История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина



страница1/4
Дата26.07.2014
Размер0.58 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
История гражданского подвига.

Дело бывшего полковника ФСБ, адвоката Михаила Трепашкина
Содержание
Аннотация

  1. Взрывы жилых домов в Москве (сентябрь 1999 года)

  2. Муки в СИЗО и несправедливое разбирательство в суде

  3. Действия правозащитных организаций в защиту Михаила Трепашкина и реакция СМИ

  4. Освобождение, активная общественная деятельность, новый арест

  5. Вопросы, вызывающие озабоченность Международной Амнистии, и рекомендации по делу Михаила Трепашкина

5.1. Краткое изложение дела и рекомендации

5.2. Жестокое и бесчеловечное обращение с Михаилом Трепашкиным в колонии ИК № 13



6. Свидетельствует бывший заключенный С. Н. Коробаев, отбывавший наказание в колонии-поселении при ФГУ ИК № 13 одновременно с М. Трепашкиным

7. Из обращений Трепашкина к общественности и правозащитникам

8. Тюремная администрация ИК № 13 обманула правозащитников

9. Обращения правозащитников в защиту Михаила Трепашкина

9.1. Обращение экспертов Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

9.2. Обращение регионального общественного движения «Союз правозащитных организаций» Свердловской области



10. Политзаключенный Михаил Трепашкин взывает о помощи

10.1. Обращение в связи с угрозой жизни и здоровью в исправительной колонии России

11. Подробности одного судебного заседания по делу Михаила Трепашкина

12. Последние факты и события в деле Михаила Трепашкина по сообщениям СМИ

12.1. Политзаключенного Михаила Трепашкина не пускают в больницу

12.2. Политзаключенного Михаила Трепашкина защищают врачи и милиция

12.3. Драматическое развитие событий вокруг политзаключенного Михаила Трепашкина

12.4. Политзаключенный Михаил Трепашкин вновь начал голодовку

12.5. Трепашкину принудительно вводят психотропные препараты

12.6. 14 июня – пикет в поддержку Михаила Трепашкина и его друзей

13. Обращение защитника Трепашкина, нижнетагильского адвоката Л. Косик, к правозащитникам, должностным лицам, а также к тем, кого интересует судьба осужденного

14. Обращение правозащитников к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукину

14.1. Примечание

15. Уроки выживания.
Информация адвоката Л. Косик


15.1. Примечание

Аннотация
Данный доклад подготовлен в рамках деятельности по проекту Московской Хельсинкской группы «Независимое расследование массовых нарушений прав человека в России» и посвящен уголовному преследованию адвоката, бывшего сотрудника КГБ и ФСБ (Федеральной службы безопасности) Михаила Трепашкина. «Международная Амнистия» признала его преследуемым по политическим мотивам.

Михаил Трепашкин участвовал в общественном расследовании взрывов жилых домов в Москве в 1999 году и заявил, что нашел доказательства причастности к взрывам Федеральной службы безопасности (ФСБ).

В мае 2005 г. адвокат и бывший сотрудник КГБ и ФСБ (Федеральной службы безопасности) Михаил Трепашкин был признан виновным российским военным судом в «разглашении государственной тайны» и «незаконном хранении оружия» и приговорен к 4 годам лишения свободы. В настоящее время правозащитники озабоченны тем, что Михаилу Трепашкину, находящемуся сейчас в исправительной колонии, отказывают в необходимом медицинском лечении, и что он подвергается жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению со стороны администрации колонии в качестве меры запугивания с той целью, чтобы он отозвал свои жалобы в отношении российских властей относительно его несправедливого уголовного осуждения и жестокого обращения с ним в заключении.

Более того, существуют серьезные основания полагать, что уголовное преследование в отношении него было политически мотивированным, и что обращение с ним носило дискриминационный характер, когда он подвергся повторному аресту, последовавшему за его условно-досрочным освобождением, что явилось явным нарушением российских процедур.

Доклад подготовлен экспертами Общероссийское общественное движение (ООД) «За права человека», являющимися партнерами в данном проекте.
1. Взрывы жилых домов в Москве (сентябрь 1999 года)
Офицер ФСБ Михаил Трепашкин впервые открыто вступил в острый конфликт с руководством ФСБ в ноябре 1998 года. Впоследствии он даже требовал возбуждения уголовного дела против директора ФСБ Николая Патрушева. После ухода из органов безопасности М. Трепашкин занялся адвокатской практикой.

Впоследствии М. И. Трепашкин был приглашен депутатом Госдумы Сергеем Юшенковым принять участие в общественном расследовании взрывов жилых домов в Москве в сентябре 1999 года, в организации которых подозревались российские спецслужбы.

Общественное расследование закончилось ничем, С. Юшенков был застрелен.

К Михаилу Трепашкину обратились сестры Морозовы, мать которых погибла в одном из домов, с просьбой представлять их в качестве потерпевших в суде над лицами, обвиненными во взрывах.

Готовясь к процессу, М. И. Трепашкин вышел на след загадочного террориста, сведения о котором сначала появились, а потом исчезли из дела. В нем он узнал бывшего сослуживца. Он также нашел свидетеля, рассказавшего, как ФСБ подтасовала доказательства, чтобы отвести от себя подозрения.

Когда после взрыва дома на улице Гурьянова опубликовали фоторобот человека, арендовавшего подвал, в который заложили взрывчатку, М. И. Трепашкин узнал в нем Романовича, который по его данным был связан с ФСБ. Во всяком случае, аренду подвала оформлял человек, очень похожий на Романовича.

Сделав неожиданное открытие, М. И. Трепашкин сообщил об этом своим бывшим руководителям из ФСБ, передав им и фотографию Романовича, которая у него была. Вскоре он обратил внимание на то, что фоторобот, очень похожий на Романовича, трансформировался: лицо стало более вытянутым. А спустя полгода М. И. Трепашкин узнал, что Романовича, который к тому времени выехал на Кипр, будто бы «задавила машина».

В результате Михаил Трепашкин стал источником информации, которая могла радикально изменить ход следствия по делу о взрыве жилого дома. Очевидно, этого силовые органы хотели меньше всего.

М. Трепашкин не успел поделиться своими подозрениями со следствием: за неделю до начала процесса над обвиняемыми во взрывах жилых домов он оказался в СИЗО.
2. Муки в СИЗО и несправедливое разбирательство в суде
В 2002 году Михаилу Трепашкину было предъявлено обвинение в разглашении государственной тайны. Наблюдатели, в том числе и зарубежные правозащитники, отметили в этом деле явные признаки фабрикации. Обвинение базировалось исключительно на том, что дома у М. И. Трепашкина якобы были найдены некие секретные документы. При этом никаких фактов собственно разглашения гостайны установлено не было. Тем не менее, в мае 2004 года Московский окружной военный суд приговорил Михаила Трепашкина к четырем годам лишения свободы в колонии-поселении.

Между тем, еще до вынесения этого приговора, в октябре 2003 года М. Трепашкин был арестован по обвинению в незаконном хранении оружия: в его машине «обнаружили» пистолет. Михаил Трепашкин сразу заявил, что пистолет ему подбросили. В ходе судебного процесса по этому делу в Дмитровском городском суде доказательная база обвинения фактически развалилась из-за противоречий в показаниях свидетелей. На процессе судья, по сути, взяла на себя функцию обвинения: она по-своему объяснила, как был найден пистолет, и на основании этой версии вынесла обвинительный приговор, причем более суровый, чем требовал прокурор.

19 мая 2004 г. М. Трепашкин был осужден Московским окружным военным судом и приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии-поселении за разглашение гостайны. 9 сентября приговор вступил в законную силу. Однако М. Трепашкина не направляют в колонию-поселение, а переводят из следственного изолятора 77/1 г. Москвы «Матросская Тишина» в следственный изолятор г. Волоколамска Московской области, продолжая дело о незаконном хранении оружия.

Никаких правовых оснований для помещения М. Трепашкина в следственный изолятор не имелось.

В соответствии со ст. 22 Конституции РФ, заключение под стражу возможно только по решению суда. Такого решения в отношении М. Трепашкина принято не было. М. Трепашкин являлся обвиняемым по уголовному делу, которое было передано для рассмотрения в Дмитровский городской суд Московской области, однако, в связи с этим обвинением мера пресечения в отношении М. Трепашкина избрана не была.

Часть 2 ст. 77-1 УИК РФ предусматривает, что при необходимости участия в судебном разбирательстве в качестве обвиняемого осужденные могут быть по постановлению суда переведены в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы. В отношении М. Трепашкина эта норма нарушена дважды, поскольку: а) отсутствует необходимое постановление судьи и б) М. Трепашкину назначено отбывание наказания в колонии-поселении.

Таким образом, адвокат М. Трепашкин находился в следственном изоляторе незаконно, в нарушение российского законодательства и ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
3. Действия правозащитных организаций в защиту Михаила Трепашкина и реакция СМИ
Общероссийское общественное движение (ООД) «За права человека» осуществляло защиту прав, свобод и законных интересов М. Трепашкина на основании обращения его защитников, законодательства об общественных объединениях и Устава организации. ООД «За права человека обратилось с письмом к президенту адвокатской палаты г. Москвы Г. М. Резнику с просьбой незамедлительно вмешаться в ситуацию и оказать содействие в защите прав адвоката М. Трепашкина, освобождения его из следственного изолятора.

Требуя признать дело Трепашкина политическим, правозащитники обращали внимание на то обстоятельство, что адвокат был арестован спустя месяц после того, как были опубликованы его обвинения в адрес ФСБ о причастности к терактам осени 1999 года, и за неделю до того, как он должен был выступить в суде, защищая интересы сестер Морозовых. Тем самым ФСБ вывела М. Трепашкина из процесса. Этот факт побудил Госдепартамент США отнести дело Трепашкина к разряду политически мотивированных. Преследование Трепашкина послужило для американских властей основанием для предоставления Алене Морозовой политического убежища.

Дело Трепашкина вызвало живой интерес СМИ и протесты правозащитников, попало в реестр «Международной Амнистии» и легло в основу документального фильма, получившего приз в Копенгагене.

Британская газета Daily Telegraph в декабре 2004 г. опубликовала письмо видных общественных деятелей Великобритании в защиту адвоката Михаила Трепашкина. Письмо, озаглавленное «Справедливость для Михаила Трепашкина» подписали глава Британского Совета баронесса Хелена Кеннеди, драматурги Дэвид Хэйр и Том Стоппард, актеры Олив и Кика Маркхэм, Корин и Ванесса Редгрейв, а также бывший советский политзаключенный Владимир Буковский.

Письмо написано в ответ на призыв сестер Татьяны и Алены Морозовых, мать которых погибла при взрыве на улице Гурьянова 9 сентября 1999 года, развернуть кампанию в защиту их адвоката.

Авторы письма призвали европейских юристов и деятелей культуры «сделать все возможное, чтобы защитить г-на Трепашкина и обеспечить ему справедливость».

В защиту Трепашкина выступил один из влиятельных членов Конгресса США. Конгрессмен-республиканец Кристофер Смит заявил, что репрессии в отношении Трепашкина выглядят, как попытка воспрепятствовать расследованию взрывов жилых домов в сентябре 1999 года.

ООД «За права человека» со своей стороны активно поддерживало справедливые требования Михаила Трепашкина, добивалось обследования и улучшения условий содержания обвиняемых, подсудимых и заключенных. Движение проводило массовые кампании в средствах массовой информации, организовывало пикеты в поддержку М. И. Трепашкина, размещало материалы о нем на сайте (раздел «Политические преследования»), и в газете «За права человека», пропагандировало фильм о нем.


4. Освобождение, активная общественная деятельность, новый арест
1 июля 2005 года Московский областной суд оправдал бывшего полковника ФСБ, обвиняемого ранее в незаконном хранении оружия. Таким образом, судьи косвенно признали, что боеприпасы ему подкинули. Суд постановил отправить Трепашкина из СИЗО в колонию-поселение.

20 июля 2005 г. Президиум Верховного суда оставил в силе приговор о разглашении государственной тайны.

19 августа 2005 г. Тагилстроевский районный суда Нижнего Тагила вынес постановление об условно-досрочном освобождении Михаила Трепашкина из колонии-поселения. Это постановление суда нижнетагильской городской прокуратурой не было обжаловано, и 31 августа Трепашкин вернулся домой.

Здесь следует отметить, что в течение всего срока заключения М. Трепашкин вел себя очень активно. Он буквально «завалил» все инстанции жалобами на плохие условия содержания людей в следственных изоляторах и местах заключения.

Освобождение бывшего полковника ФСБ, арестованного еще в декабре 2003 года за разглашение государственной тайны, стало полной неожиданностью для его адвокатов.

«Честно говоря, мы не ожидали столь быстрой и успешной развязки, хотя речь об условно-досрочном освобождении шла давно», – рассказала «Новым Известиям» адвокат Михаила Трепашкина Елена Липцер. «В колонии Нижнего Тагила мой подзащитный не пробыл и месяца, а для того чтобы составить характеристику заключенного, персоналу колонии требуется полгода, а то и больше. Кроме того, согласно закону, необходимое условие для досрочного освобождения – полное раскаяние в содеянном преступлении. Трепашкин же не признает своей вины ни по одному из эпизодов. Как можно раскаиваться в том, чего не совершал?!

Теперь мы намерены добиваться полной реабилитации Михаила Трепашкина и возмещения причиненного ему морального и материального вреда. Часть документов, необходимых для подачи искового заявления, уже готовы», – добавила она.

После освобождения адвокат Михаил Трепашкин возглавил учрежденный 1 сентября 2005 года при Общероссийском общественном движении «За права человека» Комитет защиты прав адвокатов. Основными целями Комитета определены «предание гласности каждого случая незаконного и необоснованного преследования адвокатов, доведение до высших органов исполнительной и судебной власти фактов нарушения прав адвокатов, защита на международном уровне, практическая защита в рамках уголовных дел».

Особой задачей Движения «За права человека» является привлечение к ответственности должностных лиц, нарушающих конкретные предписания закона в части независимости адвокатуры и соблюдения адвокатской тайны. «Считаем защиту такого института гражданского общества, как адвокатура, обеспечение его нормального функционирования задачей, которая является ключевым моментом построения правового государства в РФ», – говорится в заявлении Движения «За права человека».

16 сентября 2005 года Свердловский областной суд по кассационному представлению областной прокуратуры отменил решение Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила от 19 августа 2005 года об условно-досрочном освобождении М. Трепашкина, уже вступившее к этому времени в законную силу. 18 сентября в своей московской квартире при участии большого числа сотрудников спецслужб, одетых в штатское, Трепашкин был взят под стражу.

Уже 16 сентября правозащитники выступили с заявлением, в котором расценили решение Свердловского областного суда об отмене решения об условно-досрочном освобождении адвоката Михаила Трепашкина по представлению прокуратуры, как очевидную месть властей и российских спецслужб Трепашкину за его четкую гражданскую позицию, как попытку создать препятствие для его правозащитной деятельности.

Защитники М. Трепашкина сообщают о непрерывных провокациях, устраиваемых администрацией колонии ИК-13 Нижнего Тагила Свердловской области, в отношении политзаключенного. М. Трепашкину уже «вынесли замечание» – с очевидной целью сорвать условно-досрочное освобождение, вопрос о котором вновь будет рассматриваться в Тагилстроевском районном суде Нижнего Тагила.

3 октября 2005 г. Тагилстроевский районный суд перенес на 26 октября слушание по ходатайству политзаключенного адвоката М. Трепашкина об условно-досрочном освобождении (причина отсрочки – не поступил ответ на запрос суда).

По запросу адвокатов Трепашкина судья принял решение о допуске на заседания исполнительного директора ООД «За права человека» Льва Пономарева. Заседание Тагилстроевского районного суда проходит на территории колонии ИК-3. 25 октября 2005 г. Лев Пономарев вылетал на процесс М. И. Трепашкина.


5. Вопросы, вызывающие озабоченность «Международной Амнистии», и рекомендации по делу Михаила Трепашкина
5.1. Краткое изложение дела и рекомендации

В мае 2005 г. адвокат и бывший сотрудник КГБ и ФСБ (Федеральной службы безопасности) Михаил Трепашкин был признан виновным российским военным судом в «разглашении государственной тайны» и «незаконном хранении оружия» и приговорен к 4 годам лишения свободы. «Международная Амнистия» испытывает озабоченность в связи с тем, что Михаилу Трепашкину, находящемуся в настоящий момент в исправительной колонии, отказывают в необходимом медицинском лечении, и что он подвергается жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению со стороны администрации колонии в качестве меры, являющейся частью более масштабных усилий, направленных на запугивание Михаила Трепашкина, чтобы он отозвал свои жалобы в отношении российских властей относительно его уголовного осуждения и обращения с ним в заключении.

Более того, существуют серьезные основания полагать, что уголовное преследование в отношении него было политически мотивированным, и что обращение с ним носило дискриминационный характер, когда он подвергся повторному аресту, последовавшему за его условно-досрочным освобождением, что явилось явным нарушением российских процедур. «Международная Амнистия» также обеспокоена тем, что Михаил Трепашкин подвергался жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению в условиях предварительного заключения, а также запугиванию в попытке убедить его отозвать свои жалобы на условия его содержания под стражей.

С учетом наличия серьезных оснований полагать, что в деле Михаила Трепашкина была допущена несправедливость ввиду вмешательства исполнительной власти в работу системы уголовного судопроизводства, «Международная Амнистия» призывает к проведению незамедлительного, беспристрастного и тщательного расследования всех указанных заявлений и к полному пересмотру дела в соответствии с международными стандартами справедливого судебного разбирательства. «Международная Амнистия» убеждает российские власти освободить Михаила Трепашкина в ожидании пересмотра его дела.

«Международная Амнистия» также призывает российские власти немедленно предоставить Михаилу Трепашкину всю необходимую медицинскую помощь, а также обеспечить соответствие условий содержания для всех заключенных, находящихся в исправительной колонии ИК-13, в том числе и в ШИЗО, международным стандартам, таким как Стандартные минимальные правила ООН, касающиеся обращения  с заключенными. Российские власти должны также способствовать тому, чтобы тюремные власти не предпринимали попыток запугивания заключенных с целью заставить их отозвать свои жалобы в отношении российских властей в связи с их уголовным осуждением или обращением с ними в условиях заключения. Любые обвинения в запугивании должны незамедлительно, беспристрастно и тщательно расследоваться.

Насколько известно «Международной Амнистии», Международная комиссия юристов обратилась с просьбой разрешить ее представителям присутствовать на судебном процессе, но ее просьба либо не была удовлетворена, либо осталась без ответа.

12 января 2004 г. адвокат Михаила Трепашкина обратилась в Московский окружной военный суд с ходатайством о выдаче разрешения независимым наблюдателям – российским и международным – присутствовать на процессе. Суд отказал ему в этой просьбе, назвав процесс «закрытым» в соответствии со статьей 241, частью 2.1 УПК РФ, допускающей закрытое судебное разбирательство в случаях, когда «разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны».

По словам адвоката, все судебные заседания по данному делу были закрытыми по той причине, что одно из предъявленных Михаилу Трепашкину обвинений касалось статьи 283 УК РФ. Однако, другие обвинения по данному делу, а именно по статьям 222 и 285 УК РФ, не предусматривают закрытого характера судебных слушаний. По словам адвоката Михаила Трепашкина, тот факт, что слушания были закрытыми, создавало ему трудности для обеспечения адекватной защиты, поскольку его адвокат не могла выносить из зала суда никаких документов. Таким образом, «Международная Амнистия» обеспокоена в связи с наличием серьезных оснований, указывающих на то, что Михаил Трепашкин был арестован и осужден в результате несправедливого судебного разбирательства на основании сфабрикованных и, возможно, политически мотивированных уголовных обвинений.

Синхронность проведения в отношении него уголовного расследования, его ареста по обвинению в незаконном хранении оружия, по которому впоследствии он был оправдан, предположительная фабрикация обвинений в отношении него, процедурные нарушения в период содержания под стражей до суда, рассмотрение его дела закрытым военным судом, в своей совокупности, являются сильным аргументом в пользу того, что Михаил Трепашкин стал жертвой политического преследования со стороны некоторых ведомств российской правоохранительной системы, с целью воспрепятствовать ему продолжать расследовательскую и юридическую деятельность в связи с взрывами жилых домов в Москве и других городах в 1999 г.

Права на справедливое судебное разбирательство и свободу от пыток и жестокого обращения являются основными правами человека. Право на справедливое судебное разбирательство включает в себя общее правило, по которому судебные слушания должны быть открытыми для публики. Комитет по правам человека ООН заявил о том, что публичность судебных слушаний является важной гарантией защиты интересов частных лиц и общества в целом (Замечание общего порядка 14). Статья 14. 1 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) гласит: «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Представители СМИ и публика могут не допускаться на всё судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе». Учитывая фундаментальный характер права на справедливое судебное разбирательство, российские власти должны обосновать легитимность отказа в публичном судебном разбирательстве,  а также насущную необходимость ограничения указанного права. По всей видимости,  закрытый характер всех слушаний по данному делу, а не только тех, которые касались статьи 283 УК РФ,  не удовлетворяет требованию необходимости и соразмерности.

Подобным образом, несмотря на то что, при исключительных обстоятельствах, гражданские лица могут быть судимы военным судом, требование согласно международному праву, предусматривающее, что суды и трибуналы должны быть компетентными, независимыми и беспристрастными, относится ко всем судам, включая военные. Мы принимаем к сведению то, что Комитет ООН по правам человека заявил, что рассмотрение дел гражданских лиц военными судами «могло бы привести к серьёзным проблемам в том, что касается справедливого, беспристрастного и независимого отправления правосудия», а также, что «рассмотрение гражданских дел такими судами может осуществляться на весьма исключительной основе и проводиться в условиях, при которых действительно полностью соблюдаются все гарантии, предусмотренные в статье 14 МПГПП».

«Международная Амнистия» оспаривала тот факт, что суд, рассматривавший дело в отношении Михаила Трепашкина, удовлетворял международным стандартам независимости и беспристрастности; а также, что данное дело являлось «весьма исключительным», и что судьи военного суда были независимы от вышестоящих лиц в ходе слушания дела и при вынесении приговора.

«Международная Амнистия» обеспокоена тем, что процедура, связанная с повторным арестом Михаила Трепашкина представителями правоохранительных органов, не являвшихся сотрудниками милиции, без судебной санкции, является нарушением российского законодательства и, следовательно, его задержание является произвольным. С учетом впечатления о том, что обращение с Михаилом Трепашкиным носило нетипичный характер, можно утверждать, что российским властям следует представить доказательства законности подобного обращения, с одной стороны,  и отсутствия в нем политической мотивированности, с другой.
5.2. Жестокое и бесчеловечное обращение с Михаилом Трепашкиным в колонии ИК № 13
Михаил Трепашкин страдает бронхиальной астмой, приступы которой случаются с ним ежедневно; он также страдает дерматозом, сопровождающимся сильным зудом, и болями в области сердца. Тем не менее, по информации его адвокатов, администрация колонии ИК-13 не предоставила М. Трепашкину необходимого лечения. Как сообщается,  зудящий дерматоз развился у него после того, как он провёл 13 дней в ШИЗО по прибытии в колонию в июле,  в рамках обычной процедуры при приеме вновь прибывших заключённых. По сообщениям, в то время условия в ШИЗО были чрезвычайно скверными: скудная пища и только одна чашка чая в день в качестве напитка, что вынуждало его пить в камере загрязненную воду из-под крана. 

Михаил Трепашкин также заявляет о том, что со времени его перевода в колонию ИК-13 у него усилилась затрудненность дыхания и обострилась астма. Он подозревает, что вода и воздух в колонии заражены тяжелыми металлами, поскольку рядом с колонией расположен промышленный объект. По сообщениям, у других заключенных этой колонии также развились кожные заболевания, по мнению Михаила Трепашкина, из-за плохого качества воды.

Михаил Трепашкин столкнулся с ограничением его права на оставление колонии с целью получения медицинской помощи, тогда как в колонии-поселении заключенным разрешено покидать пределы колонии для закупки продуктов питания, лекарств и других предметов в близлежащем городе.

В частности, сообщается о том, что в период с 21 сентября по 20 октября 2005 г. Михаилу Трепашкину было отказано в разрешении покидать территорию колонии для прохождения медицинского освидетельствования и покупки лекарств. Лишь 20 октября Михаилу Трепашкину было, наконец, разрешено оставить территорию колонии ИК-13 для медицинского осмотра в Нижнем Тагиле. Врач установил, что Михаил Трепашкин страдает бронхиальной астмой средней тяжести с периодами обострения, а также зудящим дерматозом. Врач рекомендовал госпитализировать Михаила Трепашкина для обследования и прохождения курса лечения. Однако вместо этого, ему лишь однажды, в сопровождении тюремной охраны, было позволено выйти в город для покупки лекарств. По сообщениям, подобного лечения было недостаточно, но Михаилу Трепашкину не было разрешено приобрести лекарства в достаточном количестве, и он не получал дальнейшего медицинского лечения. Согласно полученной «Международной Амнистией» информации, 17 января 2006 г. Михаил Трепашкин был помещен в ШИЗО на три дня за то, что повысил голос на тюремного врача. Михаил Трепашкин попросил врача предоставить ему необходимые лекарства. По словам адвоката Михаила Трепашкина, штрафной изолятор располагается в новом здании и плохо отапливается. Температура воздуха в ШИЗО была значительно ниже 16 градусов – минимального показателя, предусматриваемого российскими нормами. Температура воздуха на улице опускалась до минус 35 градусов по Цельсию.

31 января Михаил Трепашкин был снова на пять дней помещен в ШИЗО, за «систематическое нарушение правил внутреннего распорядка в колонии». 26 января он, якобы, произнес грубое ругательство в адрес представителя прокуратуры. 17 февраля он был помещен в ШИЗО в третий раз (на три дня), предположительно за то, что в обход администрации передал за пределы колонии письма с жалобами на обращение. Таким образом, организация обеспокоена тем, что, помещая Михаила Трепашкина в подобные условия и подвергая опасности его здоровье, тюремный персонал нарушает правила содержания заключенных.

Особенно, «Международную Амнистию» беспокоят заявления о том, что администрация колонии использует ШИЗО в качестве меры, являющейся частью более масштабных усилий, направленных на запугивание Михаила Трепашкина, с тем, чтобы он отозвал свои жалобы в отношении российских властей относительно его уголовного осуждения и обращения с ним в заключении. «Международная Амнистия» полагает, что подобное обращение с Михаилом Трепашкиным равносильно жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.

Многодневное содержание заключенных в плохо отапливаемых помещениях ШИЗО является нарушением российских обязательств относительно соблюдения прав человека. Статья 10 Стандартных минимальных правил ООН, касающихся обращения с заключенными гласит: «Все помещения, которыми пользуются заключенные, особенно все спальные помещения, должны отвечать всем санитарным требованиям, причем должное внимание следует обращать на климатические условия, особенно на кубатуру этих помещений, на минимальную их площадь, на освещение, отопление и вентиляцию».

  1   2   3   4

Похожие:

История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconНачальнику координационного отдела Пограничного управления фсб россии по Приморскому краю капитану 1 ранга
Северо-Восточного пу бо фсб россии, на участки ответственности Сахалинского пу бо фсб россии, пу фсб россии по Приморскому краю,...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина icon«Полоний» стал популярным
После истории с отравлением бывшего сотрудника фсб александра Литвиненко в британском городе Шеффилда необычайной популярностью стал...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconИстория района
Романовского районов. В марте 1944 года к району была присоединена часть территории бывшего Калмыцкого района. Затем в 1963 году...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconСамсон Самсонович, все собрались…
На мундир наброшено кимоно. На стене, убранные расшитым рушником, икона Михаила Архангела, покровителя фсб, портрет Президента Медведева...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconВеликая Липа, усадьба: брама Усадьба Великая Липа
...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconЮрий Дойков Yuori Doykov имена дело «Финского генштаба». Ораниенбаум – Колпашево
Имена. Дело «Финского генштаба». Ораниенбаум – Колпашево. 1933–1938 : (по архивам фсб рф) / Ю. В. Дойков. – Архангельск, 2010. –...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconЭрл Стенли Гарднер Дело о влюбленной тетушке Перри Мейсон – 73
Делла Стрит, доверенная секретарша адвоката по уголовным делам Перри Мейсона, вошла в кабинет и сказала
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconПрезиденту России – от майора фсб уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Обращается к Вам военный пенсионер, майор запаса фсб РФ ашуров Асланбек Абдумажитович, 1973 года рождения, житель г. Щелково Московской...
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconБорис Тух венские каникулы по мотивам фрагментов из неосуществленного киносценария Владимира Высоцкого и Эдуарда Володарского «Венские каникулы»
Инсценировка написана по заказу Михаила Чумаченко, бывшего в 2006-2007 г г гл режиссером Русского театра в Таллинне
История гражданского подвига. Дело бывшего полковника фсб, адвоката Михаила Трепашкина iconБайкало-амурская магистраль история подвига
Амуре (3110 км); к нему прилегают два участка, построенные в конце 1940-х начале 50-х гг
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org