Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители



страница1/5
Дата26.07.2014
Размер0.78 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5


Государственное образовательное учреждение

"Санкт-Петербургский городской Дворец творчества юных"






Розанова Мария, I курс

Педагогического колледжа №7,

II курс Юношеского факультета

Университета Петербурга


Доходный дом

И.Б.Лидваль
Научные руководители:

к.п.н. В.И.Аксельрод,

декан Юношеского факультета

Университета Петербурга

А.Д.Ерофеев, руководитель семинара Юношеского Университета

Петербурга

Санкт-Петербург

2004

Оглавление
Введение 3

1 глава. Рождение дома 4

1.1. Каменноостровский проспект. Страницы истории. 4

1.2. От завода бронзовых изделий до доходного дома 6

1.3. Рождение дома и его первые обитатели. 7
2 глава. Семья Лидваль в Петербурге.

2.1. Портняжное дело Лидвалей. 9

2.2. Швед с «петербургской» душой (страницы биографии Ф.И.Лидваля) 12
3 глава. Шедевр северного модерна.

3.1. Архитектурный портрет дома И.Б.Лидваль 18

3.2. Устройство и быт доходного дома. 20
4 глава. Люди, прославившие дом И.Б.Лидваль.

4.1. В начале ХХ века. 22

4.2. Послереволюционная жизнь дома и его новые жильцы. 25

4.3. Дом сегодня 28


Заключение 29

Примечания 30

Список использованной литературы 32

Приложения 34



Вступление
Данная исследовательская работа посвящена одному из самых известных домов, возведенных в начале ХХ века на Каменноостровском проспекте Петроградской стороны по проекту Ф.И.Лидваля, которого по праву называют родоначальником северного модерна.

Этот дом и ранее привлекал внимание исследователей, но в основном как памятник архитектуры (4, 14, 15, 23). Я же поставила перед собой задачу проследить историю дома за 100 лет, отразить те изменения, которые происходили в его быте (физиологии дома), социальном составе его жильцов; выявить знаменитых людей, проживавших здесь в разные годы.

В своей работе я использовала как литературу, в которой содержится информация об этом доме (4, 14, 23), так и статьи и книги, посвященные биографии и творчеству Ф.И.Лидваля (14, 19, 27, 28, 30), культуре и быту начала ХХ века (9, 11). В поисках материалов о жильцах дома я обратилась к энциклопедиям (3, 21, 26, 29), справочникам «Весь Петербург», «Весь Петроград». Но наиболее ценную, ранее никем не использованную информацию о доходном доме И.Б.

Лидваль, я нашла в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга, Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга и Центральном государственном архиве литературы и искусства нашего города.

Наконец, не могу не упомянуть о том содействии, которое оказал в моем поиске краевед В.Д.Привалов, автор только что вышедшей книги «Каменноостровский проспект» (23).

Моя работа включает в себя вступление, 4 главы, заключение и приложения. Список использованной литературы насчитывает 30 наименований. Приложения содержат богатый иллюстративный материал (фотографии дома, членов семьи Лидваль, жильцов дома), а так же архивные материалы (анкеты жильцов послереволюционного времени, опись мебели квартир дома), стихотворения из рукописного журнала «Посадская 5», выдержи из дневника композитора В.Богданова-Березовского, пережившего в этом доме блокаду Ленинграда.

Все это вместе взятое позволяет нам представить яркий, изменяющийся образ петербургского доходного дома на протяжении целого века.

__________________

1 см.Примечания

1 глава. Рождение дома.

1.1. Каменноостровский проспект. Страницы истории.
«Подобно спящей красавице, Петербургская

сторона, пробудившись после двухсотлетнего

сна, наряжалась в одежды последней моды».

М.А. Сементовский (18, с.20)

История дома И.Б.Лидваль неразрывно связана с историей проспекта, на котором он стоит уже 100 лет. Каменноостровский проспект, одна из самых красивых и оживленных магистралей города, протянувшаяся на 3600 метров от Троицкого моста до Каменного острова, по названию которого он и получил свое имя (26, с.146). Проспект начинается домом Лидваль, которому посвящено мое исследование, и завершается зданием церкви Иоанна Предтечи, фасады которой решены в формах «готической» архитектуры. Линия застройки прерывается площадями и перекрестками, скверами и набережными, что вносит разнообразие в его архитектурный облик. Силуэт проспекта акцентирован угловыми башенками – доминантами, увенчанными куполами и шпилями. Балконные решетки, ограды, ворота, флагштоки и многие другие декоративные украшения подчеркивают его своеобразный облик. Проспект соединяет Петроградскую сторону с Выборгской и таким образом пересекает весь Петроградский район с юга на север, проходя через 3 острова – Петроградский, Аптекарский и Каменный и два моста – Силина через Карповку и Каменноостровский через Малую Невку (26, с.147). Современный облик Каменноостровский проспект приобрел лишь в начале ХХ века, через столетие после своего возникновения. Направление этой трассы сложилось в конце XVIII века. Отдельные отрезки этой дороги имели разные названия: Большая Оружейная, Монетческая, Языковая улицы. Вплоть до середины XIX века на проспекте строились в основном деревянные дома в один этаж и очень редко в два (18, с.20). В 1822 году на планах города впервые появилось название Каменноостровский проспект, но оно относилось не ко всей магистрали, а только к ее части у Каменного острова (26, с.147). В 1835 году трасса была выпрямлена в соответствии с генеральным планом Петербургской стороны 1831 года, который предусматривал устройство трех площадей на пересечениях с Кронверским проспектом, нынешней улицей Мира и Большим проспектом (23, с.5).

В связи с частыми выездами Николая I в летнюю резиденцию на Елагин остров, улицу в 1838 году решили благоустроить. В 1867 году Каменноостровским проспектом стали называть всю трассу (23, с.6).

Петербургская печать нередко называла Каменноостровский «Елисейскими полями Петербурга». В 1898 году на заседании Городской думы было даже предложено назвать его «Французским проспектом», а год спустя «проспектом Александра Пушкина». Ведь именно по Каменноостровскому проспекту 27 января 1837 года после дуэли с Дантесом везли поэта домой, на Мойку. К 300-летию дома Романовых проспект хотели переименовать в Романовский. Однако все предложения не были осуществлены (26, с.146).

В октябре 1918 года Каменноостровский по инициативе А.В.Луначарского и А.И.Пиотровского переименован в романтическую улицу Красных Зорь. 15 декабря 1934 года этой магистрали присвоили имя деятеля Коммунистической партии и Советского государства С.М.Кирова. 4 октября 1991 года проспекту возвращено его историческое имя - Каменноостровский (26, с.146).

С конца XIX века проспект начал застраиваться и постепенно принял городской вид. Петербургская сторона, как самый молодой район города, с большим количеством озелененных участков, вдали от фабрик и заводов, а так же имеющая много места для строительства привлекала владельцев капиталов. Цены на землю стали быстро повышаться. Если в 1885 году за одну квадратную сажень стоимость была 7 рублей, то в 1901 году она возросла до 175 рублей. Это было значительно дешевле, чем на Невском – 1445 рублей, но дороже, чем на Охте – 6 рублей. В 1914 году стоимость земли за квадратную сажень от начала проспекта до набережной Карповки составляла 310 рублей, а от Карповки до малой Невки – 80 рублей (23, с.9). Дороговизна участков способствовала росту цен на квартиры. Это повышало требование заказчика к архитекторам. Возводились богатые комфортабельные здания с небольшими квартирами, механическими прачечными, паровым отоплением, встроенными гаражами. На самой аристократической части проспекта жила высшая чиновничья знать: министры, промышленники, финансисты. Дальше от центра селилась художественная интеллигенция.

В 1870-х годах по проспекту была пущена конно-железная дорога – «конка». Рельсы проложили по краю проезжей части, а позднее по центру. В 1875 году под проспектом провели водопровод и городскую канализацию (23, с.7).

В программу празднования на Неве 200-летия со дня основания столицы – 16 мая 1903 года – было включено открытие Троицкого моста, соединявшего Петербургскую сторону с центральными районами столицы, что повысило градостроительное значение Каменноостровского проспекта.

26 марта 1908 года была проложена трамвайная линия от Троицкого до Каменноостровского моста. С 1 июня 1909 года по проспекту ходили трамвай двух маршрутов: №2 – Новая Деревня – Михайловская (Искусств) площадь и №3 - Новая Деревня – Покровская (Тургеневская) площадь. В 1913 году добавили маршрут №15, соединивший Новую Деревню с Финляндским вокзалом.

В 1935 году началась реконструкция проспекта: его заасфальтировали, снесли ряд зданий, на их месте разбили скверы, в частности, на углу проспекта и набережной Карповки.

В Блокаду дома проспекта пострадали мало. В 1951 году сняли трамвайные пути. Современные архитекторы внесли в оформление фасадов разнообразие и большую выразительность. 21 декабря 1976 года началась его комплексная реконструкция (23, с.9).

Являясь правительственной трассой, ведущей к резиденции на Каменном острове, где останавливаются высокие гости, проспект постоянно благоустраивается и неизменно вызывает их восхищение.

Для знатоков же архитектуры Каменноостровский проспект это своего рода музей модерна под открытым небом. Его визитной карточкой по праву является дом И.Б.Лидваль (см.приложение).
1.2. От завода бронзовых изделий до доходного дома
История участка, на котором сейчас находится дом И.Лидваль, начинается с 1849 года. В том году между Малой Посадской и Кронверкским проспектом, стоял двухэтажный деревянный дом штаб-лекаря Н.А. Брауна и двухэтажный каменный дом механика Е.И. Гленни. В 1857 году часть участка перешла к жене купца А.А. Кумберг. Новая владелица построила один жилой дом и четыре нежилых постройки. На этом участке ее муж, немецкий предприниматель, купец 2 гильдии Иван Кумберг в 1851 году основал ламповую и бронзовую фабрику (12, с.203). На промышленной выставке в 1861 году он получил одну из наград. К этому времени на фабрике работало 50 человек. Годовой оборот её был около 110 тысяч рублей. Вскоре фабрика расширилась и стала в 1875 году заводом бронзовых изделий. Владельцам его оставался И.А.Кумберг. Заведующими заводом были Иоганн Кокс и Рихард Коордт (8, с.272). Фамильная ценность – керосиновая лампа с надписью «И.А.Кумберг» находится сейчас в музеи - арт-галереи «Питерская мансарда» (см. приложение).

В 1863-1889 годах этот большой участок приобрел Меклотлин, который возвел две деревянные нежилые постройки. В 1896 году весь участок был поделен на два: С.В.Фелькеля (под №1) и А.А.Кумберг (под №3). Спустя 2 года они перешли к Я.П.Коксу, прусскому подданному, занимавшемуся металлической мануфактурой (12, с.203).

Но уже 28 сентября 1898 года участок был куплен матерью архитектора Ф.Лидваля1. Земля была куплена в кредит. Ида Бальтзаровна просила Кредитное Общество выдать ей, под залог означенного имущества, ссуду 42% облигациями, которая по правилам Устава Общества причитается на 37 ½ лет срока2.

23 марта 1899 года Ида Лидваль написала прошение в Санкт-Петербургскую Управу, желая произвести постройку на принадлежащей ей земле. Разрешение было дано 14 апреля 1899 года, а 24 апреля Ф.И.Лидваль уже просит поставить временный забор, что означало начало строительства3.


1.3. Рождение дома и его первые обитатели
В связи с тем, что у проспекта стояли каменные и деревянные жилые флигели, строительство всего комплекса началось в 1899 году со стороны Малой Посадской улицы. В 1900 году четырехэтажный корпус был возведен и занимал 130,25 квадрытных сажень4. Он включал, преимущественно пятикомнатные квартиры, в которые кроме комнат входили людские, ванные, буфетные, передние, кухни, клозеты.

Из документов, которые сохранились в ЦГИА СПб, я узнала, кто поселился в этом здании сразу после постройки. Здесь жил и князь Ухтомский, и бельгийский подданный – Теньшан, и преподаватель гимназии – Желобовский. Плата за проживание в такой квартире в течение года колебалась от 1200 до 1400 рублей, в зависимости от этажа и выхода окон. В квартире №6 в то время жил художник и архитектор Ф.Ф.Постельс5.

В 1901-1902 годах был сооружен пятиэтажный поперечный корпус, замкнувший косоугольный внутренний двор (см. приложение). Он занимал 203,36 квадратных сажень6. В этом корпусе количество комнат в квартирах разное. Например, в двухкомнатных жили: купчика Сапожникова О.С., Былинский В.Г., Лесснер Р.Г. Шестикомнатную квартиру №16 на 1 этаже занимал архитектор А.Г.Гавеман7, выпускник Академии Художеств (1898).

Девятикомнатную квартиру №18 на 3 этаже занимала до 1915 года сама хозяйка – Ида Лидваль8.

В соседних квартирах №21 и №23 на этом же этаже проживали ее сыновья Эдуард Лидваль и Федор Лидваль9.

В конце 1903 года возвели левый 3-х этажный, частью 4-х этажный флигель (см. приложение).

Его площадь составляла 169,61 квадратных сажень10. Здесь было всего 5 квартир. В квартире №26 жил коллежский советник А.Д.Покотилов. А в соседней 27-ой проживала однофамилица Мария Константиновна11. До смерти мужа архитектора Д.В.Покотилова она еще жила в доме Лидваль, но вскоре переехала в собственный особняк на Каменноостровском проспекте под №48. Остальные квартиры на время составления описи в 1904 году еще пустовали. В первом этаже находилось техническое бюро архитектора. Сотрудники бюро в январе-марте 1915 года выпускали ежемесячник содружества «Посадская 5»12 (см. приложение).

Наконец в 1904 году построили последнее здание в этом комплексе – правый флигель (см. приложение). Здесь было расположено 9 квартир. В квартире №30 и №34 жили британские подданные – Гот Елизавета Ивановна и Ж. Вард Яковлевич13. В объединенных квартирах №31 и №36 на 3 этаже жила семья светлейшего князя Радзивилла14. Этажом выше, в квартирах №33 и №38, жила семья генерал-адъютанта Куропаткина15.

Квартиры Радзивилла и Куропаткина стоили по 9000 руб. в год16. Эта цена очень высокая для того времени. Если считать, что, например, преподаватель гимназии Желобовский, проживая в 4-х комнатной квартире, платил за нее 75 руб. в месяц, с зарплатой 150-190 рублей. Но цена того стоила. Ведь в планировке квартир Лидваль уделял большое внимание расположению помещений, вопросам комфорта, гигиены и освещения.

Не смотря на то, что общий план дома имеет неправильную форму, архитектору удалось обойтись без комнат с острыми и тупыми углами. Неудобные помещения использовались как кладовки или вспомогательные помещения. Этот дом относится к типу доходных, т.к. был рассчитан на жильцов любого слоя, в чем мы смогли убедиться. Все квартиры были одинаково благоустроены, отличались лишь величиной, по этажам и выходом окон на юг, восток или запад (23, с.24).

Так же с помощью документов тех лет, мы можем представить внутреннюю отделку дома. Полы в квартирах были мозаичные, и паркетные, частью с рисунком и фризами. В комнатах правого и левого флигелей стены и потолки деревянные – дубовой и березовой отделки. Были установлены голландские, амовские, русские и майоликовые печи – голландские и мраморные камины. В ваннах последнего корпуса были французские кухонные очаги и фаянсовые умывальники. В доме были окна цельные и решетчатые, в которые вставлялись стекла с алмазной гранью. Эти стекла играли на солнце всеми цветами радуги17.

В парадных находятся мраморные и израсцовые камины, мраморные лестницы имеют красивые изгибы. На стене лестницы левого флигеля сохранилась мозаичная картина. В каждом корпусе были комнаты для швейцаров, дворников и машинистов, приемные комнаты, уборные, прачечные, гладильные. Но самое главное новшество этого времени – лифт18.

А теперь настало время более подробно познакомиться с семьей Лидвалей и, в первую очередь, с создателем этого дома – Ф.И.Лидвалем.

2 глава. Семья Лидваль в Петербурге.
2.1. Портняжное дело Лидвалей
Род Лидвалей начинается с Эрика Юнссона Лидваля и Бриты Стины Ульстоттер (служанка). Эрик Юнссон был пильщиком леса, а свою фамилию Лидваль получил от названия места, где он родился - деревни Буде Лиденского прихода. Там же в 1827 году, родился Юн Петтер Лидваль - отец знаменитого архитектора (см. приложение). Мальчик, рано оставшийся без отца и матери, выучился на портного. С 1846 года по 1855 год он записан портным в собственной мастерской в селении Онгселе. В 1855 году Юн Петтер перебрался в Шелевад, но сведений о его пребывании там нет. Однако известно, что 30 сентября 1856 года он приехал из города Евм «неизвестно куда» (19, с.67).

Юн Петтер Лидваль покинул Швецию и отправился на восток. Сначала он остановился в Финляндии. В его сумке помимо отвеса и ножниц находилась вся его библиотека, - роман М.Ю.Крюсенстольна «Мавр» и «Рассказы Фенрика Столя» Юхана Людвига Рунеберга. Придя в Борго, Юн Петтер навестил Юхана Людвига Рунеберга, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение и восхищение. Поэт, которому явно полюбился увлеченный поэзией портной, подарил ему на счастье серебряный рубль. Неясно, сразу ли Юн Петтер отправился в Петербург или на какое-то время задержался в Финляндии. Скорее – последнее, поскольку в приход церкви св. Екатерины в Петербурге он записан только в январе 1859 года (19, с.67). В ту пору шведский подданный обязан был причащаться не реже одного раза в год, и поэтому следовало непременно записаться в приход того города, в котором поселялся.

Итак, в регистрационных книгах шведской церкви св. Екатерины Санкт-Петербурга 19 января 1859 года датирован приезд Юна Петтера Лидваля в наш город. В России он стал Иваном Петровичем. Шведский портной получил место в мастерской русского портного. После смерти хозяина, Иван Петрович женился на его вдове и стал владельцем его мастерской. Но через несколько лет его жена умерла от оспы. Второй женой стала Ида Амалия Флешау. Венчание состоялось 28 октября 1867 года в шведской церкви.7 Ида Амалия Флешау родилась в 1844 году в Петербурге в семье иммигрировавшего датского столяра-краснодеревца Бальтазара Флешау (родом из Южной Зеландии) и Евы Лакстрем , шведки (родом из Финляндии, Хаусярви) (19, с.68).

Иван Петрович прожив всю оставшуюся жизнь в столице стал известен, как мастер портновского дела, человек культурный, высокого вкуса, увлекающийся литературой и искусством. Это и привело к нему множество заказчиков. Веселый и общительный, он интересовался театром и, зная немецкий язык, часто бывал в немецком театре. Другой страстью была игра в кегли. Его мастерская пользовалась популярностью; теперь все мундиры шились только у него, и буквально все для царского двора. Вознаграждение за хорошую работу пришло одновременно с титулом «Придворный портной его Величества» и с правом использовать русский герб вместе с названием фирмы.

Поворотным пунктом в его деле стал 1881 год, когда был убит Александр II. Для церемонии его погребения потребовалось сшить всевозможные ливреи и униформы, в связи с этим Юну Петтеру Лидвалю поступило множество заказов. Потребность в гражданских мундирах была в тогдашней России огромной: мундиры носили не только придворные служащие, но и чиновники государственных учреждений, школьные учителя и т. д. Поступившие после убийства императора заказы сразу сделали Лидваля богатым человеком, а фирма получила статус императорского придворного поставщика и право носить эмблему с императорским двуглавым орлом.

16 января 1886 года Иван Петрович скончался от сердечного приступа в своем Петербургском доме (19, с.70). Обряд был совершен в церкви св. Екатерины, похоронен он был в евангелической части Смоленского кладбища. После смерти мужа Ида Амалия Лидваль успешно продолжала вести налаженное предприятие до конца своей жизни: она умерла в 1915 году (30, с.291). За 18 лет совместной жизни у Ивана Петровича и Иды Амалии родилось 8 детей, из которых шестеро достигли взрослого возраста.

В начале XX века в мастерской работали 150 человек, она была крупнейшей в России, а возможно и во всей Европе. Тогда мастерская располагалась на Большой Морской улице № 27, в доме, перестроенном Федором Ивановичем Лидвалем (6, с.35).

Одним из крупнейших клиентов мастерской был Феликс Юсупов – убийца Распутина. По словам Пауля Лидваля, Юсупов был, «вероятно, самым элегантным мужчиной Петербурга», а его летние костюмы «по своему покрою являлись просто верхом портняжного искусства». Пауль Лидваль был не только мастером портняжного дела, но и теоретиком и позднее издал в Париже два сочинения по истории и эстетике мужского костюма: «Shabiller. Raisonnements sur le costume masculine” («Как одеваться. Рассуждения о мужском костюме», 1931) и «LEstetique du vetement masculine” («Эстетика о мужском костюме», 1933). Следующий подъем в делах фирмы произошел в связи с коронацией императора Николая II в 1896 году, когда вновь хлынули массовые заказы (30).

После кончины в 1915 г. матери Иды Лидваль портняжное ателье И. П. Лидваля было разделено: Вильхельму и Эдварду досталось ателье придворное и по пошиву мундиров под названием «Сыновья И. П. Лидваль», а Паулю – на правах собственной фирмы ателье по пошиву гражданского платья и военных мундиров (30). На следующий год все трое были пожалованы персональными званиями придворных поставщиков. Все три брата Лидваля покинули Россию на протяжении 1918 года, и осенью того же года склад ателье был опечатан печатью шведской комиссии. Но на эту бумажку обратили столь же мало внимания, как на прочие: печать была сломана и помещение со всем, что в нем находилось, конфисковали. К ходатайству братьев Лидвалей в «Русскую комиссию по имуществу» было приложено письмо, удостоверявшее, что «всеми принадлежащими ателье Лидвалей помещениями… на Морской улице в доме № 27 на 3-ем этаже, насильственно овладели советские власти, оборудовавшие там коммунистические портняжные мастерские и кабинеты политических комиссаров». Написавшая это письмо уборщица Ю. Нюберг продолжает: «Все принадлежавшие фирме Лидвалей товары, включая и те, которые были сложены в запертых комнатах и опечатаны печатью шведского консульства, были оттуда вывезены. Превосходная и ценная мебель, а так же ковры, множество швейных машинок и прочих принадлежностей при моем отъезде еще оставались в помещениях и использовались персоналом мастерской, но очень небрежно. Это хорошо мне известно, поскольку я с ноября 1919 года до июня 1920 года работала в выше названных коммунистических мастерских уборщицей» (30, с.293). Братья выдвинули свои требования не только к ряду министерств, но также к нескольким князьям и прочей знати. И в этом случае, по-видимому, не удалось получить никаких денег – должники были или убиты или разорены.

Братья Лидвали возобновят свою портняжную деятельность в 1920-х годах в Стокгольме, но русская ее история завершилась. Последний след деятельности семьи Лидвалей в России был раскопан в 1990 г., когда при поисках останков царской семьи нашли две брючные пуговицы с надписью «И.П.Лидваль». Но в 20-е годы XX века братья продолжили, точнее начали сначала, свою деятельность в Стокгольме. Но поскольку коммерческий оборот был слишком мал для того, чтобы обеспечить жизнь трех семей, Пауль (у которого не было детей) спустя некоторое время уехал за границу: сначала в Будапешт (его жена была венгеркой), а потом в Париж, куда после революции переехали многие уцелевшие русские аристократы, прежние клиенты ателье.

К концу 30-х годов как число заказчиков, так и содержимое их бумажников уменьшилось, и Пауль вернулся в Швецию. Его брат Эдвард уже несколько лет как умер, и дела фирмы вели теперь его сыновья Альф и Оскар. Пауль Лидваль открыл собственное ателье на улице Регерингсгатан, и поэтому в Стокгольме одно время были две портняжные фирмы Лидвалей. Однако через некоторое время Альфу и Оскару пришлось закрыть свое дело, и остался один Пауль.

Одним из постоянных клиентов его фирмы был артист Карл Герхард. Другим знаменитым клиентом был писатель и журналист Ян Улуф Ульсон. Когда тот однажды выразил сомнение по поводу какой-то детали заказанного костюма, Лидваль ответил: «Князь Юсупов хотел, чтобы было именно так». Этот комментарий сразу пресек любую дальнейшую аргументацию клиента

Ателье Пауля Лидваля прекратило свое существование почти ровно через 100 лет после того, как отец Юн Петтер обосновался в нашем городе. Братья Лидвали вращались среди людей, принадлежащим к высшим слоям общества, и им довольно быстро удалось наладить свою деятельность в Швеции, хотя они так никогда и не достигли там такого же финансового и социального уровня, как в Петербурге. Не надо обладать особенно богатым воображением, чтобы представить себе проблемы, с которыми столкнулись на своей новообретенной Родине российские шведы, обладавшие меньшим образованием и общественными связями (30, с.293).

  1   2   3   4   5

Похожие:

Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconДоходный дом Гавриила Васильевича Барановского Достоевского ул., 36 Архитекторы: Барановский Г. В. Год постройки: 1897 Стиль: Модерн Собственный доходный дом Г. В. Барановского ул. Достоевского, 36 Пам арх. (регион.)
Лицевой дом соединяется с дворовым корпусом переходной галерей, расположенной на уровне второго этажа Лестницы в обоих корпусах выполнены...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconСмерть Тунгуса
Усадьба Добролюбовых над Почаинским оврагом и Лыковой дамбой (флигель и доходный дом)
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconДоходный дом
В отличие от гостиницы, рассчитан на длительное проживание, которое в ряде случаев растягивается на долгие годы. За рубежом является...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconПеречень объектов культурного наследия федерального значения
Доходный дом Мельникова (гостиница «Казанское подворье»). Здесь во время приездов в Казань жили Маяковский Владимир Владимирович...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconНаучные руководители
...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconПриглашаем принять участие в научно-практическом семинаре 12 – 19 октября 2012 г
Среди участников будут руководители компаний, оценщики, руководители банковских подразделений, руководители сро оценщиков, представители...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconПриглашаем принять участие в научно-практическом семинаре 12 – 19 октября 2012 г
Среди участников будут руководители компаний, оценщики, руководители банковских подразделений, руководители сро оценщиков, представители...
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconПрограмма : 32 Квантовая механика атомов, молекул и твердых тел
Научные руководители: к ф м н., доцент Г. Б. Дейнека; д ф м н., проф. В. М. Шабаев
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconПамятники схема №1 Граница территории объекта культурного наследия регионального значения Доходный дом купца В. Е. Быкова
Пассаж К. С. Попова – Джамгаровых, 1873 г., архитектор А. С. Каминский, 1877 г., архитектор А. И. Резанов, 1883 г., архитектор И....
Доходный дом И. Б. Лидваль Научные руководители iconЯпонское направление Научные руководители и темы курсовых работ 1-й курс Гамалей Максим Сергеевич
Восприятие пространства и времени в японской культуре
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org