Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов»)



Скачать 387.63 Kb.
страница1/2
Дата26.07.2014
Размер387.63 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2


На правах рукописи

Коломенская Ольга Викторовна


РЕЧЕВЫЕ НАРУШЕНИЯ В АРМЕЙСКОЙ СРЕДЕ
(на примере «армейских маразмов»)

Автореферат

диссертация на соискание

ученой степени кандидата

филологических наук

по специальности: 10.02.19 – Теория языка



Москва

2008


Работа выполнена на кафедре переводоведения Института лингвистики и межкультурной коммуникации Московского государственного областного университета.
Научный руководитель: Заслуженный деятель

науки РФ, доктор

филологических наук

профессор Лев Львович

Нелюбин

Официальные оппоненты: доктор филологических



наук, профессор

Виктория Владимировна

Ощепкова

Кандидат филологических

наук, профессор

Мелихова Нонна

Васильевна
Ведущая организация: Московский гуманитарный

педагогический институт


Защита состоится «__»_________200__года в «_____» час. на заседании диссертационного совета Д 212.155-04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105005 Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Радио, д. 10а.

Автореферат разослан «___»___________200__ г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор Г. Т. Хухуни

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертация выполнена в русле антропоцентрического направления в языкознании, в центре которого интерес не только к закономерностям внутреннего строения языка, но и к человеку как личности, способной совершать речевые действия, в частности, порождать такое сравнительно новое, но уже закрепившееся в языке явление как «армейские маразмы».

Тема исследования находится на пересечении перспективных разделов современной науке о языке – фразеологии, стилистики, лингвопрагматики и лингвистической семантики и обращена к рассмотрению основных характеристик «армейских маразмов», их описанию, систематизации и классификации, определению их места среди языковых явлений.



Актуальность исследования определяется:

- отсутствием исследований структурно-семантических особенностей «армейских маразмов» как представителя разговорного языкового стиля;

- необходимостью систематизации особенностей образования исследуемого языкового явления, возможностью комплексного изучения «армейских маразмов» на различных уровнях разговорного стиля;

- необходимостью определения социального статуса юмористического эффекта «армейских маразмов».

«Маразм» изначально являлся медицинским термином, однако в конце ХХ века приобрел новое переносное значение «о чем-нибудь крайне не логичном, глупом» (разг.) [Русский толковый словарь, 1997].



Объект нашего исследования – именно это переносное значение.

Предметом исследования являются структурно-семантические особенности «армейских маразмов», их лингвистическое наполнение.

Цель настоящей работы - установление и описание основных языковых процессов и явлений, происходящих внутри речевых нарушений в армейской среде и приводящих к образованию «армейских маразмов», включая их классификацию на основе юмористических приемов.

Для достижения указанной цели поставлены следующие основные задачи:

- исследовать «армейский маразм» как представителя разговорного стиля языка;

- определить соотношение понятий «армейский маразм», «языковая игра», «метаязык»;

- выявить причину порождения речи в состоянии эмоционального напряжения и описать природу возникновения «армейских маразмов»;

- проанализировать способы речевых нарушений внутри «армейских маразмов»;

- классифицировать «армейские маразмы» на основе юмористического эффекта;

- изучить языковое своеобразие «армейских маразмов» и систематизировать их.

Теоретической базой исследования послужили труды следующих ученых:

- в области исследования разговорного стиля В.Г. Адмони, Н.С. Валгиной, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, В.Д. Девкина, Е.А. Земской, И.М. Кожина, И.Г. Кошевой, Л.Л. Нелюбина, Н.Ю. Шведовой и др.;

- по проблемам речи в состоянии эмоционального напряжения П.К. Анохина, В.П. Белянина, Т.А. Гридиной, А.В. Дмитриева, Н.И. Жинкина, Э.Л. Носенко и др.;

- по вопросам теории юмора, языковой игры и проблемам метаязыка Э.М. Береговской, И.Е. Берлянд, Г.И. Богина, Т.А. Букирева, Н.А. Джеус, А.П. Журавлева, А.В. Карасева, О.Е. Карачиной, А.Н. Лука, С.А. Мегентесова, И.О. Радченко, Н.Л. Уваровой и др.;

- в аспектах анализа поверхностной и глубинной структур в языке Л.С. Бархударова, И.М. Богуславского, В.В. Ощепковой, В.М. Солнцева, Ю.С. Степанова, И.П. Сусова, Н. Хомского и др.;

- в сфере лингвистических характеристик языковых явлений, проявляющихся в «армейских маразмах» Н.А. Виноградова, М. Гавриш, А.С. Джанумова, С.С. Комарова, С.И. Литвина, О.А. Надькиной, М.Ю. Орлова, И.В. Пекарской, Н.Д. Примеровой, Н.Д. Хомяковой и др.



Научная новизна диссертационного исследования заключается в впервые проведенном комплексном исследовании «армейских маразмов», определении их статуса в системе языка, в попытке описания их лингвистического своеобразия и систематизации тех языковых явлений без которых появление «армейских маразмов» было бы невозможно.

Теоретическая значимость научного исследования заключается прежде всего в общетеоретическом анализе «армейских маразмов» в плане выявления комплекса их выразительных возможностей для достижения комического эффекта, а также в попытке установления не исследованных ранее особенностей построения «армейских маразмов», их языкового наполнения. Результаты, полученные в ходе исследования, могут быть использованы в разработке проблем, связанных с воздействием и восприятием «армейского маразма» как представителя военного юмора как в военной так и гражданской среде.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется перспективами внедрения полученных результатов в лекционные курсы по стилистике, лексикологии, теоретической грамматике, психолингвистике, теории коммуникации и других смежных дисциплин. Кроме того, результаты работы могут найти применение на практических языковых занятиях, особенно при изучении структурных и семантических особенностей порождения речи.

Достоверность полученных результатов исследования обеспечивается анализом большого корпуса фактического материала (более 1500 примеров «маразмов») собранного из газетных и публицистических изданий, представленного также в компьютерной сети Интернет (на следующих сайтах: www.anafor.ru, www.a55.ru, www.anekdotov.net, www.prikol.pp.ru), и зафиксированного автором при непосредственном общении с военнослужащими.

В соответствии с поставленными целями и задачами в работе при исследовании «армейских маразмов» применяются элементы описательного и сопоставительного методов, метода контекстуального анализа, анализа «армейских маразмов» с учетом лингвистических и экстралингвистических факторов, метода семного анализа языковых явлений и структур.

Результаты проведенного исследования прошли апробацию на научных теоретических конференциях преподавателей, аспирантов и студентов Московского государственного областного университета, Военного университета в 2005-2008 гг., на лекциях и практических занятиях, проведенных автором на переводческом факультете МГОУ.

Цель и задачи исследования определили структуру и содержание диссертации, которая состоит из введения, четырех глав и заключения, а также библиографического списка, списка публицистических и электронных источников, а также лексикографических источников.



Во введении обосновывается выбор темы исследования, определяется его актуальность и научная новизна, формулируются основные цели и задачи, рассматриваются теоретическая и практическая значимость, описываются материалы и методы исследования, а также излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Основные черты разговорного стиля» устанавливаются языковые уровни данного стиля, определяется их своеобразие, описываются характерные признаки установленных уровней.

Вторая глава диссертации «Армейский маразм как представитель разговорного стиля» посвящена характеристике лексического состава «армейских маразмов, изучению фразеологии «армейских маразмов», анализу явления актуализации в «армейских маразмах», синтаксическим особенностям, включая такие явления как: контаминация, компрессия, фрагментарность и ослабление синтаксических связей, малоропизм, оговорка.

В третьей главе диссертации «Юмористический эффект как одна из основных характеристик «армейских маразмов» рассматриваются вопросы соотношения «армейских маразмов», «языковой игры» и метаязыка, теории юмора, условия возникновения военного юмора, а также возможности классификации «армейских маразмов» на основе юмористического эффекта.

Четвертая глава исследования «Семантическое своеобразие «армейских маразмов» посвящена семантическим нарушениям «армейских маразмов» на уровне глубинной семантической структуры и систематизации «армейских маразмов» по тематическим группам.

Каждая глава диссертации содержит выводы. .



В заключении приводится итоговая таблица систематизации полученных результатов с комментарием.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. «Армейский маразм» - речевое нарушение разговорного стиля, обнаруживающее характерологические особенности способов его образования, способствующие порождению разного рода юмористических эффектов, обусловленных их прагматической направленностью.

  2. «Армейские маразмы», как представитель разговорного стиля обнаруживают ряд общих признаков и характеристик, позволяющих осуществить их лингвистическую систематизацию и описание. Такими признаками являются: принадлежность к разговорному стилю, юмористический эффект, оказываемый на слушателя, краткость и законченность высказывания.

  3. Экстралингвистические факторы влекут за собой порождение речи военных в состоянии эмоционального напряжения, что приводит в свою очередь к возникновению «армейских маразмов» с юмористическим эффектом. Общие приемы остроумия проявляются в «армейских маразмах» в достаточной мере и способствуют их классификации по основным видам остроумия, как-то: абсурд, нелепость, смешение стилей, двойное истолкование, ирония, парадокс, намек, сравнение по случайному или второстепенному признаку.

  4. Языковые нарушения поверхностной и глубинной структур «армейских маразмов» основываются на таких языковых явлениях как контаминация, компрессия, ослабление форм синтаксической связи, актуализация и фрагментарность, что формирует основополагающую характеристику «армейских маразмов» - «сжатость» их поверхностной структуры.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


В настоящей работе слово «маразм» рассматривается в своем второстепенном значении, как алогичное и парадоксальное, предопределившем область данного исследования, а именно разговорный стиль.

Разговорный стиль реализуется прежде всего в устной форме, поэтому естественно влияние на его характеристику внеязыковых факторов: в речь вовлекается ситуация и используются ее коммуникативные возможности. Наличие собеседника позволяет использовать мимику, жесты, опыт говорящих, интонацию (в понятие интонации включаются темп и тембр, паузы, тональность, мелодичность, логическое ударение). Все эти сродства помогают передать нужный смысл, эмоции

Разговорный стиль рассматривается в работах многих языковедов: И.В. Арнольда, Р.А. Будагова, Н.С. Валгиной, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, М.Н. Кожина, Е.С. Кубряковой, А.Г. Лыкова, Л.Л. Нелюбина, З.Д. Попова, О.Б. Сиротининой, Ю.С. Степанова, Б.В. Томашевского, А.В. Федорова и др.

Многоаспектность изучения разговорного стиля в языкознании, позволяет сделать вывод о том, что при изучении данного стиля языка учитываются в первую очередь два фактора:



  • неоднородность стиля, представленного двумя полярными разновидностями: литературной разговорной речью и просторечием,

  • многоуровневость стиля (произносительный, лексико-фразеологический, морфолого-словообразовательный и синтаксический).

Основной лексико-фразеологический пласт разговорного стиля богат фразеологическими сращениями, единствами, сочетаниями и выражениями, с точки зрения стилистики являющимися разговорными просторечными и межстилевыми.

Специфические суффиксы, приставки и различные приставочные образования в параллельных формах (книжной и разговорной) характеризуют морфолого-словообразовательный уровень разговорного тиля.

Характерное свойство разговорного стиля с точки зрения синтаксиса – это наличие готовых, стабильных явлений и автоматизированность их применения в речи.

Порождение речи недоступно прямому наблюдению, о ней можно судить только по их конечным продуктам- тексту или высказыванию. «Однако конечный продукт – текст или высказывание может не соответствовать замыслу говорящего. Ведь в процессе говорения человек замедляет речь, останавливается, заменяет слово или даже меняет структуру фразы, поправляет себя и уточняет. Поскольку естественная речь содержит немало такого рода сбоев, многие ученые полагают, что правила речепроизводства отражаются в речевых ошибках.» [Белянин, 2007, 69]

Особенно часто такие ошибки возникают в состоянии эмоционального напряжения, которое возникает в тех ситуациях, когда человек вынужден принимать ответственное решение в условиях дефицита времени. Это бывает во время экзамена, при разговоре с начальником, при «выяснении отношений» с близкими людьми, в различных экстремальных ситуациях и т.п. Меняется психологическое состояние человека, меняются и многие характеристики его речи. (см. работы Н.И. Жинкина, М.А. Королевой, Е.Ю. Мягковой, Э.Л. Носенко)

Так например, исследования Э.Л. Носенко [Носенко, 19816] показали, что для речи в состоянии эмоционального напряжения характерны следующие особенности;

1)меняется моторная реализация речи. Когда человек волнуется, то он либо говорит значительно громче, либо значительно тише обычно­го. Возможен излом голоса; убыстряется либо, наоборот, замедляется темп речи; произношение может становиться более отчётливым; речь прерывается вздохами, и фразы не завершаются;

2)происходит значительное увеличение количества пауз нерешительности и поисковых пауз (паузы хезитации). При этом паузы сопровождаются часто нефонологическими вокальными образованиями (типа ээ, кх, гм, мм), количество которых увеличивается по сравнению с речью тех же людей в обычном состоянии на 50%;



  1. изменяется грамматический строй речи: увеличивается количество существительных и глаголов по сравнению с прилагательными и наречиями, речь становится более динамичной (о чем свидетельствует лексический пласт «армейских маразмов»).

  2. лексически речь становится более упрощённой — выбираются более короткие слова с наиболее высокой частотностью в языке. Возрастает количество слов-паразитов, неологизмов и парафазии (ошибочных употреблений слов). Появляются семантически нерелевантные повторения фраз, частей фраз, одного слова, слогов.

В семантическом плане речь в состоянии эмоциональной напряжённости также изменяется. Она характеризуется, с одной стороны, большей резкостью в оценках, с другой стороны — нерешительностью. Говорящим выбираются слова с чётко позитивной или негативной коннотацией, т.е. преобладает крайняя полярность в оценках.

Нетипичные задачи жизненных ситуаций характеризуются принципиальной новизной условий, отсутствием известных правил их решения. Подобные задачи возникают, как правило, в процессе выполнения военно-профессиональной деятельности. [Военная психология, 2007, 100] Для их успешного решения военнослужащий должен обладать активным мышлением, так как пассивное мышление, не обладающее достаточной целеустремленностью, сосредоточенностью на познании, не способно обеспечить мозг необходимой информацией.

Речь военнослужащих и по форме, и по содержанию несет на себе отпечаток воинской жизни. Потребности военной службы породили командную речь. Командная речь должна отличаться ясностью, определенностью, краткостью, категоричностью, логичностью. Нечеткость, смысловая незавершенность приказа, команды сбивают исполнителя. Неоднозначность приказания, требования может привести к ошибочным действиям. [Военная психология, 2007, 102]

В. Л. Марищук и В. И. Евдокимов [Марищук В. Л. и Евдокимов В. И., 2001] классифицировали основные факторы риска, способствующие возникновению негативных психических состояний у военнослужащих:



  1. социально-бытовые факторы;

  2. профессиональные факторы, оказывающие непосредственное воздействие в ходе служебной деятельности;

  3. ситуативные (временные) факторы (состояние здоровья, кадровые изменения, изменения условий службы и т.д.).

Все приведенные выше факторы риска вызывают эмоциональное напряжение психики у любого человека, ведущее к появлению нарушений в речи, а в армейской среде таких нарушений речи как «армейские маразмы».

Рассмотрим языковое своеобразие «армейских маразмов».

Основная часть лексического состава «армейских маразмов» – обычная, нейтральная общелитературная лексика, не являющаяся специфичной для разговорной речи. При анализе обнаружено лишь несколько просторечий с ярко выраженной сниженной стилистической окраской: унюхать, хана, вытаращить (глаза), встревать, каптерка. Последнее слово относится к жаргонизму.

При проведении сравнения данных Частотного словаря [Столярова, 1978] и «армейских маразмов» было выявлено, что, хотя по подавляющему большинству признаков «маразмы» относятся к разговорной речи, динамика распределения частоты употребления слов разных частей речи ближе к общим средним показателям.







Вся лексика

Разговорная речь

«Армейские маразмы»

существительные

27,0%

14,8%

23,5%

глаголы

17,3%

17,2%

14,3%

местоимения

13,1%

17,1%

12,8%

Как показывает таблица, основная часть речи в «армейских маразмах» существительное, на втором месте – употребление глаголов, третье место за местоимениями.

Вовлечение в структурные схемы предложений фразеологических оборотов эмоционально усиливает содержание всего предложения, сообщает способность выражении высшей степени проявления чего-либо. В «армейских маразмах», как представителях разговорной речи, фразеологические обороты встречаются часто, но не в «правильном» варианте, а в измененном.

Что я вам должен здесь все разжевать по полочкам?

Смешение «разложить по полочкам» и «разжевать» - перен. Разъяснить, растолковать до мелочей, до полного упрощения (разг.).

Разложить по полочкам - Разг., экспрес.

1. Навести порядок в чем-либо.

2. Обдумать, обсудить что-либо во всех подробностях.

Одним зайцем сразу всех убить!

Убить двух зайцев - одновременно выполнить два дела добиться осуществления двух целей.

Здесь смешан объект действия и способ осуществления действия.

В военно-патриотическом воспитании писатели должны играть самую большую скрипку.

Перепутаны два фразеологизма: «играть первую роль» и «быть первой скрипкой»

Играть первую роль – Разг., экспресс.

Быть ведущим, главенствовать в чем-либо.

Быть первой скрипкой -играть первую скрипку, быть главным в каком-либо деле.

Все произведенные во фразеологических оборотах изменения недопустимы с точки зрения «правильности», так как они представляют собой неделимое языковое единство, в котором нельзя заменить одно слово другим без искажения глубинной структуры данного языкового явления.

Изучая вопрос фразеологизации в языке, языковеды, к сожалению, не ставят перед собой цели исследовать его в связи с явлением актуализации. (Актуализация – от лат. actualis – деятельный. Реализация потенциальных свойств языковых элементов в речи, приспособление их к требованиям данной речевой ситуации.) А между тем исследование данного вопроса является крайне важным в фразеологической области.

Процесс фразеологизации очень часто теснейшим образом связан с явлением актуализации,—утверждает в своих работах по фразеологии Л. И. Ройзензон [Труды, 1965, 1968]. По его мнению, актуализация есть начальный этап превращения свободных словосочетаний во фразеологические в связи с тем, что данные словосочетания приобретают в общественной жизни исключительно важное значение и путем частого и многократного повторения цементируются в устойчивые выражения. Они обычно образны и переносны по своему значению.

В актуализированных выражениях явно нарушена поверхностная структура, однако же их можно часто услышать от людей грамотных. Первый раз ошибка была допущена неосознанно, потом ошибки повторяли специально, с одной стороны, для создания комического эффекта, с другой – в качестве характеристики ситуации, человека. Так как вышеназванные фразы зародились в военной среде, оппоненту становится ясен глубинный смысл всей фразы.

«От забора до обеда» - условный отрезок времени.

Употребляется, когда говорящему хочется подчеркнуть, что время окончания работ неизвестно, и что работать придется много.



«И спать хочется, и Родину жалко.»

Употребляется, когда говорящий не хочет делать что-либо, выполнять какую-то работу, но – надо.


Таким образом, актуализация способствует порождению новых устойчивых выражений с переносным значением в языке и с достаточно высоким показателем «образности» новых конструкций.

В основу систематизации «армейских маразмов» на синтаксическом 1уровне в настоящей работе легла теория о глубинной и поверхностной структурах. Таким образом, «армейские маразмы» разделены автором исследования на две группы:



  • с измененной поверхностной структурой или синтагматикой;

  • с измененной глубинной структурой или семантикой.

При исследовании «армейских маразмов» с измененной поверхностной структурой наибольший интерес представляют следующие языковые явления:

  • смещение и взаимопроникновение синтаксических построений, наличие переходных явлений (явление контаминации);

  • компрессия;

  • фрагментарность, расчлененность речевой цепи: активизация несогласуемых и неуправляемых форм, переходящих в свободно примыкающие, и, следовательно, ослабление форм синтаксической связи;

  • малопропизм;

  • оговорка.

В современной лингвистике явление контаминации исследуется на материале различных языков (см. работы М.М. Гавриш, О.А. Надькиной, И.В. Пекарской).

Контаминация (лат. contamination – приведение в соприкосновение; смешение). Образование нового слова или выражения путем скрещивания, объединения частей двух слов или выражений, связанных между собой какими-либо ассоциациями.

Как отмечает в своих работах С. А. Мироненко [Мироненко, 2006], в структуре сложного предложения, контаминация (соединение) разных видов конструкций представляет собой типичное выражение формирования предложения «на ходу».



Это было еще до того, как половцы напали на Советский Союз.

Половцы никогда не нападали на Советский Союз, они нападали на Русь, - смешение понятий «Русь» и «СССР».

Половцы (кипчаки), тюркоязычный народ, в XI в. — в южнорусских степях. Кочевое скотоводство, ремесла. Совершали набеги на Русь в XI —XIII вв. Наиболее опасными были нападения в кон. XI в. Прекратились после поражений от русских князей. Возобновились во 2-й половине XII в. Разгромлены и покорены монголо-татарами в XIII в. (часть перешла в Венгрию).

Кто у нас после маршала идет? Что, никогда не слышали про Василия Ивановича Суворова?

Вероятно, образ генералиссимуса Суворова Ивана Васильевича смешался у говорящего с образом Чапаева Василия Ивановича, чьи инициалы он слышал значительно чаще, учитывая значительное количество анекдотов о знаменитом командире.

Суворов Александр Васильевич (1730-1800), граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), российский полководец, генералиссимус (1799). Не проиграл ни одного сражения.

Чапаев Василий Иванович (1887 — 5 сентября 1919), советский военачальник, герой Гражданской войны.

Явление компрессии в языке активно изучается в лингвистических исследованиях Н.А. Винокурова, С.С. Комаровой, В.В. Кубряковой, Л.Л. Нелюбина, С.И. Литвина, Н.Д. Примеровой, О.Ю. Ястреб

Компрессия – сжатие предложения путем выпадения некоторых значимых слов, но с сохранением первоначального смысла высказывания. Прокомментируем такие примеры.

Сигнал тревоги неожиданно прозвучит в 4 часа утра.

Имеется в виду, что сегодня будет проверка боеготовности, внезапно прозвучит тревога, но время ее известно – 4 часа утра. Для краткости сказано сжато.



В увольнение пойдут только образцовые тумбочки.

Изначально имелось в виду «только те, у кого тумбочки в образцовом состоянии».



Закройте язык, товарищ курсант!

Смешение двух фраз «закройте рот» и «придержите (прикусите) язык» с выпадением некоторых элементов.



Расчлененность речевой цепи: активизация несогласуемых и неуправляемых форм, переходящих в свободно примыкающие, неверное падежное управление, неверное употребление слов, и, следовательно, ослабление форм синтаксической связи основные нарушения следующей группы «армейских маразмов».

Давайте мы не шуметь.

Пропущено слово «будем» - в повелительном наклонении помимо инфинитива необходим и глагол-связка «быть», в нужном числе и лице.



Которых названы товарищи – выйти из строя.

Должно быть «те, чьи товарищи названы» или «товарищи, которые названы».



Некоторые курсанты под любым видом предлога стараются попасть в санчасть.

«Под любым видом» и под любым «предлогом» ошибочно использовать в одном предложении, так как они являются синонимами.

Такие языковые явления как фрагментарность и ослабление синтаксических связей в «армейских маразмах», в какой-то мере, характеризуют степень грамотности говорящего.

Помимо грамматических речевых ошибок в «армейских маразмах» выделяется и неправильное словоупотребление. Такого рода ошибки называют малопропизмами от имени комической героини пьесы Шеридана «Соперники» мадам Малопроп, которая путала слова аллигатор и аллегория. [Белянин, 2007, 73]

Обратимся к таким примерам в «армейских маразмах».

Этот анекдот относится к вам: в тихом омуте черти водятся.

Анекдо́т (фр. anecdote — байка, небылица) — жанр фольклора — короткая смешная история. Пословица — малая форма народного поэтического творчества, облеченная в краткое, ритмизованное изречение, несущее обобщенную мысль, вывод, иносказание с дидактическим уклоном. Здесь вместо слова «пословица» неверно употреблено «анекдот».



Не надо на меня смотреть как на истукана на памятнике, я не гипсовый идол, а всего лишь ваш командир.

Истука́н — статуя, языческий божок, идол. В переносном смысле — тупой, бесчувственный, бессердечный человек, равнодушный к окружающему. Часто используется в выражении «Что стоишь как истукан?» о бездействующем человеке (бессмысленно стоящем). Памятник – это скульптура или архитектурное сооружение в память кого- или чего–нибудь. «Истукан на памятнике» - все равно что «памятник на памятнике», бессмыслица.


Неправильное словоупотребление в приведенных примерах обладает ярко выраженным комическим эффектом. Именно этому свойству малопропизм обязан своим происхождением.

Оговорка – это ошибка в словах; слово, фраза, ошибочно сказанные вместо других, нужных. Рассмотрим это явление в «армейских маразмах» на конкретных примерах.

Что вы бегаете как собака, высунув хвост?

Ясно, что собаки бегают, высунув язык, а не хвост.



Товарищ курсант! Сядьте в строй!

Имелось в виду «встаньте». Так как для грамотного построения фразы не надо обладать какими-либо познаниями, причина неправильного словоупотребления заключается в оговорке.

Проанализированные в диссертации языковые нарушения, связанные с условиями формирования разговорной речи, в армейской среде (контаминация, компрессия, фрагментарность и нарушение синтаксических связей, малопропизм и оговорка) можно рассматривать как своего рода деструктивные элементы языка, от которых следовало бы избавляться. Однако, по справедливому замечанию Н.А. Джеус, «национальный язык в своем реальном существовании есть единство порядка и хаоса, и именно этим обеспечивается его гармоничность». [Джеус, 2008, 7] Поэтому нельзя из современного языка исключить такое явление как «армейский маразм» без нарушения общественных и социальных форм процесса коммуникации.

К каким языковым явлениям можно отнести «маразмы»? Являются ли они языковой игрой? Метаязыком? Ответим на эти вопросы по порядку.

В общую теорию игр входят такие понятия, как спортивные игры, любовные игры, компьютерные игры, общественные игры и понятие лингвистическая игра является одной из составляющих этой теории.

В лингвистике предметом изучения языковая игра становится сравнительно недавно. [Земская, Китайгородская, Розанова, 1983]. На основе теории ассоциативного потенциала слова Т.А. Гридина [Гридина, 1996] рассматривает операциональные приемы и механизмы языковой игры и предлагает, вслед за Е.А.Земской, классификацию "игрем", своеобразных: а) по форме; б) по содержанию; в) по форме и содержанию. Основой этой классификации являются окказиональные образования, представляющие собой не узуальные, не соответствующие общепринятому употреблению лексические единицы.

Языковая игра строится по принципу намеренного использования отклоняющихся от нормы и осознаваемых на фоне системы и нормы явлений: "Языковая игра порождает иные, чем в узусе и норме, средства выражения определенного содержания или объективирует новое содержание при сохранении или изменении старой формы". [Гридина, 1996, 7] Языковая игра, таким образом, размывает границу между "языком" и "речью", точнее между кодифицированным литературным языком и разговорной речью.

Языковая игра двунаправлена по отношению к языку и речи. Противоречие между кодифицированным языком и живым языком говорящего представляет для науки своего рода неразрешимую проблему. Невозможно описать все явления, которые есть или готовы появиться в речи.

Оговорки и аномальные явления, которые подчас и являются материалом, используемым в языковой игре. В устной речи нет времени для отбора слов. Приходится применять те слова, которые находятся наготове. Тогда при неразработанной активности словаря и некоторой сложности речевого задания в речь будут проскальзывать неадекватные теме слова, появляются оговорки, замены, паузы и т.п. – как раз то, что наблюдается в «армейских маразмах».

Главная суть языковой игры как особого вида речевого творчества заключается в том, что в ее рамках язык выступает не только (и не столько) средством выражений некоторого внеязыкового содержания, но и целью речетворческого акта.

Наиболее часто в литературе и в разговорной речи встречаются следующие виды языковой игры:

1. основанные на использовании неоднозначности лексических единиц;

2. основанные на использовании фразеологических единиц.

Именно второй вид мог бы объединить такие явления как «языковой маразм» и «языковая игра», так как семантический и стилистический эффект при обыгрывании фразеологизмов возникает в результате одновременной или последовательной реализации в рамках одного контекста фразеологического и нефразеологического значений словосочетаний или их компонентов. Но можно ли считать «армейский маразм» языковой игрой?

Е. А. Земская языковой игрой называет обыгрывание значений слов участниками акта разговорной речи. Относительно принадлежности языковой игры к сфере разговорной речи не существует единства мнений. Е. А. Земская считает языковую игру обязательным элементом разговорной речи, [Земская, 1981] Ю. М. Скребнев придерживается мнения, что "строгую коллоквиалистику» по-видимому, не должны интересовать языковые акты, содержащие элементы сознательного языкового творчества". Он считает, что "если говорящий сознательно (хотя и мгновенно) создает юмористические окказионализмы, каламбуры и т.д., то такие манифестации не менее чужеродны собственно разговорной речи, чем книжные, профессионально-терминологические или иноязычные вставки, иногда используемые в бытовых ситуациях.

В настоящем исследовании позиция Ю.М. Скребнева воспринимается как наиболее убедительная по отношению к «армейским маразмам», где в достаточной мере совершаются речевые ошибки, т.е говорящий не учитывает языковую норму.

Рассмотрим параллель «маразмы» и детское словотворчество. Детское словотворчество и языковая игра не одно и то же. «Игра строится на отклонении от стереотипов при осознании незыблемости этих стереотипов. Если ребенок говорит «кошка рот разинула», «ухолодни воду» и т. д., создание им новых слов вынужденно – он просто не знает, как нужно сказать. Словотворчество ребенка – это творчество поневоле, творчество без установки на творчество». [Горелов И. Н., Седов К. Ф., 1998, 158]

Может, «маразмы» являются реализацией метаязыка, в нашем случае армейского?

Существует модная тенденция объявлять «метаязыком» все языковые реализации, которые каким-то образом выделяются из обычного языка в силу той или иной специализации, как то: научные терминосистемы, функциональные стили, жаргоны тех или иных социальных и профессиональных групп и т. д. По аналогии можно было бы отнести и «маразмы», в том числе и армейские, к метаязыку. Но данная теория представляется несостоятельной, так как во всех подобных случаях областью референции соответствующих «субъязыков» является внеязыковая реальность, а не какой-либо язык-объект. Поэтому называть «языковые маразмы» метаязыком по меньшей мере неконструктивно, так как в таком случае термин лишается своей сущностной специфики, ради которой он был взят на вооружение современной наукой. Классическое определение метаязыка следующее: «метаязык – это язык «второго порядка», по отношению к которому естественный человеческий язык выступает как «язык-объект», т. е. как предмет языковедческого исследования.

Таким образом, «языковые маразмы» не являются языковой игрой, так как «маразмы» рождаются спонтанно, а не создаются с какой-либо целью. Можно сравнить их с детской речью, которую тоже некорректно называть метаязыком, так как ребенок, как правило, пользуется ею без умысла быть причисленным к соответствующей возрастной группе и не располагает альтернативным способом выражения в виде некоего «общего» языка. «Армейский маразм», по всей видимости, занимает некое промежуточное положение и рассматривается в настоящей работе как языковое явление, для которого характерны как элементы языковой игры так и отдельные черты метаязыка с обязательным комическим эффектом. Последним явлением занимается теория юмора.

В настоящее время существует порядка сотни теорий юмора. Многие теории утверждают, что назначение юмора в том, чтобы разряжать напряженность и стресс, а также в том, чтобы побуждать к поиску новых интерпретаций ситуаций. Согласно этим теориям, каждая шутка сопровождается нарастающим вниманием по мере ее изложения с последующей разрядкой, когда шутка высказана. Новые интерпретации возникают потому, что шутка показывает неожиданную ассоциацию несвязанных или даже конфликтующих обстоятельств. Некоторые теории утверждают, что юмор позволяет разрядиться агрессии. Однако во многих весьма жестких сообществах людей (солдаты на войне, милиция, уголовники, врачи) процветает особый юмор, иногда называемый чёрным.

Юмор есть и как один из способов разрядки – преобразование отрицательных чувств в нечто прямо противоположное – в источник смеха. Роль юмора в этом случае сводится к защите человеческого Я, поскольку позволяет сохранить самообладание, достоинство и самоконтроль в исключительных (экстремальных) условиях. [Лук, 1968].

Особенно четко защитная функция юмора прослеживается в четырех видах юмора. К этим видам отнесём: юмор военный, политический, еврейский, и то, что называют “пир во время чумы”. [Вельков, 2004]

Обратимся к военному юмору. Остановимся на парадоксе: армию нельзя представить без юмора, так же, как невозможно представить её без строгой дисциплины.

Военные шутки рождаются как экспромт, но многие из них имеют долгую жизнь. Попытаемся рассмотреть эти шутки с точки зрения остроумия, используя классификацию А.И. Лука.

На основе этой классификации обнаружены восемь «видов остроумия», наблюдаемые в «армейских маразмах», причем шесть из них представлены полно и ярко, две же группы встречаются весьма редко.

1. Доведение до абсурда:

а) преувеличение (гипербола);

б) преуменьшение или смягчение (эвфемизм).

В исследованных примерах обнаружен «армейский маразм» второй подгруппы – б.



Товарищ курсант, вы – кабан женского рода!

Доведение до абсурда может быть достигнуто не только путем преувеличения или гиперболы. Наряду с ним весьма распространен и прием преуменьшения, нарочитого смягчения – эвфемизм. В данном высказывании под выражением «кабан женского рода» говорящий явно подразумевает слово «свинья», но в таком варианте высказывание прозвучало бы довольно грубо, тогда как использование эвфемизма создает комический эффект, который смягчает критику в адрес курсанта.

2. Остроумие нелепости.

Если вы потерялись в пустыне, напишите SOS на снегу, и вас найдут с самолета.

Этот прием остроумия сходен с предыдущим – доведением до абсурда. Комический эффект обуславливается тем, что описываемая ситуация в высказывании нелепа по своей сути, и нелепость эта очевидна любому, даже не посвященному в тонкости военного дела. В данном высказывании нелепость заключается в том, что снега в пустыне нет, что делает совет бессмысленным.



Что, машина не заводится? Поехали, потом заведешь.

Нелепость ситуации очевидна – навряд ли у кого-то получится сначала поехать, а потом уже завести машину.

3. Смешение стилей, или "совмещение планов", (псевдоглубокомыслие, смешение речевых стилей, перенос терминологии, несоответствие стиля и содержания, несоответствие стиля речи и обстановки, где она произносится) .

Вы здесь спите, а там Родину снегом заносит!

Здесь мы наблюдаем несоответствие стиля речи и ее содержания, а также той обстановки, в которой она произносится. Ведь говорящий имеет в виду всего лишь сильный снегопад, а также то, что солдатам предстоит расчищать снег, тогда как высказывание в целом построено таким образом, словно Родина в опасности.



Кто выразился в строю нецензурными соображениями в адрес строевой подготовки?

Этот пример также относится к приему псевдоглубокомыслия, т.е. употреблению высокопарных выражений, сложнейших словесных конструкций и грамматических оборотов для выражения тривиальных истин или же просто вещей, которые могли быть сказаны языком разговорного стиля, однако же говорящий зачем-то прибегнул к научной терминологии, которая зачастую неуместна. Подобные утверждения имеют низкую информативную ценность. Сочетание глубокомысленной формы с бытовым содержанием, контраст между ними – такова структура практически всех подобных примеров в диссертации.

4. Намёк, или точно наведенная цепь ассоциаций.

Как смочить повязку, если нет воды? А подумайте!

В данном примере содержится четкое указание в форме намека на необходимые действия, которые должен предпринять слушающий.

5. Двойное истолкование.

Прием двойного (или множественного) истолкования чрезвычайно широко известен и постоянно применяется в различных модификациях. Простейшая его разновидность – каламбур, основанный на использовании синонимов. Разновидность приема двойного истолкования – это остроумие двусмысленности, когда двойное истолкование может быть дано целой фразе или предложению. Двойное истолкование может быть нарочитым или нечаянным, нечаянное двойное истолкование – это непреднамеренное остроумие, тогда как нарочитое является осознанным приемом остроумия. В «армейских маразмах» встречаются оба этих вида:

а) игра слов;

Надо не спать, а висеть на хвосте.

В данном высказывании под словосочетанием «висеть на хвосте» имеется в виду «следить, не упускать из виду», тогда как в данном примере это словосочетание может быть понято как «висеть на собственном хвосте» – в прямом смысле слова, как если бы у адресата был хвост. Игра слов основана на многозначности слова «хвост».

б) двусмысленность.

Я тоже люблю красиво одеться, но сюда одеваюсь прилично!

Говорящий имеет в виду, что «сюда» надо одеваться в соответствии с Уставом, т.е. прилично, однако же такое заявление позволяет сделать вывод, что «красиво» для говорящего является антонимом к «прилично», соответственно, говорящий ставит себя в двусмысленное положении, утверждая, что вне служебного времени одевается неприлично.

6. Ирония.

Товарищи курсанты! Я тут на грибке прочел: «Все офицеры – дураки!» Ха-ха! Поздравляю вас, вы скоро ими станете!

Ирония – это прием, основанный на противоположении формы и смысла. Он заключается в том, что человек говорит нечто прямо противоположное тому, что на самом деле думает. Однако слушателям дается возможность – намек смысловой или даже интонационный – понять, что же именно на самом деле думает говорящий. В данном примере можно наблюдать, как офицер иронизирует, поздравляя курсантов, – ведь поздравление только по форме, а не по своей сути.



В китайской армии вместе с тактическими маневрами «обход» и «охват» придумали еще один: просачивание мелкими группами численностью по миллиону.

С помощью иронического преувеличения («мелкими группами численностью по миллиону») в высказывании подчеркивается величина населения Китая.

7. Сравнение по случайному или второстепенному признаку, перечисление разнородных предметов и явлений в "едином списке".

Чем отличается солдат от ширинки? Солдат всегда застегнут на все пуговицы.

И в обычной речи, и в литературе часто сопоставляются, казалось бы, вовсе непохожие и несопоставимые вещи или явления. Однако затем выделяется какое-то свойство, чаще второстепенное, которое позволяет провести сопоставление. На этом же принципе основано много загадок и анекдотов. В данном примере фраза также построена в форме вопроса-загадки и основана на весьма второстепенном признаке для солдата, который, однако, позволяет провести эту неожиданную аналогию.

8. Парадокс.

У нас созданы все условия, которые нужно преодолеть, чтобы стать настоящим офицером.

Говорящие часто пользуются стандартными фразами, привычными формулировками, установившимися положениями, которые отражают коллективный опыт людей. Но иногда эти привычные выражения подвергаются как будто незначительной перефразировке – в результате смысл их утрачивается, опровергается, меняется на противоположный. При этом может получиться и бессмыслица, но иногда в этой кажущейся бессмыслице содержится неожиданно новый, более глубокий смысл. В данном примере на первый взгляд представляется, что получилась бессмыслица, - «условия, которые надо преодолеть» - казалось бы, условия должны помогать, способствовать, здесь же получается, что они препятствуют, раз их надо преодолевать. Однако, если вдуматься в суть фразы, оказывается, что она полна смысла, - ведь действительно, для того, чтобы стать «настоящим офицером», нужно многое преодолеть, и по словам говорящего у них созданы все условия для такого преодоления, а, значит, и формирования офицера как личности.



Будете в увольнении, не знакомьтесь с незнакомыми людьми.

Данное высказывание парадоксально, так как если следовать запрету «не знакомиться с незнакомыми», то тогда можно сделать вывод, что знакомиться нужно со знакомыми людьми, что само по себе невозможно.



Идите быстрее снег убирать, а то растает.

На первый взгляд, в высказывании отсутствует всякий смысл – говорящий предлагает поторопиться убирать снег, иначе он растает. Казалось бы, зачем же тогда торопиться убирать, если он и так исчезнет? Но в высказывании есть своя логика – ведь если снег растает, на его месте будут лужи, которые будет убрать гораздо труднее, чем просто снег.

После проведенного анализа «армейских маразмов» установлено, что из перечисленных приемов остроумия применительно к военному юмору наиболее часто встречаются:


  • смешение стилей, или "совмещение планов", (псевдоглубокомыслие, смешение речевых стилей, перенос терминологии, несоответствие стиля и содержания, несоответствие стиля речи и обстановки, где она произносится);

  • остроумие нелепости;

  • двойное прочтение.

  1   2

Похожие:

Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconНе каждая страна может похвастаться национальной «Книгой маразмов». У украины такая книга есть.
Виталий мосейчук: «толчком к созданию книги маразмов украины послужили выборы президента…»
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconРазвивать речевые умения, формировать навыки анализа и оценки предлагаемой информации; воспитывать ответственное отношение к окружающей среде
Урок английского языка в 8 классе. В ходе урока реализуются следующие задачи: обобщить и углубить знания по теме, развивать речевые...
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconРоберт Хайнлайн
«вольнодумцем» в сочетании с «армейской» педагогикой родителей и сформировали тот двойственный образ Хайнлайна-писателя – моралиста,...
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconИнновационные методы в работе с детьми, имеющими речевые нарушения
Поэтому необходимо применение вспомогательных средств, облегчающих и направляющих процесс становления у ребенка развернутого смыслового...
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconВопросы к экзамену по дисциплине Образцы заданий для итоговой государственной аттестации
Афазия. История, определение, статистика, нейролингвистический подход, причины и механизмы, классификация, дифференциальная диагностика,...
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconЭтап Речевые высказывания учителя Речевые высказывания ученика
«Фагоцитоз» ( угадывающий слушает внимательно одноклассников и дает предположение)
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconНарушения звукопроизношения у детей с зпр
Зпр, имеющих нарушения речи. По данным В. А. Ковшикова и Ю. Г. Демьянова, нарушения звукопроизношения наблюдаются у 70 учащихся 7-9...
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconТема. Лексические нормы русского языка
Лексические нормы в аспекте точности. Речевые нарушения лексических норм в аспекте точности
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconУчимся говорить правильно. Исправляем речевые ошибки Предлагаемые задания помогут школьникам научиться находить, классифицировать, исправлять речевые ошибки и недочеты
Его отец был настоящим полиглотом: он мог подробно и обстоятельно ответить на вопрос из любой области знаний
Речевые нарушения в армейской среде (на примере «армейских маразмов») iconВыполнить как в примере(расписать по пунктам)
Задание: Cмоделировать работу фильтра (Рис. 1) с использованием микроконтроллера atmega 8535 в среде CodeVisionavr
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org