Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг



Скачать 245.2 Kb.
Дата26.07.2014
Размер245.2 Kb.
ТипРеферат

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Репьевская средняя школа имени

Героя Советского Союза полковника Винокурова Федора Ивановича

Белгородской области Волоконовского района»



Православная Церковь в годы

Великой Отечественной войны

1941-1945 гг.

Выполнила ученица 10 класса

Паневина Виктория Александровна

Научный руководитель:

учитель истории Буцаева Валентина

Владимировна

с. Репьевка

Содержание



Введение.
Глава I. Положение Русской Православной церкви в предвоенные годы.
Глава II. Изменение взаимоотношений Русской православной церкви и Советского государства в годы Великой Отечественной войны.
II.1. Беда, сплотившая народ.
II. 2. Сергий – воссоздатель Русской церкви.
II. 3. Митpополит гоp Ливанских Илия (Антиохийский Патpиаpх): моление о спасении России.
II. 4. Патриотическая деятельность служителей Русской церкви в годы Великой Отечественной войны.

Введение


Мы готовимся к празднованию 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. Наряду с именами военноначальников и солдат-героев стоят имена многих служителей церкви, не оставивших не смотря ни на что, Русскую Православную Церковь в самый трагический период ее истории и бросивших все своя силы на помощь стране в те дни, когда на нее обрушилась беда. Они находились в опале, но проявили глубочайший патриотический порыв.

Особенность российской истории состоит в том, что на протяжении более чем тысячелетнего существования государства, наши предки вели войны за независимость и целостность своей страны. Традиционно Православная церковь уделяла внимание духовно-нравственному воспитанию верующих на героических традициях и примерах самоотверженного служения Родине. В годы тяжелых испытаний служители Церкви всегда вставали на патриотические позиции и призывали верующих к защите Отечества. Не стала исключением и Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Патриотические призывы и обращения руководства Московской Патриархии, активное участие в боевых операциях на фронте и в отрядах партизан, самоотверженная работа в тылу духовенства и мирян способствовали решению общей для всего народа задачи по разгрому оккупантов.

Именно годы ВОВ стали переломным этапом в истории Русской православной церкви в ХХ в. В этот период после долгих лет гонений, поставивших Церковь на грань уничтожения, произошло радикальное изменение ее положения, начался долгий и мучительный процесс возрождения.
Поэтому всестороннее изучение и обобщение исторического опыта Русской православной церкви в деле патриотического служения Отечеству, исследование ратных и трудовых подвигов духовенства и мирян представляются весьма важной задачей, а материалы исследования послужат дополнительным источником информации к урокам истории при изучении данного вопроса.

Актуальность рассматриваемой проблемы заключается еще и в том, что имеющиеся на сегодняшний день исследования не позволяют дать полную, многоплановую и объективную оценку деятельности РПЦ в годы Великой Отечественной войны, так как эта тема была долгое время закрыта для научных исследований, а материалы и документы по проблеме засекречены. Зарубежные же историки также были лишены возможности комплексного изучения проблемы из-за нехватки архивных материалов и субъективного подхода к советской истории. Сейчас, когда происходит деформация взглядов на многие события истории, мне, как личности не безразличной к истории своего Отечества, хотелось бы разобраться в вопросе о патриотической деятельности Русской Православной Церкви во время Великой Отечественной войны.

В сентябре 1939 года нападением Германии на Польшу началась вторая мировая война. После разгрома Польши потенциальный противник вышел на границы нашего государства. Над страной нависла грозная опасность, которая побуждала к единению, к преодолению вражды и ненависти.

22 июня 1941 года, в день всех святых в земле Российской просиявших, Германия напала на Советский Союз.

Целью войны для Гитлера и его приспешников было расчленение нашей страны и порабощение славянских народов. Поэтому в случае победы Германии Православной Церкви, высшей святыне русского народа, грозило жестокое гонение. Православная Церковь сделала все возможное для того, чтобы задуманное Гитлером не осуществилось.

Глава I. Положение Русской Православной церкви в предвоенные годы.

Необходимо отметить, что перед Великой Отечественной войной РПЦ находилась в состоянии организационного кризиса, вызванного репрессиями 1920—1930-х гг. Церковь была лишена возможности избрания патриарха. Власти не разрешали созыв Поместного собора, на котором мог решиться этот важный вопрос. Церковью управлял местоблюститель патриаршего престола митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский), которого часть верующих не признавали своим предстоятелем. К осени 1939 г. в патриаршей Церкви остались только четыре правящих архиерея. Еще около 10 уцелевших архиереев находились на покое или совершали богослужения как настоятели храмов. Другие иерархи либо пребывали в ссылке, либо находились на покое. По этой причине архиерейские кафедры в епархиях в большинстве своем оставались вакантными. Были закрыты духовные учебные заведения и церковные периодические издания. Управляющий делами Московской Патриархии в конце 30-х гг. архиепископ Дмитровский Сергий (Воскресенский) писал, что главной задачей Патриархии в то время было «посильно замедлить, затормозить предпринятое большевиками разрушение Церкви». В последние предвоенные годы волна антицерковных репрессий утихла отчасти из-за опасения, чтобы вся Церковь не ушла в подполье, так как официальная и строго контролируемая Церковь представляла меньшую опасность, чем подпольная. С другой стороны, для Советского государства важно было сохранить Патриархию как доказательство того, что в нем даже Церковь, эта «опора реакции царизма», пользуется полной свободой.

22 июня 1941 г. Германия напала на Советский Союз. Казалось бы, начавшаяся война должна была обострить противоречия между государством и Церковью. Однако этого не произошло. Складывавшиеся веками национальные и патриотические традиции русского православия оказались сильнее обид и предубеждений. Несмотря на духовную несвободу, гонения вплоть до физического уничтожения духовенства и мирян, верующие приняли самое активное участие в борьбе с агрессором.

Глава II. Изменение взаимоотношений Русской православной церкви и Советского государства в годы Великой Отечественной войны.
II.1. Беда, сплотившая народ.

Некоторое изменение политики советского руководства в отношении Русской православной церкви наметилось после начала Второй мировой войны и было связано с присоединением к СССР западных территорий с нетронутой гонениями религиозной жизнью. На них находилось, по разным оценкам, от 3000 до 3350 православных храмов, 64 монастыря, 14 правящих архиереев, свыше 7 500 000 православных верующих.

На остальной части СССР действовало всего 400 православных храмов, большая часть из которых находилась в Москве с пригородами (32 храма) и в Ленинградской епархии (21 храм). В 25 областях РСФСР не имелось ни одной действующей церкви, в 20 областях было от 1 до 5 храмов.

Как уже было отмечено выше, до В.О.В. Русская православная церковь находилась не в лучшем для себя правовом положении.

Советское правительство с началом войны во многом изменило свое отношение к Русской православной церкви. И самым яpким доказательством является тот факт, что в 1943 г. был избpан Патpиаpх. 8 сетнябpя 1943 г. состоялся съезд аpхиеpеев. В деяниях Собоpа участвовало 19 аpхиеpеев. Некотоpые из них были доставленны из лагеpей и ссылок. Слово взял митpополит Алексий:"Уже давно сpеди нас, епископов, -сказал он, -зpел вопpос о том, что необходимо довеpшить стpоительство цеpковное настоящим возглавлением Пpавославной pусской цеpкви - Святейшим Патpиаpхом. Владыка митpополит Сеpгий в течении 17 лет фактически несет обязанности Патpиаpха. Я думаю, этот вопpос бесконечно облегчается для нас тем, что у нас уже имеется носитель Патpиаpших полномочий, поэтому я полагаю, что никто из нас, епископов, не мыслит себе дpугого кандидата, кpоме того, котоpый положил столько тpудов для Цеpкви в звании Патpиаpшего Местоблюстителя".

Пpедложение было встpечено единодушным одобpением. Собоp аpхиеpеев избpал Священный Синод Русской Пpавославной Цеpкви. 19 сентябpя 1943 года состаялась интpонизация Патpиаpха в кафедpальном Богоявленском собоpе. После избpания Патpиаpха сделаны были дальнеишие шаги на пути ноpмализации взаимоотношений между Пpавославной цеpквью и Советским Пpавительством.


II. 2. Сергий – воссоздатель Русской церкви.

В первый же день фашистского нашествия предстоятель Русской православной церкви патриарший местоблюститель митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский), вернувшись в свою резиденцию из Богоявленского собора, где он служил литургию, написал и собственноручно напечатал послание «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». Кроме того, широко известно Послание митрополита Сергия пастырям и пастве от 29 июля 1927 года, так называемая Декларация, в которой Церковь сказала о том, что, храня верность Православию, она разделяет радости, успехи и неудачи со своей гражданской родиной, тогда - Советским Союзом (а не “с большевиками”, как говорят недруги Церкви). Распространенное по всем православным приходам воззвание митрополита Сергия встретило ответную реакцию верующих. На оккупированной территории это обращение переходило из рук в руки, несмотря на то, что фашисты расстреливали всех, у кого находили его текст. Слова первосвятителя были созвучны чувствам верующих, убежденных, что защищать Родину, умереть за нее — это высший христианский подвиг.

Воззвание первосвятителя РПЦ было прочитано в московском кафедральном Богоявленском соборе 28 июня 1941 года на торжественном молебне о даровании победы русскому воинству и сопровождалось речью митрополита Сергия. Словно удары священного набата его слова: "Родина наша в опасности, и она созывает нас: "Все в ряды, все на защиту родной земли, ее исторических святынь, ее независимости от чужестранного порабощения". Позор всякому ... кто останется равнодушным к такому призыву... Да послужит и наступившая военная гроза к оздоровлению нищей атмосферы духовной. Сергий призвал людей к исполнению священного долга перед Родиной: «Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства». Митрополит Сергий напомнил народу о его героях в прошлом, которых воодушевляло чувство долга перед своей страной и Церковью. Он убеждал священников не оставаться молчаливыми свидетелями и тем более не предаваться размышлениям о возможных выгодах по другую сторону фронта, что было бы «прямой изменой Родине и своему пастырскому долгу».

Особые задачи митрополит Сергий поставил перед пастырями Церкви: ободрять малодушных и колеблющихся, утешать огорченных. «Положим же души свои вместе с нашей паствой» — этот призыв патриаршего местоблюстителя нашел действенное воплощение в делах многих сотен священнослужителей.

В заключение владыка Сергий заверил, что Православная церковь, всегда разделявшая судьбу народа, не оставит его и теперь: «Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг. Господь нам дарует победу». Это было начало активного участия митрополита Сергия и возглавляемой им Церкви в патриотической борьбе. Послание митрополита Сергия было разослано по всем приходам, что формально являлось нарушением закона, согласно которому запрещалась всякая церковная деятельность вне церковных стен, как и всякое вмешательство в государственные дела.

…4 сентября 1943 года митрополита Сергия срочно вызвали в Москву из Ульяновска, где он находился в эвакуации. Митрополита отвезли не в его покои в Баумановском переулке, в которой он жил 15 лет, а в роскошный особняк в Чистом переулке - бывшую резиденцию германского посла графа Шуленбурга. Сергию объявили, что вечером ему предстоит визит в Кремль.

На встрече в Кремле Сталин и Молотов приняли иерархов Церкви - митрополита Сергия, а также митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия и экзарха Украины, митрополита Киевского и Галицкого Николая. Они поинтересовались у них нуждами Церкви.

Сергий спокойно и с достоинством указал на необходимость широкого открытия храмов, выборов Патриарха, которого со дня смерти Тихона в СССР не было 18 лет, открытии духовных учебных заведений, так как у Церкви отсутствуют кадры священнослужителей.

Сталин спросил: «А почему у вас нет кадров? Куда они делись?». Алексий и Николай смутились: кто ж не знал, что «кадры» перебиты в лагерях.

Сергий нашелся: «Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них: мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза».

Довольная усмешка тронула уста диктатора. Он сказал: “Да, да, как же. Я семинарист. Слышал тогда и о вас”. Затем он стал вспоминать семинарские годы... Сказал, что мать его до самой смерти сожалела, что он не стал священником. Разговор диктатора с митрополитом принял непринужденный характер.

Была поднята и самая больная и рискованная тема - освобождение архиереев, находившихся в ссылках, тюрьмах и лагерях. Сталин сказал: “Представьте такой список, его рассмотрим”.

Тогда митрополит Сергий поднял вопрос о праве священнослужителей на свободное проживание и передвижение внутри Союза, о снятии с них ограничений, связанных с паспортным режимом, и о том, чтобы власти разрешили богослужение тем священнослужителям, которые вышли из заключения.

Эту встречу можно с полным основанием назвать исторической. Во время нее были обговорены устав Церкви и те условия, в которых она существовала до кончины СССР. После четверти века большевистских гонений на веру и верующих церковным иерархам было дано разрешение созвать архиерейский Собор и избрать на нем патриарха Московского и всея Руси, а также образовать Синод.

Когда Сергий сказал, что Собор можно созвать через месяц, Сталин с улыбкой поторопил: «А нельзя ли проявить большевистские темпы?» - и предложил доставить иерархов в Москву самолетами.

Церкви для размещения Патриархии передали здание в Чистом переулке. Кроме того, Сталин дал разрешение на открытие богословского института и пастырских курсов, которые позже были преобразованы в духовные академию и семинарию. Поначалу эти учебные заведения Русской Церкви размещались в Новодевичьем монастыре, а в 1948 году их перевели в Лавру, где за два года до этого была возобновлена монашеская жизнь.

Там же, на встрече в Кремле, митрополитам сообщили об образовании при совнаркоме СССР специального органа - Совета по делам Русской Православной Церкви во главе с генерал-майором НКВД Георгием Карповым, который готовил эту историческую встречу и присутствовал на ней.

Когда Сталин объявил церковным иерархам о том, что от государства Церковь будет "курировать" Карпов, у Сергия вырвалось: "Но разве это не тот Карпов, который нас преследовал?" Обаятельно улыбаясь, Сталин ответил: "Тот самый. Партия приказывала преследовать вас, и он выполнял приказ партии. Теперь мы приказываем ему быть вашим ангелом-хранителем. Я знаю Карпова, он исполнительный работник".

Беседа затянулась до 3 часов ночи. Престарелый митрополит Сергий был страшно утомлен. В заключение беседы Сталин предложил Молотову составить проект коммюнике для радио и газет. В обсуждении его текста участвовали Сталин, митрополиты Сергий и Алексий. Текст был опубликован на следующий день в “Известиях”.

Сталин проводил митрополитов до дверей своего кабинета, а Сергия, взяв “под руку, осторожно, как настоящий иподиакон, свел по лестнице вниз и сказал на прощание: «Владыко! Это все, что я могу в настоящее время сделать для вас!».

Сталин не случайно вспомнил о Церкви. Во-первых, он готовился к первой встрече в верхах в Тегеране и надеялся на увеличение помощи со стороны союзников. Немалую роль в этом могли сыграть религиозные организации за рубежом. Комитет помощи Советскому Союзу в Великобритании, например, возглавлял один из руководителей англиканской церкви Х. Джонсон, настоятель Кентерберийского собора. Во-вторых, во время войны Русская Православная Церковь неоднократно вносила крупные денежные суммы на военные нужды, постоянно призывала к борьбе с фашистами, во многих оккупированных немцами городах священники становились духовным центром сопротивления. Сталин был уверен, что «легализация» Церкви в СССР будет отмечена на Западе и вызовет благожелательную реакцию.

Архиерейский Собор состоялся через четыре дня после встречи в Кремле — 8 сентября 1943 года в новом здании Патриархии в Чистом переулке. Это был первый Собор после 1918 года. В нем участвовало 19 архиереев — все, кто в это время находился на кафедрах на неоккупированных территориях.

Сравнивая Великую Отечественную войну с Отечественной войной 1812 года, митрополит Алексий определил нравственные условия успеха русского оружия, общие для всех времен, это — “твердая вера в Бога, благословляющего справедливую брань; религиозный подъем духа; сознание правды ведомой войны; сознание долга перед Богом и Родиной. Это источник неисчерпаемый, никогда не идущий на убыль, источник веры с порывом покаяния, исправления жизни, желания чистоты нравственной. Он питается и возгревается молитвами, подвигами и — вместе — в них находит свое выражение".

Затем митрополит Алексий заговорил об избрании Святейшего Патриарха, ради чего и был созван Собор епископов: “Я думаю, что этот вопрос бесконечно облегчается для нас тем, что у нас имеется уже носитель патриарших полномочий, поэтому я полагаю, что избрание со всеми подробностями, которые обычно сопровождают его, для нас является как будто бы и не нужным. Я считаю, что никто из нас, епископов, не мыслит себе другого кандидата, кроме того, который положил столько трудов для Церкви в звании патриаршего Местоблюстителя”. Ответом на предложение митрополита Алексия был возглас преосвященных: “Просим, просим! Аксиос, аксиос, аксиос”. Один из архиереев сказал: “Полное единодушие всего епископата”. Все встали и трижды пропели “Аксиос”. Интронизация новоизбранного Патриарха состоялась в Богоявленском патриаршем соборе 12 сентября - в день памяти святого князя Александра Невского, небесного покровителя Русской земли. Перед началом Божественной литургии настоятель собора протоиерей Николай Колчицкий огласил деяние архиерейского Собора об избрании митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Митрополит Киевский и Галицкий Николай поднес избранному куколь с херувимами. При пении “Аксиос” Патриарх Сергий возложил его на себя.

8 октября 1943 года был образован Совет по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме СССР под председательством Георгия Карпова. Новая политика по отношению к Церкви получила название “конкордата”. Конечно, юридически это был совсем не конкордат, предполагающий равенство сторон и взаимные обязательства. Абсолютное всевластие Сталина и Политбюро исключало всякую возможность для Церкви эффективно настаивать на соблюдении своих прав, на выполнении условий договора. По существу никакого договора не было; был широкий жест “августейшей” милости безбожной власти к гонимой ею Церкви. Нельзя думать, что он проистекал из личного произвола и каприза Сталина. За этим стоял трезвый политический расчет и понимание того, что искоренение религии — цель утопическая и недостижимая. Предпочтение было отдано иному, более трезвому соображению: Карпов и его ведомство по-прежнему должны были наблюдать за умонастроениями в церковной среде, выявлять нелояльные и антисоветские элементы и беспощадно искоренять их. Но Церковь получила теперь, после встречи митрополита Сергия со Сталиным, возможность назначать епископов на вакантные кафедры, открывать новые приходы, возобновлять духовное образование и церковную печать.      

Митрополит Сергий написал свыше двадцати воззваний за первые два года войны, и каждое из них находило живой отклик в сердцах верующих россиян. Фашистские власти опасались мощного архипастырского слова. В архивах "третьего рейха" найдем приказ группенфюрера СС Гейдриха от 16 августа 1941 г., согласно которому при захвате Москвы следовало немедленно арестовать митрополита.

Вот как оценил роль Патриарха Сергия в жизни Церкви с позиции дня сегодняшнего Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий П: «Выдающийся богослов и церковно-общественный деятель, отличавшийся глубокой, но отнюдь не “кабинетной” ученостью, он столкнулся с попыткой тоталитарных властителей полностью уничтожить канонический церковный организм. Перед лицом этой опасности - а она для православного христианина угрожает не просто кризисом церковной администрации, но, прежде всего, утратой возможности прибегать к богослужению и Таинствам, без которых немыслимо спасение, - Патриарх Сергий употребил все усилия, чтобы, не поступившись верой и канонами, как это сделали обновленцы, сохранить для верующих возможность припадать к духовной сокровищнице Церкви».

Не дожив год до Победы, патриарх Сергий скончался 18 мая 1944 года в возрасте 77лет. Это было новым испытанием для Русской Пpавославной Цеpкви. Потому что в лице Патpиаpха Сеpгия цеpковь потеpяла своего веpного служителя. "Путь святителя Сеpгия на пpотяжении почти 20-летнего упpавления им Русской Цеpковью был неизмеpимо тpуден, - писал чеpез два года после кончины Патpиаpха М.Каллаш,- но он все тpудности пpеодолел, вынес все испытания. В его личности сочеталось богатство самых pазнообpазных даpований, обычно взаимно исключающих дpуг дpуга, и таких же душевных качеств. Он был и отвлеченный мыслитель-богослов, духом устpемленный к вечности Цаpствия Божия, и большой ученый с шиpокой и pазнообpазной эpудицией, с pедкостным пониманием повоpотных моментов человеческой истоpии. Пpи пленительной добpоте и мягкости души обладал он несокpушимой волей. Он не испытовал pастеpяности там, где многие видели ужас последнего кpушения. И потому оказался он на высоте в тpуднейшей pоли не только pуководителя но и воссоздателя Русской Цеpкви..." Великий патриот России, он своей деятельностью еще раз подчеркнул ту высокую нравственную и духовную связь Церкви с народом, которая особенно крепка в годины суровых испытаний.



II. 4. Патриотическая деятельность служителей Русской церкви в годы Великой Отечественной войны.

О поддержке справедливой освободительной войны народов СССР заявили руководители практически всех религиозных организаций. Обращаясь к верующим с патриотическими посланиями, они призывали их достойно выполнить свой религиозный и гражданский долг, оказать всю возможную помощь нуждам фронта и тыла. В речи на Архиерейском соборе 1943 г. митрополит Сергий, вспоминая начало войны, говорил: «О том, какую позицию должна занять наша Церковь во время войны, нам не приходилось задумываться, потому что, прежде чем мы успели определить как-нибудь свое положение, оно уже определилось, — фашисты напали на нашу страну, ее опустошили, уводили в плен наших соотечественников, всячески их там мучили, грабили и т.д. Так что уже простое приличие не позволило бы нам занять какую-нибудь другую позицию, кроме той, какую мы заняли, т.е. безусловно отрицательную ко всему, что носит на себе печать фашизма, печать враждебности к нашей стране».

Руководство РПЦ заняло позицию осуждения тех служителей культа, которые осознанно перешли на сторону врага, стали орудием идеологической пропаганды противника. Их пособничество врагам расценивалось как «полная измена и самому христианству».

Архипастыри РПЦ выступали в трудные для Отечества годы нацистского нашествия с проповедями и обращениями, призывающими к патриотическому служению своей Родине. В общецерковном масштабе такую деятельность проводили митрополит Киевский и Галицкий, затем Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) и митрополит Ленинградский, впоследствии патриарх Алексий (Симанский). Указывая на совершенные немецко-фашистскими захватчиками преступления, в том числе и разорение наших религиозных и национальных святынь, митрополиты Сергий, Алексий и Николай пробуждали в сердцах верующих патриотические чувства и готовность противостоять агрессорам. В своих посланиях они неоднократно обращались к жителям областей, захваченных нацистами, призывая их «не давать возможности оккупантам сытно и безопасно устроиться на родной земле, препятствовать им вывозить к себе в Германию оружие и запасы всякой продукции и, тем более, уводить сотни и тысячи советских граждан в фашистскую неволю».

Иерархи Русской православной церкви откликались на подвиги партизан и призывали русских людей оказывать им всякую поддержку в борьбе с врагами, вступать в ряды народного антифашистского сопротивления. Такие обращения руководителей Московской Патриархии в листовках через штабы партизанского движения переправлялись за линию фронта и распространялись среди населения. О силе их воздействия свидетельствуют отклики самих партизан: «Ваш листок сыграл большую роль среди оккупированного населения в деле оказания помощи партизанам, а вместе с этим в борьбе против фашизма», — писал митрополиту Алексию верующий боец 2-й Ленинградской особой партизанской бригады разведотдела штаба Северо-Западного фронта А.Г. Голицын, и он в своем мнении не был одинок. Во время великих христианских праздников Рождества Христова и Пасхи священноначалие Православной церкви направляло пастве особые приветственные послания. В них констатировалось, что патриотические чувства нашли свое проявление не только в боевых схватках с врагом, но и в организованных сборах средств на укрепление обороны нашей Родины. В дни войны православные архиереи отмечали путь, пройденный нашей армией и народом, и выражали непоколебимую уверенность в ее победоносном для советского народа окончании.

Предварительные результаты патриотической деятельности РПЦ в годы Великой Отечественной войны митрополит Алексий обобщил в докладе на Соборе епископов, проходившем в ноябре 1944 г. Отметив, что Православной церковью были установлены ежедневные моления о даровании победы нашему воинству, особые молитвы на литургии и молебны о даровании победы, а также общецерковный сбор пожертвований, принесший к этому времени свыше 200 млн рублей, руководитель Московской Патриархии сделал вывод о содействии Церкви морально-политическому разгрому фашизма.

Свою духовную деятельность Церковь связывала и с восстановлением нормальной жизни на освобожденных от немецко-фашистских оккупантов территориях. Здесь она также проявила свое служение народу, принимала участие в ликвидации колоссальных разрушений, совершенных фашистскими захватчиками, утешала всех, кто нуждался в ее духовной силе, мобилизовывала все свои ресурсы для достижения окончательного разгрома фашизма. В этих целях руководство Московской Патриархии и рядовое духовенство опровергали идейные основы фашистской идеологии, ее антихристианский дух, раскрывали сущность геббельсовской пропаганды, ее измышления о непригодности христианства для цивилизации. Московская Патриархия проявляла особую заботу об устроении церковной жизни в освобожденных от врага епархиях. В этих целях она посылала туда с особыми полномочиями иерархов Церкви или заслуженных протоиереев, являвшихся живыми носителями духовности.

Московские пастыри благословляли верующих на сооружение оборонительных рубежей и сами участвовали в этом. Многие из них принимали самое активное участие в местных органах противовоздушной обороны. Священнослужители организовывали в своих храмах бомбоубежища, принимали активное участие в тушении пожаров от зажигательных бомб, руководили прихожанами при рытье окопов и ночных дежурствах по противовоздушной обороне.

Постановлениями Моссовета от 19 сентября 1944 г. и от 3 января 1945 г. около 20 священников московских и тульских церквей были награждены медалями «За оборону Москвы». К 25-летнему юбилею Красной армии на постройку танковой колонны имени Димитрия Донского верующие Московской области собрали свыше 2 000 000 рублей, а в ноябрьские праздники того же года — около 500 000 рублей. По инициативе московских пастырей прихожанами был организован сбор металлолома на нужды обороны, а также одежды, обуви и других необходимых фронту вещей. Только за три первых военных года около 200 храмов Московской епархии сдали на нужды обороны 12 млн рублей.

Общецерковный сбор пожертвований принес к ноябрю 1944 года свыше 200 млн. рублей.



Ленинградская епархия откликнулась на призыв предстоятеля РПЦ о помощи нуждам фронта и тыла в числе первых. Начиная с первого дня войны повседневной деятельностью священнослужителей соборов и церквей стала забота о мобилизации всех верующих города на участие в общем деле защиты Отечества. По предложению митрополита Алексия приходы Cеверной столицы с 23 июня начали сбор пожертвований в Фонд обороны и советский Красный Крест. 26 июля 1941 г. владыка Алексий обратился к верующим с посланием, в котором отметил, что среди ленинградцев активно проходит сбор денежных средств на нужды фронта, осудил фашизм и предсказал его поражение.

Обращение митрополита Алексия, молитвы в храмах и прошения о даровании победы нашему воинству нашли отклик в сердце каждого православного ленинградца. Среди верующих многих приходов были выражены пожелания, чтобы имеющиеся в церквах запасные суммы были отданы на нужды войны.

От снарядов и бомб пострадали почти все действующие храмы. При каждом из них из прихожан и церковных служащих создали группы противопожарной и противовоздушной обороны. Блокада не щадила никого, в том числе и служителей Церкви.

Митрополит Алексий испытал все бедствия, выпавшие на долю ленинградцев, хотя ему предлагали эвакуироваться из блокадного города.

К 1943 г. Ленинградская епархия внесла в фонд обороны более 3,5 млн рублей. Большая часть из них была собрана в осажденном Ленинграде. Власти шли навстречу пробудившемуся религиозному подъему в городе, выделяя муку и вино для причащения богомольцев. С освобождением Ленинграда от блокады патриотическое движение верующих еще более усилилось. Только за три первых послеблокадных месяца было собрано 1 191 250 рублей. Самое активное участие в сборе денежных средств принимали священнослужители. Однако основной поток пожертвований шел от мирян.

11 октября 1943 г. в Смольном группе православного духовенства из одиннадцати человек во главе с митрополитом Алексием были вручены медали «За оборону Ленинграда».

Среди ленинградского духовенства были и те, кто с оружием в руках защищал Родину.

На всем протяжении блокады ленинградские храмы продолжали функционировать, давая жителям города духовное утешение и поддержку. В неимоверно трудных условиях духовенство Ленинграда осуществляло свою пастырскую миссию. Богослужения проходили при переполненных храмах и сопровождались ставшими традиционными пожертвованиями на нужды войны. Действовавшие весь период блокады храмы активно способствовали мобилизации материальных средств и духовных сил ленинградцев. Общая сумма взносов духовенства и верующих Ленинградской епархии за июль 1941 — июнь 1945 г. составила 17 423 026 рублей, из них 15 843 353 рубля собрали жители Ленинграда. Священнослужители и верующие блокадного города отдавали последние средства на оборону страны.

Активная патриотическая деятельность в годы войны проводилась во всех действующих монастырях СССР, где ежедневно возносились молитвы, собирались пожертвования на военные нужды, оказывалась помощь раненым. Во многих монастырях устраивали госпитали, находившиеся на полном содержании и обслуживании монашествующих. Монахини обслуживали больницы, работали в прачечных, пекарнях и на других работах. Финансовая помощь, оказанная монастырями своему Отечеству, также была значительной.

Но не только в материальном выражении проявлялась помощь верующих фронту. Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий (см. прил.3) будучи по своей светской специальности хирургом, имея степень доктора медицинских наук и звание профессора медицины, спас своей талантливой работой в качестве хирурга не одну сотню человеческих жизней раненых бойцов Красной армии. По окончании операций профессор консультировал хирургические отделения больниц, обучал врачей трудным операциям, проводил личный прием больных в поликлинике, выступал на научных конференциях, читал лекции, писал медицинские трактаты. За научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в книгах «Очерки гнойной хирургии» и «О поздних операциях при инфицированных ранениях больших суставов», архиепископу Луке была присуждена Сталинская премия I степени. Большую ее часть он передал детям-сиротам.


Не менее героическими были и подвиги священнослужителей, призванных в Красную армию. Среди них находились танкисты, пехотинцы, артиллеристы, награжденные боевыми орденами и медалями, отмеченные благодарностями командования. Священник Василий Дмитриевич Троицкий получил две медали — «За доблестный труд» и «За оборону Кавказа» — в бытность свою начальником метеорологической станции в Грузии, где он в период войны обслуживал военно-воздушный флот. Священник Петр Иванович Ранцев за боевые заслуги на фронтах Отечественной войны был награжден орденом Красной Звезды, тремя боевыми медалями и несколькими благодарностями от И.В. Сталина. Диакон Роман Логинович Чух был награжден орденом Славы III степени и двумя боевыми медалями. Диакон Константин Владимирович Глаголевский был награжден орденом Красной Звезды и тремя медалями. Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 г. на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей армии. Здесь перечислены имена лишь немногих из тех, кто совмещал пастырское служение с борьбой за независимость нашей Родины или после войны принял священный сан – все имена назвать невозможно в связи с их многочисленностью. Сам этот факт свидетельствует о вкладе русского духовенства в дело Победы.

* * *


Праздник Победы над гитлеровской Германией повсеместно отмечался духовенством и верующими. Во всех храмах СССР были отслужены торжественные молебны. Как факт признания патриотической деятельности Православной церкви в годы Великой Отечественной войны было расценено решение правительства о предоставлении мест на гостевых трибунах у мавзолея Ленина руководящим деятелям Церкви во время Парада Победы 24 июня 1945 г. За заслуги в организации патриотической работы в 1941—1945 гг. и за деятельность в борьбе за мир патриарх Московский и всея Руси Алексий был награжден четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и многочисленными медалями СССР, в том числе медалью «За оборону Ленинграда». Его слова, сказанные незадолго до окончания войны, звучат сегодня как обращение к будущим поколениям духовенства и мирян Русской православной церкви: «Дай Бог, чтобы и на будущее время не оскудела ревность и щедрость русских православных верующих людей и чтобы это посильное участие наше в деле стояния за Родину и борьбе за ее честь и свободу привлекли благословение Божие на великий подвиг». После освобождения страны от фашистов митрополит Алексий призвал всех верующих россиян к восстановлению разрушенного войной хозяйства.

В пасхальном послании Патриарха Московского и всея Руси Алексия говорилось о том, что победа несет сознание долга, сознание ответственности за настоящее и будущее, сознание необходимости усилить труд, чтобы закрепить ее, сделать плодотворной и залечить раны, нанесенные войной. Этим заветам Патриарха Алексия Русская Православная Церковь верна до сего дня.



Заключение

История подтверждает, а проведенное мною исследование еще более в этом убеждает, что смысл русской жизни в верности православию, особенно это очевидно в трудные периоды военных испытаний нашего государства и народа. Декрет Совнаркома "Об отделении церкви от государства…" (январь 1918 г.) и последующая государственная политика в отношении религии и Церкви к 1941 г. привели к практически полной ликвидации РПЦ как организации. Тем не менее, с началом ВОВ РПЦ проводит активную политику, включающую различные направления деятельности, направленную на сплочение народа под руководством правительства, мобилизацию духовных сил и материальных средств населения для победы в этой страшной войне, ниспосланной на нашу страну за поругание большевиками Православной Церкви. Перелом в войне в 1943 г. явился и переломом во взаимоотношениях между государством и Церковью, РПЦ получила возможность легального существования в атеистическом государстве.

К сожалению, не все знают, о той помощи, котоpую оказала Цеpковь в годы войны. И мы не должны забывать это и оставаться благодаpными потомкам и чтить память тех людей, котоpые в годы войны не остались pавнодушными к нашей беде и оказывали нам посильную помощь. Тяжелейшие испытания ВОВ делила с народом Русская Православная Церковь, являвшаяся на протяжении многовековой истории Российского государства бережной хранительницей национального самосознания. Но особенно ярко горел огонь веры в годы лихолетья: церковь не только утешала обездоленных и скорбящих, но и укрепляла дух народа, объединяя народ в едином патриотическом.

Православная Церковь была и остается соборной совестью народа. Она воспитывает в нем лучшие человеческие качества, а в наше нелегкое время она остается единственной защитой от пагубного воздействия окружающего нас бездуховного мира.



Библиографический список.


  1. Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Православной Церкви. 1917-1990. Московская Патриархия, 1994.

  2. Правда о религии в России. Московская Патриархия, 1942.

  3. Протоиерей Димитрий Константинов. Гонимая церковь. Русская Православная церковь в СССР. Нью-Йорк, 1999.

  4. Россия перед вторым пришествием. Материалы к очерку русской эсхатологиИ / Сост. С.В. Фомин, М., Серда-Пресс, 1999.



Приложения

Приложение 1.





Патриарх всея Руси Сергий
(Страгородский)

1943 г.

Приложение 2.





Митрополит Алексий (Симанский),
избранный патриархом всея Руси
в феврале 1945 г. после кончины
патриарха Сергия

Приложение 3.





Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) в годы войны возглавлял
епископскую кафедру в Тамбове. Будучи великолепным хирургом,
работал в госпиталях, спасая жизни раненых солдат



Патриарх Московский и Всея Руси Алексий I
Приложение 4.

Похожие:

Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconИ. папуш греки приазовья в годы великой отечественной войны 1941-1945 гг
Спонсорами по изданию исторической справки-книги "Греки Приазовья в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 гг." являются К. Н....
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconДиссертация на соискание ученой степени кандидата богословия Обзор использованных источников и литературы: Источники
Васильева О. Ю., Кудрявцев И. И., Лыкова Л. А. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Сборник...
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconПаспорт памятного места (сооружения), посвященного Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., борцам за Советскую власть в годы Гражданской войны, погибшим в локальных конфликтах и при исполнении служебного долга
Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., борцам за Советскую власть в годы Гражданской войны
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconСписок маршалов, генералов и адмиралов-армян-участников великой отечественной войны 1941-1945
Маршалов, генералов и адмиралов-армян-участников великой отечественной войны (1941-1945), которым эти полководческие воинские звания...
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг icon"Советский флот в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг."
Тема реферата: “Советский флот в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.”
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconСписок военнослужащих советской Армии, погибших, умерших от ран, пропавших без вести в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годы
...
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconСписок погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945

Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconСписок солдат, сержантов и офицеров, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941
Великой Отечественной войны 1941 1945г г и похороненных на воинском кладбище (в братской могиле)
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconИнформация об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны
Великой Отечественной войны 1941 1945 годов мероприятия по обеспечению жильем ветеранов Великой Отечественной войны, признанных нуждающимися...
Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг iconКонкурс «Подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941 1945 годов на фронтах и в тылу»
«Подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов на фронтах и в тылу»
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org