Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века



Скачать 66.89 Kb.
Дата26.07.2014
Размер66.89 Kb.
ТипДокументы
Е.Н. Черноземова

ГОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет», Москва, Россия


Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века

(очерк Г. Уэллса «Современная утопия»)

Научные открытия и развитие техники, безусловно, изменяют повседневность, самоощущение человека в мире. Некоторые из предстоящих изменений повседневности поддаются прогнозированию. Начало ХХ века, ознаменованное, с одной стороны, бурным развитием науки и техники, с другой, появлением ряда утопических концепций развития человека и общества провоцировало смело и концептуально мыслящего всемирно известного родоначальника фантастической литературы Герберта Уэллса (1866–1946) выступить с некоторыми прогнозами относительно повседневности будущего и комментариями по поводу разнообразия утопических суждений современников в очерке «Современная утопия» (A Modern Utopia, 1903). Основные аспекты высказывания организованы Уэллсом в самостоятельные разделы: «Что такое утопия», «О личной свободе», «Быт и строй утопического будущего», «Женщина в царстве утопии», «Утопический человек», «Единое человечество будущего».1

По мысли великого фантаста, комфортность повседневности в справедливо устроенном обществе обеспечивается соблюдением двух важных позиций: свободы выбора профессии по способностям и собственному вкусу и свободы вероисповедания («Если я могу молиться моему Богу, то я свободен»). Свобода избирать профессию по душе делает ежедневный труд человека легким и радостным, при условии если соблюдается в действительности, а не теоретически, как в современности, когда выбор диктуется соображениями доходности и возможностью карьерного роста. Современность показывает, что «жители городов мечтают о сельском домике, о полевом хозяйстве (…) Мы видим инженеров, которые любят медицину, докторов, которые увлекаются сельским хозяйством, священников, которые мечтают об астрономии, и т. д. Все эти люди попали в жизни не на свое место (…) Но когда никакой «карьеры» не будет, когда всякий работающий и приносящий пользу будет пользоваться благами жизни наравне со всеми другими, занятие, профессию люди будут избирать только по своим способностям и вкусам, и будут избирать сами, сознательно. Это будет действительная свобода выбора, а не лотерея, которая теперь заменяет свободу даже у тех людей, которые имели бы возможность выбора». Уэллс утверждает, что регуляцией выбора выступят разнообразие вкусов и способностей, которые и обеспечат занятость в различных сферах деятельности.

При соблюдении требования трудиться по призванию меняется быт и повседневность. «Исчезнут следы той дегенерации, жертвой которой человечество едва не стало в наше время». Исчезнет такой мотив и оправдание пьянства как «поиск забвения от тяжелой жизни».

Привычную повседневность в будущем изменит новая функция женщины, которой нет причин стараться быть «менее женственной, возможно более похожей на мужчину», к чему ее толкает современное «бытовое неустройство, борьба за существование», «суровая борьба за право жить (…) На женщине лежат все тяжелые работы, причем она даже не пользуется правами, принадлежащими мужчине».

Особыми областями, в которых женщина несравненно полезнее мужчины, Уэллс называет сферу искусства, ухаживание за больными, птицеводство, некоторые отрасли изящной промышленности и, главное, заботы в кругу семьи. Уэллс возражает создателям утопий, «в которых женщины, наравне с мужчинами, превращены в какие-то безличные машины, что будто бы необходимо для «равенства и братства». Наблюдение за эволюцией человечества позволяет Уэллсу утверждать: «По мере того, как народ поднимается по ступеням культуры, положение женщины улучшается, и в то же время женщина из грубого животного состояния самки переходит к состоянию женственности. Самка делается женщиной. Вполне естественно предположить, что и дальше женщина будет развиваться именно в этом направлении, а не в каком-либо ином».

Описывая предполагаемые изменения в повседневности, Уэллс отмечает: «… самые условия жизни будущего сложатся так, что присутствие женщины в доме станет необходимым». В числе неизбежных изменений при выстраивании справедливо устроенного общества Уэллс называет исчезновение «того класса порабощенных людей, которых мы теперь называем «домашней прислугой». Весьма вероятно, – продолжает он, – что сохранится лишь тип «помощниц», помогающих в уходе за детьми и в некоторых работах, в которых хозяйка случайно неопытна». Прислуга, по мысли Уэллса, будет совершенно лишней благодаря успехам техники, автоматизации всей черной работы: «Даже гардины на окнах опускаются и поднимаются посредством электричества (...) Провизия будет утром доставляться на дом. Быть может, жизненные припасы в особых учреждениях будут наполовину приготовляться к потреблению, так что в семье останется только доварить или дожарить их по своему вкусу. Отбросы в больших городах (и благоустроенных поселках) уже теперь удаляются автоматически, через канализационные трубы. То же самое будет и в эпоху утопии, с тою лишь разницей, что тогда, вероятно, отбросы будут не только удаляться, но и быстро уничтожаться. Благодаря электрической топке в кухне будет царить идеальная чистота, почти без всяких усилий со стороны хозяйки. Всасыватели пыли позаботятся о том, чтобы не было надобности в уборке комнат. Горячая и холодная вода всегда будет к услугам нуждающихся в ней. Телефон и, быть может, еще какие-нибудь средства сношения сделают посылки с поручениями совершенно ненужными: все требуемое будет в определенное время доставляться на дом. Очевидно, что при таких условиях мускульный труд прислуги будет совершенно лишним, и прислуга исчезнет так же, как исчезли оруженосцы с тех пор, как тяжелые доспехи рыцарей с поля брани перешли в музеи».

В таких условиях, по мысли Уэллса, «уже не найдется женщин, которые пожелали бы взять на себя такие обязанности (прислуги - ЕЧ). Ни одна женщина не пойдет устраивать и обслуживать чужой семейный очаг, если у нее есть возможность отдавать силы и знания своему собственному очагу». В случае если хозяйке нужна помощь, будет существовать институт добровольных помощниц, функции которого исключают всякую возможность полурабовладельческих отношений.

Уэллс подчеркивает развитость и образованность женщины в справедливо устроенном обществе, открытую возможность для нее добиться полной самостоятельности, выдвинуться на каком-либо поприще. Но она неизменно возвращается к семейным обязанностям, «как только она встретит подходящего для нее мужчину».

Уэллс выступает против авторов утопических учений, провозглашающих уничтожение института брака, утверждая, что «в будущем брак не только не исчезнет, но даже еще более укрепится». Главное возражение вызывает, по верному замечанию Уэллса, «что брак как цепями связывает часто людей, совершенно не подходящих друг к другу (…) неудача большинства современных браков зависит (…) от материальных расчетов, на которых эти браки основаны». Более того, стремление обособиться в повседневности брачных отношений Уэллс считает чертой эволюционной: чем «культурнее народ в высоком значении этого слова, тем сильнее в нем развито стремление устроить себе семейную жизнь отдельно».

Справедливым для организации комфортной и здоровой повседневности Уэллс считает положение, согласно которому «женщине, делающейся матерью, законы будут уделять особое внимание. Женщина, имеющая детей, обильнее других снабжается всем необходимым. Мать с детьми получает право, при желании, выбирать себе наиболее благоприятные для здоровья места для жизни, и семьи, не имеющие детей, беспрекословно должны уступать место детям. С самого раннего возраста врачи начинают заботиться о физическом развитии и укреплении детей».

Особо отметим положение, подчеркиваемое Уэллсом и актуально звучащее сегодня: «Но дети все время остаются с родителями (...) Если когда-нибудь женщина, – предупреждает Уэллс, – достигнет такой степени «развития», что в ней заглохнет чувство материнства, чувство любви к детям, то женщина упадет ниже низших животных, и такого «развития» ей едва ли можно пожелать. Между тем, только в состоянии такого полного отупения чувств женщина может согласиться на те способы воспитания детей, которые некоторые социологи мечтают применить в будущем ради «равенства и братства». Казарменное воспитание, при котором невозможно любовное отношение к личности ребенка, к его особенностям, может дать разве лишь живые машины, но не людей».

Уэллс высказывает и некоторые идеи по поводу организации школьной повседневности: «… ребенок будет физически развиваться под наблюдением врачей. Всевозможная гимнастика, игры на открытом воздухе круглый год, летом морские купанья и т. д. – все это позволит воспитать детей сильными, бодрыми, готовыми к учению (...) Масса предметов, считающихся теперь необходимыми, будут выброшены из средней школы, потому что ими желающие могут заняться позднее, как специальностью (...) географию дети и юноши будут изучать наглядно во время путешествий. Весьма вероятно, что те науки, которые теперь ложатся на ребенка мертвым бременем, тогда заменятся живым общением с природой. Ботанику будут изучать в лесу, минералогию в горах и т. д.»

Начиная с «Утопии» Томаса Мора, давшей название и принципы организации литературы о справедливо устроенном обществе будущего, произведения подобной проблематики создавались в предложенном Мором жанре романа-трактата, в котором общие идеи не прослеживаются на жизни конкретного персонажа. Уэллс одним из первых стал создавать собственно романы, в которых идеи не просто провозглашались, но проходили испытания на судьбах героев. Более детальную проработку воплощения высказанных идей в реалиях повседневности дали романы антиутопии середины ХХ века.


Литература

1. Уэллс Г. Современная утопия. Пер. с англ. // Электронная библиотека зарубежной фантастики. Электронный ресурс http://www.scilibr.ru/lib/sb/book/1640



2. Уэллс Г. Собр. соч. В 15 т.   М., 1964.

3. Замятин Е. Герберт Уэллс.   СПб., 1922.

3. Кагарлицкий Ю. Герберт Уэллс. Очерк жизни и творества. М., 1963.

4. Левцова И. М., Парчевская Б. М. Г. Дж. Уэллс: библиография русский переводов и критической литературы на русском языке. 1898 – М. , 1966.

5.Михальская Н.П. Уэллс // Зарубежные писатели. Биобиблиографический словарь. В 2 тт.   М., 1997. Т. 2. С. 332.

6. Перепелицын К. Английская фантастическая литература.   М. , 1982.

7. Фантасты века уходящего. Сб. ст. и очерков.   М. , 1990.

8. MacKenzie N. and J. The Time Treveler. – L., 1973.



9. West A. Aspects of Life.   L., 1984.

1 Здесь и далее ссылки на электронный ресурс.

Похожие:

Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconРефлексия повседневности в сознании главного героя романа Ф. Бегбедера «99 франков»
На наш взгляд, наиболее полное определение понятия «повседневность» дано в словаре «Современная западная философия»: «Повседневность...
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconРусская культура конца XIX начала XX века
Ч. 1, М.; «Клио – Софт» 2001г., репродукции картин художников Серебряного века из цикла «Художественная культура», выставка книг...
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconРусское искусство XIX начала XX века
Идея “совмещения этапов” применительно к искусству xix-начала XX века. Убыстрение темпа художественной эволюции и его следствия....
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconЛитература конца XIX начала XX века (пособия, изданные в 2000-2004 гг.)
Агеносов, В. В. Русская литература конца XIX начала XX века : Серебряный век: Материалы к уст и письм экзамену / В. В. Агеносов,...
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconЛазарев в. Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века
«Русская средневековая живопись» (1970). Ныне публикуется еще одна значительная монография В. Н. Лазарева на ту же тему: «Русская...
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconАлексей Гаврилович Чикачев Ездовое собаководство Якутии Доброй памяти отца, Чикачева Гавриила Николаевича потомственного индигирского каюра, посвящаю Предисловие Представляемая читателю книга
Охватывают в основном период начала XIX до середины XX века, так как именно на этот отрезок времени, на наш взгляд, приходится расцвет...
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconРусская архитектура конца 19 – начала 20 века
Интересные и оригинальные решения предложили в конце 19 века начале 20 русские архитекторы
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconКультура республики Корея: основные этапы развития. Из книги В. М. Маркова «Республика Корея. Традиции и современность в культуре второй половины ХХ века. Взгляд из России»
«Республика Корея. Традиции и современность в культуре второй половины ХХ века. Взгляд из России»
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconПрограмма научной конференции 21-22 октября 2010 г. "Культура Италии. Взгляд из XXI века "
Цикл Сотворения мира в Италии 11-12 века: Рим, Монтекассино, Сицилия. Судьба раннехристианского образца
Взгляд на повседневность будущего из начала ХХ века iconПредставления о пространстве в конце 17-начала 18 века
Как мы знаем, именно ньютоновская вышла победителем, и именно Ньютон написал произведение, называемое «Математические начала натуральной...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org