется после глагола fimi ‘говорить’ (Horrocks. Op. cit. P. 270). По мнению Хоррокса, сохранение инфинитива объясняется тем, что глагол fimi требует после себя архаичную конструкцию, при этом Хоррокс не учитывает тот факт, что даже субстантивированный инфинитив может заменяться конструкцией na + форма конъюнктива: pros to na matho grammata (Ptokh. III, 88). Несомненно, в стихотворениях прослеживается тенденция к исчезновению инфинитива. Об этом, в частности, свидетельствует единичное употребление Inf. Aor. Pass. (Ptokh. IV, 649); единственный пример зависимости инфи­нитива от существительного (Ptokh. I, 41); единичные случаи субстан­тивации, при этом зачастую перед инфинитивом стоят предлоги mehri ‘до’ (Ptokh. III, 261), eis ‘в’ (Ptokh. III, 53), ek ‘из’ (Ptokh. IV, 4); очень редки инфинитивы среднего залога; не встречаются независимые инфинитивные обороты; инфинитив не используется для образования аналитического прошедшего времени (со вспомогательным глаголом eho). Тем не менее, употребление инфинитива у Птохопродрома вовсе не является окказиональным и соответствует определенной системе. Можно выделить несколько семантико-функциональных классов глаголов, после которых употребление инфинитива носит регулярный характер:



  • Глаголы желания: thelo eipein (Ptokh. II, 5), boulei mathein (Ptokh. IV, 348).

  • Глаголы со значением возможности: ou ferein dunamai (Ptokh. IV, 46). К данному классу можно также отнести глаголы ishuo ‘быть в состоянии’ (Ptokh. IV, 84); exeurisko ‘давать возможность’ (Ptokh. IV, 71); polemo ‘стараться’ (Ptokh. IV, 153).

  • Verba timendi: ouk etharreis kolumban (Ptokh. I, 104).

  • Глаголы изменения состояния и движения: irxato tou gelan me (Ptokh. I, 190); edrama sugkathisai (Ptokh. III, 244). Сюда можно включить также глаголы ormao ‘кидаться’ (Ptokh. IV, 17) и protrepo ‘склонять(ся)’ (Ptokh. I, 262).

Во многих индоевропейских языках употребление глаголов, относящихся к вышеуказанным классам, обладает ярко выраженными особенностями: т. н. verba timendi требуют после себя в латыни и древнегреческом специального придаточного предложения (боюсь, как бы ни), глаголы желания и глаголы со значением возможности традиционно относятся к модальным. Показательно, что в английском и немецком языках они требуют употребления инфинитива без интерпозиции показателя инфинитива, что свидетельствует о семантической спаянности управляющего и управляемого глагола. Подобное справедливо и для глаголов движения в немецком, после которых инфинитив употребляется без zu. У всех этих на первый взгляд разных по значению глаголов есть одна общая черта: описываемое ими состояние или действие не может быть реализовано внутри самого глагола, а нуждается (с разной степенью обязательности) дополнительном (внешнем) действии или состоянии, при котором глагол, его выражающий, часто ставится в инфинитив. Такой инфинитив при глаголе движения принято называть инфинитивом цели, однако и в остальных случаях инфинитив необходим для демонстрации следствия действия глагола. Поэтому неудивительно, что инфинитив дольше всего сохранялся именно в сочетании с перечисленными выше глаголами.

Наравне с инфинитивом в стихотворениях Птохопродрома используются новые средства выражения цели и следствия. Более того, аналитическая конструкция начинает преобладать: dos moi na progeusomai (Ptokh. III, 119). Таким образом, инфинитив как средство выражения своей исконной инфинитивной функции оказывается избыточен. В результате, в стихотворениях Птохопродрома сосуществуют обе системы, одна из которых использует инфинитив, а другая – аналитическую конструкцию. Нередко встречаются фразы, различающиеся лишь средствами выражения одного и того же лексико-грамматического значения: mi ehon ti fagein (Ptokh. III, 235), ouk eho to na fao (Ptokh. III, 206).

В ряде случаев два типа конструкций не являются синонимичными: kai tote [thelo na se ido]1 to pos [ton theleis surein]2’ (Ptokh. IV, 509). В конструкции (1) глагол thelo выступает как полноценный глагол с отчетливым лексическим значением ‘желать’, тогда как в (2) он семантически спаян с несущим основной смысл конструкции инфинитивом и указывает на временную локализацию действия или на специфический модальный оттенок. Широкое распространение форм thelo na для выражения будущего времени впоследствии вытеснило инфинитив и в этой конструкции.

Особо стоит описать позиции местоименных клитик у Птохопродрома.



  1. Постпозиция местоименного дополнения обычно встречается в следующих случаях:

    1. Глагольная группа (далее VP) стоит в самом начале предложения/стиха или колона:

eheis me hronous dodeka psuhrous

‘…я у тебя уже двенадцать холодных лет’ (Ptoch. I. 43).

Подобное положение местоимения можно считать «ваккернагелевской» позицией. Определяющая роль синтаксических факторов в выборе этой позиции, в частности, подтверждается тем, что на нее не влияет наличие отрицания:

psuhi, ouk anoigeis moi, kardia, ou theoreis me

‘…душа, ты не хочешь открыт ь мне, сердце, не желаешь видеть меня’ (Ptoch. I. 228).

Иногда перед VP оказывается сочинительный союз:

kai legoun me “siga, sale…”

‘…и говорят мне: «Тихо, дурень…»’ (Ptoch. III. 223)

ekbainei, kai sikonei me

‘…она выходит и ободряет меня’ (Ptoch. I. 191).

Вероятно, здесь можно усматривать действие Правила Барьера, а в роли барьера выступает сочинительный союз kai, маркирующий VP.


    1. Местоименная клитика зависит от глагола в повелительном наклонении:

kai tora, blepe ton, forei ta makromutika tou.

‘…а теперь, посмотри на него, он носит сапоги с длинными носами’ (Ptoch. III. 61).

Порядок VO является для греческого обязательным во все периоды его развития, в т. ч. и в новогреческом. Интересно другое: очевидно во времена Птохопродрома ощущалась «древность» и устойчивый характер этого порядка. Этим, по-видимому, объясняются случаи появления при императиве местоименных дополнений в дат. п., причем иногда даже вопреки нормам древнегреческого (гиперкоррекция); см. Ptoch. II. 68 и ср. с II. 70, где тот же самый глагол управляет не формой в дат. п., а в вин. п.


    1. Местоименная клитика зависит от субстантивированного инфинитива (архаичный оборот):

irxato tou gelan me

‘…начала смеяться надо мной’ (Ptoch. I. 190).



    1. Местоименная клитика зависит от (изменяемой) причастной формы:

Molis pote paradramon thn thalassan tou biou

tin outo katakluzousan kai sunbuthizousan me

‘Едва только попав в круговорот моря жизни,

столь сильно топящего и утаскивающего меня с собой в глубину’ (Ptoch. III. 7–8).

Два последних случая встречаются крайне редко (ср. с Ptoch. III. 53 и 40–41) и представляют собой архаизмы, а не продуктивные синтаксические модели.


  1. Местоименная клитика обычно оказывается в препозиции, если:

    1. VP непосредственно следует за

  • целевым союзом ina

ina ton perirrapsi

‘…чтобы его привести в порядок…’ (Ptoch. I. 86).



  • частицами na и as

elpizon na me krazousi

‘…надеясь, что они меня позовут…’ (Ptoch. I. 243).

kai as to allazoun

‘…и пусть его заменят…’ (Ptoch. II. 55).



  • отрицательной частицей mi

blepe mi tin dosis

‘…смотри, чтобы не дать ей…’ (Ptoch. I. 166).



  • вопросительным местоимением или наречием

mipos eme akousosi

‘…может быть, они меня могут услышать’ (Ptoch. I. 28). NB! В препозиции находится сильная форма местоимения.

ti me legeis;

‘…что ты мне скажешь?’ (Ptoch. III. 108). NB! me = moi.



  • относительным местоимением

itis me trogei pantote

‘…которая меня постоянно грызет’ (Ptoch. III. 229).



  • отрицательным местоимением

ouden me didousin

‘ничего мне не дают’ (Ptoch. III. 207). NB! me = moi.



  • союзом an

an me dosis tipote

‘…если ты мне не дашь ничего…’ (Ptoch. II. 108).



  • союзом, вводящим сравнительный оборот или придаточное предложение времени:

os to epoiken pro pollou

‘…как она это сделала намного раньше…’ (Ptoch. I. 128).



    1. местоименная форма оказывается логически выделенной или VP, куда входит местоименная форма, непосредственно следует за маркированным синтаксическим элементом:

eme d’ afinei exo

…меня же бросает за порогом (Ptoch. I. 127).

Показательно, что в этом примере местоименная форма оказывается на первой позиции в колоне, и поэтому перед нами сильная местоименная форма, хотя сильная местоименная форма может встречаться и во второй («ваккернагелевской») позиции:

kai eme afiken exo

‘…и меня бросила за порогом…’ (Ptoch. I. 181).

Можно утверждать, что сильная форма местоимения, если даже не всегда занимает первую позицию в предложении, практически всегда оказывается в препозиции к управляющему глаголу:

osan[na — МК] esenan ehei

‘…будешь иметь почет…’ (Ptoch. III. 57).



    1. краткая форма местоимение дублирует существительное с артиклем (реприза):

tin exodon tin eho

‘…выход (он) у меня есть’ (Ptoch. II. 62).

В завершение этого беглого рассмотрения правил постановки местоименных форм следует привести еще один пример, когда в одном сочетании встречается сразу два элемента, которые могут оказывать влияние на позицию местоимения:

ean ton ouk eipo

‘…если я ему не скажу…’ (Ptoch. III. 112). NB! ton = auto (Dat.).

Важно отметить, что описанные выше положения по большинству параметров совпадают «правилами» постановки местоименных клитик в Эскуриальской версии Эпоса о Дигенисе Акрите, которые сформулировал П. Макридж (Mackridge P. H. An Editorial Problem in Medieval Greek Texts: the Position of the Object Clitic Pronoun in the Escorial ‘Digenes Acrites’ // Arhes tis Neoellinikis logotehnias. Praktika tou deuterou diethnous sunedriou “Neograeca medii aevi”. ’Anatupo apo ton A´ tomo. Venetia, 1993. P. 325–342; он же. The Position of the Weak Object Pronoun in Medieval and Modern Greek // Язык и речевая деятельность, 2000. Т. 3.1. С. 133–151):

I. VO (более или менее обязательно, здесь и далее O обозначает местоименное дополнение-клитику):

1. Синтагма находится в самом начале предложения или следует сразу за сочинительным или противительным союзом (нейтральный порядок в независимом предложении).

2. Синтагма непосредственно следует за союзами oti, ou (которые вводят дополнительные придаточные предложения), ei (условие) и dioti (причина). Союзы oti и dioti не являются членами того предложения, которое они вводят, т. е., по словам П. Макриджа (Mackridge. An Editorial Problem… P. 327), «…они не подчиняют предложение» (“they do not subordinate the clause”). Следовательно, безударные местоимения будут занимать ту же позицию, что и в независимых предложениях. Что касается ou и ei, они являются сами проклитиками, и, возможно, соседство двух неударных элементов оказывается нежелательным.

3. Перед синтагмой стоит дополнение с тем же референтом, что и у местоименной клитики (местоименная реприза дополнения)

II. OV (более или менее обязательно):

1. Перед синтагмой находится целевой союз ina.

2. Перед синтагмой находится частицы na, as, tha

Перед синтагмой находится отрицательные частицы и наречия mi, miden, ouden, den.

3. Перед синтагмой находится любое вопросительное местоимение или наречие.

4. Перед синтагмой находится неопределённое наречие pos.

5. Перед синтагмой находится любой союз, вводящий сравнительный оборот или придаточное предложение времени.

6. Перед синтагмой находится союзы an, ean, вводящие придаточные предложения условия.

7. Перед синтагмой находится любое относительное местоимение.

III. OV (почти всегда обязательно):

Перед синтагмой находится семантически выделенное слово или сочетание слов (не временное наречие, дополнение или субъект).

IV. OV (обычно):

Синтагма непосредственно следует за субъектом

V. VO или OV (свободный выбор):

Перед синтагмой стоит наречие времени

Совпадение «правил» постановки клитик у Птохопродрома и в Эпосе о Дигенисе не случайно. Оно свидетельствует о том, что, по крайней мере, с XII по XVI в. в поэтических текстах существовала единая просодическая система.



Проведенное в рамках настоящего проекта исследование позволяет сделать вывод о том, что сопоставление греческих поэтических текстов разных веков, с одной стороны, и сравнение поэтических и устных текстов, с другой стороны, наглядно свидетельствуют о существовании особой языковой системы, охватывающей как морфологию, так и синтаксис и просодику. Эту систему я условно называю «Поэтический язык». Она в чем-то может совпадать с фактами живого языка, однако не может служить достаточно надежным и достоверным источником сведений по истории языка, поскольку занимает особую «языковую нишу».

Похожие:

Тема исследования iconТезисы секция: филология тема работы: Тема Родины в творчестве Анны Ахматовой автор: Евдокимова Наталия Владимировна
Предмет моего исследования – русский поэт Анна Андреевна Ахматова, её жизнь и её судьба. Цель моего исследования – рассмотреть неразрывную...
Тема исследования iconТема исследования: Математический анализ произведений А. С. Пушкина
Тема моего исследования: “Математический анализ произведений А. С. Пушкина”. В настоящее время существует разнообразное множество...
Тема исследования iconАннотированный отчет о научно-исследовательской работе за 2006 год Тема нир: Комплексные исследования динамических процессов в областях звездообразования и на Солнце
Тема нир: Комплексные исследования динамических процессов в областях звездообразования и на Солнце
Тема исследования iconАннотированный отчет о научно-исследовательской работе за 2007 год Тема нир: Комплексные исследования динамических процессов в областях звездообразования и на Солнце
Тема нир: Комплексные исследования динамических процессов в областях звездообразования и на Солнце
Тема исследования iconТема. Методы исследования деятельности сердца
Современные методы исследования многообразны – это электрокардиография, в том числе высокого разрешения (экг вр), мониторинг Холтера,...
Тема исследования iconАннотированный отчет о научно-исследовательской работе за 2005 год Тема нир: Палеогеофизические реконструкции на основе исследования магнитных явления в горных породах и минералах
Тема нир: Палеогеофизические реконструкции на основе исследования магнитных явления в горных породах и минералах
Тема исследования iconАннотированный отчет о научно-исследовательской работе за 2004 год Тема нир: Палеогеофизические реконструкции на основе исследования магнитных явления в горных породах и минералах
Тема нир: Палеогеофизические реконструкции на основе исследования магнитных явления в горных породах и минералах
Тема исследования iconТема Объект и предмет тмо. Основное направление исследований в области международных отношений
Создание в рамках тмо систематизированного знания об объекте исследования (международных отношениях) и предмете исследования (теориях...
Тема исследования iconТема Теоретические исследования фундаментальных взаимодействий элементарных частиц и развитие прикладных методов теории поля
Проводимые в отделе исследования состоят в ряду мировых исследований по разработке программ экспериментов на коллайдерах, которые...
Тема исследования iconТема «Католичество на Северном Кавказе» общая харктеристика работы актуальность темы исследования
Католичество на Северном Кавказе не было предметом отдельного научного исследования. Несомненно, этот пробел в истории религиозных...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org