Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года



страница1/2
Дата26.07.2014
Размер0.64 Mb.
ТипАнализ
  1   2
Утвержден

Президиумом суда

Ямало-Ненецкого

автономного округа

 

18 апреля 2012 года



 

ОБЗОР

практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел

в апелляционном и кассационном порядке

за первый квартал 2012 года

 

Анализ апелляционной и кассационной практики суда округа показывает, что в 1 квартале 2012 года нижестоящими судебными инстанциями возникали спорные ситуации и допускались следующие ошибки, связанные с рассмотрением гражданских дел:



 

1.Нарушение либо неправильное применение норм материального права

Суммы возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, подлежат индексации с учетом уровня инфляции (статья 318 ГК РФ), установленного в федеральном законе о федеральном бюджете Российской Федерации на соответствующий год.

З. обратилась в суд с иском к Т. о взыскании утраченного заработка за последние три года перед обращением в суд в сумме 427896 рублей, об установлении суммы утраченного заработка в размере 11886 рублей ежемесячно, его взыскании с даты вступления в законную силу судебного постановления и взыскании расходов по оплате услуг представителя в сумме 25000 рублей.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, с Т. в пользу З. взыскана единовременная сумма утраченного заработка в период с июля 2008 года по сентябрь 2010 года в размере 72585 рублей 53 копейки, взысканы убытки 5000 рублей и расходы по оплате помощи представителя 15000 рублей.

Судебная коллегия решение суда в части взыскания суммы утраченного заработка и государственной пошлины изменила.

Судом установлено, что вступившим в законную силу приговором Новоуренгойского городского суда от 7 июня 2002 года, Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ, а именно в том, что 6 марта 2002 года, следуя на личном автомобиле, не уступил дорогу З., переходившей проезжую часть по пешеходному переходу, в результате чего совершил на неё наезд. Потерпевшей были причинены телесные повреждения повлекшие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни на момент причинения.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз от 15 октября 2004 года и от 24 января 2006 года З. за период с ноября 2002 года по 1 ноября 2005 года и с 1 ноября 2005 года по ноябрь 2007 года установлен процент утраты общей и профессиональной трудоспособности в размере 60%.

З. установлена 2 группа инвалидности по общему заболеванию бессрочно.

Решением Новоуренгойского городского суда от 22 декабря 2004 года установлен размер утраченного истицей заработка на февраль 2000 года в сумме 3818 рублей 58 копеек, а по состоянию на 01 января 2001 года – в сумме 4582 рубля 30 копеек. Указанным решением с Т. в пользу З.

взыскан утраченный заработок единовременно за период с ноября 2002 года по 31 декабря 2004 года в сумме 68734 рубля 50 копеек, а также сумма ежемесячного заработка в размере 2749 рублей 38 копеек, подлежащая уплате с 1 января 2005 года до 1 ноября 2005 года, то есть до даты очередного переосвидетельствования, с последующей индексацией указанной суммы в связи с увеличением МРОТ, установленного для гражданско-правовых обязательств.

Решением Новоуренгойского городского суда от 20 февраля 2006 года с Т. в пользу З. взыскан утраченный заработок единовременно за период с 1 ноября 2005 года по 1 марта 2006 года в сумме 10997 рублей 52 копейки, а также ежемесячно, начиная с 1 марта 2006 года по 1 ноября 2007 года, в сумме 2749 рублей 38 копеек, исходя из размера среднего заработка, ранее установленного в сумме 4582 рубля 30 копеек.

Заключением судебно-медицинской экспертизы от 23 ноября 2011 года, проведенной ГКУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы ЯНАО» по настоящему делу, З. установлена стойкая утрата общей трудоспособности в размере 45% за период с 2007 года по 29 сентября 2010 года, процент утраты профессиональной трудоспособности экспертным учреждением не устанавливался в связи с признанием решением Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2011 года недействующим п.6 Правил установления степени утраты профессиональной нетрудоспособности.

Рассматривая требования истицы об индексации утраченного заработка, суд принял во внимание уровень инфляции за период с февраля 2006 года (момента вынесения решения суда о взыскании утраченного заработка) до июля 2008 года (начала периода, с которого взыскивается единовременная выплата), установив размер утраченного заработка на июль 2008 года в сумме 5434 рубля 33 копейки. Судом при расчете принята за основу заработная плата, установленная истице на февраль 2000 года в сумме 3818 рублей 58 копеек.

С выводами суда относительно индексации заработной платы с февраля 2006 года судебная коллегия не согласилась, поскольку они сделаны без учета требований закона, регулирующего возникшие отношения.

В соответствии со статьей 318 ГК РФ, действовавшей в редакции с января 1995 года по 29 ноября 2002 года, сумма, выплачиваемая по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина: в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, по договору пожизненного содержания и в других случаях – с увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда пропорционально увеличивается.

Согласно статье 3 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" от 19 июня 2000года N82-ФЗ (в редакции Федерального закона от 29 апреля 2002года N42-ФЗ) минимальный размер оплаты труда, установленный статьей1 настоящего Федерального закона, применяется исключительно для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности.

Часть 2 статьи5 данного Закона предписывает, что исчисление платежей по гражданско-правовым обязательствам, установленных в зависимости от минимального размера оплаты труда, производится с 1 июля 2000года по 31 декабря 2000года исходя из базовой суммы, равной 83 руб. 49 коп., с 1 января 2001года исходя из базовой суммы, равной 100 рублям.

Из изложенного следует, что при индексации сумм, выплачиваемых в счет возмещения вреда, причиненному лицу не в связи с трудовыми отношениями, до 1 декабря 2002года применяются базовые суммы минимального размера оплаты труда, установленные в оспариваемый период времени.

Решениями Новоуренгойского городского суда от 22 декабря 2004 года и от 20 февраля 2006 года заработная плата истицы, установленная на февраль 2000 года в сумме 3818 рублей 58 копеек, была проиндексирована по состоянию на январь 2001 года на коэффициент роста МРОТ равного 1, 2 (100:83,49), что согласуется с положениями указанных норм и установлена в сумме 4582 рубля 30 копеек.

В последующем базовая сумма МРОТ не менялась.

Согласно статье 1091 Гражданского кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 26 ноября 2002года N152-ФЗ) суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, при повышении стоимости жизни подлежат индексации в установленном законом порядке (статья318).

На основании статьи318 Гражданского кодекса РФ сумма, выплачиваемая по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина: в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, по договору пожизненного содержания и в других случаях - индексируется с учетом уровня инфляции в порядке и случаях, которые предусмотрены законом.

Таким образом, с 1 декабря 2002года, то есть с момента введения в действие новой редакции статьи318 Гражданского кодекса РФ указанные платежи индексируются с учетом уровня инфляции.

Как разъяснено в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 26 января 2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» при разрешении споров о размере возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни судам следует иметь в виду, что согласно требованиям статьи 1091 ГК РФ суммы возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, подлежат индексации с учетом уровня инфляции (статья 318 ГК РФ), установленного в федеральном законе о федеральном бюджете Российской Федерации на соответствующий год.

В соответствии с Федеральными законами от 30 декабря 2001 года №194-ФЗ, от 24 декабря 2002 года №176-ФЗ, от 23 декабря 2003 года №186-ФЗ, от 23 декабря 2004 года №173-ФЗ, от 26 декабря 2005 года №189-ФЗ, от 19 декабря 2006 года №238-ФЗ, от 24 июля 2007 года №198-ФЗ, от 24 ноября 2008 года №204-ФЗ, от 2 декабря 2009 года №308-ФЗ, уровень инфляции на 2002 год установлен в размере 12%, на 2003 год – 10-12%, на 2004 год – 10%, на 2005 год – 10 -11 %, на 2006 год – 9%, на 2007 год – 6,5 - 8%, на 2008 год – 10,5%, на 2009 год – 13%, на 2010 год – 8%.

За те годы, в которых уровень инфляции указан в значениях «от» и «до», судебная коллегия приняла средний показатель уровня инфляции.

Таким образом, с учетом применения индексов инфляции, утраченный истицей заработок составит в 2002 году – 5132 рубля 18 копеек (4582 рубля 30 копеек х 12%), в 2003 году – 5696 рублей 72 копейки (5132 рубля 18 копеек х 11%), в 2004 году – 6266 рублей 39 копеек (5696 рублей 72 копейки х 10%), в 2005 году – 6924 рубля 36 копеек (6266 рублей 39 копеек х 10,5%), в 2006 году – 7547 рублей 55 копеек (6924 рубля 36 копеек х 9%), в 2007 году – 8094 рубля 75 копеек (7547 рублей 55 копеек х 7,25%), в 2008 году – 8944 рубля 70 копеек (8094 рубля 75 копеек х 10,5%), в 2009 году – 10107 рублей 51 копейка (8944 рубля 70 копеек х 13%), в 2010 году – 10916 рублей 11 копеек (10107 рублей 51 копейка х 8%).

С учетом процента утраты общей трудоспособности, установленной истице в размере 45%, которую просил принять за основу её представитель, утраченный заработок истицы за период с 1 июля по 31 декабрь 2008 года составит 24150 рублей 69 копеек (8944 рубля 70 копеек х 45% х 6 месяцев), за период с 1 января по 31 декабря 2009 года – 54580 рублей 55 копеек (10107 рублей 51 копейка х 45% х 12 месяцев), за период с 1 января по 30 сентября 2010 года – 44210 рублей 25 копеек (10916 рублей 11 копеек х 45%, х 9 месяцев), а всего за период с 1 июля 2008 года по 30 сентября 2010 года утраченный заработок истицы с учетом индексации составит 122941 рубль 49 копеек.

В соответствии со статьей 1091 ГК РФ в редакции, действующей с 1 декабря 2011 года, суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, подлежат изменению пропорционально росту установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту жительства потерпевшего, а при отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины данные суммы должны быть не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации.

Поскольку статья 1091 ГК РФ, предусматривающая индексацию утраченного заработка в зависимости от роста величины прожиточного минимума, вступила в законную силу с 1 декабря 2011 года, то она не может быть применена к спорным отношениям по индексации заработной платы по состоянию до октября 2010 года. В этой связи доводы, изложенные истицей в апелляционной жалобе, судебной коллегией отклонены.

Подлежит отклонению и довод истицы об установлении утраченного заработка ежемесячно, начиная с 29 сентября 2010 года, поскольку сведения о проценте утраты общей или профессиональной трудоспособности после 29 сентября 2010 года ею не представлены, не заявлялось и ходатайство о назначении соответствующей экспертизы, в то время как в соответствии со статьей 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

В соответствии с п.28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 26 января 2010 года определение степени утраты профессиональной трудоспособности производится учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы (постановлениеПравительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 г. N805 "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы"), а степени утраты общей трудоспособности - судебно-медицинской экспертизой в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения (статья52Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 22 июля 1993 г. N5487-1).

Соответственно, истица не лишена возможности обращения в учреждение медико-социальной экспертизы с заявлением об установлении степени утраты профессиональной трудоспособности и последующего обращения в суд с иском о взыскании утраченного заработка с октября 2010 года, а в случае отказа учреждения медико-социальной экспертизы в установлении степени утраты трудоспособности – заявить ходатайство в рамках гражданского дела о назначении такой экспертизы.

Судебной коллегией решение суда изменено, с Т. в пользу З. взыскана единовременно сумма утраченного заработка за период с июля 2008 года по сентябрь 2010 года в сумме 122941 рубль 49 копеек. В доход местного бюджета г.Новый Уренгой с Т. взыскана государственная пошлина в сумме 3658 рублей 83 копейки. В остальной части решение суда оставлено без изменения. Апелл. дело №33-579/2012

 

 

Земельный кодекс РФ не содержит запрета на передачу в аренду гражданам свободных земельных участков на полосах отвода железных дорог в пределах земель железнодорожного транспорта, оговаривая возможность заключения таких договоров аренды с использованием земельных участков в определенных целях и с соблюдением требований безопасности движения, установленных федеральными законами.



ОАО «Российские железные дороги» обратилось с иском к Т. об освобождении и возврате истцу земельного участка, расположенного на станции Пурпе Пуровского района ЯНАО и являющегося частью земельного участка, имеющего кадастровый номер.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что действие договора субаренды, заключенного между сторонами 1 августа 2008 года прекратилось с 28 ноября 2010 года, поскольку истец уведомлением от 27 августа 2010 года предупредил ответчика о расторжении договора субаренды. В силу ст. 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Поскольку ответчик не освободил земельный участок, суд удовлетворил заявленный иск.

Между тем, законным и обоснованным данное решение считать нельзя, поскольку выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, а к спорным правоотношениям не применены нормы материального закона, подлежащего применению, не установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Так, из материалов дела следовало, что земельный участок с кадастровым номером, расположенный в Пуровском районе из категории земель промышленности, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, иного назначения, на основании договора аренды от 3 августа 2006 года, был передан ТУФА по управлению федеральным имуществом по ЯНАО истцу - ОАО «РЖД» сроком на 49 лет, с 1 января 2006 года по 31 декабря 2054 года. В силу подпункта 4.3.3. арендатор имеет право сдавать земельный участок (его часть) в субаренду.

Договор субаренды части земельного участка размером 36 кв.м., расположенного на станции Пурпе, заключен между сторонами 1 августа 2008 года сроком до 25 июля 2009 года для размещения гаража некапитальной конструкции.

Вместе с тем, как было установлено в судебном заседании суда апелляционной инстанции, к моменту заключения указанного договора субаренды на предоставляемом земельном участке уже размещался гараж, являющийся частью гаражного массива из 8 гаражей в капитальном исполнении, пользователем одного из которых до настоящего времени является ответчик.

В соответствии с п. 2 ст. 615 ГК РФ договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора аренды; к договорам субаренды применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.

В силу ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. При прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором (статья 622 Гражданского кодекса РФ).

Согласно п. 2 ст. 90 ЗК РФ свободные земельные участки на полосах отвода железных дорог в пределах земель железнодорожного транспорта могут передаваться в аренду гражданам для иных целей при условии соблюдения требований безопасности движения, установленных федеральными законами.

Из приведенной нормы следует, что Земельный кодекс РФ не содержит запрета на передачу в аренду гражданам свободных земельных участков на полосах отвода железных дорог в пределах земель железнодорожного транспорта, оговаривая возможность заключения таких договоров аренды использованием земельных участков в определенных целях и с соблюдением требований безопасности движения, установленных федеральными законами.

Отсутствует указанный запрет и в иных федеральных законах.

Так, Федеральный законот 10 января 2003 года № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» закрепляет лишь, что земли железнодорожного транспорта (в том числе земельные участки, расположенные на полосах отвода железных дорог) должны использоваться в соответствии с земельным, градостроительным, экологическим, санитарным, противопожарным и иным законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 9).

Федеральный законот 27 февраля 2003 года № 29-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта» также не содержит запрета на заключение договора аренды земельного участка, находящегося на полосе отвода железной дороги, с собственником расположенного на этом участке здания, строения, сооружения.

Исходя из пункта 4 постановления Правительства РФ от 29 апреля 2006 года № 264 «О порядке пользования земельными участками, являющимися федеральной собственностью и предоставленными открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» (как в редакции, действующей на момент заключения договора субаренды, так и в последующей редакции), арендатор обязан передавать часть арендованного земельного участка в субаренду собственникам расположенных на этом участке зданий, строений, сооружений по их заявлению на срок, указанный в заявлении, но не более чем на срок действия договора аренды земельного участка, и за плату.

Указанная обязанность возложена на истца и условиями договора аренды № 47 от 3 августа 2006 года (подпункт 4.4.10 договора аренды).

В силу пункта 1.3 распоряжения ОАО «РЖД» от 14 апреля 2005 года № 506р «Об утверждении Порядка организации работы по передаче в субаренду земельных участков (частей земельных участков), находящихся у ОАО «РЖД» на праве аренды» под застроенными земельными участками (частями земельных участков) для целей настоящего Порядка понимаются земельные участки (части земельных участков), занятые зданиями, строениями, сооружениями. Из пункта 1.6 указанного Порядка следует, что передача в субаренду земельных участков (частей земельных участков) не допускается, в случае если эта передача не соответствует: а) законодательствуРоссийской Федерации, нормативным документам ОАО «РЖД»; б) производственным, экономическим и иным интересам ОАО «РЖД», его инвестиционным планам; в) требованиям безопасности железнодорожных перевозок либо иных видов деятельности ОАО «РЖД»; г) условиям договора аренды земельного участка (части земельного участка).

Исходя из пункта 2.1. этого же Порядка, земельные участки (части земельных участков) могут передаваться ОАО «РЖД» в субаренду гражданам и юридическим лицам для целей, связанных и не связанных со строительством зданий, строений, сооружений.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что имеются обязательственные правоотношения между сторонами, вытекающие из прекращения договора субаренды и отсутствия у ответчика документов, подтверждающих пользование земельным участком на ином законном основании, а также из неопровержения ответчиком доводов истца о создании угрозы безопасности железнодорожного транспорта.

Между тем, судебная коллегия нашла приведенные выводы суда первой инстанции не соответствующим обстоятельствам дела и положениям законодательства, регулирующего возникшие правоотношения.

Заключая договор субаренды земельного участка в 2008 году, суд первой инстанции не учел, что на данном земельном участке уже был расположен гараж ответчика, который как видно из представленного самим же истцом плана, расположен в комплексе с другими смежными помещениями, составляющими, по сути, единое строение из восьми помещений, перемещение которых без несоразмерного ущерба назначению гаража невозможно.

Доказательств того, что гараж ответчика является некапитальной конструкцией и имеется возможность его демонтажа, с учетом единства стен и перекрытий с другими помещениями (строениями) принадлежащими другим владельцам, материалы дела не содержат.

При этом, возлагая обязанность по освобождению земельного участка, суд первой инстанции не учел, что данным демонтажем будут нарушены права и законные интересы смежных владельцев строений имеющих общие конструктивные элементы (стены, перекрытия) с гаражом ответчика, которые к участию в деле не привлекались.

Кроме того, истец, заключая договор субаренды под размещение гаража в 2008 году, каких-либо возражений относительно статуса ответчика как собственника гаража не имел, и, действуя в рамках обязанности по договору аренды, передал часть арендованного земельного участка в субаренду ответчику как собственнику расположенного на этом участке строения. Что, с учетом самого факта заключения договора субаренды, достаточно для длительного пользования земельным участком по не оспоренному договору, до получения ответчиком уведомления от 27 августа 2010 года, свидетельствует о признании истцом факта соблюдения требований безопасности движения при размещении гаража. Как видно из материалов дела и следует из пояснения сторон иные строения, которые бы нарушали требования дорожного движения, и безопасность на железнодорожном транспорте на спорном земельном участке ответчиком не возводились, реконструкция имеющегося гаража не проводилась ни в период действия договора субаренды, ни после получения уведомления об отказе от договора.

Самовольной постройкой данный гараж не признавался, и требований, основанных на статье 222 Гражданского кодекса РФ, истец не заявлял.

Таким образом, удовлетворяя иск в том виде, в котором он сформулирован истцом, суд первой инстанции, не учел, что истец, передал земельный участок под уже существующий гараж и при прекращении договора субаренды ответчик обязан вернуть истцу земельный участок в том же состоянии, при этом вывод суда со ссылкой на условия договора субаренды об освобождении при передаче от возведенных строений (подпункт 5.4.14), противоречит сложившимся правоотношениям и договору субаренды, поскольку исходя из условий договора субаренды, ответчик обязан освободить земельный участок не от существующего до заключения договора гаража, а от возведенных ответчиком строений в период действия договора субаренды (подпункты 5.4.4., 5.4.14).

Из представленного истцом акта осмотра следует, что в ходе проверки земельного участка не выявлено возведенных с нарушением условий договора субаренды строений или сооружений, констатирован лишь факт использования ответчиком земельного участка.

Утверждение истца и указание суда первой инстанции, что гараж ответчика может угрожать безопасности движения железнодорожного транспорта, не основан на материалах дела и требованиях подпункта «а» пункта 4 постановления Правительства РФ от 12 октября 2006 года № 611 «О порядке установления и использования полос отвода и охранных зон железных дорог», поскольку из материалов дела не следовало, что размещение строения ответчика ухудшает видимость железнодорожного пути и создает угрозу безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта.

При вынесении решения суд первой инстанции не принял во внимание указанные обстоятельства и не применил приведенные положения законодательства.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила и приняла новое решение об отказе в иске.Апелл.дело № 33-487/2012

 

Трудовые споры, в том числе неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора рассматриваются комиссиями по трудовым спорам или судами.

ООО «Муравленковская транспортная компания» обратилась с заявлением о признании недействительными результатов проверки, отмене акта проверки и предписания государственного инспектора труда.

Решением суда заявленные требования удовлетворены частично.

Судебная коллегия решение суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований отменила по следующим основаниям.

Судом установлено, что в июне 2011 года государственным инспектором труда была проведена проверка ООО «МТК» на предмет соблюдения работодателем требований трудового законодательства. По результатам проверки 28 июня 2011г. составлен акт проверки №7-501-11-ОБ/20/2, которым по ряду работников выявлено нарушение работодателем ст. 152 ТК РФ в части оплаты сверхурочной работы за 2009год.

На основании акта проверки 28 июня 2011 года государственный инспектор труда выдал ООО «МТК» предписание № 7-501-11-ОБ/20/3 в котором, в срок до 15.08.2011г. указано на обязанность работодателя произвести оплату сверхурочной работы за 2009 год ряду работников.

Как следовало из выписок из приказов об увольнении работников ООО «МТК»: Б. уволен 30.11.2009года; П.В. уволен 30.11.2009г.; Р. уволен 30.11.2009г.; И. уволен 30.11.2009г.; В. уволен 14.12.2009г.; П.Н. уволен 20.01.2010г.

Таким образом, все указанные работники, которые определены в акте и предписании государственного инспектора труда прекратили трудовые отношения с ООО «МТК» задолго до проведения проверки в июне 2011 года.

Согласно ст. 381 ТК РФ индивидуальный трудовой спор - неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в органпо рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Из ст. 382 ТК РФ следует, что индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами.

Основные права государственных инспекторов труда изложены в ст. 357 ТК РФ.

Так, в силу приведенной нормы государственные инспекторы труда при осуществлении государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников, привлечении виновных в указанных нарушениях к дисциплинарной ответственности или об отстранении их от должности в установленном порядке.

По смыслу вышеуказанной нормы при проведении проверок государственный инспектор труда выдает обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства. Трудовые споры, в том числе неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда) рассматриваются в рамках статей 381 - 397 ТК РФ комиссиями по трудовым спорам или судами. По этой причине, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, государственная инспекция труда выявляет правонарушения, а не решает правовые споры, так как не может подменять собой судебные органы.

Ряд граждан указанных в акте и предписании обращались в суд за разрешением индивидуального трудового спора в части оплаты сверхурочных работ, однако им вступившим в законную силу решением Муравленковского городского суда от 08 июня 2010года было отказано в удовлетворении иска.

Данное обстоятельство учитывалось судом первой инстанции при разрешении настоящего дела в части удовлетворения заявления в отношении граждан указанных в решении суда и признании предписания в этой части незаконным.

Суждения суда первой инстанции, в части отказа в удовлетворении заявления о праве государственного инспектора труда выносить предписание, поскольку в отношении Р., В., П.В., Б., И. индивидуальный трудовой спор не разрешался, противоречат упомянутым нормам закона, поскольку имеет место индивидуальный трудовой спор по вопросу применения трудового законодательства в части заработной платы (оплаты сверхурочных работ), который подлежит рассмотрению в суде, а не путем выдачи работодателю предписания в отношении уже уволенных работников.

Обжалуемое предписание содержит обязательные для исполнения работодателем требования по начислению и оплаты работы бывших работников за сверхурочное время за период 2009года. Статьями 386 и 392 ТК РФ установлен трёхмесячный срок для обращения работника за защитой своих трудовых прав, и этот срок может быть восстановлен только органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор (комиссией по трудовым спорам или судом). То есть, предписание выдано с существенным, около двух лет, пропуском срока на обращение за защитой своего права, что явилось основанием для отказа в удовлетворении требований ряда работников и в судебном порядке.

В указанных обстоятельствах обжалуемым предписанием государственного инспектора труда обязанности на заявителя возложены незаконно, заявление является обоснованным и подлежит удовлетворению.

При этом заявленные требования о признании недействительным акта проверки лишены правовых оснований, поскольку данный акт носит информационный характер, каких-либо обязанностей на заявителя не возлагает и нормами ст. 357 ТК РФ предусмотрело обжалование не самого акта, а предписания государственного инспектора по труду.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила в части отказа в удовлетворении заявления и приняла в этой части новое решение об удовлетворении заявления о признании незаконным предписания государственной инспекции труда. Апелл. дело № 33-529/2012

 

Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Б.Н. обратилась в суд с иском к Б.Ю. о разделе совместно нажитого имущества и встречным иском Б.Ю. о разделе общего долга супругов.

Решением суда первой инстанции произведен раздел общего имущества супругов: в собственность Б.Ю. передана ½ доли в праве собственности на квартиру и автомобиль, в собственность Б.Н. передана ½ доли в праве собственности на квартиру. С Б.Ю. в пользу Б.Н. взыскана денежная компенсация в сумме 372 980 рублей 60 копеек и судебные расходы в сумме 6 804 рубля 11 копеек.

Судебная коллегия вышеуказанное решение суда в части требований встречного иска о разделе совместного долга супругов Б. перед ОАО «Сбербанк России» отменила по следующим основаниям.

Судом установлено, что в период брака за счет заемных средств ОАО «Сбербанк России» сторонами была приобретена квартира, а также автомобиль.

Требования первоначального иска были обоснованно удовлетворены судом первой инстанции. При этом судебная коллегия указала, что объектом залога является жилое помещение в целом, а не его доли, поэтому определение долей в праве собственности на квартиру не влечет недействительность кредитного договора, заключенного между Б.Ю. и ОАО «Сбербанк России». Раздел общего имущества супругов не является сделкой по отчуждению данного имущества, так как в результате такого раздела лишь определяются доли в имуществе, на которое в силу закона распространяется режим общей совместной собственности.

Таким образом, залог имущества не препятствует супругам произвести раздел имущества и не влечет недействительность кредитного договора или договора залога, заключенного ранее в отношении данного имущества.

Между тем, судом первой инстанции требования встречного иска о разделе совместного долга, заявленные как в отношении сумм уплаченных Б.Ю., так и подлежащих уплате на будущий период при рассмотрении дела не разрешены.

В соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Долг по кредитному договору, заключенному между ОАО «Сбербанк России» и Б.Ю., является совместным долгом супругов, поскольку денежные средства были получены в кредит в период брака на приобретение совместного имущества – квартиры. Остаток основного долга на 12.10.2011 составил 2837451,78 руб.

Заявляя требования о разделе совместного долга посредством заключения с банком самостоятельных кредитных договоров, истец по встречному иску или его уполномоченный представитель от требований в указанной части не отказывались, производство по делу в связи с отказом от требований иска в части не прекращалось, указанные требования не выделялись в отдельное производство. Таким образом, суд был обязан постановить решение суда в данной части требований встречного иска с учетом их последующих уточнений.

Принимая во внимание, что доли каждого из супругов в общем имуществе признаны равными, сумму основного долга следовало поделить между ними в равных долях по 1418725, 89 руб. каждому. Поскольку помимо основного долга по кредитному договору подлежали уплате и проценты на сумму долга в размере 12,5 % годовых, то их денежный эквивалент также подлежал разделу.

Однако размер процентов по кредиту может быть изменен банком; они начисляются на остаток основного долга, и их денежный эквивалент по состоянию на дату рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, возможно определить лишь на дату окончания срока действия кредитного договора, т.е. 18.03.2033, в соответствии с примерным графиком платежей. Кроме того, условия договора позволяют досрочное погашение долга, а выплата причитающейся доли основного долга Б.Н. может не совпасть с периодичностью погашения кредита Б.Ю.

В этой связи единовременное взыскание с Б.Н. в пользу Б.Ю. процентов по кредиту по состоянию на 18.03.2033 в сумме 1368500 руб. (как указано во встречном исковом заявлении) невозможно.

Таким образом, с Б.Н. в пользу Б.Ю. подлежат взысканию проценты по кредиту на приходящуюся на ее долю сумму основного долга в размере, определенном кредитным договором на соответствующий период, что на дату вынесения решения составляло 12,5 % годовых.

Принимая во внимание, что с Б.Н. в пользу Б.Ю. судом первой инстанции взыскана денежная компенсация в сумме 372980,60 руб., указанная сумма подлежала зачету в сумму долга, подлежащую взысканию с Б.Н.

Судебная коллегия решение суда в части требований встречного иска о разделе совместного долга супругов отменила и постановила в данной части новое решение, разделив совместный долг супругов перед ОАО «Сбербанк России» в сумме 2837452 руб. и проценты по кредиту, которые на дату вынесения решения составили 2737000 руб., определив их доли равными. С Б.Н. пользу Б.Ю. постановлено взыскать 1045745,24 руб., а также проценты по кредиту на приходящуюся на долю Б.Н. сумму основного долга в размере, определенном кредитным договором на соответствующий период, что на дату вынесения решения составляли 12,5 % годовых. В остальной части решение суда оставлено без изменения. Апел. дело № 33-443

 

Поскольку в результате незаконной охоты действиями ответчиков причинен вред охотничьим ресурсам, возмещение которого предусмотрено нормами федеральных законов, то положения о неосновательном обогащении в указанном случае неприменимы.

Прокурор района обратился в интересах России с иском к Н., П. о возмещении экологического и материального ущерба, причиненного уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, взыскании сбора, неосновательного обогащения, государственной пошлины.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия решение суда отменила в части.

Вина ответчиков в причинении вреда установлена вступившим в законную силу приговором Приуральского районного суда от 13.07.2011, которым последние были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК РФ, имеющим в соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, преюдициальное значение в части установления их вины.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ и ст. 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды» вред причиненный нарушением экологического законодательства подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме. Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера ущерба, а при их отсутствии – по фактическим затратам на восстановление нарушенного состояния окружающей природной среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Аналогичные нормы содержатся в ст. 58 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» и в ст. 56 Федерального закона «О животном мире».

Расчёт взысканного судом ущерба, причиненного в результате незаконной добычи (охоты) в период с 27.11.2010 по 04.12.2010 ответчиками 5 особей лося произведён в соответствии с Методикой оценки вреда и исчисления размера ущерба от уничтожения объектов животного мира и нарушения их среды обитания, утвержденного Госкомэкологией РФ от 28.04.2000, исходя из прямого подсчета убытка (числа истребленных объектов животного мира) и потерь их годовой продуктивности с применением такс, утвержденных приказом Минсельхозпрода РФ от 25.05.1999 года № 399 (действующих на момент возникновения спорных правоотношений), что согласуется с требованиями вышеуказанных законов.

Вместе с тем, судом первой инстанции необоснованно в качестве ущерба причиненного охотничьим ресурсам незаконной охотой взыскан сбор за пользование указанными объектами в сумме 7500 рублей, сумма неуплаченной государственной пошлины за предоставление разрешения на добычу объектов животного мира – 2000 рублей, а также неосновательное обогащение в размере 85180 рублей 20 копеек.

В соответствии со ст. 8 НК РФ под сбором понимается обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в отношении плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий).

Исходя из положений закона, целью уплаты сбора является компенсация дополнительных издержек государства на оказание плательщику индивидуально-конкретных услуг публично-правового характера.

Как следовало из материалов дела, в отношении ответчиков юридически значимые действия по выдаче разрешения на добычу объектов животного мира не осуществлялись.

Кроме того, нормами Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты», Федерального закона «О животном мире», регулирующими порядок исчисления причиненного вреда охотничьим ресурсам, таксами и методиками исчисления ущерба не предусматривается включение в размер ущерба названных сборов.

Ссылка на то, что взысканные судом первой инстанции сборы, являются недополученными доходами государства, поскольку незаконная добыча ответчиками пяти особей лося, повлекла уменьшение количества выдаваемых разрешений на охоту и соответственно уменьшение взимаемых государством сборов, не нашла своего подтверждения.

В соответствии со ст. 1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении применяются к требованиям о возмещении вреда в том случае, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.

Из толкования ст. 1064 ГК РФ следует, что лицо, виновно совершившее какие-либо действия, результатом которых, явилось его неосновательное обогащение за счет потерпевшего, является причинителем вреда.

Поскольку в результате незаконной охоты действиями ответчиков причинен вред охотничьим ресурсам, возмещение которого предусмотрено нормами Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты», Федерального закона «О животном мире», то положения о неосновательном обогащении в указанном случае неприменимы.

Таким образом, суд первой инстанции должен был взыскать с ответчиков ущерб без учёта вышеуказанный сборов в размере 127000 рублей и отказать во взыскании неосновательного обогащения.

В указанных обстоятельствах судебная коллегия решение суда отменила в части с вынесением нового решения, которым с Н. и П. солидарно взыскано в пользу России в возмещение ущерба 127000 рублей, в местный бюджет взыскана госпошлина по 1870 рублей с каждого. В остальной части иска отказано. Апел. дело 33-557

 

В случае перевода работника в связи с передислокацией филиала в другую местность, на работодателя не возлагается обязанность предлагать работнику другую работу в данной местности.

Апелляционным определением от 22.03.2012 отменено решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 13.01.2012 по иску А. к ООО «АСГ партнер» о восстановлении на работе в филиале Общества в г. Новый Уренгой в должности начальника отдела труда и заработной платы, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда и взыскании удержанной из заработной платы за неотработанные дни отпуска.

Решением суда первой инстанции А. восстановлена на работе в должности начальника отдела филиала ООО «АСГ партнер» в г.Новый Уренгой с 01.11.2011. С ООО «АСГ партнер» в пользу А. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула с 01.11.2011 по 13.01.2012 в размере 157044 руля 69 копеек, денежная компенсация морального вреда в сумме 8000 рублей, а всего 165044 рубля 69 копеек.

Судебная коллегия решение суда отменила.

Судом установлено, что А. с 01.02.2010 состояла в трудовых отношениях с ООО «АСГ партнер» в должности начальника отдела труда и заработной паты, осуществляла трудовую функцию в филиале Общества, расположенном в г. Новый Уренгой.

В связи с передислокацией филиала из г. Новый Уренгой в Можгинский район Удмуртской Республики истице 31.08.2011 вручено уведомление об изменении условий трудового договора в части расположения места работы и в части выплат районного коэффициента и надбавки за работу в районах Крайнего Севера, предложена работа в новых условиях без изменения трудовой функции в Можгинском районе Удмуртской Республики на период строительства «Карашурского ПХГ» Удмуртского резервирующего комплекса в качестве начальника отдела с указанием об отсутствии другой работы в г. Новый Уренгой, которая могла бы быть предложена. От указанного предложения истица отказалась.

На основании приказа №266/к от 29.10.2011 трудовой договор с истицей расторгнут по п.7 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Удовлетворяя иск и восстанавливая истицу на прежней работе, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств, что изменение условий трудового договора не ухудшило положение истицы, на момент увольнения филиал продолжал свою деятельность в г. Новый Уренгой, истице не была предложена другая работа, процедура увольнения была нарушена.

Вместе с тем, решение суда не содержит выводов о том, в чем заключалось нарушение порядка увольнения истицы и какие нормы трудового законодательства работодателем не были соблюдены при увольнении истицы.

Из материалов дела следовало, что в связи с окончанием работ на объекте «Газопровод сырьевого газа» Новоуренгойского газохимического комплекса и отсутствием новых объемов работ по месту нахождения филиала в городе Новый Уренгой, а также в целях обеспечения работников работой и заработной платой, 22.08.2011 издан приказ, которым директору филиала в г. Новый Уренгой предписывалось провести мероприятия по передислокации филиала из города Новый Уренгой в Можгинский район Удмуртской Республики, а также по внесению изменений в условия труда работников филиала, ознакомить работников филиала с предстоящими организационными изменениями, уведомив об изменении организационных условий их труда, заключить с работниками филиала дополнительные соглашения об изменении условий трудовых договоров в части расположения места работы и в части выплат районного коэффициента и надбавки за работу в районах Крайнего Севера без изменения трудовой функции.

23.11.2011 внесены изменения в Устав ООО «АСГ партнер» в части изменения месторасположения филиала, которые зарегистрированы МИФНС.

Из указанных обстоятельств следует, что фактически имел мест перевод филиала, расположенного в городе Новый Уренгой, в другую местность - в Можгинский район Удмуртской Республики, в связи с чем работникам направлены уведомления о переводе в другую местность с сохранением прежней трудовой функции.

Статья 72-1 Трудового кодекса РФ предусматривает, что перевод на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем является основанием для прекращения трудового договора по п.9 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ.

Поскольку материалами дела подтверждается факт передислокации филиала из города Новый Уренгой в другую местность, истица была в письменной форме уведомлена об изменении условий труда в части расположения места работы, отказалась от перевода в другую местность, то она подлежала увольнению по п.9 ч.1 ст. 77 ТК РФ.

Как разъяснено в п.61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 года №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основание для расторжения трудового договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и (или) причины увольнения, суд в силу части пятой статьи 394Кодекса обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Кодексаили иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи Кодекса или иного федерального закона, исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

В связи с тем, что ответчик неправильно указал формулировку основания увольнения истицы по п.7 ч.1 ст.77 ТК РФ, тогда как фактически им была соблюдена процедура увольнения истицы по п.9 ч.1 ст. 77 ТК РФ, в том числе выплачено выходное пособие в размере двухнедельного среднего заработка, то формулировка причины увольнения подлежит изменению.

Изложенные в иске обстоятельства, свидетельствующие, по мнению А., о нарушении порядка её увольнения, не могут быть признаны состоятельными. Так, для случаев перевода работника в связи с передислокацией филиала в другую местность, на работодателя не возлагается обязанность предлагать работнику другую работу в данной местности. Более того, в связи с переводом филиала в другую местность, вакансии в городе Новый Уренгой отсутствовали.

Не имелось оснований для увольнения истицы по сокращению численности или штата, поскольку такие мероприятии работодателем не проводились. Перемещение филиала в другую местность подтверждается как уставными документами ответчика, так и фактическими действиями, направленными на перевод работников в другую местность.

Учитывая изложенное, судебная коллегия решение суда отменила и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении иска с изменением формулировки увольнения истицы (на увольнение в связи с отказом работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем по п.9 ч.1 ст.77 ТК РФ). Апел. дело №33-550

 

Обстоятельством, имеющим значение для дела, при разрешении спора о выселении из жилого помещения является установление судом фактического проживания ответчика в данном жилом помещении.

Апелляционным определением от 22.03.2012 отменено в части заочное решение Салехардского городского суда от 03.02.2012 по иску администрации г. Салехард к Ф.Г., Ф.Н. о выселении их и их несовершеннолетних детей без предоставления другого жилого помещения.

Решением суда первой инстанции исковое заявление удовлетворено.

Судебная коллегия заочное решение суда отменила в части.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать своё имущество из чужого незаконного владения.

Разрешая спор, суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Так, удовлетворяя требование о выселении Ф.Г. из квартиры № в доме № по ул.Королёва в г. Салехарде, суд первой инстанции не установил фактическое проживание данного ответчика в указанной квартире.

Доказательством проживания ответчиков в названной квартире явился акт обследования жилого помещения от 19.12.2011, составленный представителями ООО Управляющая организация «Аккорд» согласно которому в спорном жилом помещении проживает Ф.Н. и её несовершеннолетние дети. Ф.Г., как проживающая в данном жилом помещении в акте не указана.

Иных доказательств проживания Ф.Г. в спорной квартире в материалах дела не имелось.

Напротив, ответчиком Ф.Г. в суд апелляционной инстанции представлены доказательства её проживания в ином жилом помещении, расположенном по адресу: город Салехард, улица Б. Кнунянца, дом №, квартира №.

В указанных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для удовлетворения иска в части выселения Ф.Г. и взыскания с неё государственной пошлины, в связи с этим, заочное решение суда отменено в части, с вынесением в указанной части нового решения. Апел. дело 33-619

 

При определении начальной продажной цены заложенного движимого имущества в судебном порядке указанная цена определяется решением суда на основании соглашения между залогодателем и залогодержателем, достигнутого в ходе рассмотрения дела в суде, а в случае спора самим судом.

Апелляционным определением от 29.03.2012 отменено в части решение суда первой инстанции от 14.12.2012 по иску Банка к Х. о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество в виде автомобиля, приобретенного ответчиком, установив начальную продажную цену в размере 150000 рублей.

Решением суда исковые требования Банка удовлетворены частично, постановлено расторгнуть кредитный договор, заключенный между Банком и Х. В пользу Банка с Х. взыскана задолженность по кредитному договору, судебные расходы на уплату госпошлины. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Судебная коллегия решение суда отменила в части.

Судом установлено, что 07.08.2006 между Банком и Х. был заключен кредитный договор, по которому Банк предоставил Х. в кредит денежные средства в сумме 807100 рублей для оплаты приобретаемого транспортного средства. По условиям договора ответчик обязался вернуть сумму кредита в срок до 08.08.2011 и уплатить проценты в размере 15% годовых. Обязательства по договору ответчиком исполнялись ненадлежащим образом, в результате чего образовалась задолженность в размере 728729 рублей 48 копеек – основной долг и по уплате процентов - 261739 рублей 61 копейка.

При принятии решения, об отказе в удовлетворении исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество, судом было установлено, что в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору от 07.08.2006 ответчик действительно предоставил истцу в залог транспортное средство, 2006 года выпуска. Вместе с тем, сторонами при рассмотрении дела не было предоставлено доказательств, подтверждающих реальную рыночную стоимость предмета залога.

Судебная коллегия с решением суда в оспариваемой части не согласилась по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В случаях и в порядке, которые установлены законами, удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателя) может осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя.

В соответствии с п. 1 ст. 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. Если договором о залоге не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более чем три раза в течение двенадцати месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна – п. 3 ст. 348 ГК РФ.

Пунктом 4.3. Договора о залоге, заключенного 07.08.2006 между сторонами предусмотрено обращение взыскания на заложенное имущество в судебном порядке. Порядок реализации заложенного имущества определяется ст. 350 ГК РФ.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 350 ГК РФ реализация (продажа) заложенного движимого имущества, на которое в соответствии со статьей 349 настоящего Кодекса обращено взыскание, осуществляется в порядке, установленном законом о залоге, если иное не предусмотрено законом.

Требования залогодержателя (кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного имущества по решению суда - п. 1 ст. 349 ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 28.1 Закона РФ от 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге» (в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 306-ФЗ) реализация (продажа) заложенного движимого имущества, на которое обращено взыскание на основании решения суда, осуществляется путем продажи с публичных торгов, проводимых в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве.

Согласно ч. 1 ст. 78 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по исполнительному документу - судебному акту, исполнительному листу, исполнительной надписи нотариуса.

В силу ч. 10 ст. 28.1 Закона РФ «О залоге» (в ред. Федерального закона от 30.12.2008 N 306-ФЗ) начальная продажная цена заложенного движимого имущества определяется решением суда в случаях обращения взыскания на движимое имущество в судебном порядке или в соответствии с договором о залоге (соглашением об обращении взыскания на заложенное движимое имущество во внесудебном порядке) в остальных случаях.

06.12.2011 в Закон РФ «О залоге» внесены изменения, так, начальная продажная цена заложенного движимого имущества определяется решением суда в случаях обращения взыскания на движимое имущество в судебном порядке или в остальных случаях в соответствии с договором о залоге.

При определении начальной продажной цены заложенного движимого имущества в судебном порядке указанная цена определяется решением суда на основании соглашения между залогодателем и залогодержателем, достигнутого в ходе рассмотрения дела в суде, а в случае спора самим судом - ч. 11 ст. 28.2 (в ред. Федерального закона от 06.12.2011 N 405-ФЗ).

Из анализа вышеизложенного следует, что на суд возложена обязанность определить начальную продажную цену заложенного имущества при обращении на него взыскания в случае, если сторонами не было достигнуто соглашение в ходе рассмотрения дела. Судом при вынесении решения данные требования закона не были соблюдены.

Таким образом, поскольку законом и договором предусмотрено обращение взыскания на заложенное имущество, при этом факт ненадлежащего исполнения Х. условий кредитного договора установлен бесспорно, то исковые требования в части обращения взыскания на заложенное имущество, принадлежащее ответчику - транспортное средство, 2006 года выпуска, судебная коллегия нашла подлежащими удовлетворению.

Истцом в подтверждение своих доводов о стоимости транспортного средства, принадлежащего Х., представлено письмо ЗАО «Ассоциация АЛКО», согласно которому стоимость автомобиля может составлять 150000 рублей. Ответчик Х., оспаривая представленное истцом доказательство, в подтверждение своих возражений ничего не представил, ходатайств о назначении экспертизы, либо об отложении дела с целью предоставления дополнительных доказательств не заявлял.

Учитывая, что стоимость автомобиля на 2006 год составляла 897100 рублей, при этом автомобиль ответчика 2006 года выпуска в 2008 году был поврежден пожаром, сведений о его восстановлении не представлено, принимая во внимание обстоятельства по делу, судебная коллегия посчитала правильным установить начальную продажную цену заложенного имущества в размере 150 000 рублей.

При изложенных обстоятельства решение суда в обжалуемой части судебной коллегией отменено с вынесением нового решения об обращения взыскания на заложенное имущество - транспортное средство, 2006 года выпуска, и установлении его начальной продажной цены в размере 150000 рублей. Апел. дело № 33-589

 

При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств дела.

Апелляционным определением от 29.03.2012 изменено решение Надымского городского суда от 07.12.2011 по иску МУП «ПРЭП» к С.В., С.М. и Б. о взыскании задолженности по коммунальным платежам и пени.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен в части.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд правильно исходил из положений статей 153, 154 и 155 ЖК РФ, согласно которым граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Статьи 30 и 31 ЖК РФ, предусматривают, что собственник несет бремя содержания имущества. При этом дееспособные члены семьи собственника, к числу которых отнесены дети, супруг, родители собственника, несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением.

Как следовало из материалов дела, С.В. является собственником доли в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: г. Надым. В период с 19.10.1996 по 21.05.2010 в квартире был зарегистрирован С.М. – отец собственника и с 30.01.2004 по 16.05.2008 – Б. - муж С.В. Дом, в котором проживают ответчики, находится в управлении МУП «ПРЭП». В соответствии с выпиской из финансовых лицевых счетов, задолженность за период с 01.12.2007 по 16.05.2008 у Б. перед истцом составила 3542 рубля 22 копейки; с 01.12.2007 по 31.01.2011 у С.В. – 90687 рублей 71 копейка; с 01.12.2007 по 30.06.2010 у С.М. – 10956 рублей 74 копейка.

Суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчиков обязанность по оплате задолженности по коммунальным услугам, постановив решение в рамках заявленных требований.

Ответчиками, в ходе рассмотрения дела, было заявлено о пропуске истцом срока исковой давности, как об основании для отказа МУП «ПРЭП» в удовлетворении иска.

Суд, с учетом исковой давности и в порядке ст. 199 ГК РФ, снизил размер задолженности. Однако, не смотря на это, судебной коллегией был принят во внимание довод апелляционной жалобы о периоде, за который может быть взыскана задолженность, с учетом даты обращения истца в суд 10.03.2011, что явилось основанием для изменения решения суда.

В материалах дела имелись выписки из финансового лицевого счета, согласно которым задолженность ответчиков с 10.03.2008 – начала течения трехгодичного срока исковой давности, составляет у С.В. 82092 рубля 55 копеек, у С.М. 9797 рублей 07 копеек, у Б. 1222 рубля 87 копеек.

Судебная коллегия взяла за основу сведения, содержащиеся в выписках при определении размера задолженности ответчиков, поскольку порядок составления расчетов истца ответчиками не оспаривался, лишь указывалось на необходимость проведения перерасчета, кроме того, иного расчета ответчиками не представлено и изменила решение суда в части взыскания с ответчиков задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг. В остальной части решение суда оставила без изменения. Апел. дело № 33-604

 

Суд не вправе устанавливать срок административного надзора по своему усмотрению, поскольку такой срок установлен Уголовным кодексом Российской Федерации для погашения судимости.

Апелляционным определением от 26.03.2012 изменено решение Приуральского районного суда от 26.01.2012 по заявлению начальника ФКУ ИК–3 УФСИН России по ЯНАО об установлении административного надзора в отношении Т.

Решением суда установлен административный надзор сроком на 3 года за Т., осужденным по приговору Лобненского городского суда Московской области от 08.11.2007. Т. установлены следующие административные ограничения: - запретить пребывание в ночное время, в период с 23-00 часов до 06-00 часов, вне жилого помещения, являющегося местом жительства Т.; - запретить Т. посещение мест проведения массовых и культурно-массовых мероприятий; - обязать Т. являться 4 раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, для регистрации.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда по следующим основаниям.

Из представленных доказательств судом апелляционной инстанции установлено, что Т. был осужден по вступившему в законную силу приговору Лобненского городского суда Московской области от 08.11.2007, по совокупности умышленных преступлений к 4 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Приговором суда в его действиях был признан особо опасный рецидив преступлений. Из характеристики следовало, что за период отбывания наказания Т. зарекомендовал себя с отрицательной стороны. Освобождался Т. из мест лишения свободы 21.02.2012 имея непогашенные (неснятые) судимости, по указанному приговору суда, за совершение умышленного преступления небольшой тяжести и тяжкого преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 119 УК РФ (в ред. Федерального закона №26-ФЗ от 07.03.2011) и ч. 1 ст. 132 УК РФ, при особо опасном рецидиве преступлений.

Удовлетворяя заявление по делу об административном надзоре, суд первой инстанции исходил из того, что имеются законные основания для установления административного надзора и установлении нескольких административных ограничений.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 06.04.2011 N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" административный надзор устанавливается для предупреждения совершения лицами, указанными в статье 3настоящего Федерального закона, преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов.

Согласно ч. 2 ст. 3 Федерального закона в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при особо опасном рецидиве преступлений, административный надзор устанавливается независимо от наличия оснований, предусмотренных частью 3настоящей статьи.

Из п. 2 ч. 1 ст. 5 и п. 1 ч. 3 ст. 5 Федерального закона, следует, что административный надзор устанавливается в отношении: лиц, указанных в части 2 статьи 3 настоящего Федерального закона, на срок, установленный законодательством Российской Федерации для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания; срок административного надзора исчисляется в отношении: лица, указанного в части 2 статьи 3 настоящего Федерального закона, со дня постановки на учет в органе внутренних дел по избранному месту жительства или пребывания.

Из указанных норм следует, что суд не вправе в данном случае устанавливать срок административного надзора по своему усмотрению либо, исходя из доводов заявителя, такой срок установлен Уголовным кодексом Российской Федерации (УК РФ) для погашения судимости.

Как следовало из приговора суда Т. был также осужден к лишению свободы и за тяжкое преступление (ч. 1 ст. 132 УК РФ, ч. 4 ст. 15 УК РФ).

Следовательно, срок административного надзора должен быть установлен на срок для погашения судимости – по истечении шести лет после отбытия наказания (п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

Суд первой инстанции, правильно указал данные нормы в решении суда, однако неправильно истолковал закон, а именно установил срок административного надзора в 3 года, а не как императивно установлено законом - 6 лет, при этом не указал в резолютивной части решения на необходимость вычета из срока административного надзора срока истекшего после отбытия наказания, с учетом начала его исчисления со дня постановки на учет в органе внутренних дел по избранному месту жительства или пребывания. При этом не указание на такой вычет может повлечь то, что срок административного надзора может выйти за сроки погашения судимости, что недопустимо.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом первой инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения в этой части, судебная коллегия признала решение суда первой инстанции подлежащим изменению в части: установления срока административного надзора в три года.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, установлены, судебная коллегия частично изменила решение суда и приняла в указанной части новое решение об установлении административного надзора сроком на 6 лет за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания до дня постановки на учет в органе внутренних дел, с началом исчисления срока административного надзора (с учетом указанного вычета) со дня постановки на учет Т. в органе внутренних дел по избранному месту жительства или пребывания. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Апелл. дело № 33-611

 

Сама по себе деятельность муниципального органа, если она не затрагивает права и свободы конкретного лица, не может быть предметом судебного рассмотрения по заявлению этого лица.

Апелляционным определением от 01.03.2012 отменено решение Надымского городского суда от 17.02.2012 по заявлению первого секретаря Надымского городского комитета Коммунистической партии РФ П. о признании нелигитимной деятельности Избиратльной комиссии муниципального образования город Надым и отмене всех решений комиссии, принятых в период с момента её ликвидации.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано.

Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусмотрены основания и порядок оспаривания в суде действий и решений, нарушающих избирательные права граждан и избирательных объединений.

Статьёй 259 ГПК РФ также предусмотрено рассмотрение в порядке главы 26 того же кодекса только заявлений об оспаривании действий, нарушающих избирательные права.

Первый секретарь Надымского городского комитета Коммунистической партии РФ П. обратился в суд с заявлением об оспаривании статуса Избирательной комиссии по мотиву прекращения деятельности юридического лица, без указания, какие именно избирательные права его, как гражданина, либо Надымского городского комитета, как избирательного объединения, были нарушены деятельностью Избирательной комиссии в период с момента ликвидации юридического лица.

Таким образом, П. фактически в суд обжалованы действия (деятельность) муниципального органа, по основаниям, не связанным с прямым нарушением конкретных избирательных прав, такое заявление подлежит рассмотрению по правилам главы 25 ГПК РФ, по общим правилам оспаривания действий и решений государственных или муниципальных органов.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов, необходимость мотивировать обращение в суд нарушением конкретных прав и свобод содержится и в статьях 254 и 255 того же кодекса.

П. о таких нарушениях заявлено не было, обстоятельства в их подтверждение указаны не были, не указано какими именно решениями Избирательной комиссии муниципального образования город Надым были нарушены права, свободы или законные интересы лично П. или Надымского городского комитета Коммунистической партии РФ.

Сама по себе деятельность муниципального органа, если она не затрагивает права и свободы конкретного лица, не может быть предметом судебного рассмотрения по заявлению этого лица.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134, абз. 2 ст. 220 ГПК РФ при подаче заявления об оспаривании действий, не затрагивающих права, свободы и законные интересы заявителя, в принятии заявления должно быть отказано, а производство по возбуждённому гражданскому делу подлежит прекращению.

Судебная коллегия решение суда отменила, производство по делу прекратила. Апел. дело №33-521

 

  1   2

Похожие:

Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconЗакон о флаге ямало-ненецкого автономного округа принят Государственной Думой Ямало-Ненецкого автономного
Статья Флаг Ямало-Ненецкого автономного округа является официальным символом Ямало-Ненецкого автономного округа как равноправного...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconСправка о работе судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда по рассмотрению гражданских дел в апелляционном порядке и дел об административных правонарушениях за 1 полугодие 2012 года
Уда рассмотрено 3369 гражданских дел по кассационным (в порядке, действующем до 01. 01. 2012 года), апелляционным и частным жалобам...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconВыборы Главы муниципального образования Ямальский район
Кугаевский андрей николаевич, дата рождения 14 ноября 1962 года, образование высшее профессиональное, Правительство Ямало-Ненецкого...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconЗаседание Избирательной комиссии Ямало-Ненецкого автономного округа
Апреля 2012 года состоялось очередное заседание Избирательной комиссии Ямало-Ненецкого автономного округа
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconСправк а о работе судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и апелляционном порядке, дел об административных правонарушениях за 2011 год
Качество отправления правосудия в кассационной инстанции осталось на прежнем уровне, стабильность судебных постановлений кассационной...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconЗакон Ненецкого автономного округа «Об утверждении прогнозного плана (программы) приватизации государственного имущества Ненецкого автономного округа на 2012 год»
Внести изменение в закон Ненецкого автономного округа от 13 октября 2011 года №72-оз «Об утверждении прогнозного плана (программы)...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconОбщая информация о Ямало-Ненецком автономном округе Ямало-Ненецкий автономный округ
Информационный материал о перспективном проектно-инвестиционном сотрудничестве Ямало-Ненецкого автономного округа с российскими и...
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconЯмало-ненецкий автономный округ
Автономное учреждение Ямало-Ненецкого автономного округа Окружной технопарк
Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconПав на 2012-2013 уч год маоу «сош №-4» г. Губкинского Ямало-Ненецкого автономного округа

Обзор практики рассмотрения судом Ямало-Ненецкого автономного округа гражданских дел в апелляционном и кассационном порядке за первый квартал 2012 года iconЯмало-ненецкий автономный округ
Автономное учреждение Ямало-Ненецкого автономного округа «Окружной технопарк «ямал»
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org