Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде



Скачать 141.55 Kb.
Дата06.11.2012
Размер141.55 Kb.
ТипДокументы
Протоиерей Артемий Владимиров

Под знаком вечности

Быль о Вифлеемской звезде

...И се звезда, юже видеша на востоце, идяше пред ними...
(Мф. 2, 9)


Чем ближе к своему завершению зимняя Четыредесятница, то есть Рождественский пост, тем таинственнее становятся дни, отделяющие нас от Святой Рождественской ночи. Эта таинственность особенно чувствуется в Сочельник, когда взоры человеческие невольно устремляются к небесам и высматривают Вифлеемскую звезду: не появилась ли она среди хмурых зимних облаков, оповещая мир о рождении чудесного Младенца, Бога во плоти, Господа нашего Иисуса Христа? На Руси даже было принято ничего не вкушать в этот день до вечера; наши благочестивые предки, как они сами говорили, любили поститься «до первой звезды».

Читая краткие, но точные свидетельства Евангелиста Матфея об обстоятельствах, предшествующих рождению Царя Иудейского, мы узнаем, что из всего множества людей, населявших тогда вселенную, лишь три души – боголюбивые персидские мудрецы Гаспар, Валтасар и Мельхиор (имена их, по счастью, запечатлены в церковной истории) – сподобились увидеть таинственную звезду, которая и привела Божиих избранников к Вифлеемской пещере. Непостижимо прекрасный, мягкий свет этой звезды, не растворявшийся в воздухе даже в дневное время, просвещал сердца восточных путешественников в течение целого года, то скрываясь от них, то вновь появляясь в удостоверение Провидения, Недремлющего Ока, попечения Всемогущего Бога о трех боголюбцах. Стоит поразмышлять, каково было устроение их сердец, о чем то есть они думали, что чувствовали во время своего длительного путешествия, сколь возвышенного по цели, столь и опасного по множеству препятствий, возникавших на пути их следования в Вифлеем. Спросим самих себя: часто ли мы вообще смотрим на небо (не говорю о подчинении нашей жизни высокой, нравственной, небесной цели)? Отвечая на этот вопрос со всей правдивостью, приходится признаться: по большей части наши умы и сердца, опутанные множеством житейских помышлений и попечений, настолько крепко привязаны к земле и земному, что мы в течение целого дня не удосуживаемся и разок взглянуть на небо, а подчас и вовсе забываем о его существовании в неустанных заботах о насущном хлебе и всевозможных удовольствиях, которые нам без конца предлагает этот лукавый, обманчивый мир. Не то – у волхвов, как называет восточных звездочетов, пришедших на поклонение Богомладенцу Христу, святой Евангелист Матфей. Они вместе с Апостолом Петром готовы были сказать и засвидетельствовать Богу самой жизнью своей: ...вот, мы оставили все и последовали за Тобою... (Мф. 19, 27.) Еще не были произнесены и преданы письму слова Апостола Павла, загодя исполненные ими на деле: ...я... все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа... (Флп. 3, 8.) Он стал для них Тем Небесным Сокровищем, радость обретения Которого выразилась в положении к стопам Богомладенца сокровищ земных: золота, ладана и смирны.


Лучи Вифлеемской звезды были им вожделеннее лучей солнечных: когда волхвы теряли из виду чудесную звезду, тогда печалились и горевали, как будто бы теряли самый смысл жизни, когда вновь видели ее (а она всегда появлялась неожиданно и не по их воле) – сердца их радовались радостью великою, как это было в Иерусалиме после встречи с коварным и кровожадным Иродом, – злой сатрап замыслил хитростью погубить Младенца Христа, воспользовавшись простосердечием и искренностью персидских путешественников. Святые Гаспар, Валтасар и Мельхиор за время своего странствования (многие святые Отцы полагают, что впервые они увидели звезду в день Благовещения, то есть ровно за девять месяцев до Рождества Христова), пройдя многие страны и земли, преодолев всевозможные опасности – при переправах, восхождениях и спусках, от разбойников и случайных прохожих, чиновников и воинов, – неоднократно убеждались в том, что Сам Бог, невидимый, но всемогущий, хранил их от всякого зла, избавлял от всех неприятностей и, посредством звезды, являл им перст Свои вещий, указующий на конечную цель – новорожденного Мессию! Благочестивые волхвы превратились в детей (не по уму, а по сердцу), каждый свой шаг проверяющих и поверяющих Небесному Отцу, Который вел их к Единородному Сыну Божию. Испытанные и закаленные скорбями, по необходимости выпадающими на долю путешественников, волхвы, незаметно для самих себя, обрели в своих сердцах сокровища, куда более достойные Божества, нежели те, что они несли в ларцах. Их души стали вместилищем живой веры в Провидение и жертвенной любви к Тому, Кто из любви к человеческому роду, погибающему во грехах, стал Человеком, не переставая быть Богом. Подлинные кротость и безгневие сочетались у волхвов с мркеством и верностью правде; молитва и страх Божий были для них столь же естественны, как и дыхание; чистота помыслов и сердечное целомудрие приближали их к Ангелам Божиим, а Ангелы Божий приближались к ним и возвещали им волю Господню, пользуясь невинностью их помышлений и намерений. Воистину, не много таких душ обреталось тогда под небесами! Существует церковное предание, подтвержденное святым Димитрием Ростовским, что, возвратясь на родину, волхвы сделались учителями истинной веры и проповедниками пришествия в мир Бога Слова, истинного Сына Божия. Их святые мощи попали сначала в Константинополь, затем в Медиолан (нынешний Милан, город в Северной Италии), потом в Кельн, древний город на Рейне, в Германии. В тамошнем знаменитом, величественном Кельнском соборе, по благочестивому верованию западных христиан, и доныне покоятся части мощей святых трех волхвов – Гаспара, Валтасара и Мельхиора.


...Сын Человеческий пришед... обрящет ли... веру на земли...
(Лк. 18, 8)


Коснувшись несколько Священной истории, обратимся, друзья, к сегодняшнему дню и облечем наше повествование в ту особенную форму, которая именуется па Руси былью. Содержанием были является жизненная правда. Словесное выражение были допускает нечто, относящееся к вымыслу... С тех пор как в Святую ночь родился в пещере Богомладенец, миновало уже две тысячи лет. И каждый год за эти двадцать столетий ночь Христова Рождества оглашается под сводами православных храмов радостными, ликующими песнопениями: «Христос раждается, славите! Христос с небес, срящите!»... Слава в вышних Богу, и на земли мир: во человецех благоволение (Лк. 2,14)... «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума; в нем бо звездам служащий звездою учахуся...» И каждый Сочельник, или Навечерие Христова Рождества, благочестивые люди всматриваются в таинственную дымку небес, желая, чтобы десницей Божией был отдернут приспущенный облачный полог и воочию всем засияла своим дивным светом Вифлеемская звезда...

Дорогие друзья! На рубеже двух тысячелетий, когда истекали последние часы двадцатого столетия, она взошла над горизонтом и обратила долу свои искристые, нерукотворные лучи, ища, кого бы из людей просветить, согреть и привлечь к Богомладенцу своим нежным светом, золотыми нитями льющимся с неба на землю... Вы помните, сколь необычной, непохожей на обычные светила была та звезда, что явилась, по повелению Божию, восточным мудрецам. Вот как говорит об этом богомудрый Святитель Димитрий в своем «Сказании о поклонении волхвов»: «Что же это была за звезда? Святые Отцы утверждают, что она была не из числа небесных, или видимых, светил, но что это была некоторая Божественная и Ангельская сила, явившаяся вместо звезды. Ибо все звезды с самого сотворения мира имеют свое бытие, а эта звезда явилась в конце веков, при воплощении Бога Слова. Все звезды имеют свое место на небе, а эта звезда видима была па воздухе; все звезды обыкновенно совершают свое течение с востока на запад, а эта звезда необычно двигалась с востока к югу, по направлению к Иерусалиму; все звезды сияют только ночью, а эта звезда и днем сияла, подобно солнцу, несравненно превосходя небесные звезды и сиянием и величием; все звезды, с прочими светилами, с солнцем и луною и со всем кругом небесных тел, имеют свое постоянное движение и течение, а эта звезда иногда шла, иногда же останавливалась. Когда шли волхвы, тогда шла и звезда, а когда они отдыхали, то и она стояла».

Посему не удивляйтесь, когда мы говорим о появлении звезды, которой ранее никто не замечал на небе... Если бы нам даны были крылья, чтобы подняться вместе с этом Вифлеемской звездой, разумной Ангельской силой, выполнявшей Божественное повеление, что бы мы увидели? Нашему взору открылись бы в единочасье все страны и земли с населяющими их народами... Вот Африка с ее безбрежными пустынями на севере и синей нитью могучей реки Нил, распадающейся на тысячи рукавов и речушек в устье, где некогда располагалась знаменитая земля Гесем, место 400-летнего пребывания древнего Израиля, порабощенного египтянами. А вот Южная Америка, очертания которой плавно вписались бы в Африканский материк, не разделяй их воды Атлантического океана; между прочим, контуры материков показывают, что некогда была единая суша, затем разошедшаяся в ее составных частях в разные стороны по повелению Божию. Не произошла ли эта катастрофа во времена Великого Потопа, уничтожившего древнее человечество за нераскаянные грехи? Осветила Вифлеемская звезда и Северную Америку, омываемую с обеих сторон двумя океанами: Тихим и Атлантическим. Вот огромная Евразия, изборожденная горными хребтами, среди которых самая высокая гора мира – Эверест, привлекавший к себе десятки смельчаков. Многие из них обрели на его головокружительных заснеженных склонах нежданные могилы, быть может, потому, что свершали свои восхождения без крестного знамения и молитвы. Впрочем, наш взор более привлекает священный Арарат, этот библейский богатырь, приютивший и затем навеки сковавший в ледяных объятиях Ноев Ковчег – памятник благочестия и пламенной веры Богу общего для всех народов мира святого праотца Ноя... Луч Вифлеемской звезды падает и на Австралию, затерянную в океанических водах и окруженную малыми островами и архипелагами, население которых до сих пор передает из поколения в поколение народные сказания о праведнике с тремя сыновьями, спасенных Богом от всеобщего потопления на малом древе – деревянном судне, вместившем в свои недра не только людей, но зверей и птиц...

Дивная звезда, которую Бог наделил разумом и смыслом, видит не только очертания материков, высокогорья и низины, проникает лучами в глубь морей, рек и океанов, но преимущественно направляет свой Божественный свет в сердца людей, испытует их мысли и желания, освещает тайники душ человеческих...

Задумаемся хотя бы на секунду, поразмышляем об этой несказанной тайне Божия всеведения и вездесущия, которым причастна Ангельская звезда. Ее взору открыты и те народы, чьи разумение и совесть еще не озарены светом Евангелия Христова. Таковы Индия и Китай, где живут сотни миллионов людей, чуждых Крещения и едва-едва слыхавших о Господе нашем Иисусе Христе... Лишь кое-где в сердцах десятков, может быть, сотен людей, живущих на юго-востоке Евразии, мерцают огоньки истинного богопознания, теплятся сердечные лампады Православной веры. Тем ярче эти светлячки, чем гуще мрак язычества, словно мрачная пелена, окутывающий умы людей, в своем ослеплении поклоняющихся ужасным каменным изваяниям драконов и змей в мрачных кумирнях Индии, Непала, Бангладеш и других диковинных стран.

Совсем иная картина в странах Западной Европы и особенно в России. Если в Европе духовный свет сосредоточен лишь в отдельных местах, как бы на малых островках, где живут и молятся православные христиане, то в России и прилегающих славянских странах, в Греции великое число душ озарено духовным светом, этих людей тысячи и тысячи, хотя вовсе не каждый излучает чистое, чуждое темной примеси сияние... У большинства души освещены изнутри, а снаружи словно перепеленуты черными и темными пеленами, так что Божий свет едва-едва пробивается вовне, со всех сторон окруженный покровами греха и страстей, делающих человека духовно незрячим, слепым и глухим для познания духовного мира...

Все ниже и ниже опускается Вифлеемская звезда, дабы привлечь к себе внимание народов, оторвать их взоры от земли, которая, кажется, полностью поглощает внимание людей... Но вот несчастье: народы, словно сговорившись, смежают очи и затыкают уши, отягощают сердца суетными помыслами – только бы не видеть, не слышать и никоим образом не чувствовать приближения к душе Божественного света, который едва прикоснется нетленным лучом к сердцу человека, как тот начинает помышлять о Создателе и Судии, вспоминать о своих согрешениях, чувствовать и болезненно переживать нечистоту помышлений, а главное – воспламеняется любовью ко Господу Иисусу Христу, истинному Сыну Божию, пришедшему в мир и искупившему род человеческий смертью на Кресте и Воскресением. Но как немного обретается таких душ на земле в начале третьего тысячелетия!

Скользит Вифлеемская звезда над Европой – в святом желании вновь просветить светом боголюбия народы, некогда прославлявшие Господа правой верой и благочестивой жизнью, а ныне добровольно отрекшиеся от Христа и погрузившиеся во тьму язычества, куда злейшего, нежели язычество античных времен. Но безуспешно! От зари до зари люди трудятся не покладая рук над устроением своего земного быта, совершенно не думая о вечности, Страшном Суде, изгоняя из сердца всякую мысль, которая могла бы напомнить им о конце видимого мира. Опускается Святая звезда над большими и шумными городами, но никто не видит ее Божественного сияния в грубом, фосфоресцирующем, искусственном свете иллюминаций и реклам, никто не слышит ее приближения из-за оглушительного шума и воплей, доносящихся с мест массовых развлечений и увеселений...

Движется Вифлеемская звезда в сторону весей и селений, отделенных от гордых столиц лесами и полями, но и там жители как будто приковали себя к стенам жилищ, и днем и ночью уставившись в телевизионные экраны, которые не позволяют своим пленникам ни на один миг подумать ни о чем возвышенном и духовном...

Между тем нетленные небесные лучи уже льются над Россией, которая некогда именовалась Святой Русью, Домом Пресвятой Богородицы. Будьте внимательны, наши читатели, не заглянет ли Божие светило и в ваш дом, не озарит ли своим чудным светом и ваши жилища? Как обидно и даже страшно оказаться неподготовленным в час посещения небесной гостьи, проявить небрежение к ее приглашению последовать тихому зову, который услышат лишь те, кто имеет чистое и незлобивое верующее сердце!..

Вот Христова звезда обратила один из своих живительных лучей в дом, где как будто царствуют достаток и порядок: комнаты красиво обставлены, везде видна дорогая и изящная мебель, на полу и по стенам ковры, электрический свет исходит из хрустальных люстр, переливающихся всеми цветами радуги. И что же? Ни дети, ни взрослые не оказались способными увидеть звезду, возвещающую о рождении Богомладенца. Почему? На лицах домочадцев застыло выражение самодовольства и сытости, в душах не осталось места для духовной жажды, сердца чужды духовного поиска, о котором говорит Евангелие: Блаженны алчущие к жаждущие правды, ибо они насытятся (Мф. 5,6); Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7)... Так страшен, оказывается, комфорт, то есть стремление к телесному довольству, и ему одному, в ущерб высшим запросам духа, умирающего от излишних попечений о теле. Опечаленная звезда неслышно удаляется, оставляя людей, пресыщенных земными благами, в кромешной тьме. Может быть, в следующем доме свет Божественной благодати найдет себе пристанище и осенит человеческие сердца. С осторожностью Вифлеемская посланница заглядывает в окна... В этом жилище, напротив, все скудно и убого. Отставшие от стен обои, давно не ремонтированные полы, пустая кухня говорят о бедности, давно обосновавшейся здесь на жительство. Увы! Лишенные земных благ, борющиеся с постоянной нищетой обитатели дома давно потеряли и любовь, драгоценнейший Божий дар, скрашивающий собой все невзгоды, превращающий лачугу бедняка в царский дворец, а вернее сказать, в райский чертог. Что же увидела и услышала Вифлеемская звезда, а вместе с ней и мы, в этой семье? Холодные, искаженные гримасой раздражительности лица, отчужденность, потеря всякого интереса домочадцев друг ко другу, резкие, полные язвительности замечания, размолвки и ссоры по всякому пустячному поводу, ругань, доходящая до словесных издевательств, тычки, пинки, рукоприкладства... Поистине, всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца (1 Ин. 3,15), таковый не знает Бога и ходит во тьме (см. 1 Ин. 2, 9)... И здесь не нашлось ни единого человека, который бы отозвался на небесное посещение, ибо люди более возлюбили тьму [ненависти], нежели свет [истины и любви] (Ин. 3,19). Вновь простирает свои теплые лучи Вифлеемская звезда, никого не хочет оставить она без света ведения, но из одного дома изгоняют ее нечистые, развратные зрелища, отравившие блудным грехом сердца домочадцев, из другого – гордость и тщеславие, из третьего – беспросветные уныние и печаль, неизменные спутницы неверия в Бога и Его Всесвятый Промысл.

...[И] пришедши[звезда] ста верху, идеже бе Отроча.
(Мф. 2, 9)


Неужели так и не обретется ни одной души, которая отозвалась бы разделить с ангельским миром радость о рождении Богомладенца?!

Наше сказание погрешило бы против истины, если бы мы завершили его ныне, оставив наших читателей неутешенными. Нет-нет, конечно же до скончания времен не иссякнет в «человецех благоволение», то есть не исчезнут с лица земли богобоязненные и благонравные рабы Бога Вышнего, как бы мало их ни обреталось пред Вторым и Страшным Пришествием Господа нашего Иисуса Христа!

Давайте-ка заглянем вместе с Вифлеемской звездой еще в один дом. Не узнает ли кто-нибудь из вас собственное жилище? Над входной дверью видно Распятие, свидетельствующее всякому вошедшему в дом, что здесь живут православные христиане. В главной комнате, очевидно гостиной, горит лампадка, освещая фамильные образа с восковыми свечами, бережно хранимыми супружеской четой в напоминание о дне церковного венчания. Повсюду, в шкафах и на полках, видны книги: жития святых, сказания о подвижниках благочестия, писания Святых Отцов, – свидетельствующие о духовных интересах хозяев дома. Обстановка небогатая, далекая от роскоши, зато опрятная и теплая: многое сделано руками главы семейства, умеющего сочетать молитвенность сердца с привычкой никогда не сидеть сложа руки. Вот комната с несколькими двухъярусными кроватями – это конечно же детская, которую легко узнать по ящику с игрушками, множеству учебников и тетрадей, карандашей и ручек. Не скроем, что иные из этих предметов не лежат на своем месте, но где попало – видимо, старшие дети не уследили за маленьким, который, не зная еще ни единой буквы алфавита, стремится «прочитать» все, что ни попадется ему под руки. На кухне привлекает внимание большой графин с золотой наклейкой «Святая вода». Рядом – вазочка, скрывающая под белоснежной льняной салфеткой просфоры. Каждое утро домочадцы вкушают эту святыню во исцеление души и тела, причем даже маленький шалун в эту минуту становится серьезным и, истово осеняя себя крестным знамением, произносит свою любимую, может быть, за ее кратость молитву: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!» В доме царствует необычная для живущих в третьем тысячелетии людей тишина – ни в одной из комнат не нашлось места для телевизора, этого троянского коня в жилищах современников! Впрочем, оговоримся: иметь видеомагнитофон, предназначенный исключительно для просмотра фильмов с духовным содержанием, равно и фильмов о животных, населяющих заповедники многих стран земного шара, никак не возбраняется.

Но где же сами обитатели дома, обозреть который нам удалось только благодаря тому лучу Вифлеемской звезды, пред которым бессильны все запоры? Вы угадали, мои внимательные и проницательные собеседники! Как же православное семейство может быть дома, когда до ночного Рождественского богослужения остается всего несколько часов? Посмотрите-ка вдаль, по направлению золотого луча, который простирает Вифлеемская звезда, дабы при свете его нам было удобно разглядеть лица благочестивых богомольцев. Они уже приближаются к любимому ими храму, где венчались родители, были крещены дети, а каждое воскресенье и взрослые, и чада стараются приобщаться Святых Христовых Тайн. Размеренна походка отца, сосредоточенность взгляда которого выдает внутреннюю постоянную молитвенность сердца. Благодаря привычке внимательно молиться всегда и всюду, он властвует над гневом, вовремя обуздывая усилием ума и воли раздражительность, искушающую, наверное, всякого, если только он имеет плоть и не принадлежит к небожителям. Его супруга привлекает внимание каким-то особенным выражением лица: детскость и непосредственность сочетаются у нее со светлой умудренностью, которая дается тем, кто преодолевает жизненные испытания, скорби и страдания с глубокой верой в благость Небесного Отца. Она держит на руках малыша, убаюканного мирной поступью взрослых и тихо посапывающего на груди матери. Двое других детей, тоже мальчики, чуть отстали, они умудряются не обойти ни одной кучки снега, там прыгнут, здесь потопчутся секунды две-три, лепя снежок, и затем, словно резвые воробьишки, летят вперед, обгоняя друг друга со счастливым смехом, пока отец не одернет раскрасневшихся от мороза малышей, напоминая о службе Божией, приступать к которой подобает в тишине душевных чувств, оставляя за порогом храма всякое, хотя бы и невинное мирское веселье... Остается всего лишь два-три шага до церковной ограды, во вратах которой за один вечер выросли пушистые ели прямо из снежного сугроба. Отец со старшими детьми снимают зимние шапки-ушанки, и все дружно крестятся, делая по три поклона в сторону храма Божия. Мама незаметно для других опускает в протянутую нищенкой руку мелкую монету и шепчет устами молитву, прося Господа принять лепту во славу Его Святого имени... Еще полминуты – и благочестивое семейство скрывается от нашего взора в храме Божием, уже наполненном прихожанами, притихшими в ожидании Рождественской Всенощной.

Последний раз Вифлеемская звезда явила нам свой прекрасный лик... и скрылась. И мы, дорогие друзья, входим внутрь храма затаив дыхание... Посреди него видится сделанный из елового лапника, искусно украшенного свежими цветами, вертеп. Под сенью рукотворной «пещеры» покоится праздничная икона Христова Рождества. Как раз в это время наше семейство приблизилось к святому образу, предварительно затеплив свечи на подсвечнике, поставленном впереди вертепа. Благочестивая мать склоняется вместе с малышом перед изображением новорожденного Богомладенца... Дитя не отрывает взора от стоящих перед Христом волхвов, лица их торжественны и радостны, они полагают пред стопами Господа свои дары. Луч Вифлеемской звезды, пронизав небеса, опускается на воловьи ясли, растворяясь в сиянии нимба Богомладенца Иисуса. В этом золотом нимбе можно прочитать греческое слово, что значит «Иегова», «Существующий», Тот, Кто был и есть и грядет...



Похожие:

Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПротоиерей Артемий Владимиров Евангельское милосердие в жизни пастыря Выступление в Московской Духовной Академии на Чтениях, приуроченных к 1200-летию со дня
Седины для священника – украшение, а старческий посох – свидетельство зрелости духовной
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПротоиерей Артемий Владимиров Словесный венок на главу российского педагога
Вообще, тема подвига всегда являлась ключевой в деле школьного образования и воспитания. Где есть место подвигу, там наличествуют...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПротоиерей Артемий Владимиров Рожденный молнией Притча об огненной стихии и бессмертном человеческом духе
Он родился на лоне дикой природы, где не было никого, кто мог бы созерцать час его таинственного появления на свет Божий. То было...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПротоиерей Артемий Владимиров Зачем нужна исповедь? Ответ на письмо читательницы
Никогда в жизни еще я не писала ни в какие журналы. Но заели меня сомнения по одному поводу, а вы ведь для сомневающихся. Так что...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПротоиерей Артемий Владимиров Семь слов о Таинствах Матери Церкви для желающих встать на путь христианской жизни Вступление «Воздвигну Церковь Мою – и врата ада не одолеют ее!»
Сам Бог во плоти, воскресший из мертвых. Церковь подобна многоветвистому вечно зеленому дереву, которому не страшны никакие бури...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconУроки целомудрия как основа нравственного воспитания Cвященник Артемий Владимиров
Нил, что падшей силе даже и не понадобится искушать детей внешними приманками. Они будут по свободному произволению выполнять все...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconКниги для второклассников
Владимиров Ю. Д. Чудаки : стихи/ Ю. Д. Владимиров; худож. С. Остров. М.: Малыш, 1990. 20 с.: ил
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconЕсли соединить автомобиль и омнибус
Его сын Артемий трудится автоэлектриком. Молодой человек сознательно пошел по стопам отца – свою работу он считает интересной и даже...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconФалес аргивянин
Слушай, друг мой, внимательно, ибо вот ­ никогда быль более странная, более таинственная не тревожила ухо смертного. Быль, ­ говорю...
Протоиерей Артемий Владимиров Под знаком вечности Быль о Вифлеемской звезде iconПлан конспект урока по чтению для учащихся 1 класса Тема урока: «Лев Николаевич Толстой детям» Урок
«быль»; способствовать развитию доброго отношения к людям, воспитывать чувство дружбы, сопереживания; обогащать читательский опыт...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org