Печать великой французской революции



Скачать 248.74 Kb.
страница1/2
Дата03.11.2012
Размер248.74 Kb.
ТипДокументы
  1   2


Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Факультет журналистики

Кафедра зарубежной журналистики и литературы


ПЕЧАТЬ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Москва 2003г.

Французской буржуазной революцией открывается новый период в истории не только Франции, но и всей Европы. Как отмечал В.И. Ленин, она «... для буржуазии, для буржуазной демократии сделала столько, что все развитие всего цивилизованного человечества во всем XIX веке - все исходит от великой французской революции, все ей обязано»1. Ис­торию Французской революции начали писать непосредственные ее участ­ники, и до сегодняшнего времени она привлекает внимание как историков, так и журналистов. Газеты, журналы, памфлеты, брошюры и книги доносят до нас горячее дыхание той эпохи.

Демократические традиции печати Великой французской революции получили свое развитие в прогрессивной журналистике первой половины XIX столетия. В этот период во Франции происходят большие политические преобразования (Бурбоны – Орлеаны - Вторая республика). И не последнюю роль в этом сыграла демократическая печать Франции.

В истории печати этого времени можно также выделить три наиболее характерных периода, соответствующих определенным этапам развития революции.

На первом этапе — май 1789-г. — август 1792 г. — свержение монар­хии, вся демократическая печать вела ожесточенную борьбу с аристокра­тической и роялистской прессой по всем буквально вопросам. Впервые юридически была закреплена свобода печати сначала в «Декларации прав человека и гражданина», а позднее в статьях Конституции 1791 г.

Второй этап — с 10 августа 1792 г. по 2 июня 1793 г. — отличается тем, что перестала существовать роялистская печать, но зато разверну­лась напряженная борьба между жирондистами и якобинцами. И здесь важную роль сыграли газеты Марата, Эбера, Робеспьера и Прюдома. Большое значение имели и брошюры К. Демулена.

Третий этап — начало июня 1793 г. и до 9 термидора 1794 г. — харак­теризуется сложнейшей внутренней борьбой якобинцев, кордельеров, будущих термидорианцев и тяжелой внутренней и внешней обстановкой Французской Республики.

Демократическая печать в борьбе за развитие революции (май 1789 г. — август 1792 г.).

Революция вызвала к жизни множество газет. Если в 1788 г. во всем королевстве печаталось 60 периодических изда­ний, то с 14 июля 1789 г. по 10 августа 1792 г. появилось более 500 раз­личных газет. Многие выходили под заголовками «Патриот», «Революцион», с 1790 г. — «Республиканский», а чуть позже — «Республика». Не счесть, сколько было «Ами», «Анти», «Журналь» и др. Очень большое количество изданий назывались «Бюллетень», «Газетт», «Аннал», «Хроник», «Летр», «Корреспонданс», «Курьер», «Трибюн», «Обсерватор» и т. д. Количество и тираж газет во многом ограничивали технические возмож­ности.
Накануне революции наиболее распространенной была «Париж­ская газета», имевшая около 8 тыс. подписчиков. В большинстве же слу­чаев тираж газет колебался от 300 до 500 экземпляров, большинство из них выходило 2—3 раза в неделю. До 1789 г. газеты продавались сброшю­рованными по нескольку номеров. После начала революции с ростом тиража и числа газет их продавали и отдельными номерами.

Реклама в газетах находилась в зачаточном состоянии. Бриссо во «Французском патриоте» помещал частные объявления. Из всех изданий, выходивших в то время, наибольшее место вся­кого рода объявлениям отводила «Парижская хроника» — ежедневная газета, содержащая большой фактический материал. Издание газет было делом дорогим, но все же рентабельным. Особенно в благоприятном финансовом положении находились газе­ты, предназначенные исключительно для объявлений, например «Анонс», «Афиша» и др. Они выходили два раза в неделю форматом in-8°, тираж их достигал 50 тыс. экземпляров. И совсем не случайными кажутся сло­ва Сен-Жюста в адрес одного из книгопродавцев: «Велика ли цена вашего патриотизма, если один какой-нибудь памфлет приносит вам тысячи франков?»

Выходили газеты, получавшие субсидии от правительства. Эта прак­тика, впрочем, введенная при старом еще режиме, продолжалась и в последующие годы. Например, газета «Часовой».

Многие газеты являлись органами клубов и кружков. Такой, напри­мер, была газета «Железные уста» — издание «Социального кружка». Ее редакторами были аббат К. Фоше и Н. Бонвилль. Из всех подобных изданий наибольший успех имел «Народный трибун». (В 1795 г. Г.Бабёф возьмет это название для своей газеты.)

Надо заметить, что лишь в 1815 г. во Франции стала внедряться но­вая техника в полиграфию. До этого почти все делалось вручную. Бумага же была обычно низкого качества — грубая, зернистая, шерохо­ватая, иногда слегка окрашенная или в пятнах. Многочисленные дефекты бумаги сказывались на качестве печати.

1789 год открыл новую эру журналистики — политической печати. Роль книг кончилась, писал историк печати Атен, настала очередь газет. Начало политической газете положил П. Бриссо, напечатавший в марте проспект одной из первых во французской революции газет «Француз­ский патриот». Эпиграфом к газете он взял высказывание английского публициста Джебба: «Свободная газета — это часовой, бессменно стоя­щий на страже народных интересов». В проспекте Бриссо обещал за «ма­лую плату давать информацию». Однако осуществить ему этот план не удалось, так как цензура запретила издание.

Почти одновременно с изданием Бриссо появилась газета Мирабо «Генеральные штаты», направление которой он определил так: «Консти­туция, родина, свобода, правда — вот наши боги». В следующем номере Мирабо подверг критике речь министра финансов Неккера, что привело к закрытию газеты.

Взятие Бастилии восставшим народом разрушило последние препо­ны на пути свободной политической печати. Одна за другой появляют­ся новые газеты. В это время стал издаваться «Народный трибун», ре­дактируемый Фрероном, в то время стоявшим чрезвычайно близко к Марату. Марат называл Фрерона своим учеником и печатал свои статьи в его газете. Некоторые номера Марат сам и редактировал.

12 сентября 1789 г. Жан Поль Марат в Париже качал издавать газету «Парижский публицист». «Проспект» о предстоящем выходе газеты был опубликован 8 сентября. «Парижский публицист» имел подзаголовок: «Политическая, свободная, беспартийная газета, издаваемая обществом патриотов и редактируемая Маратом». Эпиграф газеты - «Посвятить жизнь истине». С № 6 газета стала называться «Друг народа», под кото­рым она вошла в историю. Сначала газета выходила от имени «патриоти­ческого общества», а с № 29 - только от имени Марата.

Это было ежедневное издание. Сам Марат зачастую был и редакто­ром, и наборщиком, и издателем одновременно. Он так объяснил причи­ну издания своей газеты: «Сегодня, когда французы завоевали свободу с оружием в руках, когда раздавленный деспотизм больше не осмелит­ся поднять голову, когда возмутители государства были обращены в бегство, когда враги родины пытались одеть маску добродетели, когда смущенное честолюбие боялось себя показать, когда поток предрассуд­ков обрушился со всех сторон на голос правды, когда права человека и гражданина должны стать священными и когда Франция ожидает счастья со свободной Конституцией - ничто не сможет противостоять желаниям нации... подготовить триумф великих истин, которые должны привести королевство к справедливости и свободе, чтобы утвердить основы об­щественного счастья...»2.

18 сентября 1789 г. Марат напечатал «Обращение к народу», принци­пам которого он остался верен на всю жизнь: «Французы, вы не имеете больше тиранов, но вы еще испытываете последствия тирании. Вы не имеете больше господ, но вы еще ощущаете следы угнетения... Если мы желаем сохранить надежду на будущее, откажемся тогда от рокового спокойствия нашего, обратим внимание на пропасть, что простирается у наших ног, измерим глубину ее и попытаемся заполнить эту пустоту раньше, чем она нас поглотит»3.

Камиль Демулен метко назвал газету Марата «ежедневным хлебом народа». Сам он в ноябре стал издавать газету «Революции Франции и Брабанта». Демулен получил известность в дни штурма Бастилии.

Газета Демулена выходила еженедельно. Каждый номер делился на три части. Первая часть посвящалась Франции, вторая — событиям в Брабанте и в других районах, где будут происходить революции, третья часть включала в себя разнообразный материал, представляющий инте­рес для читателей. Одной из причин того, что газета прекратила свое существование, было падение числа подписчиков и связанные с этим финансовые трудности.

В начале 1791 г. в Париже появилась ежедневная газета «Папаша Дюшен». Ее издавал талантливый журналист Жак Рене Эбер. Газета сразу же привлекла к себе большое внимание. Особенно она была популярной среди плебейской части населения. До того как начать издавать газету, Эбер в 1790 г. опубликовал три памф­лета, один из которых «Частная жизнь аббата Мори» принес ему извест­ность и язык которого во многом напоминал его статьи в будущей газете.

Для языка газеты характерны обороты, заимствованные из жарго­на предместий, использование шуток, ругательств, но мысль выражена ясно и четко. Эбер мгновенно откликался на все острые вопросы теку­щей политической жизни. Он умел прислушиваться к нуждам народ­ных масс, отлично знал их настроение, запросы, умел заинтересовать читателей, привлечь их внимание к тому или иному вопросу.

Эбер несомненно умел отвечать на различные и зачастую смутные чаяния своей обширной народной аудитории. И в этом его сила и неос­поримые заслуги перед демократической печатью. Однако у Эбера как журналиста и человека есть и слабые стороны. 4 марта 1794 г. он предпринял неудачную попытку поднять восстание.

Контрреволюционная печать.

Сначала королевский двор спокойно реагировал на возникавшие газеты, казалось, не понимая всей опасности происходящего. Большому количеству эмоциональ­ных газет двор противопоставил холодную невозмутимость официаль­ного органа, старую «Газетт де Франс», которая ограничивалась публика­цией правительственных актов, храня глубокое молчание о совершающейся на ее глазах резолюции. Так, она ни словом не обмолвилась о па­дении Бастилии, слепо следуя записи Людовика XVI в его дневнике, где монаршей рукой дни 12 - 14 июля 1789 г. были помечены коротким сло­вом: «Ничего».

Королевский двор забил тревогу и начал поход против революции. Тогда-то и обратили внимание на печать. Первой защит­ницей трона стала «Газета двора и города» (более известная под названием «Маленький Готье»), сразу же обрушившаяся на революцию и демократическую печать. Позже к ней присоединились «Друг народа» и «Деяния апостолов», другие газеты антидемократического направления. Дни 5 - 6 октября подтолкнули аристократические круги к созданию но­вых газет для борьбы с революцией4.

Аристократические газеты повели борьбу с патриотами. Население предместий столицы было окрещено усилиями газе­ты «Деяния апостолов» как «парижская уличная грязь», «свиньи», «дети проституток». А в промежутках между этими перлами, чтобы заполнить вакуум, печатались требования к генералам и армии поло­жить конец «революционному безумию». Со страниц газет «Деяния апостолов» и «Друга короля» впервые прозвучали угрозы «обновить Францию в кровавой купели», отправить на эшафот «мятежников». Мятежниками считались все противники фео­дально-абсолютистского строя

«Истина и справедливость - вот единственно, чему я поклоняюсь на земле»5, - писал Марат в одном из номеров своей газеты.

Близка к словам Лустало и характеристика Марата роли редактора газеты: «Я различаю людей исключительно по их личным качествам... Я всегда презирал кумиров удачи и не стану никогда льстить идолам власти... Какой бы строгостью ни отличалось мое перо, оно будет опасно лишь для одних пороков, и даже по отношению к отъявленным мерзав­цам оно будет уважать истину; если же оно, хотя бы на мгновение, от­клонится от нее, чтобы оскорбить невинность, пусть дерзкий понесет наказание, ведь он в распоряжении закона»6.

Одним из важных вопросов, по которому развернулась дискуссия буквально с первых дней революции, был вопрос о свободе печати, что нашло отражение при обсуждении «Декларации прав человека и гражда­нина». Отметим, что эта задача не была простой, так как в прошлом не было подобного прецедента. После нескольких замечаний и дополнений Учредительное собрание 26 августа 1789 г. проголосовало за статью о печати, органически вошедшую в «Декларацию прав человека и гражда­нина»: «Право сообщать свои мысли и свои мнения - одно из драгоцен­нейших прав человека: каждый человек может, следовательно, свободно говорить, писать и печатать, отвечая за злоупотребления этой свободой в случаях, предусмотренных законом». Учредительное собрание не изменило режима политической печати, но оно торжественно подтвердило, что рассматривает свободу печати как естественное право человека, и законодательно это право гаранти­ровало.

Основную тяжесть борьбы с монархией и контрреволюцией несли демократические издания, газеты, редактировавшиеся Маратом, Лустало, Марешалем, Демуленом, Эбером и др. На них-то в первую очередь и обрушивались репрессивные меры властей. Например, 26 июля 1790 г. Марат опубликовал памфлет «С нами покончено!», в котором разобла­чал план контрреволюции, преступную апатию муниципального совета к делам и выступал за вооруженное восстание. Памфлет был издан в ка­честве приложения к газете и расклеен по всему Парижу. Появление его настолько было неожиданным, что произвело эффект внезапно разор­вавшейся бомбы. То, о чем шептались, что скрывалось под покровом тайны, лжи и предательства, Марат обнажил со свойственной ему сме­лостью и поразительным чутьем. О впечатлении, произведенном памфле­том, можно судить по тому факту, что русский посол Симолин переслал его вместе с донесением русской императрице.

Даже в лагере патриотов произведение Марата вызвало разногласия. Демулен был напуган требованием Марата установить диктатуру, ввести террор и считал, что этим вносится раскол в ряды демократии.

«Я знаю, что за мою голову негодяи, стоящие у кормила правле­ния, - писал Марат, - дают определенную цену. Пятьсот шпионов разыс­кивают меня и днем и ночью. Ну что ж! Если они меня найдут и если они меня захватят, они меня растерзают, и я умру как мученик свободы. Сказать, что отечество погибло, а Друг народа хранил трусливое молча­ние, тогда будет невозможно... Граждане! - обращается он к патрио­там, - враги у наших ворот, министры открыли им каши границы под предлогом разрешения свободного прохода по нашей территории, возможно, что в настоящее время они уже быстрыми шагами двигаются против нас... Граждане всех возрастов и всякого положения, меры, принятые Национальным собранием, не способны предотвратить вашей ги­бели: с вами будет покончено навсегда, если вы не возьметесь за оружие и если вы не найдете в себе тех героических качеств, которые в дни 14 июля и 5 октября дважды спасали Фракцию»7. Марат призывает взять под стражу королевскую семью, арестовать министров и их сооб­щников, во имя спасения своих жизней заключить в тюрьму городские власти, захватить артиллерию и склад оружия. По существу, он призывает к плебейской революции, к захвату власти самим народом.

Ознакомившись с этим памфлетом, Национальное собрание декре­тировало положение, согласно которому королевский прокурор мог санкционировать приказ о преследовании авторов, издателей и разносчиков таких газет, которые провоцируют народ к выступлению против законных властей и призывают к пролитию крови и неподчинению Конституции.

Чтобы уменьшить влияние газет, был принят ряд мер против печати, в первую очередь затрагивавших интересы демократических изданий. Например, были повышены цены на газеты, издан закон, запрещавший расклеивать газеты на улицах. Вслед за этим появилось постановление гласившее, что впредь на белой бумаге будут печататься только прави­тельственные акты.

После восстания 10 августа 1792 г. в течение почти трех лет револю­ции роялистская пресса, используя лозунг о полной свободе печати, кле­ветала на революционные газеты и на демократических деятелей, откры­то призывая к уничтожению завоеваний революции.
  1   2

Похожие:

Печать великой французской революции iconЭрик Хобсбаум. Век революции. Европа 1789-1848
В "Веке революции" Хобсбаум проследил трансформацию европейской жизни между 1789 и 1848 гг на примере "двойственной революции" Великой...
Печать великой французской революции iconОгюстен Кошен и его вклад в историографию Великой Французской революции А. В. Чудинов
Великой революции XVIII столетия. К их числу принадлежит французский историк начала XX в. Огюстен Кошен
Печать великой французской революции iconЕ. В. Киселева роль парижских секций в перевороте 9 термидора
Переворот 9 термидора явился переломным моментом в развитии Великой французской революции. В результате выступления термидорианцев...
Печать великой французской революции iconФормирование и эволюция мировоззрения филиппо микеле буонарроти накануне и в первые годы великой французской революции. (1777-1797 гг.)
Формирование и эволюция мировоззрения филиппо – микеле буонарроти накануне и в первые годы великой французской революции
Печать великой французской революции iconРеволюционеров периода великой французской революции
Кто являлся полноправными собственниками участков земли во Франции к 70-м гг. XVIII в.?
Печать великой французской революции iconУрок по теме права человека в великой французской революции
Вариант повторительно обобщающего урока по теме Великая Французская революция
Печать великой французской революции iconСтефан М. Цвейг Мария Антуанетта
Людовиком XVI во время Великой французской революции, ее любовь к графу Ферзену, история с ожерельем, задуманная с целью опорочить...
Печать великой французской революции iconЭксперт-курс «искусство 19В.»
Искусство Великой Французской Революции. Утопическая архитектура Булле и Леду. Революционный классицизм Гудона и Давида
Печать великой французской революции iconРомантизм 1
Европе и Великой Французской революции в начале XIX века наступил спад и всеобщее разочарование. Рухнула империя Наполеона, он сослан…...
Печать великой французской революции iconВопросы к государственному экзамену «история международных отношений»
Воздействие Великой Французской революции на систему международных отношений в Европе в 1789-1799 гг
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org