Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ



Скачать 214.62 Kb.
Дата03.11.2012
Размер214.62 Kb.
ТипАвтореферат





На правах рукописи

ТОПОРКОВ ВИКТОР АФАНАСЬЕВИЧ

НАЦИОНАЛИЗМ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации

на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Специальность: 09.00.11 – социальная философия

Тверь-2007

Работа выполнена на кафедре философии Самарской государственной академии МПС

Научный руководитель – доктор философских наук, профессор

Грибанов Николай Иванович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Ахиезер Александр Самойлович

кандидат философских наук, доцент

Глазунова Светлана Александровна

Ведущая организация: Военная академия воздушно-космической обороны

имени маршала Советского Союза Г.К.Жукова


Защита состоится 25 мая 2007г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам К.212.263.05 в Тверском государственном университете.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, 44а.

Автореферат разослан 25 апреля 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент С.П.Бельчевичен

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Социальная трансформация, переживаемая российским обществом, не может быть понята вне контекста национально-этнических отношений. Эволюция федерации как полиэтничного образования невозможна вне оптимизации регламента межнационального взаимодействия, изучение которого оказывается первостепенной задачей достижения стабильности, безопасности, устойчивости.

Сложность ситуации определяется как наличием зон конфликтности на территории страны, так и необходимостью пересмотра положений социальной теории, связанных с трактовкой этнического и национального.

В 90-е гг. национализм стал составляющей широкого спектра политических ситуаций в различных регионах мира. В сущности, его идеология и практика столь же глобальны, как и современная мировая динамика. Несмотря на тенденции интернационализации и глобализации жизни, именно этнические, национальные конфликты и противостояния выходят на первый план независимо от экономического уровня развития. Не является исключением и Россия. Распад крупнейшего многонационального государства – СССР, сочетающего в государственном формообразовании национальные и территориальные элементы, не мог не привести к всплеску национальных проблем, обострению этнического самосознания населяющих его народов.

Остроту этнонациональным проблемам придает и затянувшаяся трансформация российского общества, относительный неуспех проведенных экономических и социальных реформ.
Перед лицом метаморфоз социальной среды обостряется вопрос стабилизации социальной общности.

Ликвидация предпосылок национализма в постсоветской России позволит достичь искомой политической консолидации, купировать конфликты, наметить направления совершенствования федеративного устройства нации.

Степень разработанности проблемы. Историческая традиция изучения этноса, нации закладывается Н.Бердяевым, Н.Данилевским, К.Леонтьевым, Н.Лосским, П.Милюковым, В.Соловьевым, П.Сорокиным, Г.Федотовым, А.Хомяковым, Г.Шпетом и др. А.Хомяков началами национальной целостности признает язык, государственность, реализуемую в интересах личности; П.Сорокин основу нации видит в единстве территориального, культурного; И.Ильин рассматривает страновую общность на основании единства географических, религиозных, языковых, культурных, правовых, государственных, хозяйственных факторов; Г.Федотовым отмечается историческая детерминанта как базовая в державном единстве; Н.Данилевским указывается на необходимость введения концепта цивилизации для понимания страновых отличий России.

В советской обществоведческой литературе долгое время вообще не употреблялось понятие «этнос», различение общностей производилось с помощью категорий «племя», «народ», «нация». Критический анализ европоцентризма, идей прямолинейного восходящего прогресса заставил усомниться в возможностях использования триады как для классификации, так и выявления взаимоотношений реально существующих общностей. Ю.Бромлеем в 1970-1980-е гг. вводится в оборот понятие этноса. Появляются работы, раскрывающие содержание и функции национального самосознания. Это труды А.Агаева, А.Аклаева, В.Бабакова, М.Н.Губогло, А.Деронченкова, Л.Дробижевой, И.Дьяконова, П.Евдокимова, Т.Заславской, А.Захарова, А.Здравомыслова, В.Иорданского, К.Касьянова, В.Коротеева, П.Кушнера, Р.Симоняна, С.Соколовского, Л.Скворцова, Г.Солдатова, И.Татаренко, С.Токарева, С.Чешко и др. Проблемы межнациональных отношений на современном этапе развития евразийской цивилизации обсуждаются А.Ахиезером, А.Дугиным, Г.Гачевым, Л.Гудковым, М.Иорданом, В.Ильиным, И.Климовым, Е.Лурье, А.Панариным, Э.Поздняковым, В.Саборовым, Е.Соколовым, В.Тишковым, Ж.Тощенко, И.Чернышевским, Р.Шариповым, В.Шелохаевым, др.

В последнее время в России изучением этноса, нации, этничности, национализма, этнонациональных процессов занимаются: Р. Абдулатипов, Ю.Арутюнян, А.Бороноев, Б.Винер, Г.Волкова, Н.Гиренко, Н.Губогло, В.Денисенко, Л.Дробижева, И.Елаева, Е.Захарова, А.Здравомыслов, Г.Иванов, А.Иванова, С.Иванова, В.Ильин, Г.Караваев, В.Кашаев, В.Козлов, Н.Кокшаров, В.Коротеева, О.Кулакова, А.Куропятник, С.Лурье, В. Малахов, М. Мнацаканян, Е.Нарочницкая, А.Панарин, Ю.Попков, В.Прибыловский, Г.Рокина, Л.Рубан, С.Рыбаков, Т.Сафронова, Ю.Семенов, З.Сикевич, Н.Скворцов, М.Соколов, С.Соколовский, Х.Тадтаев, В.Тишков, В.Тоидис, Ж. Тощенко, В.Филиппов, В.Хотинец, Н.Цепищев, В.Чагилов, С.Чешко, Е.Шапинская, Л.Якушев и др.

Среди фундаментальных работ в области межэтнических отношений выделяются сочинения У.Альтерматта, Б.Андерсона, Ф.Барта, З.Баумана, П.Брасса, У.Бека, П.Ван ден Берга, Э.Геллнера, Ж.Девере, Р.Джекинса, Г.Лебона, С.Леви, А.Лейпхарта, Л.Нидерле, М.Олсона, К.Оффе, Р.Мэста, Дж.Ротшильда, А.Смита, С.Хантингтона, С.Энлоу и др. В масштабах мировой науки проблемы этничности, нации, национализма разрабатывают: У.Альтерматта, Б.Aндерсона, Дж.Армстронга, M.Бэнкса, M.Бэнтона, Дж.Баумана, E.Беннера, С.Бергера, Д.Брауна, Р.Брубакера, T.Eриксона, С.Фентона, M.Флина, E.Геллнера, П.Гилберта, Д.Горовца, Дж.Хатчинсона, E. Kaуфмана, A.Смита, П.Спенсера, A. Томпсона и др.

В диссертации делается вывод об отсутствии общепринятых подходов к трактовке сложных этносоциальных явлений. В современной этнологии под категорию «этнос» подводится то лингвистическое, то биологическое, то культурное, то политическое основание. Та же ситуация прослеживается и с пониманием «этничности». Автор классифицирует существующие подходы, анализирует примордиалистскую, инструменталистскую, конструктивистскую модели. С позиций примордиалистов, этничность является органичным образованием, совершенно необязательно идеологизированным, нацеленным на получение тех или иных преимуществ. Этничность предстает как объективная данность, изначальная характеристика человека. Подход, истоки которого можно найти еще в политической философии античности, получил «второе рождение» после работ Э.Дюркгейма о групповой солидарности. Последователи примордиалистского подхода рассматривают этносы и как социальные, и как кровно-родственные (биологические) сообщества. Здесь обособляются два направления: социобиологическое (Л.Гумилев) и эволюционно-историческое (Ю.Бромлей и др.).

Сторонники инструменталистского (А.Коэн, Г.Г.Дилигенский и др.) подхода оценивают этничность как социальный инструмент. Его адепты объясняют сохранение этнических групп потребностями людей в преодолении отчуждения, характерного для современного общества массовой культуры, потребительских ценностей, прагматизма. Этничность при таком подходе – средство достижения групповых интересов.

У конструктивистов (Э.Геллнер, Б.Андерсон, В.А.Тишков и др.), этничность выступает социальной конструкцией, не имеет объективных корней. Этнос – искусственное образование, результат целенаправленной деятельности интеллектуальной элиты. Конструкт «этничность» транслируется на потенциальных представителей этноса при помощи массовой культуры, образования, воспитания. Те культурные черты, которые элита использует в качестве этнических символов консолидации общности, произвольно «выхватываются» из культуры, являются не более, чем знаками групповой солидарности.

В 1990-е гг. в российской этносоциологии получили широкое распространение западные «конструктивистские» и «инструменталистские» теории нации и национализма. Они заняли доминирующее положение в трудах М.Н. Борисова, В.В. Коротеевой, Г.У. Солдатова, В.А. Тишкова, Ф.В. Филиппова и др. Многие безоговорочно приняли идеи «гражданской нации», «гражданского национализма» – политический подход, характерный для Б. Андерсона, Дж. Бройи, Э. Геллнера, Л. Гринфелд, отождествляющих нацию с государством. Вместе с тем уже с конца 1990-х гг. с новым подъемом российской этносоциологической мысли наблюдается не только критический научный анализ указанных западных теорий (Л.М. Дробижева, В.В. Коротеева, М.О. Мнацаканян, Т.У. Солдатова и др.), но и формулируются принципиально новые подходы. Этнократическая концепция национализма изложена Ж.Т. Тощенко, нравственно-этический подход выражен Г.В. Старовойтовой, оценены факторы этнического риска (З.В. Сикевич).

Автор использовал основные документы, посвященные межэтническим отношениям: «Всеобщая декларация прав и свобод человека ООН», «Международный пакт о гражданских и политических правах», «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» (1996), Парижская хартия всей Европы (1990), европейская «Декларация о хартии народов и регионов» (1996). Автор опирался на документы: «О национальном развитии граждан, проживающих за пределами своих национально-территориальных или национально-административных образований» (1990), «Концепция государственной национальной политики РФ», Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» (1991), Закон РСФСР «О языках народов Российской Федерации» (1991), Федеральный закон «О национально-культурной автономии» (1996), Концепция национальной политики РФ, Ст.72 Конституции РФ (содержит формулировку «основ федеральной политики» и «федеральных программ» в области «национального развития»), федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 – 2005)». В работе используются результаты социологических исследований.

Объект исследования – национально-политическое пространство пореформенной России.

Предмет исследования – проявления национализма в России в постсоветский период.

Цель исследования – выявить особенности национализма в постсоветской России.

Задачи исследования:

– определить сущностные характеристики этноса и нации;

– выявить особенности сепаратизма и федерализма;

– выявить ресурс национально-культурной автономии как технологии социального устроения федеративного государства.

Теоретико-методологическая основа поиска. Учитывая комплексный, полиморфный строй социальной материи, эвристический базис изыскания составили принципы единства исторического и логического, абстрактного и конкретного, всесторонности, реалистичности рассмотрения, системности, целостности.

Научная новизна исследования заключается в следующих полученных автором результатах:

– Определены характеристики этноса и нации. Этническая идентичность имеет основанием общность культуры, выступает образованием натуралистическим, строится на основе универсалий языка, традиций, обычаев, искусства. Нация – объединяет народ, проживающий на территории государства, на базе гражданства, является общностью гражданско-политического порядка.

– Выявлены сущностные составляющие сепаратизма (национализма) и федерализма. Причинами проявления радикализма в настоящее время выступают распад цивилизационной целостности государства, отсутствие должной социальной политики, нацеленной на формирование национальной общности, наличие открытых конфликтов этнического порядка на территории страны. Национализм принимает формы сепаратизма, что не приводит к выработке оптимальных ценностей социального воспроизводства. Федерализм как оптимальная социальная модель урегулирования межэтнического взаимодействия предстает универсальной формой «имплантации» полиэтнического в национальное, соорганизуя много-культурное пространство социальной общности на началах единых социальных ценностей.

– Выявлены сущностные начала национально-культурной автономии как механизма совершенствования федеративного устройства. Национально-государственная автономия рассматривается как неоптимальный тип социального строительства, ведущий к негативным проявлениям этнического радикализма. Национально-культурная автономия предстает конструктивным началом социально-культурного обустройства этнических общностей, позволяющим сохранять и обеспечивать динамику полиэтническим образованиям на основании как самобытных культурных факторов, так и оптимальных приоритетов социального развития внутри федеративного целого.

Теоретическая значимость работы. Полученные в диссертации результаты имеют важное концептуальное и методологическое значение, позволяют формировать адекватную картину генезиса и статуса национального самосознания, его роли в контексте оптимизации социального устроения.

Практическая значимость работы. Данные диссертации могут быть использованы в высшей школе – при составлении учебных пособий, разработке, чтении общих лекционных и специальных курсов по социальной философии, политологии, политической социологии, в государственной политике по совершенствованию федеральных отношений.

Апробация работы. Работа обсуждена на кафедре философии Самарской государственной академии путей сообщения. Результаты диссертации представлены на Рождественских чтениях (Нижний Новгород, 2005). Основные идеи работы изложены в 6 работах общим объемом 2,5 п.л.

Структура диссертации определена целями, задачами, принятым способом исследования; состоит из введения, трех глав, заключения. Библиография насчитывает 137 источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во «Введении» обозначается актуальность, степень научной разработанности темы, теоретико-методологическая основа, цель, вытекающие из нее задачи исследования, определяются объект, предмет, научная новизна, практическая и теоретическая значимость работы.

В главе 1. – «Этнос и нация» – выделяются сущностные характеристики данных социальных общностей.

Автор подчеркивает: под этничностью понимаются культурно-отличительные (этнические) группы и формы идентичности; суть этничности определяют существенные стороны организации социальности по принципу территориальной, культурной, поведенческой, традиционной соотнесенности.

Отличительные особенности этничности:

– Ситуативные проявления. Под влиянием внешних условий она может выражаться больше или меньше, возрастать или ослабевать.

– Социальные и индивидуальные проявления. Этничность имеет два уровня осуществления: личностный и групповой. Личностный уровень характеризует отождествление индивида со своим этносом, реализацию себя в нем. Групповой уровень «определяет» этничность в рамках общности.

– Этничность предстает как социокультурная общность, базирующаяся на историческом прошлом и повседневных формах общения. Принципиальной в этничности выступает установка «мы – они» в общественном сознании, вводящем представление разграниченности этносов. К пониманию сущности этнического можно отнести универсальную концепцию солидарности.

Этносы не являются компонентом социальной структуры, ее исторически конкретным целостным выражением. Определения этноса сконцентрированы на социальной организации конкретной группы, различающейся от других групп (культура, традиция, верования, обычаи).

Примордиалистская концепция (ван ден Берге, Клиффорд Гертц, отчасти Ф.Барт, поздний Мойнихан, М.Широкогоров, Л.Гумилев) реализуется в двух модусах: социобиологическом и эволюционно-историческом. Сторонники первого рассматривают этничность как объективную данность, сторонники второго толкуют этнос как социальное сообщество, которое связано с конкретным гражданским прошлым (Б.Андерсон, Р.Бурдье, Э.Геллнер, Э.Хобсбаум, У.Альтерматт).

В основе инструментализма – социально-психологическая теория личности, общения, компенсаторных потребностей. Инструменталисты объясняют сохранение этнической группы потребностями людей в преодолении отчуждения, свойственного современному обществу.

Выражением социально-политической оформленности этничности является нация. В ходе дискуссии о происхождении и сущности нации сложились теории:

1. Примордиалистская теория толкует нацию в качестве исторически заданной общности людей. Одни ратуют за культурную или экономическую детерминацию, другие подчеркивают биоэнергетическую природу нации.

2. Модернистская теория представляет нации продуктом экономических и культурных связей, бюрократической государственной машины, светского образования.

Нация – специфическая часть человечества, открытая для взаимодействия с иными его частями. Автор рассматривает нацию в контексте общечеловеческого существования, и ее интересы понимаются не как причины для конфронтации с иными сообществами, а в качестве модификации общечеловеческих интересов. Нация или национально-этническое сообщество определяется через культурную специфику, уникальность культуры, определяющей ценность глобального порядка.

Атрибутом нации выступает «державность» – политико-государственная организация, позволяющая охранять, сохранять, поддерживать суверенитет народа. Нация – совокупность граждан державы на базе конституированного отношения согражданства. Нация – образование историческое, включающее признаки политического, территориального, хозяйственного, культурного единства.

Нация несет важные черты идентификации социального порядка где человек обретает социальную самоидентичность. Соотнесение «я» с национальным связано с пониманием особенностей развития нации в истории.

Этническое и национальное представляют пути социальной и личностной идентификации. Этническое самоопределение «строится» на культурных, национальное – на социальных детерминантах, характеризуя взаимодополняющие начала социальной общности. Единство, интеграция, конструктивное взаимодействие в рамках общности достигается в результате этнической идентификации, на социально-политическом уровне – посредством национальной самоорганизации общности.

В главе 2. – «Державный сепаратизм (национализм) и федерализм» –демонстрируется: национализм в качестве принципа мироустройства подразумевает органически сложившийся, естественный политический порядок, в состав которого входят сообщества сородичей, людей одного и того же рода, национализм – народолюбие (Volksliebe).

В зависимости от решаемых задач, действующих лиц и других факторов в современном мире формируются типы национализма:

– ирредентистский национализм – направление, при котором движение национального меньшинства на той или иной территории борется за воссоединение со своей исторической родиной, присоединение части одного государства к другому;

– имперский национализм – государственный национализм крупной нации, навязывающей собственные ценности национальным меньшинствам. В странах со слабой или среднеразвитой экономикой, неразвитой демократией, этническим разнообразием, наличием сепаратистских движений национализм служит одним из средств центрального правительства для обеспечения общественного порядка, подчинения граждан своей воле, сохранения целостности государства;

– либеральный национализм – форма этнонационализма, предпочитающего сочетание в той или иной пропорции национальных и государственных начал и ценностей в процессах национального возрождения и самоопределения;

– радикальный национализм – ориентирующийся на разрыв ценностей национальных меньшинств с ценностями титульных государствообразующих групп с требованием изменения внутренних границ, создания отдельного «национального» государства;

– реакционный национализм – враждебный демократическим ценностям, пытающийся всеми средствами сохранить традиционные идеалы авторитарных и религиозных устоев.

Структура национализма как сложного социального феномена состоит из компонентов, от содержания каждого из которых зависят возможности достижения национальной общностью своих целей в области государственной власти. Важнейшие из них:

– национальная идеология, где реализуются цели национального движения, указываются пути, средства их достижения;

– национальное самосознание, выступающее совокупностью представлений, определяющих реальное освоение людьми групповых идеалов, культурных норм, традиций, интересов;

– институты и нормы, упорядочивающие массовую активность представителей нации;

– национальная элита, играющая ключевую роль в формировании политического облика национального движения или политической жизни нации-государства.

Проект «государство – этнос», изначально обладает чертами конфликтности. Когда во главу угла ставится принцип права наций на самоопределение (сецессия), нарушается фундаментальный принцип – сохранение и поддержание территориальной (государственной) целостности (суверенитет).

Субъектом-носителем государственности является не нация-этнос, а нация-народ. Нормальное, взвешенное государствосозидание основывается на началах деэтнификации государственного устройства, деполитизации национального вопроса.

Федеративное устройство – оптимальное для России. В нынешних российских условиях развитие федерализма сопровождается рядом сложностей. В определении перспективы государственного устройства новой России сталкиваются две экстремальные тенденции: к России в качестве унитарного государства с единым и единственным гражданством; к суверенизации субъектов федерации, разделению России на ряд наций-государств.

В данной ситуации наименее конфликтным представляется некоторый промежуточный сценарий, укладывающийся в ближайшие годы в концепцию «асимметричной федерации». Федерализм, подкрепленный развитым местным самоуправлением, открывает широкие перспективы для ослабления этнической конфликтности. При «функциональном федерализме» политические и экономические полномочия спускаются на уровень административных органов, способных их компетентно отправлять, возникает мощный механизм реализации потребностей, запросов, прав общин, в том числе основанных на культурной принадлежности (создание национальных школ, киностудий, радио-, телецентров и т.п.).

В главе 3. – «Национально-культурная автономия как действенный механизм национального устроения» – отмечается перспективность модели национально-культурной автономии в организации межэтнического взаимодействия в контексте федеральных отношений.

Автором отмечается, что в период затянувшегося кризиса российского социума обостряется проблема национальной идентичности. Поддержание устойчивости, контроль центробежных тенденций возможен посредством усиления центрального макрорегулирования для проведения модернизации.

Параметром консолидированности этнического является национальное самосознание, государственного – общегражданское. В других странах этнонациональное, общегражданское демонстрируют события на Кавказе, в Чечне: часть чеченцев, преимущественно в районах, добровольно когда-то принявших подданство (Надтеречная полоса), демонстрирует пророссийскую ориентацию, часть сохраняет нейтральную неопределенность, часть настроена на национальную независимость.

На Западе основу национал-образующих комплексов составляет политическое, потом – территориальное, экономическое, культурно-историческое, и только в последнюю очередь – этническое. Данная модель социальной организации, дублируемая на уровне законодательства, позволяет нивелировать противостояние, диктуемое многонациональностью. В Великобритании проживает 77% англичан, в Испании – 70% испанцев; несмотря на то, что здесь существуют острые межнациональные конфликты (Ольстер, Страна басков), требование политической суверенизации не выдвигается, не приобретает уровень политического вопроса.

В России национал-образующим признаком выступает этническое, с которым соединяется культурно-историческое, экономическое, территориальное и только в конечном итоге политическое. В России в 1989г. проживало 81,5% русских, что соответствует доле коренного этноса в ведущих западноевропейских странах; из 20% нерусской части населения России более трети составляют выходцы из других стран и республик, около трети проживает за пределами национальных автономий. Претендовать на национальные автономии могут не более трети нерусских, проживающих на территории российской федерации. Они составляют всего 6,6% от общего количества населения.

Автор подчеркивает: национально-территориальный принцип не может выступать образующим для формирования государственного устройства. Исторически Россия представляла союз этнических племен, объединенных Русью. И сегодня нельзя выделять одну национальность как субъекта государственности. Национальные представительства могут следовать национально-культурной, но не государственной автономии (суверенизации). Самоопределение народа в условиях многонациональной России должен решаться как культурно-экзистенциальная, бытовая, но не территориально-государственная процедура, только так возможно купирование конфликтов и кризисов.

Обособление партикулярного этноинтереса способствует проблематизации межнационального, русско-этнического. В России проживает 176 этнических групп. Исторически опыт державостроительства означал соединение русского этноса с народами Севера, Дальнего Востока, Кавказа, Балтии, Восточной Европы, Северо-Западной, Средней Азии. Российский мир строился не на основании права народа, а как права народов. В силу прочности межэтнических, русско-национальных связей идея права нации на самоопределение не уместна.

Процессом, сопровождающим развал советского пространства в стране, стала сепаратизация. Эффективным средством купирования негативных тенденций может быть только механизм цивилизации, реализующийся через урбанизацию, интенсивную коммуникацию, образование, совместную кооперацию. За их организацию отвечает государство. Укрепление государственности возможно через проведение, обеспечение национальных интересов. Коренные приобретают проявляют конформность, следуя в адаптации к общежитию нормам многонациональной культуры. Национальные культурные составляющие не нивелируются, объединяющими становятся ценности цивильного жизнестроительства.

Обострение «охранительного национализма» инспирирует ряд тенденций: изменение гражданской идентичности в связи с падением СССР, затянувшийся системный кризис, национальные конфликты, вытеснение русскоязычного населения из стран СНГ и национальных республик РФ, интенсивная миграция из стран и республик в центр и традиционно русские регионы с моноэтничным составом населения, неравномерность темпов воспроизводства этнических групп при устойчивом превышении смертности над рождаемостью у русских.

Оценка оптимальных механизмов полиэтничного становления автором сводится к идее: развитие государства-нации невозможно через объективацию государства-этноса. Сверхцель этноса достигается не в противоборстве с государствообразующим «титульным» этносом, а в мирном с ним сосуществовании. Этнократия на практике опровергает сама себя. Наиболее приемлемый механизм достижения баланса этнического и национального – реализация института национально-культурной автономии. Важно сохранение и культивирование собственной культуры для обеспечения прогрессивного развития. Поддерживать культуру, а значит, и этнос позволяет механизм национально-культурной автономии (НКА).

НКА выступает одной из гуманитарно адаптированных тенденций национального устроительства. Модель НКА автор понимает масштабно как реализующуюся через язык, культуру, традиции, обычаи. Национально-культурная автономия тождественна развитию культурной самобытности: сохранение культуры, языка становится достаточным фактором этнического воспроизводства. НКА предоставляет право народу на собственный язык, выступающий средством трансляции важнейших культурных ценностей, наследия. Язык есть средство, противостоящее утрате идентификации при контактах мало- и многочисленных народов. Право на язык реализуется не как анклавизация этносов, а как предоставление гарантий двуязычия в рамках иррадиированного существования.

В государстве-нации (народном, а не этническом государстве, строящемся на волеизъявлении граждан, а не этноса) право этноса – культурное самоопределение. Возникает искомая реципрокность многонационального (полиэтнического) существования. НКА как ресурсный источник духовности осуществляет единство базовых ценностей: свободы, культуры, традиции. Через НКА происходит приобщение к родному языку, обычаям, религии, особенностям быта.

Процессы глобализации способствовали усилению потребности в этнической идентификации, выступающей защитой от унификации, нивелировании культур. Приведет ли глобализация к космополитизму или этносы сумеют сохраниться в новом мире?

Автор выделяет ряд причин, которые способны в какой-то мере объяснить рост национализма в глобализирующемся мире:

– ускорение темпов исторической динамики, нарастание секуляризации мира, усиление интернационализации и космополитизации жизни, страх перед будущим заставляют искать опору в традициях, в том числе в национальном самоопределении;

– национализм – социокультурное явление, в известной степени детерминирющее контуры видения мира. Оно интегрировало традиционные мифы, символы, использовало их для защиты и обоснования национального государства. Сила национализма состоит в том, что в нем органически соединяются индивидуальные социальные и культурные приверженности людей с государством, которое становится гарантом сохранения национально-культурной идентичности народа;

– ослабление, расшатывание в эпоху «осевого времени» инфраструктуры базовой культуры, размывание ценностей, норм, принципов, определяющих моральные устои, провоцирующие чувство безродности, «вселенского сиротства». При таком положении вещей национализм может оказаться подходящим «последним» убежищем. Чувство принадлежности национальному сообществу придает смысл жизни, укрепляет взаимную ответственность, сопричастность, купирует отчуждение;

– новейшие общественно-исторические тенденции чреваты стиранием традиционных различий между дозволенным и запретным, допустимым и неприемлемым, нормальным и ненормальным, сакральным и мирским. Национализм же несет обещание восстановить привычный порядок вещей, освободить от страха перед современностью, трудной, мучительной необходимости принимать решения и таким образом «получать» свободу.

Автор итожит: обращение к институту НКА позволяет разрешать актуальные и злободневные вопросы национального устроения в условиях полиэтничной общности. В отличие от национально-территориальной автономии (НТА), строящейся на допущении сецессии и дезагрегации государственности институт НКА способствует эффективной эволюции национальной целостности в контексте мировой динамики.

В Заключении подводятся итоги исследования, намечаются перспективы обсуждения поставленных проблем.

Основные положения диссертации отражены в публикациях автора:

  1. Многонациональное государство в мультикультурном пространстве: этническая идентичность граждан // Государство и общество: философия, экономика, культура. Доклады и выступления на международной научной конференции 14-15 апреля 2005 г. Под общей редакцией А.В.Бузгалина, А.И.Колганова. – М.: Ленард, 2005. – С. 335-337

2. Методологические вопросы исследования этнической идентичности в условиях глобализации // Философия и будущее цивилизации. Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.): В 5 т.– М.: Современные тетради, 2005. – Т.З. – С. 322-323

3. Теоретико-методологические вопросы исследования этнической идентичности // IY Конгресс этнографов и антропологов России, СПб., 28 июня-2 июля 2005: Тезисы докладов/Отв. ред. Ю.К.Чистов. – СПб.: МАЭ РАН, 2005. – С.74

4. Языковая лояльность как способ этнической самоидентификации // Русский язык в тюрско-славянских этнокультурных взаимодействиях. Составитель: А.Д. Коростелев / Отв. ред. М.Н.Губогло. – М.: Старый сад, 2005. – С. 64-74

5. Этничность реальная или воображаемая: новый конструктивизм // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. Новосибирск: НГУ, 2006. – Т. 4. – Вып. 2. – С. 88-92

6. Язык - как этнический идентификатор // Культурное наследие и современные перемены: материалы международного семинара. – Элиста, 6-7 июня 2006 г. – С. 46-50

Похожие:

Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconВ. Д. Альперович старость. Социально-философский анализ
Альперович В. Д. Старость. Социально-философский анализ. Ростов-на-Дону: издательство скнц вш, 1998 104с
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconФорма государства: социально-философский анализ
Поэтому необходимо критическое, социально-философское рассмотрение современной клас-сификации государств по их формам, для того чтобы...
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconТипологизация исторического процесса: социально-философский анализ

Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconСоциально-философский анализ российского правового нигилизма

Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconТеория и практика социального государства: социально-философский анализ

Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconИгровая деятельность и спорт в информационном обществе: социально-философский анализ

Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconСетевые структуры общества в межэтнических конфликтах: социально-философский анализ
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconДемократическая модернизация российского общества: социально-философский анализ
Диссертация выполнена на кафедре общегуманитарных дисциплин Московского гуманитарно-экономического института
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconСоциально-философский анализ эволюции проблемы языка: (информационно-коммуникативный аспект)
Работа выполнена на кафедре философии Красноярского государственного аграрного университета
Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ iconФеномен ритуала в жизни общества (социально-философский анализ)
...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org