Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение



Скачать 133.33 Kb.
Дата26.07.2014
Размер133.33 Kb.
ТипДокументы
Гриценко Мария Николаевна, ЮФ НГУ, 2010 г.
Чему удивлялся Иммануил Кант?
Введение
Философия Иммануила Канта (22. 04. 1724 – 12. 02. 1804) привлекает прежде всего систематичностью. Кант – великий систематик, и его представления о структуре философского знания не устарели по сей день.

«Иные полагают, - читаем в кантовских черновиках, - что система относится только к изложению, но она принадлежит и объекту познания, и мышлению… Иные полагают, что создают системы, но у них возникают лишь агрегаты. Для последних нужна лишь манера; система требует метода… исторические знания можно приобрести без системы, до известной степени также и математические, но и философские без системы – никогда. Контур целого должен предшествовать частями»1.

Система философии возникла у Канта лишь после того, как он обнаружил между природой и свободой своеобразный «третий мир» - мир красоты. В 1787 г. в письмах появляются упоминания о работе над «Критикой вкуса», а в конце года Кант сообщает Рейнгольду об открытии новых всеобщих принципов духовной деятельности, а именно «чувства удовольствия и неудовольствия». Вот только теперь философская система Канта обретает более четкие контуры.

Он видит ее состоящей из трех частей в соответствии с тремя способностями человеческой психики: познавательной, оценочной («чувство удовольствия») и волевой («способность желания»). В «Критике чистого разума» (1781) и «Критике практического разума» (1788) изложены первая и третья составные части философской системы – теоретическая и практическая. Вторую – центральную И. Кант пока называет телеологией – учение о целесообразности. Затем теология потеснится и уступит свое место эстетике – учение о красоте. Задуманное произведение под названием «Критика способности суждения» увидело свет в 1790 г.

В данной работе исследуются произведения Иммануила Канта «критического периода», а именно его работы «Критика чистого разума», «Критика Практического разума», «Критика способности суждения», а также его сочинения в шести томах.

«Философия начинается с удивления, и это настоящее удивление не тому, что чего-то нет. Скажем, нет справедливости, нет мира, нет любви, нет чести, нет совести и т.д. Не этому удивляется философ. Философ удивляется тому, что вообще что-то есть. Ведь удивительно, что есть хоть где-то, хоть когда-то, хоть у кого-то, например, совесть. Удивляет не ее отсутствие, а то, что она есть. Не отсутствие чести удивительно, а то, что она есть. Или не отсутствие морали. То есть удивительно то, что есть нечто. Что под этим понимается? — Порядок. Нечто упорядоченное. Удивительно, что есть нечто, а не хаос. Потому что должен был бы быть хаос», - так писал Мераб Мамардашвили об удивлении в своей работе «Необходимость себя. Введение в философию» (1996 г). Итак, что же думал Кант об удивлении.
Удивление в работах И.

Канта
Удивление – это явление, которое ближе всего к эстетике, поэтому мы и находим упоминания о нем в «Критике способности суждения». Но это еще не все. Удивление стимулирует любое философское рассуждение, поэтому оно должно быть как в начале творчества Канта, так и в конце.

Начнем с небольшого фрагмента: «…удивление (аффект при представлении о новизне, превосходящей ожидание)…»2.

Так же в «Критике практического разума» есть развернутое определение удивления:

«Более или менее близко к этому чувству удивление, а оно как аффект, т.е. изумление, может быть выражено и по отношению к вещам, как, например, к высоким горам, к великому, к многочисленному, к отдаленности небесных тел, силе и проворству некоторых животных; но все это еще не уважение. Человек может быть для меня предметом любви, страха, удивления, даже изумления, но от этого он еще не становится предметом уважения»3.

Кант определял удивление как чувство замешательства при встрече с чем-то неожиданным. Удивление – аффект при столкновении с чем-то неожиданным, которое может взбудоражить наши души. Но во многих случаях аффект можно перепутать со страстью. Несмотря на то, что эти понятия схожи, они различны по своей специфике. Аффект относится только к чувству, страсть связана со способностью желать и представляет собой склонность. Аффекты – бурные и непредвзяты проявления эмоций, а страсти - продолжительны и обдуманны; так, неудовольствие в качестве гнева – аффект, в качестве ненависти – страсть. Она никогда не может быть названа возвышенной, ибо если в аффекте свобода души тормозится, то в страсти она устраняется.

«В энтузиазме как аффекте воображение безудержно, в экзальтации как укоренившейся, погруженной в себя страсти - оно лишено правил. Первый - преходящая случайность, которая иногда может поразить даже самый здравый рассудок, вторая - болезнь, которая его разрушает»4 и «Однако аффект всегда слеп либо в выборе своей цели, либо, даже если эта цель дана разумом, в ее осуществлении; аффект есть то душевное движение, которое лишает нас способности обдумать основоположения, чтобы в соответствии с ними определить себя. Следовательно, он никоим образом не может заслужить благорасположение разума»5.

Так же Кант замечает, что удивление может на первый взгляд показаться уважением, но, в действительности это не так. Если рассматривать талант человека, то для Канта вполне логично оказывать им уважение в связи с удивлением способности гения. Но его умение всегда остается нам не известным и стоит только предположить, что оно произошло от культуры, от его заслуги. Из этого видим, что уважение выступает в роли удивления, но мы не можем опереться именно на это. Люди могут удивляться, но не уважать. Они уважают только талант.

«Правда, великие таланты и соответствующая им деятельность также могут вызывать уважение или аналогичные с ним чувства; и вполне уместно оказывать им это уважение; тогда кажется, будто удивление и это чувство - одно и то же. Но когда присматриваются ближе, то замечают, что, поскольку всегда остается неизвестным, что в этом умении от прирожденного таланта и что от культуры, приобретенной собственным прилежанием, разум предположительно представляет нам умение как плод культуры, стало быть, как заслугу; а это заметно умеряет наше самомнение, делает нам упреки или обязывает нас следовать этому примеру подходящим для нас образом.

Следовательно, это уважение, которое мы оказываем такому лицу (собственно говоря, закону, о котором напоминает нам его пример), не только удивление; …но истинный ученый всегда испытывает это уважение, по крайней мере к таланту этого человека, сам отдается тому же призванию и занят той же работой, что до известной степени делает для него законом подражание ему»6.

Не стоит забывать, что «удивление и уважение хотя и могут побуждать к изысканиям, но не могут их заменить»7.

Важно изучить и то, что Кант сказал после – в своей эстетике. Дело в том, что удивление не только дает пищу для ума, оно есть само по себе. Удивление время от времени возникает и вызывает противоречивые чувства. Ведь это же аффект, а их сложно контролировать. Вообще вынужденность что-то контролировать – это, можно сказать, трудность, отвлекающая разум. Кант показывает, что в удивлении есть доля страха, замешательства. Человек никогда не знает всего, а неизвестность пугает. Вот к примеру, описание водопада – это с одной стороны, страх, а с другой – приятное чувство. Дело в том, что возвышенное – возникает из контраста. Чаще всего это контраст масштабов и мощи природных сил с человеком – маленьким и слабым. В то же время это природное величие не может перекрыть чувства собственного достоинства у человека. Так возникает приятное чувство, что ты преодолеваешь страх (хотя для этого не нужно ничего делать, это происходит как бы само в развитии ощущений).

Из всего выше сказанного следует, что возвышенное то притягивает, то отталкивает, не доставляя положительного удовольствия, а возбуждая удивление и почтение, которые можно назвать отрицательным наслаждением. Возвышенное есть гордость человека, возникающая благодаря преодолению страха в процессе веры. Рационально в суждениях Канта то, что он отмечает масштабность возвышенного явления, отсутствие по отношению к нему свободы человека (отсюда необходимость преодоления страха, притяжение-отталкивание, удивление, почтение, отрицательность наслаждения). Однако благоговение, удивление и уважение не могут заменить познания законов мироздания и изучения моральных задатков нашей природы. Хранительницей науки на этом пути к учению мудрости всегда должна оставаться философия, в утонченных изысканиях которой публика должна проявлять интерес к ее учениям, которые могут ей стать совершенно понятными только после подобной разработки.

Таким образом, первоначально удивление задерживает развитие мысли и вследствие этого бывает неприятным, оно не может привести к благорасположению разума.

Но удивление может содействовать приливу мыслей и неожиданных представлений и потому становится приятным.

Самое сильное удивление Кант видел двух вещах. Об этом говорит его самое известное изречение: «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне»8.

Если мы хорошо проанализируем это изречение, то многое поймем о том, что удивляло Канта.

Во-первых, Кант пишет эту фразу в своей книге, посвященной этике, а не эстетике. Наверное, это значит, что удивлять могут не только прекрасные или возвышенные вещи, но и такие предметы, о которых мы можем размышлять. Кант прямо пишет, что удивление у него возникает от того, что мы размышляем, а не только от того, что просто видим. Это подтверждают исследователи: он и правда, большое значение отводил разуму в своей философской системе.

В системе Канта разум находит то, что он сам себе предположил, но здесь разум оказывается удивлен – наверное, потому что не предполагал того, что обнаружил:



«И то, и другое мне нет надобности искать и только предполагать как нечто окутанное мраком или лежащее за пределами моего кругозора; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием моего существования»9.

Во- вторых, разберемся в двух вещах, которые называет Кант – это звездное небо и моральный закон. Это довольно-таки разные вещи. Звездное небо – это часть объективного мира, его изучает естествознание. Сам Кант в ранний период (его еще называют «докритический») активно интересовался естественными науками и особенно астрономией. Он изучал звезды и созвездия, чтобы понять, как появилась Вселенная. Моральный закон – совсем другое дело, он внутри нас. Моральный закон не говорит нам ничего о мире, но зато говорит, как правильно поступать, живя в этом мире.

То есть фраза получается немного парадоксальная, т.к. в ней смешаны две разных вещи. И то, что И. Кант их поставил на один уровень, означает попытку соединить две разных сферы. Для него все-таки важен и его ранний научный период и поздний философский. Но это неизбежно вело к дуализму, потому что очень трудно совместить науку и этику. Наука хочет все объяснить, найти всему причины. Этика, по крайней мере у Канта, наоборот, доказывает, что человек свободен. Поэтому он может выбирать между правильным и неправильным. Поэтому свободу Кант помещает внутрь человека, в его душу, ведь он знает, что внешний мир подчиняется объективным законам. А с другой стороны, этика может действовать, а теоретический разум не может, поэтому их тоже надо как-то согласовать. Вот Кант и пишет, что они оба достойны удивления, хотя и по-разному. Взгляд «на бесчисленное множество миров как бы уничтожает мое значение как животной твари», т.е. умаляет нас, а моральный закон «напротив, бесконечно возвышает мою ценность как мыслящего существа».

В-третьих, подумаем отдельно, что может удивлять в «звездном небе» и что в «моральном законе», особенно если о них размышлять.

Итак, что значит восхищаться звездным небом? Конечно, это красиво и возвышенно, но точно такие же слова мы можем сказать про водопад, высокую гору, мощное дерево на краю обрыва и т.д. Значит, эстетика тут не главное. Подсказку дают исследователи И. Канта, они говорят, что «звездное небо надо мной» - это намек на механику Ньютона, которая была для Канта предпосылкой теоретической философии. В то время звезды и планеты рассматривали как движущуюся механическую систему. Канта удивляло и восхищало в этой картине то, что все можно просчитать с помощью простой и ясной математики. Иными словами, восхищение небом – это восхищение разумным устройством мира, которое кроется за хаотичным скоплением ярких звезд на ночном небе. Тут еще важен биографический фактор.

Стратерн пишет о детстве Канта:



«Мать Канта часто брала его с собой на прогулки за город, рассказывала о том, какие бывают цветы и травы, а ночью она показывала ему звезды и созвездия. В то же время она была набожной женщиной, и ее строгая любовь сформировала характер сына»10.

Это двойственное внимание Канта к фактам и моральным обязательствам осталось у него на всю жизнь и сыграло основную роль в его философии.

Теперь перейдем к моральному закону внутри нас. По Канту закон этот познается изнутри, и он формулируется в одной форме потому, что, по его мнению, разум у всех людей одинаков. Моральный закон – это тот закон, который сам себе предписывает действующий разум (т.е. практический, «праксис» - поведение, действие). Канта не удивляло, что люди способны к действию, т.к. в этом мы равны животным. Но как верующий он был уверен в способности человека к моральному поведению. Человек сам может выбирать правила поведения, которых придерживается в жизни. И это удивляло Канта и как философа (почему свобода возможна, когда в мире все закономерно?), и как верующего (как разумно дать человеку волю и разум для управления волей).

Теперь мы понимаем, что эти два направления стали главными в решении Кантом задач философии своего времени (защита и философское обоснование законов естественного процесса, с одной стороны, и обоснование человеческого достоинства и взаимного равенства – с другой). И. Кант сам формулирует сложность своих задач:



«Спекулятивное применение разума к природе приводит к абсолютной необходимости некоей высшей причины мира; практическое применение разума к свободе также приводит к абсолютной необходимости, но лишь законов действования разумного существа как такового. Существенный же принцип всякого применения нашего разума – довести до сознания необходимости этого познания (так как без этой необходимости оно не было бы познанием разума)»11.

На последок стоит заметить, что для Канта удивление является промежуточным звеном в развитии у себя закона нравственности. Сначала человек одобряет, потом одобрение переходит в удивление, оно в свою очередь к изумлению, а потом уже и величайшему благоговению. Например, заставляют честного человека участвовать в клевете на невинного. При этом ему предлагают выгоды: высокий чин, денег и т.п., но он от всего отказывается в силу своего чистого сердца. Он не хочет переступить свой моральный закон, он хочет быть самим собой. Случилась беда у него, из-за того, что он отказал знатным людям оклеветать невиновного, то они его гнобят, лишают того, что человек имел и доходит даже до того, чтобы лишить его жизни. Тем самым его семья обречена. Поэтому семья упрашивает его уступить им и оклеветать человека. Доброе сердце противится этому, но он без всяких колебаний остается честным. Человек одобряет свой выбор, его удивляет стремление подражать честности. Из этого примера следует, закон нравственности проявляется в страданиях.

«…Тогда мой юный слушатель постепенно переходит от одобрения к удивлению, от удивления - к изумлению и, наконец, к величайшему благоговению, и его охватывает сильное желание и самому быть таким же человеком (хотя, конечно, не в его положении); добродетель здесь столь ценна только потому, что она так дорого стоит, а не потому, что она что-то дает. Все удивление и даже стремление подражать такому характеру здесь целиком покоится на чистоте нравственного принципа, которую можно представить себе с полной ясностью лишь потому, что все, что люди только могут причислять к счастью, перестает здесь быть мотивом поступка. Следовательно, нравственность тем больше имеет силы над человеческим сердцем, чем более чисто она представлена…»12.

Таким образом, в развитии эмоции удивления Кант выделял две стадии: первоначально оно задерживает развитие мысли и вследствие этого бывает неприятным, а потом содействует приливу мыслей и неожиданных представлений и потому становится приятным. Но все же, несмотря на важность такого аффекта, как удивление, Кант ставит его как бы на второй план к познанию нравственности. Оно не служит у него точкой отправления, основой нравственности. Удивление не служит мотивом осуществление моральных принципов, оно не знает цели:

«Следовательно, без какого-нибудь Бога и невидимого нам теперь мира, на который мы возлагаем надежды, прекрасные идеи нравственности вызывают, правда, одобрение и удивление, но не служат мотивом намерений и их осуществления, так как не исполняют всей цели, естественной и необходимой для всякого разумного существа и a priori определяемой тем же чистым разумом»13.
Заключение
Канта притягивают своей таинственностью глубины космоса и загадочность человеческой души, тайна совести. Если приходится выбирать между научными истинами и принципами совести, то предпочтение, считает И. Кант, нужно отдать совести, какими бы привлекательными и заманчивыми научные истины не были. Иными словами, если наука «диктует» совершить нечто (скажем, революцию или гражданскую войну), и это нечто требует переступить через совесть, то от него надо отказаться.

Удивление для Канта важное чувство в понимании нравственного закона. Оно дает развитие в человеке чистого сердца. Но удивление может тормозить ход мыслей и поэтому делается неприятным. Удивление – это как бы столкновение, а столкнуться можно только с тем, что трудно игнорировать. Довольно необычно, что такой вещью Кант считал благие намерения, лежащие в сердце человека. А с другой стороны, без этой реальности было бы сложно считать человека человеком.

Многие вещи, любил повторять Кант, способны возбудить удивление, восхищение, но подлинное уважение вызывает лишь человек, не изменивший чувству должного, тот человек, для которого существует невозможное. И. Кант смог ответит на такой вопрос: что движет человеческим познанием, что толкает человека к необходимости познавать. Механизм движение - удивление и любопытство перед гармонией мира. Следовательно, у нас не может быть уверенности, гарантии, что мы в состоянии познавать сущность вещей, т.к. удивление мимолетное, непредвзятое, лишает возможности обдумать.

Нас самих должно удивить то, что удивление Канта было не просто юношеским удивлением, когда все кажется необычным, романтичным и таинственным. Его известное изречение – это удивление пожилого человека. Нечасто люди в 57 лет признаются, что удивляются, в настоящем смысле слова, а не когда имеется в виду возмущение («был неприятно удивлен»).

Кант очень необычно связал науку и этику – через удивление. Если представить, что удивление не просто случайно, а показывает насколько важен и таинственен сам объект, то значит, Кант выделил какие-то важные особенности разума человека. Сегодня эту особенность можно понять так: разум хочет знать и действовать, причем и в том, и в другом он хочет достичь истины. Мало просто знать мир, если ты поступаешь неправильно, не по-человечески. Но в то же время нельзя замыкаться на одной только этике – мир тоже важен, как и люди.

То как Кант связал эти две вещи, в наши дни некоторые понимают по-новому, наделяют новым смыслом. К примеру, ученые говорят, что только уважение и восхищение перед Космосом, этическое отношение к миру позволит его познать. То есть тот, кто этически относится не только к людям, но и к Вселенной – настоящий ученый, которому откроется знание: «Голос неба услышит лишь тот,  кто преодолевает молчание Космоса!». А другие наоборот, видят в этой фразе намек на то, что мы никогда не поймем что значит правильно, пока не познаем мир должным образом. Например, прежде, чем формулировать законы нужно хорошо изучить тот народ, который будет их исполнять. Мне кажется обе трактовки интересны и показывают, что удивление Канта до сих пор актуально.


Список литературы.

1. И. Кант, Критика чистого разума: [пер. с нем.]/ Иммануил Кант, 2010. - 734

2. И.Кант. Основы метафизики нравственности; Критика практического разума; метафизика нравов, 2007. -528.

3. И. Кант. Критика способности суждения, 1994. – 364.

4. Пол Стратерн. Кант за 90 минут. Пер. С.Зубкова. М.: Астрель; АСТ, 2004

5. Л.А. Суслова Философия И. Канта: Учеб. пособие для вузов. М.: Высш.шк., 1988. - 224.

6. В.Ф. Асмус Иммануил Кант. - М.: Высшая школа, 2005. - 439.

7.И.Кант, сочинения в шести томах, 1963



1 Kant I. Gessamelte Schriften, Bd. XVI, S. 278б

2 И. Кант «Критика способности суждении», стр. 143

3 И. Кант «Критика практического разума», стр.187

4 И. Кант «Критика способности суждении», стр.146

5 И. Кант «Критика способности суждении», стр.143

6 И. Кант « Критика практического разума», стр. 188

7 И. Кант «Критика практического разума», стр. 257

8 И. Кант «Критика практического разума», стр. 257

9 И. Кант «Критика практического разума», стр. 257

10 Пол Стратерн. Кант за 90 минут, стр. 18.

11 И. Кант «Основы метафизики нравственности», стр. 119

12 И, Кант «Критика практического разума», стр. 255

13 И. Кант «Критика чистого разума», стр. 801

Похожие:

Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconГранты 2013-2014 по программе «иммануил кант»
Германская служба академических обменов (daad) сообщает о приеме заявок на участие в программе "Иммануил Кант"
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconПрограмма «Иммануил Кант»
Германии по программе «Иммануил Кант». Программа предусматривает ежегодное совместное финансирование до 50 грантов для аспирантов...
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconВеличайший астроном XIX столетия Введение Калининградская область – это «островок»
Здесь жил и работал знаменитый философ Иммануил Кант, математик Людвиг Гессе, писатель и композитор Гофман, естествоиспытатель К....
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconОтвет на вопрос
Кант, Иммануил. Собр соч в 8 тт. М.: Чоро, 1994. Т. С. 29-37. Полный текст статьи
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconИммануил Кант. Критика чистого разума (фрагменты)
Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconУрок по теме: " Банковские вклады"
На доске: «Математика это наука, брошенная человечеством на исследование мира в его возможных вариантах». Иммануил Кант
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconКант иммануил
Хрестоматия по философии: Учеб пособие /Сост. П. В. Алексеев, А. В. Панин; мгу им. М. В. Ломоносова. — 2-е изд., перераб и доп. —...
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconОтвет на вопрос Что такое просвещени
Кант, Иммануил Сочинения в шести томах. М., “Мысль”, 1966.(Философ наследие). Т. 1966. 743 с. С. 25-36
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconНемецкая классическая философия Иммануил Кант (1724-1804)
...
Чему удивлялся Иммануил Кант? Введение iconАктуальность Канта [Текст] = The actuality of Kant : сб ст. / отв ред. Д
Кант, Иммануил (1724 1804), о нем. II. Разеев, Данил Николаевич, ред. Немецкая философия 18 в. Сборники
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org