Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар»



Скачать 355.15 Kb.
Дата26.07.2014
Размер355.15 Kb.
ТипСочинение
Абу Хани́фа ан-Нума́н ибн Са́бит ибн Зута (араб. ابو حنيفة النعمان بن ثابت بن زوطا‎‎) (699—767, по хиджре 80—150)
Великий исламский богослов, факих и мухаддис, основатель и эпоним одной из четырёх суннитских правоведческих школ — ханафитского мазхаба. Абу Ханифа относится к поколению табиинов.

Родился в городе Куфа в семье богатого торговца шёлком иранского происхождения и был единственным сыном у своих родителей. Его дед принял ислам во времена халифа Умара ибн аль-Хаттаба. В Куфе Абу Ханифа получил общее и богословское образование. Среди его учителей были и сподвижники пророка Мухаммада. Когда Абу Ханифе было 22 года, он стал учеником иракского богослова Хаммада бен Аби Сулаймана, в кружке которого провёл 18 лет вплоть до смерти учителя, а затем сам возглавлял этот кружок в течение десяти лет, считаясь самым авторитетным факихом Куфы и Басры.

В 16 лет Абу Ханифа вместе с отцом совершил хадж и посетил могилу пророка Мухаммада в Медине. Там он увидел Абдуллу ибн аль-Хариса (одного из сахаба) и услышал от него слова пророка Мухаммада.

В 747—748 годах отправился в Мекку. После утверждения у власти Аббасидов вернулся в Ирак, где продолжал жизнь богатого торговца и учёного. Халиф аль-Мансур предложил Абу Ханифа занять высокую должность в новой столице — Багдаде, но Абу Ханифа отказался.



Абу Ханифа — один из самых ранних и ярких представителей городских торгово-ремесленных кругов, обосновавший и защищавший их интересы, выразившиеся в форме религиозно-правовой доктрины.
Учение и ученики
С Абу Ханифа начинается письменная традиция в исламском богословии. Ему приписывается первое записанное сочинение по исламской догматике — «Аль-Фикх аль-акбар». В нём сформулированы основные положения исламской догматики о единобожии, об атрибутах Аллаха, о Коране как о слове божьем, о свободе воли, о предопределении, о праведности, о достоинствах тех, кто упомянут в Коране. В этом сочинении видна борьба против взглядов мурджиитов и мутазилитов[1].
Считается, что Абу Ханифа первым применил методы исследования правовых вопросов таким образом, что стало возможным сближение схоластических разработок факихов с требованиями повседневной жизни. Абу Ханифа и его ближайшие последователи разработали методику использования рационалистических принципов суждения по аналогии (кыяс) и предпочтения истихсан при решении правовых вопросов. Он обосновал возможность использования норм обычая (´урф) как одного из источников права.
Политические взгляды Абу Ханифа характеризуются тяготением к легитимному принципу верховной власти, находящейся под всесторонним контролем мусульманском общины.

Наследие Абу Ханифа сохранилось в виде цитат и ссылок в книгах двух его учеников: «Китаб аль-харадж» Абу Юсуфа, а также во всех сочинениях Мухаммада аш-Шайбани, особенно в «аль-Мабсут», «Китаб аз-зиядат» и «Китаб аль-асар». Именно эти два ученика Абу Ханифа сыграли важную роль в сохранении, систематизации и распространении ханафитского мазхаба, в котором метод вынесения правовых предписаний был основан на следующих источниках:


Коран;

Сунна — при тщательном отборе хадисов;

Иджма — единодушное мнение богословов относительно какого-либо вопроса, которое не может противоречит Корану и Сунне;

Кыяс — суждение по аналогии с тем, что уже имеется в Откровении; сопоставление правовой проблемы с уже решённой;

Истихсан — предпочтение противоречащего кыясу, но более целесообразного в данной ситуации решения;

´урф, или адат — традиционно распространённые мнения, обычаи.
Одним из методов вынесения правовых решений в мазхабе Абу Ханифы является четкая иерархия вердиктов авторитетов школы (Абу Ханифа, Абу Юсуф, Мухаммад аш-Шайбани и др.). Если по какой-либо проблеме возможно применение как кыяса, так и истихсана, то в большинстве случаев приоритет отдаётся истихсану.
В случае необходимости выбора из имеющихся различающихся предписаний приоритет отдаётся наиболее убедительному или мнению большинства. Слабые и сомнительные хадисы используются в качестве аргумента лишь в исключительных случаях.
Основными учениками Абу Ханифы являются:
Абу Юсуф Якуб ибн Ибрахим ал-Куфи

Мухаммад аш-Шайбани

Зуфар ибн Хузайл

Абдуллах ибн Мубарак аль-Марзави

Хасан ибн Зияд аль-Луълуи
Благодаря усилиям учеников Абу Ханифы его мазхаб стал всеобъемлющей школой мусульманского права, способной решить практически все проблемы фикха. Ханафитская школа поощрялась Аббасидами, заинтересованными в правовой основе государства.
Как Абу-Ханифа приобрел знания

Когда имама Абу-Ханифу спросили: «Как ты приобрел знания?» – он ответил: «Благодаря восхвалению и благодарности. Всякий раз, когда мои знания приумножались, я воздавал хвалу Богу и благодарил Его, и Он еще больше приумножал их».



Нехороший петух

Абу-Ханифа с другими учениками проводил вечера в доме своего учителя Хаммада ибн Абу-Сулаймана. У Хаммада был петух, который кукарекал с наступлением ночи. Для Хаммада и его учеников кукарекание петуха стало определенным сигналом к окончанию времени занятий. И вот однажды, когда петух закукарекал, а Хаммад встал и закончил урок, Абу-Ханифа не выдержал и воскликнул: «Ну что же ты за петух?! Да обезобразит тебя Бог: ты прервал наше занятие! Худший из петухов тот, который кукарекает с наступлением ночи!»



Что помогает выучить фикх

Однажды Абу-Ханифу спросили:

– Что помогает выучить фикх?

– Полная сосредоточенность, – ответил он.

– А что помогает сосредоточиться?

– Отвлеченность от привязанностей.

– А что помогает отвлечься от этого?

– Пользоваться всем по потребности. Не более.



Всегда нужен учитель

Кто-то сказал Абу-Ханифе, что в мечети круг собравшихся обсуждает вопросы фикха.

– А у них есть предводитель? – спросил Имам.

– Нет, – ответили ему.

– Тогда они никогда не научатся фикху! – вынес свой вердикт ученый. – Ибо они могут допустить ошибку, но не узнают о ней и будут идти против истины, думая, что поступают правильно.

Далее будем инша-а Ллагь выставлять разные истории этого великого имама
ИМАМ И ЕГО МАТЬ

Еще будучи ребенком Абу Ханифа потерял отца, но его мать прожила долго. Все эти годы Нуман ухаживал за ней, проявляя огромную заботу и уважение.

Как и у многих женщин преклонного возраста, у нее были некоторые предрассудки. Мать Абу Ханифы очень любила слушать известного проповедника Куфы Амр ибн Дхарра. В то время, когда у нее возникал какой-нибудь вопрос, касающийся религии, она обязательно посылала своего сына к Амру ибн Дхарру узнать ответ. Абу Ханифа покорно выполнял ее приказ, чем вызывал необычайное удивление у Амра, который говорил в таких случаях: «Как я могу открыть рот прежде тебя?!» На что имам замечал, что таков приказ его матери. Однажды случилось так, что Амр ибн Дхарр не знал ответа. Тогда он попросил Нумана подсказать ему, чтобы он мог повторить эти слова матери Абу Ханифы.

Спустя некоторое время, пожилая женщина стала настаивать на том, чтобы сын отвозил ее на муле к проповеднику, чтобы лично услышать его. Придя к Амру, женщина начинала задавать различные вопросы и успокаивалась только тогда, когда он указывал на то, что верно, а что нет.

Как-то мать Абу Ханифы задала вопрос своему сыну и, не приняв его ответа, сказала: «Нет, ты не авторитет. Я посчитаю твой ответ правильным, только если Зуркаху (один из проповедников) подтвердит его». Тогда Нуман повез ее к Зуркаху. «Нуман, почему ты не спросишь самого себя? Ведь ты знаешь куда больше, чем я», – сказал проповедник, узнав причину их визита. Затем он все-таки подтвердил, что слова имама Азама были верны. Это успокоило старую женщину, и она вернулась домой.

В то время, когда мать Нумана ибн Сабита была еще жива, Ибн Хубаирах предложил Абу Ханифе государственную должность, но тот отказался. В ответ Ибн Хубаирах приказал выпороть имама. Это обстоятельство сильно огорчило старую женщину. Позже, вспоминая все это, имам Азам говорил: «Боль, которую причинило мне огорчение матери, была гораздо страшнее ударов плетей. Для меня были невыносимы слезы на ее щеках».



АБУ ХАНИФА ИЗБЕГАЛ ГРЕХОВ ЯЗЫКА

Абу Ханифа избегал сплетен и часто благодарил Аллаха за то, что Он уберег его от этого греха. Один человек сказал Абу Ханифе: «Имам, так много дурного говорят о тебе, но никто никогда не слышал никакой гадости, слетевшей с твоих губ». На что Нуман ибн Сабит ответил: «Это милость Аллаха . Он дарует ее тем, кого любит».

Когда Суфьяна Саури спросили, слышал ли он хотя бы одно дурное слово о ком-либо от имама Азама, тот воскликнул: «Абу Ханифа не такой дурак, чтобы сводить на нет свои благие поступки».



Нуман ибн Сабит был немногословен, но всегда точен. Он не принимал участия в пустых беседах, а также сторонился тех мест, где люди злословили и обсуждали друг друга. Великий богослов считал, что давать клятвы недопустимо, и всеми силами старался удерживать себя от этого. Для того чтобы искоренить в себе эту привычку, он даже дал обет, что каждый раз, как совершит подобную ошибку, пожертвует один дирхам на подаяние. Однажды по невнимательности Абу Ханифа снова поклялся – и с того самого момента он поднял «цену» проступка до одного динара.

БЛАГОЧЕСТИЕ ИМАМА

До сих пор люди передают истории о религиозности и благочестии Абу Ханифы.

Истории о набожности и благочестии Нумана ибн Сабита стали широко известны. Совершение молитв было радостью для него. Он стремился выполнять ее с максимальной искренностью, смирением и вниманием. Дахаби пишет: «По причине его религиозности и праведности, Абу Ханифа достиг степени таватур (достоверный передатчик хадисов)». Во время намаза или чтения Корана он бывал настолько захвачен внутренним духовным стремлением ко Всевышнему, что, начав плакать, не мог остановиться часами.

Ибрагим Басри передал, что однажды утром он молился вместе с имамом. И когда Абу Ханифа прочитал аят: «Не думайте, будто Аллах не ведает о делах тех, кто творит несправедливость», то слезы залили всю его рубашку, а тело сотрясалось во время рыданий.

Также Заида рассказал такую историю. Желая задать важный вопрос имаму, он пришел в мечеть. Как раз в тот момент там начался ночной намаз. Заида встал в ряд и помолился вместе со всеми. Затем он подождал, пока Абу Ханифа закончит совершать дополнительный (сунна) намаз. Однако во время чтения Корана в молитве Нуман ибн Сабит процитировал аят: «Спаси нас от мук пламенного ветра Ада» – и повторял его до утра.

Еще передают, что однажды имам в рыданиях всю ночь читал лишь один аят Священного Корана: «Настанет День – день тяжкий, день, нелегкий для неверных».

Язид ибн Кумаит, современник Абу Ханифы, известный своим благочестием, рассказывал, что как-то он совершал ночной намаз (‘иша) за Абу Ханифой, который прочитал в нем суру «Зальзаля». После того, как молитва была завершена, он увидел имама, продолжающего сидеть, куда-то задумчиво устремив взгляд. Язид не захотел тревожить Абу Ханифу и ушел, оставив его в мечети. И каково было его удивление, когда, придя утром в мечеть, он нашел имам Азама в том же положении. Он сидел, с тем же грустным взглядом, держа свою бороду в кулаке, и смиренно, чуть слышно произносил: «О Тот, Кто вознаграждает за самое маленькое благодеяние и подвергает наказанию за самый незначительный грех! Спаси же Своего раба Нумана от пламени Ада».

Как-то прогуливаясь, Абу Ханифа случайно наступил на ногу маленькому мальчику. Ребенок воскликнул: «Ты что, не боишься Аллаха, что ли?» Услышав это, имам потерял сознание. И лишь то, что его сопровождал Мусир ибн Кудам, спасло Нумана от падения. Мусир ловким движением поддержал его тело. Позже, когда имам Азам пришел в себя, его спросили: «Почему такое воздействие на Вас оказало замечание ребенка?» «Кто знает, не было ли это предостережением из Неизвестности», – ответил Абу Ханифа.

Однажды в лавке, которой владел Нуман ибн Сабит, один из работников, раскладывая товар, сказал в присутствии имама: «Да войдем мы в Рай с миром!» Услышав это, Абу Ханифа разрыдался. Он плакал так долго, что вся его мантия стала мокрой. Сквозь слезы он прошептал: «Можешь идти. Только запри, пожалуйста, за собой дверь», при этом прижимая ладони к лицу. На следующий день, придя к себе на работу, имам сказал тому служащему: «Кто мы такие, чтобы даже думать о том, как бы попасть в Рай?! Недостаточно ли, что Всевышний убережет нас от Своего гнева?»

Умар аль-Фарук говорил: «Если в Судный день я не удостоюсь награды, но в то же время Господь не подвергнет меня наказанию, то буду счастлив».

Как-то Абу Ханифе, объяснявшему что-то своему ученику, один из находившихся рядом с ним людей, сказал: «Ты должен особенно страшиться Аллаха в то время, когда выносишь фетву». Эти слова заставили имама побледнеть, и, повернувшись лицом к тому человеку, он проговорил: «Пусть Аллах воздаст тебе благом, брат. Не будь я уверен, что Всевышний обязательно накажет того, кто намеренно утаивает знания от желающего их получить, то никогда не вынес бы фатвы».

В то время, когда имаму задавали вопрос, на который он не мог ответить, Нуман ибн Сабит начинал переживать. Он укорял себя, считая, что незнание является наказанием и следствием совершенного им когда-то греха. После таких случаев он обычно повторял омовение, затем читал намаз и просил у Аллаха прощение.

История об этом дошла до Фудайла ибн Луяда, известного суфийского шейха. Выслушав рассказ о благочестии Нумана, он расплакался и сказал: «У Абу Ханифы нет тех грехов, чтобы каяться в них. Однако тот, кто погряз в разврате, может оказаться в любую секунду поглощенным пучиной бедствий, которые напрочь собьют его с ног, но он так и не поймет при этом, что причина происходящего с ним от Аллаха».



Атеист и Абу Ханифа

Однажды атеист затеял спор с мусульманами, желая их разубедить в существовании Бога. Он сказал: «Этот мир не создан Аллаhом, а его создала природа». Потом он попросил, чтобы ему назначили встречу с одним из мусульманских ученых для дискуссии на эту тему. Для этого выбрали Имама Абу Ханифу. Было решено, что их встреча произойдет на следующий день. Когда наступило оговоренное время, собрались люди, пришёл атеист, но Имама Абу Ханифы еще не было. Прошёл час от назначенного времени, а имама всё не было. Прошло еще несколько часов. Тогда атеист стал кричать, хвастаясь: «Видите, ваш учёный испугался и не пришёл». Он сказал: «Ему нечего противопоставить моим словам». В это время подошел Имам Абу Ханифа. Атеист, увидев его, стал на него кричать, обвиняя в том, что он опоздал. Имам Абу Ханифа сказал ему: «Прежде чем обвинять меня, ты спроси, почему я опоздал». И продолжил: «Для того чтобы добраться от моего дома, до места нашей встречи, мне надо переплыть реку. Когда я подошел к берегу, то увидел, что нет ни лодки, ничего другого, на чем бы я смог переплыть на другой берег. Тогда я стоял и ждал, и вдруг поднялся сильный ветер, который стал ломать ветки на деревьях. Затем эти ветки стали собираться вместе, и образовался плот. Я встал на этот плот, и ветер перенес меня вместе с плотом по реке на другой берег. Поэтому я и опоздал». Выслушав рассказ Имама Абу Ханифы, атеист стал громко смеяться и говорить людям: «Смотрите, что за нелепицу говорит ваш ученый, он, наверное, сошел с ума». И затем сказал Имаму Абу Ханифе: «Разве можно поверить в то, что ты рассказал!». Имам Абу Ханифа ответил: «Если ты не веришь в то, что я тебе рассказал, и говоришь что подобного не может быть, то, как ты можешь верить и говорить другим о том, что этот мир создал сам себя?!». Таким образом Абу Ханифа, на простом примере, доказал абсурдность воззрений атеиста.


Абу Ханифа и трое заблудших
Трое неверующих подошли к Имаму Абу Ханифе, и каждый из них задал по одному вопросу.

Первый спросил: «Вы, мусульмане, утверждаете, что шайтан создан из огня, и говорите, что он будет мучиться в аду, и ад самый сильный огонь, созданный Аллаhом. Как возможно, чтобы тот, кто создан из огня был мучим огнем?». Имам Абу Ханифа не ответил сразу и предложил задать второй вопрос.

Второй сказал: «Я верю только в то, что вижу своими глазами, и не верю в существование того, чего не вижу». И он сказал, что не верит в существование Бога, потому, что не видит Его. Сказал Имам Абу Ханифа, велел и третьему задать свой вопрос.

Тогда он спросил: «Вы утверждаете, что все действия человека создает Аллаh». Он сказал, что не верит в это, и добавил, что свои действия создает сам. После этих вопросов Имам Абу Ханифа нагнулся, взял в руку песок и бросил его всем троим в глаза. Они начали кричать и возмущаться его поступком, на что он им ответил: «Это и есть ответ на вопрос каждого из вас». Когда его попросили пояснить, то он начал объяснение, почему он это сделал.



Ответ первому заблудшему был следующим: «Ты спросил меня: «Как может созданный из огня мучиться в огне?» Всем известно, что человек создан из земли и, тем не менее, ты страдаешь из-за того, что тебе в глаза попала земля ».

Второму заблудшему он сказал: «Ты утверждаешь, что веришь только в то, что видишь. Когда песок попал тебе в глаза, тебе стало больно, значит, ты веришь, в то, что есть боль, но при этом не видишь ее».

Третьему он ответил: «Ты говоришь, что сам создаешь свои действия. Если ты утверждаешь, что это так, почему ты не смог создать преграду от этой боли?». Никто из заблудших не смог возразить Имаму Абу Ханифе



Имам Абу Ханифа и мальчик
Однажды имам Абу Ханифа подошел к не глубокой речке, и чтобы перейти на другую сторону ему пришлось идти по камням, которые лежали на дне. По этим камням прыгал маленький мальчик. Имам Абу Ханифа посоветовал ему быть осторожным, чтобы не упасть и не сломать шею. На это мальчик ответил ему: «Если я упаду и сломаю себе шею, то это будет только моя шея». И в свою очередь посоветовал ему: «Смотри, не упади сам, потому, что тогда сломается не только твоя шея, но и шеи многих других людей». Имам Абу Ханифа был поражен ответом мальчика и каждый раз, когда давал религиозное заключение, вспоминал слова, сказанные этим ребенком.
А вот еще один случай, который произошел с Имамом Абу Ханифой. Однажды ученый сильно заболел, и люди думали, что он вот-вот умрет. Они приходили к нему, чтобы узнать о его здоровье. Однажды, когда ему стало совсем плохо, сказали ему: «Скажи: «Нет Божества кроме самого Аллаха». Но в ответ они услышали: «Нет!». Они очень удивились тому, что услышали, и повторили свои слова еще раз. И опять он сказал : «Нет!».

Подобный ответ они услышали и в третий раз. Они не могли понять этого, ведь их учитель сам учил этому всю свою жизнь. По Воле Аллаhа Имам Абу Ханифа не умер, а выздоровел. И люди решили узнать, что же произошло во время его болезни. Они рассказали ему случившемся, и он им ответил: «Когда я говорил слово «нет», то говорил это не вам, а шайтану. Известно, что перед смертью человек испытывает очень сильное чувство жажды. В этот момент перед ним появляется шайтан, в руке он держит стакан с водой и говорит: «Если отступишь от веры, то я дам тебе воды». И если у человека слабая вера, и он послушает шайтана, поддавшись желанию утолить жажду, то потеряет свою веру, а шайтан все равно не даст ему воды». Продолжал свой рассказ Абу Ханифа: «И передо мной появился шайтан и стал мне предлагать отступить от веры в тот самый момент, когда вы мне сказали произнести свидетельства, (шахада) и тогда я сказал – «нет», но сказал это не вам, а шайтану».



Абу Ханифа уделял огромное внимание внешнему виду

Наряду с высокой нравственностью, Аллах дал Имаму прекрасную внешность. Он был среднего роста, хорошо сложенным, имел правильные черты лица. Его манера говорить была приятной слушателям, а голос громким и выразительным. Когда он рассуждал о какой-либо проблеме, то доносил свою мысль с такой точностью и красноречием, что, несмотря на всю ее сложность, окружающие понимали его.



Абу Ханифа имел отменный эстетический вкус и любил красивую одежду. Абу Мути Балхи, один из его сподвижников, передал, что он видел Имама в платье и одетой поверх нее мантии, которая стоила, по меньшей мере, 400 дирхамов. Также известно, что иногда Абу Ханифа носил накидку из горностая.

Однажды во время беседы Имам увидел, что один из его знакомых очень бедно одет. Когда разговор закончился, Абу Ханифа уединился с ним и предложил товарищу тысячу дирхемов, чтобы тот мог на эти деньги купить себе новую одежду. На что человек сказал: "Я богат и не нуждаюсь в этих деньгах!" Тогда Имам упрекнул его: "А разве ты не слышал хадис, в котором сказано: "Воистину, Аллах любит, когда по Его рабу видно, что Он оказал ему милость Свою". И поэтому ты должен привести свою внешность в порядок, дабы твой друг не чувствовал стеснения из-за тебя".

Имам не стремился стать одним из приближенных сильных мира сего
Абу Ханифа старался избегать контактов с власть предержащими. Тем не менее, если в этом возникала необходимость, то он не боялся высказывать им в лицо слова правды и настаивать на своей позиции.

Однажды халиф Мансур поспорил со своей женой Харрахой. Для того, чтобы выяснить, кто из них прав, позвали Имама. Когда Абу Ханифа пришел, халиф спросил его: "Сколько жен имеет право иметь мусульманин?" "Четыре" - сказал Нуман. "Теперь ты слышала?" - обратился Мансур к своей жене. На что последовал ее утвердительный ответ. "Но это только касается мужчины, который способен справедливо относиться ко всем своим женам" - вдруг проговорил Абу Ханифа и затем привел аят Корана в доказательство своего высказывания. Услышав это, Мансур замолчал.


По прошествии некоторого времени, когда Имам вернулся домой, к нему пришел слуга Харрахи, который принес пять тысяч динаров в качестве дара от жены халифа. "Уважаемая супруга правителя выражает Вам свою благодарность и просит принять вознаграждение за ваш справедливый вердикт" - сказал слуга. Однако Абу Ханифа отказался от этого. Взамен он послал записку жене халифа Мансура, в которой написал, что он сделал это не в надежде на ее благосклонность, а потому, что это его долг, как шариатского судьи.

Ибн Хубаира, правитель Куфы, будучи очень известным человеком, как-то сказал Абу Ханифе: "Я был бы крайне почтен, если бы ты пришел навестить меня, и делал бы это периодически". На что последовал такой ответ Нумана: "Какова цель таких визитов" Если Вы будете проявлять ко мне внимание, то я окажусь в зависимости от Вас. Если же наоборот, то это будет значить, что я лишился вашего расположения и впал в немилость. Мне же ничего не нужно из вашего богатства. И кто бы там ни был, ничто не заставит меня изменить подобный взгляд на это предложение".

Абу Ханифа занимался коммерцией, чтобы помогать бедным и нуждающимся

Имам Азам активно занимался коммерцией. Он продавал товары на миллионы динаров, имея торговых представителей почти во всех крупных городах Халифата. Более того, Имам сотрудничал со многими ведущими коммерсантами своего времени.

Несмотря на то, что под его началом работало огромное количество людей, он сам персонально следил за тем, чтобы в его казну не попали деньги, заработанные запрещенным путем, причем, при этом для него не имело значения, принесет это убытки или нет.

Однажды он послал несколько мотков шелка, которые содержали брак в некоторых местах, Хафсу ибн Абд-ур-Рахману на продажу. К ткани он приложил инструкцию, в которой указал, чтобы тот показывал каждый дефект покупателям. Однако при торговле Хафс забыл наказ Абу Ханифы, в результате чего бракованный товар был продан людям, без того, чтобы проинформировать их об этом. Когда Имам Азам узнал о произошедшем, то приказал 30 000 дирхамов, полученных от продажи этого шелка, раздать бедным и нуждающимся.

Как-то к Имаму пришла женщина, которая хотела продать шелковое платье. Нуман спросил ее, сколько она за него хочет. И та ответила, что цена этого платья всего сто дирхемов. Абу Ханифу удивила столь низкая стоимость этого товара, и он сказал: "Это платье стоит больше, чем та сумма, которую вы называете. Подумайте еще".Тогда женщина подняла стоимость своего товара до двух сотен дирхемов, но и это показалось Нуману слишком малым. Удивленная женщина прибавила еще сто дирхемов. И так продолжалось до тех пор, пока она не дошла до четырехсот. Тогда Имам сказал ей: "Я полагаю, что это все-таки стоит порядка пятисот дирхемов". "Вы меня разыгрываете!" - воскликнула женщина. "С какой стати, позовите кого-нибудь, чтобы он назначил цену" - ответил Абу Ханифа. Тогда женщина привела человека, и все вместе они уточнили стоимость платья. В результате, Нуман купил этот товар в пять раз дороже от первоначальной цены.

Основная цель, к которой стремился Абу Ханифа, занимаясь коммерцией, была помощь бедным и нуждающимся. Из личных средств он назначил стипендии всем своим близким и знакомым, которые испытывали материальные затруднения. Если кто-то приходил к нему с просьбой, он тактично выяснял его положение и почти никогда не отказывал.



Имам Навави сообщает, что ежегодно Нуман отчислял часть прибыли для распределения среди своих студентов. Кроме того, он оплачивал их расходы, чтобы они могли спокойно учиться. Также известно, что он не делал покупок для своей семьи без того, чтобы то же самое не преподнести в дар студентам. Многие из тех, кто долгое время получал помощь со стороны Имама, достигли больших высот в науке, среди них, выдающийся богослов Абу Юсуф.

Имам Азам был очень щедрым и отзывчивым человеком

Существует огромное количество историй о безграничной щедрости великого Абу Ханифы. Далее мы попытаемся привести лишь маленькую толику из них.

Однажды Имам Азам, направлявшийся навестить больного, случайно увидел вдали одного из своих знакомых, который был должен ему десять тысяч дирхемов. По мере того, как Нуман шел вперед, становилось ясно, что этот мужчина пытается избежать встречи с Имамом. Однако это ему не удалось. Подойдя к должнику, Абу Ханифа спросил, почему тот прятался от него. И тогда мужчина ответил: "Мне стыдно встретить Вас, не имея возможности отдать долг". На что, крайне удивленный ответом, Нуман заметил: "Даже, то, что Вы не в состоянии отдать долг, не дает Вам права вести себя подобным образом".

Как-то, направляясь на совершение Хаджа, часть пути Имам Абу Ханифа проделывал совместно с Абдуллой ас-Сахми. Во время одной из остановок к ним неожиданно подошел незнакомый бедуин. Он схватил Абдуллу и повел его к Нуману. Подойдя к Имаму, бедуин сказал: "Этот - и указал на Абдуллу ас-Сахми - мой давний должник". Однако попутчик Имама Азама напрочь отрицал это. Тогда Абу Ханифа спросил, сколько должен Абдулла. "40 дирхемов" - назвал сумму бедуин. "Да, дела приняли не самый лучший оборот. Эти люди готовы драться за такой пустяк, как 40 дирхемов" - сказав это, Имам Азам вытащил деньги из своего кармана и протянул их бедуину.



Ибрахим ибн Утба был должен четыре тысячи дирхемов одному человеку. Не будучи в состоянии отдать эти деньги, он стал избегать встреч с людьми, так как стыдился своего положения. Дело дошло до того, что друг Ибрахима начал собирать пожертвования с целью помочь ему рассчитаться с долгами. Однажды он обратился с просьбой и к Имаму. Услышав эту историю, Абу Ханифа спросил размер долга. Когда же он получил ответ, то сказал: "Зачем же беспокоить такое огромное количество людей из-за столь незначительной суммы", и дал требуемое количество денег.
Несмотря на богатство и значительное положение в обществе, Имам Азам был предельно вежливым и благородным человеком.

Однажды, когда Нуман ибн Сабит пребывал в мечети в окружении своих учеников и последователей, человек, которого никто из присутствующих не знал, задал ему вопрос. Получив ответ, незнакомец возразил, заметив, что Хасан Басри имеет отличную от его точку зрения на этот счет. "Хасан Басри ошибается" - сказал Имам. В то же время в мечети находился один из последователей этого выдающегося суфия и богослова. Услышав слова Абу Ханифы, он вышел из себя и со злостью воскликнул: "О, сын блудницы, как ты можешь говорить, что Хасан Басри ошибся?!" В мечети поднялся шум, встревоженные ученики Нумана вскочили и хотели наказать человека, оскорбившего великого ученого. Однако Абу Ханифа пресек их попытку. Позже, когда люди успокоились, и в мечети восстановился порядок, Имам Азам вежливо обратился к виновнику происшествия со словами: "И все-таки Хасан по этой проблеме имеет несколько неправильное суждение. Достоверный хадис на этот счет привел Абдулла ибн Мас´уд (да будет доволен им Аллах)".

Как обычно Абу Ханифа проводил урок в мечети для своих студентов и всех желающих. Вдруг один из присутствующих стал говорить непристойности по отношению к Имаму. Несмотря ни на что, Нуман не реагировал и приказал своим ученикам сохранять спокойствие, продолжая урок. По окончании занятия, Абу Ханифа направился домой, но тот мужчина не отставал от него. Всю дорогу он шел за Имамом, сыпля обвинения и оскорбления в его адрес. Вскоре они подошли к тому месту, где жил Абу Ханифа. Остановившись, Нуман повернулся лицом к этому человеку и сказал: "Брат, вот мы подошли к дверям моего дома. Если у тебя еще есть, что сказать мне, то сделай это поскорей. Просто я сейчас собираюсь войти во внутрь и боюсь, что потом у тебя не будет такой возможности".

Неподалеку от дома Абу Ханифы жил молодой человек, который был сапожником. Часто после работы он приводил домой друзей и устраивал шумные пиршества, которые сопровождались распитием вина и игрой на музыкальных инструментах. Имам, который большую часть ночи проводил в молитве, был свидетелем этих застолий. Однажды государственный служащий, наблюдавший за общественным порядком, проходил ночью мимо дома сапожника. Поняв, что происходит, он арестовал молодого человека. Утром этого дня, проснувшись, Абу Ханифа сказал друзьям, бывшим рядом с ним, что сегодня ночью их никто не беспокоил. Тогда же ему рассказали о случившемся. Узнав о том, что его сосед находится под стражей, Имам, не медля, велел подать ему коня, оделся и поехал к правителю города Исе ибн Мусе, который был братом халифа Мансура. Правитель, услышавший о том, что к нему с визитом едет Абу Ханифа, послал на встречу великому ученому слуг, которые проводили его к нему в дом. Иса ибн Муса встретил Имама Азама с большим уважением. "Зачем Вы утруждаете себя визитами ко мне? Вам было достаточно послать за мной, и я бы сам приехал" - сказал правитель. "Меня привело сюда одно серьезное обстоятельство", - ответил Абу Ханифа - "сегодня ночью мой сосед, молодой человек, который зарабатывает на жизнь, работая сапожником, был заключен под стражу. Я прошу освободить его". Вскоре соседа Имама привели к правителю и после непродолжительного разговора отпустили. По дороге домой, молодой человек сопровождал Абу Ханифу. С этого же дня он стал учеником Имама, а впоследствии факихом (знатоком шариатского права).



Абу Ханифа избегал сплетен и часто благодарил Аллаха за то, что Он уберег его от этого греха. Один человек сказал Абу Ханифе: "Имам, так много дурного говорят о тебе, но никто никогда не слышал никакой гадости, слетевшей с твоих губ". На что Нуман ибн Сабит ответил: "Это милость Аллаха. Он дарует ее тем, кого любит".

Когда Суфьяна Саури спросили, слышал ли он хотя бы одно дурное слово о ком-либо от Имама Азама, тот воскликнул: "Абу Ханифа не такой дурак, чтобы сводить на нет свои благие поступки".



Нуман ибн Сабит был немногословен, но всегда точен. Он не принимал участия в пустых беседах, а также сторонился тех мест, где люди злословили и обсуждали друг друга.

Великий богослов считал, что давать клятвы недопустимо, и всеми силами старался удерживать себя от этого. Для того, чтобы искоренить в себе эту привычку, он даже дал обет, что каждый раз, как совершит подобную ошибку, пожертвует один дирхам на подаяние. И однажды по невнимательности Абу Ханифа поклялся - с того самого момента он поднял "цену" проступка до одного динара.


Истории о набожности и благочестии Нумана ибн Сабита стали широко известны. Совершение молитв было радостью для него. Он стремился выполнять ее с максимальной искренностью, смирением и вниманием. Дахаби пишет: "По причине его религиозности и праведности, Абу Ханифа достиг степени таватур (достоверный передатчик хадисов)". Во время намаза или чтения Корана он бывал настолько захвачен внутренним духовным стремлением ко Всевышнему, что, начав плакать, не мог остановиться часами.



Ибрагим Басри передал, что однажды утром он молился вместе с Имамом. И, когда Абу Ханифа прочитал аят: "Не думайте, будто Аллах не ведает о делах тех, кто творит несправедливость", то слезы залили всю его рубашку, а тело сотрясалось во время рыданий.

Также Заида рассказал такую историю. Желая задать важный вопрос Имаму, он пришел в мечеть. Как раз в тот момент там начался ночной намаз. Заида встал в ряд и помолился вместе со всеми. Затем он подождал, пока Абу Ханифа закончит совершать дополнительный (сунна) намаз. Однако во время чтения Корана в молитве Нуман ибн Сабит процитировал аят: "Спаси нас от мук пламенного ветра Ада" и продолжил повторять его до утра.

Еще передают, что однажды Имам в рыданиях всю ночь читал лишь один аят Священного Корана: "Настанет День - день тяжкий, День, нелегкий для неверных".

Язид ибн Кумаит, современник Абу Ханифы, известный своим благочестием, рассказывал, что как-то он совершал ночной намаз (иша) за Абу Ханифой, который прочитал в нем суру "Зальзаля". После того, как молитва была завершена, он увидел Имама продолжающим сидеть, куда-то задумчиво устремив взгляд. Язид не захотел тревожить Абу Ханифу и ушел, оставив его в мечети. И каково было его удивление, когда, придя утром в мечеть, он нашел Имама Азама в том же положении. Он сидел, с тем же грустным взглядом, держа свою бороду в кулаке, и смиренно чуть слышно произносил: "О Тот, Кто вознаграждает за самое маленькое благодеяние и подвергает наказанию за самый незначительный грех! Спаси же Своего раба Нумана от Пламени Ада".

Как-то прогуливаясь, Абу Ханифа случайно наступил на ногу маленькому мальчику. Ребенок воскликнул: "Ты что не боишься Аллаха, что ли?" Услышав это, Имам потерял сознание. И лишь то, что его сопровождал Мусир ибн Кудам, спасло Нумана от падения. Мусир ловким движением удержал его тело. Позже, когда Имам Азам пришел в себя, его спросили: "Почему такое воздействие на Вас оказало замечание ребенка?" "Кто знает, не было ли это предостережением из Неизвестности" - ответил Абу Ханифа.

Однажды в лавке, которой владел Нуман ибн Сабит, один из работников, раскладывая товар, сказал в присутствии Имама: "Да войдем мы в Рай с миром!" Услышав это, Абу Ханифа разрыдался. Он плакал так долго, что вся его мантия стала мокрой. Сквозь слезы он прошептал: "Можешь идти. Только запри, пожалуйста, за собой дверь", при этом прижимая ладони к лицу. На следующий день, придя к себе на работу, Имам сказал тому служащему: "Кто мы такие, чтобы даже думать о том, как бы попасть в Рай. Не достаточно ли, что Всевышний убережет нас от Своего гнева. Умар аль-Фарук (да будет доволен им Аллах) говорил: "Если в Судный День я не удостоюсь награды, но в то же время Господь не подвергнет меня наказанию, то буду счастлив".

Как-то Абу Ханифе, объяснявшему что-то своему ученику, один из находившихся рядом с ним людей, сказал: "Ты должен особенно страшиться Аллаха в то время, когда выносишь фетву". Эти слова заставили Имама побледнеть и, повернувшись лицом к тому человеку, он проговорил: "Пусть Аллах воздаст тебе благом, брат. Не будь я уверен, что Всевышний обязательно накажет того, кто намеренно утаивает знания от желающего их получить, то никогда не вынес бы фетвы".

В то время, когда Имаму задавали вопрос, на который он не мог ответить, Нуман ибн Сабит начинал переживать. Он укорял себя, считая, что незнание является наказанием и следствием совершенного им когда-то греха. После таких случаев он обычно повторял омовение, затем читал намаз и просил у Аллаха прощение. История об этом дошла до Фудайла ибн Луяда, известного суфийского шейха. Выслушав рассказ о благочестии Нумана, он расплакался и сказал: "У Абу Ханифы нет тех грехов, чтобы каяться в них. Однако тот, кто погряз в разврате, может оказаться в любую секунду поглощенным пучиной бедствий, которые напрочь собьют его с ног, но он так и не поймет при этом, что причина происходящего с ним от Аллаха".

Из изречений Абу-Ханифы

Деяния определяются знанием, подобно тому, как зрением руководствуются части тела. Гораздо полезнее знать и делать мало, чем быть невеждой и делать много. Это подобно тому, что в пустыне лучше иметь необходимый запас и знать дорогу, нежели в неведении плестись с огромным багажом.

Я узрел, что грехи – это унижение. Смело оставил их – и они стали благочестием.

Терпит убыток тот, кого знание не удерживает от запрещенного Богом.

Если в горнем и дольнем мирах не ученые – угодники Божии, то у Бога нет угодника.

Если хочешь решить мирскую проблему, то не ешь [много], пока не решишь ее, ибо объедание замутняет разум.

Если судья преднамеренно вершит несправедливость, то его решение не имеет силы. Снимут его с должности или нет, он отстранен от нее в силу своей испорченности.

Не разговаривай о фикхе с тем, кто не хочет этого, ибо обременишь своего собеседника. И не повторяй сказанное тому, кто перебивает тебя, ибо он мало любит науку (ильм)!

Кто стремится к знаниям ради мирского, тот лишается своей благодати (барака), не запечатлевая [знание] в сердце. А кто изучает науку ради религии, становится благостным в знании, запечатлевая его в сердце, и приносит своим знанием пользу другим.

Лучшие слова

Однажды после утренней молитвы Абу-Ханифе был задан вопрос, и он ответил на него. Кто-то из присутствующих в мечети вознегодовал.

– А разве в это время разговоры, кроме как о благом, не порицаются? – спросил он, напоминая о предписании проводить утро в молитвенном богомыслии.

– А что может быть более благим, чем то, когда ты говоришь: это дозволенное, а это запретное? Восхваляй [в это время] Бога и отучай людей от греховного! Когда закончилась в сумке провизия, тогда проголодался ее хозяин.



Шумные студенты

Как-то раз видный ученый Суфьян ибн Уяйна, проходивший мимо мечети, где находился Абу-Ханифа со своими учениками, услышал громкие голоса и сказал:

– Абу-Ханифа, это мечеть, и здесь не следует повышать свой голос.

– Оставь их, ибо иначе им фикх не постичь.


Корабль без капитана

Однажды группа дахритов задумала убить величайшего предстоятеля. Когда безбожники уже обступили ученого со всех сторон, имам воскликнул: «Стойте! Давайте обсудим один вопрос, а затем делайте все, что пожелаете!». Дахриты согласились [6, с. 142].

– Что вы скажете о человеке, – начал имам, – который будет рассказывать вам о груженом корабле, наполненном товаром и всякими грузами? В пучине моря его окружили бушующие волны и ветра со всех сторон, а он ровно плывет между ними без моряка, который бы его вел и направлял, без ответственного, который бы им понуждал и управлял. С точки зрения разума это возможно?

– Нет. Это нечто, что разум не принимает и что невозможно представить, – ответили дахриты.

– Боже свят! Если с точки зрения разума невозможно, чтоб существовал корабль, который ровно плывет без ответственного и водителя, то как же может устоять этот мир против того, что разнятся его состояния, меняются его устройство и дела, вместимость его краев и разность его концов без своего Устроителя, Охранителя и Обновителя? [2, с. 69]

Услышав эти слова, безбожники раскаялись и отказались убивать имама, вложив мечи в ножны [6, с. 142].



Третейский суд

В 127 г.х. хариджиты, главные богословские оппоненты Абу-Ханифы, по предводительством Даххака ибн Кайса захватили родной город имама - Куфу. К ученому, часто минуя официальные суды, обращались люди со своими тяжбами с тем, чтобы он рассудил их по справедливости. Хариджиты в корне отрицали такое понятие, как третейский суд, ибо одним из основополагающих их лозунгов был: ля хукма илля ли-льля! – «Есть лишь Божий Суд!». По этой причине Даххак и отправился к Абу-Ханифе.

– Кайся! – обрушился он на правоведа, как только приблизился к нему.

– В чем каяться-то? – оторопел ученый.

– В том, что ты допускаешь третейский суд! – вынес свой вердикт приехавший «гость».

– Ты станешь меня казнить или спорить со мной? – стал подтрунивать ученый, узнавший, в чем дело.

– Конечно же, спорить!

– Но если у нас с тобой возникли разногласия о предмете спора, то кто же будет поставлен между мной и тобой?

– Сам выбери угодного тебе.

Абу-Ханифа указал на одного из людей Даххака.

– Сядь и рассуди нас в связи с нашим спором, коль уж мы заспорили, – сказал он ему. А затем, обратившись к Даххаку спросил:

– Согласен ли ты поставить его между мной и тобой?

– Да, – подтвердил Даххак.

– Вот и ты только что допустил третейский суд.

Даххак был поставлен в тупик [4, с. 158-159; 6, с. 126-127; 2, с. 55].

Вся вера целиком

Одним из главных постулатов в учении хариджитов был тезис о том, что совершение «великого греха» ввергает человека в состояние неверия. Как рассказывают, «когда несколько их человек предстали, Абу-Ханифа сказал:

– Вот двое похоронных носилок у дверей мечети. В одних лежит некий муж, который напивался до хрипоты и умер от этого. В других – женщина, понесшая от блуда и сгубившая свою душу, дабы это не было предано огласке. К какой религии относятся они? К иудейской?

– Нет. – отвечали хариджиты.

– Или христианской?

– Нет.


– А может, к зороастрийской?

– Нет.


– К какой же тогда?

– К той религии, которая свидетельствует, что нет божества, кроме Бога и что Мухаммад - Его раб и посланник.

– В таком случае, скажите мне об этом свидетельстве: оно есть треть, четверть или пятая часть веры?

– У веры не бывает трети, четверти и пятой части.

– Тогда сколько в них было от веры?

– Вся вера целиком!

– Ну и в чем же ваш вопрос ко мне о [грешных] людях, в отношении которых вы только что признали и подтвердили, что они суть верующие?

– Избавь нас от себя! Они либо верующие, либо неверующие!

– Значит, вы продолжаете противиться. Тогда я напомню вам, что сказал Божий пророк Ибрахим о народе, который был более грешен, чем те двое: «Господи! Ведь они сбили с пути многих людей, последовавший за мной, тот – со смной, а кто ослушается меня… ведь Ты – прощающий, милостивый!» (14:36); напомню и том, что сказал Божий пророк Иса о народе, который был более грешен, чем те двое: «Если Ты их накажешь, то ведь они – Твои рабы, а если Ты простишь им, то ведь Ты – великий, мудрый» (5:118); и том, что отвечал Божий пророк Нух, когда ему сказали: ««Разве мы уверуем в тебя, раз тобой последовали низкие?» Он сказал: «Нет у меня знания о том, что они делали. Их расчет только у Господа моего, если бы вы знали! А я не стану гнать верующих». (26:111-113)

И пока хариджиты слушали его, они обнажили из ножен свои мечи» [2, с. 24; 1, с. 74 – др. извод].


Истинный угодник Божий.

Однажды один человек спросил у Абу-Ханифы:

– Что Вы скажете о человеке, который сказал: «Я не надеюсь на Рай и не боюсь Ада, вкушаю мертвечину, свидетельствую о том, чего не видел, не боюсь Бога, молюсь без поясных и земных поклонов, ненавижу истину и люблю смуту»?

– Ты спрашиваешь меня о том, что знаешь сам! – ответил ученый, обратившись к человеку.

– Нет, – сказал человек, – но я не нашел ничего постыднее этого и потому спросил вас об этом.

– Что вы, – спросил Абу-Ханифа, обращаясь к ученикам, – скажете о таком человеке?

– Обвиняемый - дурной человек, ибо таковы качества неверного, – ответили они.

Абу Ханифа улыбнулся и сказал ученикам:

– Он, клянусь Богом, из числа истинных угодников Божиих.

А затем, обращаясь к человеку, продолжил:

– Я отвечу тебе, что он из числа истинных угодников Божиих! Ты же впредь удерживай свой язык от дурного и не стремись к бесполезным знаниям!

– Хорошо.

– Что касается его слов о том, что он «не надеется на рай и не боится ада», так это потому, что он надеется на Господа рая и боится Господа ада. Что касается слов, что он «не страшится Бога», так это потому, что он не страшится того, что Бог будет в отношении него несправедлив и вероломен. И сказал Бог (Всевышен Он!): «Господь твой не притесняет [Своих] рабов» (41:46). Его слова о том, что он вкушает мертвечину, означают, что он употребляет рыбу. Его слова о том, что он молится без поясных и земных поклонов, означают, что он много молится за Пророка[2] и часто участвует в похоронных намазах. Его слова о том, что он свидетельствует о том, чего не видит, означают, что он свидетельствует истину, подтверждая, что нет божества, кроме Бога и что Мухаммад – Его раб и посланник. Его слова о том, что он ненавидит истину, означают, что он любит вечность, дабы быть непрерывно поклоняться Богу, а потому ненавидит смерть, которая не что иное, как истина, ибо сказано Богом (Всевышен Он!): «И придет опьянение смерти в истине» (50:19). А правдивейший Абу-Бакр читал этот аят как «И придет опьянение истины в смерти». Что же касается смуты, то сердца людей по природе созданы для любви к имуществу и детям, а это и есть величайшая смута в сердцах верующих[3].[3, с. 26; 6, с. 116-117].

Аиша без махрама.

Куфа была городом, население которого было во многом шиитским. Многие из этих мусульман недоброжелательно относились к супруге Пророка - Аише. И вот однажды Абу-Ханифе поведали слова `Арзами[4] о том, что Аиша вышла в путь без махрама. Махрам – это ближайший родственник (сын, брат, отец и т.д.) женщины, в сопровождении которого мусульманская женщина должна покидать свой дом. Поэтому, вне всяких сомнений, речь шла о том, чтобы опорочить доброе имя супруги Пророка. Как добропорядочный мусульманин, Абу-Ханифа был, конечно же, возмущен подобными домыслами, но ему как ученому надлежало опровергнуть их, найдя безупречные аргументы правоты Аишы. «`Арзами не знает, о чем говорит! – отреагировал Абу-Ханифа, – Аиша была матерью всех правоверных[5]. Стало быть, каждый и есть ее махрам» [4, с. 157].



Усман - не иудей.

Однажды в Куфе некий человек, также, по всей вероятности, шиит, решил опорочить доброе имя Усмана, легитимность правления которого шииты оспаривали.

– Усман ибн Афван – это иудей! – грубо лгал он, преследуя свою низкую цель. Прознав об этом, Абу-Ханифа немедля отправился к хулителю.

– Я пришел сосватать твою дочь, – обратился он к нему, желая как можно быстрее угомонить сквернослова.

– За кого?

– За одного благородного человека, богатого, знающего наизусть Божье Писание, щедрого, того, кто ночь проводит в молитвенном поклоне и много плачет от богобоязненности…

– Абу-Ханифа, этого уже достаточно!

– Но я описываю лишь качества.

– Чьи же?

– Иудейские.

– Боже свят! Ты что же хочешь, чтобы моя дочь вышла замуж за иудея?

– А ты не выдашь?

– Нет!

– А вот Пророк (САВ) выдал за «иудея» двух своих дочерей[6]!



– Прости меня Боже! Я каюсь пред Тобой, – воскликнул хулитель Усмана, поняв свою ошибку [5, с. 364].

Политический осел.

В переулке, где жил имам, проживал также один мельник, который был ярым шиитом. Не без издевательства над суннитами этот мельник называл своих ослов Абу-Бакром и Умаром, легитимность правления которых шииты также отрицали. Однажды один из ослов лягнул мельника так сильно, что тот умер. «Это, должно быть, сделал осел, которого он называл Умаром[7]», – отреагировал имам, услышав об этом. И, разузнав все поподробнее, выяснил, что так оно и оказалось на самом деле [7, 76].



Абу-Ханифа запрещает богословие.

Абу-Ханифа запретил своему сыну Хаммаду заниматься богословскими диспутами. Негодующий сын спросил:

– А разве не Вы нам повелевали это?

– Да, я, – ответил имам, – но сегодня я запрещаю тебе!

– Почему?

– Сынок, все те, кто спорит в вопросах богословия (калам), придерживались одного слова и одной религии, пока Сатана не поссорил их и не посеял между ними вражду и разногласия. Мы собирались [для богословских дискуссий и вели на них себя так осторожно], будто птицы махали крыльями у нас над головами. Но сегодня я узнал, что некоторые люди богословствуют и смеются над богословием. А если кого заботит лишь то, чтобы с помощью подлости одолеть своего оппонента и опозорить его, то богословие в этих рамках лишено всякого блага! [1, с. 95].



Как Абу Ханифа проводил свой день

Рассказ о великом ученом будет неполным, если не поведать о том, как он проводил свой день. Закончив утреннюю молитву (фаджр) Абу Ханифа давал урок в мечети, после которого выносил фетвы и отвечал на вопросы по разным темам. С целью послушать Имама, на такие уроки приезжали люди из самых отдаленных уголков халифата. После этого Нуман ибн Сабит проводил закрытый семинар со своими ведущими учениками по шариатскому праву. Позже единогласные решения, принятые в ходе таких мероприятий, были зафиксированы письменно.

После обеденного намаза (аз-зухр) Имам Азам шел домой и некоторое время отдыхал. Совершив послеполуденную молитву (аль-аср) он проводил еще один урок, а затем отправлялся в город, чтобы навестить друзей, больных и оказать помощь нуждающимся.

Едва выполнив вечерний намаз (аль-магриб), Абу Ханифа снова начинал занятие, которое длилось до полного захода солнца. Затем он читал пятый обязательный намаз (аль-иша). Ночи же Нуман ибн Сабит обычно посвящал дополнительным молитвам, чтению Корана и зикру (поминанию Аллаха).

Зимой после обязательного ночного намаза (аль-иша) он часто спал в мечети и поднимался, когда наступала заключительная третья часть ночи для того, чтобы совершить тахаджуд (необязательный намаз). Иногда же он делал это в своей лавке. Знавшие Абу Ханифу люди говорили, что невозмутимость и терпение были заложены в нем от рождения.

По этому поводу передают такую историю. Когда Имам Азам читал лекцию в соборной мечети, в которой присутствовало огромное количество слушателей, неожиданно с крыши на колени Нумана ибн Сабита упала змея. Толпа, охваченная паникой, выбежала из мечети. Тем не менее, Имам, как ни в чем не бывало, оставался на своем месте.

На уроках он сохранял спокойствие, позволяя ученикам свободно дискутировать. Имам вступал в бурные дебаты, если они слишком затягивались, не имея перспективы прийти к единому мнению. В таких случаях, Абу Ханифа давал свое заключение по обсуждаемому вопросу, которое обычно было приемлемым для всех.

Имам Азам глубоко переживал боль других людей и стойко переносил испытания, выпавшие на его долю.

Имам был внимательным, открытым и заботливым человеком. Он глубоко переживал человеческую боль и страдание. Однажды во время урока в мечеть зашел человек и рассказал, что один мужчина упал с крыши своего дома. Едва тот закончил последнюю фразу, Абу Ханифа выскочил из мечети, выкрикивая что-то, и, не обувшись, босой побежал к пострадавшему. Впоследствии, он каждое утро посещал больного, пока тот окончательно не выздоровел.

В то же время, тяготы и лишения, выпавшие на его долю, Нуман ибн Сабит переносил с необыкновенной стойкостью и самообладанием, которые порой удивляли людей. Пройдя через все испытания со стороны халифа и его чиновников (заключение, физическое наказание), Абу Ханифа ни на секунду не колебался в правильности своего выбора даже тогда, когда халиф поклялся настоять на своем. Ничто не могло склонить Нумана ибн Сабита стать придворным ученым. Следует заметить, что в это время он был человеком весьма преклонного возраста, и, по некоторым данным, именно это заточение приблизило смерть Абу Ханифы.



В день похорон величайшего Имама улицы Багдада были заполнены людьми, пришедшими проститься с ним. Как отмечают источники, в похоронной процессии приняли участие пятьдесят тысяч человек.

Использованная литература:

1. Абу-Ханифа: батал ал-хуриййа ва ат-тамасух фи ал-ислам. Абд-ал-Халим ал-Джунди. Каир, год не указ.

2. Абу-Ханифа: хайатуху ва `асруху – арауху ва фикхуху. Мухаммад Абу-Захра. Каир, 1997.

3. Ахбар Аби-Ханифа ва асхабихи. Абу-Абдалла Хусейн ибн Али ас-Саймари.. Хайдарабад, 1974.

4. Ал-Интика фи фадаил ас-саласа ал-аимма ал-фукаха: Малик ва аш-Шафии уа Аби-Ханифа. ал-Хафиз Абу-Умар Йусуф ибн Абд ал-Барр ан-Намри ал-Куртуби. Бейрут, год не указ.

5. Тарих Багдад ау мадинат ас-салам. Хафиз Абу-Бакр Ахмад ибн Али ал-Хатиб ал-Багдади.Т.13, Бейрут, год не каз.

6. İbn Hacer’l-Heysemi. Menakıb İmam-I Azam. – пер. с арабск. Ahmet Karadut – Анкара, 1998.

7. Hadi Hussain. Imam Abu Hanifa. Life and works. New Delhi, 1998.

Похожие:

Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconИльм усуль аль-фикх
Фикх как учение разделяется на две части: фуру’ аль-Фикх (فروع الفقه) – разветвления фикха (практиче­ское право) и Усуль аль-Фикх...
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconАль Мунтахаб Тафсир Аль Коран
«Аль Мунтахаб фи тафсир аль Куран аль Карим»: Министерство Вакуфов Египта; Каир; 2000
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconБиография шейха Абдуррахмана аль-Баррака
...
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» icon-
Абу Дауд 1067, аль-Хаким 1/321. Достоверность хадиса подтвердили имам ан-Науауи, хафиз Ибн Раджаб, хафиз Ибн Касир и шейх аль-Альбани....
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» icon-
Охватывает три реки: аль-Аля, аль-Аусат и аль-Асфаль. Оно располагается на западе между Багдадом и аль-Уасытом рядом с большим селом....
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» icon-
Охватывает три реки: аль-Аля, аль-Аусат и аль-Асфаль. Оно располагается на западе между Багдадом и аль-Уасытом рядом с большим селом....
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconОпровержение Сальману аль-‘Ауде по поводу причисления шейха аль-Альбани к убеждениям мурджиитов Шейх Салим аль-Хиляли
Говорит доктор Сальман аль-Ауда: «Основа ирджа – это вывод деяний из имана, что имеет виды и различается. И причисляли шейха аль-Альбани,...
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconСочинение уильяма мьюира, K. C. S. I. Д-ра юстиции, D. C. L., Д-ра философии (болонья)
Аравийский поход Халида — Толейха — Битва при Аль-Бузаха — Ойина — Малик ибн Нувейра — Аль-Йемама — Мусейлима — Сад смерти
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» iconЗрители: 58. 172 (вмещает 60. 000)
Густаво Боколи! Аль Насир всеми силами кинулся отыгрываться и хадрамаутцы дрогнули! 35, 42 и 52 стали для них шокомБоколи сделал...
Сочинение по исламской догматике «Аль-Фикх аль-акбар» icon"Первым стал Омар Хасан Ахмед аль-Башир, он был кандидатом и выиграл"
Ясир Арман от Народного освободительного движения Судана /нодс/, ведущей политической силы на юге страны, и лидер оппозиционной партии...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org