Информация о работе конституционного суда



Скачать 451.65 Kb.
страница1/3
Дата26.07.2014
Размер451.65 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
ИНФОРМАЦИЯ

О РАБОТЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ЗА 2009 ГОД

Конституционный суд Республики Татарстан (далее — Конституционный суд) является судебным органом конституционного контроля, осуществляющим в форме конституционного судопроизводства судебную власть в целях защиты конституционного строя Республики Татарстан, основных прав и свобод человека и гражданина, поддержания верховенства в правовой системе Республики Татарстан и непосредственного действия Конституции Республики Татарстан на всей ее территории.

Конституционным судом Республики Татарстан за период с 2001 по 2009 год вынесено 75 решений, в том числе 37 постановлений (в 2001 году — 1, в 2002 году — 6, в 2003 году — 5, в 2004 году — 2, в 2005 году — 4, в 2006 году — 4, в 2007 году — 5, в 2008 году — 5, в 2009 году — 5) и 38 определений (в 2001 году — 7, в 2002 году — 3, в 2003 году — 2, в 2004 году — 4, в 2005 году — 3, в 2006 году — 2, в 2007 году — 6, в 2008 году — 3, в 2009 году — 8).

В 2009 году Конституционным судом вынесено 13 итоговых решений, в том числе 5 постановлений по делам о проверке конституционности законов Республики Татарстан, постановлений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных правовых актов органов местного самоуправления Республики Татарстан и 8 определений.



Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 18 марта 2009 года № 33-П по делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 6 Порядка информационного обмена между организациями-участниками системы предоставления субсидий на оплату жилого помещения, коммунальных услуг и ежемесячных денежных выплат, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22 января 2005 года № 20 «Об информационном взаимодействии в системе предоставления субсидий на оплату жилого помещения, коммунальных услуг и ежемесячных денежных выплат», в связи с жалобой гражданина Г.Н. Жданова.

В Конституционный суд Республики Татарстан обратился гражданин Г.Н. Жданов, инвалид II группы, ветеран Великой Отечественной войны и труда, с просьбой проверить конституционность отдельных положений пункта 6 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 30 мая 2005 года № 245 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 22 января 2005 года № 20 «Об информационном взаимодействии в системе предоставления субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг», которые определяют последовательность и сроки осуществления организациями-участниками системы предоставления субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг расчета, перечисления и зачисления указанных субсидий и ежемесячных денежных выплат гражданам на их лицевые (вкладные) счета.

Заявитель, имея право на получение мер социальной поддержки одновременно по нескольким основаниям, избрал меры, обеспечивающие социальные гарантии инвалидам, предусмотренные Федеральным законом от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

По мнению гражданина Г.Н. Жданова, отдел социальной защиты Вахитовского района Управления социальной защиты Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан в муниципальном образовании г. Казани и кредитные учреждения согласно обжалуемым нормам производят расчет, перечисление и зачисление субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг на его лицевой (вкладной) счет на один месяц, а иногда на два-три месяца позднее установленного месяца платежа, хотя субсидии, как полагает заявитель, в соответствии с частью четвертой статьи 159 Жилищного кодекса Российской Федерации должны перечисляться на его лицевой (вкладной) счет до срока внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги, поскольку оплата за жилое помещение и коммунальные услуги должна производиться в том числе и за счет начисленной ему субсидии.

Рассмотрев данное дело, Конституционный суд республики установил, что расходы заявителя на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, рассчитанные исходя из размера регионального стандарта нормативной площади жилого помещения, используемой для расчета субсидий, и размера регионального стандарта стоимости жилищно-коммунальных услуг, не превышают величину, соответствующую максимально допустимой доле расходов граждан на оплату жилого помещения и коммунальных услуг в совокупном доходе семьи, и пришел к выводу, что у заявителя отсутствует право на получение субсидии по малообеспеченности, предусмотренной статьей 159 Жилищного кодекса Российской Федерации. Указанная норма регламентирует исключительно предоставление субсидий по малообеспеченности и не распространяется на заявителя, являющегося пенсионером-инвалидом и получателем субсидии-льготы на оплату жилого помещения и коммунальных услуг.

Согласно Международному пакту от 16 декабря 1966 года «Об экономических, социальных и культурных правах» участвующие в настоящем пакте государства признают право каждого человека на социальное обеспечение и достойный жизненный уровень для него, для его семьи, на непрерывное улучшение условий жизни. Конституция Российской Федерации, провозглашая Российскую Федерацию социальным государством, возлагает на нее обязанность обеспечивать государственную поддержку инвалидов (статья 7). Условия и порядок такой поддержки определяются законодателем исходя из специфики конкретных правоотношений. Система мер социальной защиты инвалидов, установленная Федеральным законом от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», включает в том числе и скидку в размере не ниже 50 процентов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. Тем самым законодатель, с целью установления соответствующего возмещения, предусмотрел право инвалидов на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, что согласуется с принципом поддержания доверия граждан к закону и к действиям государства (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2005 года № 246-О и от 5 июля 2005 года № 303-О).

Гражданин Г.Н. Жданов, являющийся инвалидом, наряду с другими мерами социальной защиты имеет право на скидку не ниже 50 процентов на оплату жилого помещения (в домах государственного или муниципального жилищного фонда) и оплату коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда), предусмотренную статьей 17 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

По смыслу и содержанию данного правового регулирования меры социальной поддержки – скидки не ниже 50 процентов на оплату жилья и коммунальных услуг, которые получают инвалиды, в том числе и заявитель Г.Н. Жданов, являются по своей правовой природе субсидиями-льготами. Как указал Конституционный суд Республики Татарстан в постановлении от 23 октября 2008 года № 31-П, целевым предназначением данных субсидий-льгот является компенсация определенной законом части расходов, произведенных гражданином на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. При этом их предоставление не зависит от уровня (размера) совокупного дохода семьи или одиноко проживающего гражданина, поскольку право на субсидию-льготу обусловлено наличием у гражданина определенных заслуг перед государством либо его принадлежностью к указанной в законе социально незащищенной категории граждан.

Предоставление таких субсидий-льгот основано на части первой статьи 160 Жилищного кодекса Российской Федерации, которой предусмотрено, что отдельным категориям граждан в порядке и на условиях, установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, могут предоставляться компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг за счет средств соответствующих бюджетов. Как следует из содержания данной нормы, федеральный закон не устанавливает каких-либо сроков предоставления гражданам указанных компенсаций.

Это означает, что гражданин, имеющий право на указанную компенсацию, может нести расходы на оплату жилья и коммунальных услуг в полном размере, а затем часть его расходов на эти цели компенсируется путем предоставления ему соответствующей денежной выплаты.

Кабинет Министров Республики Татарстан постановлением от 24 марта 2006 года № 126 «О предоставлении субсидий-льгот на оплату жилья и коммунальных услуг» утвердил Положение о порядке и условиях предоставления отдельным категориям граждан в Республике Татарстан субсидий-льгот на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, согласно которому субсидии-льготы предоставляются заявителю путем перечисления на имеющиеся или открываемые в кредитных учреждениях банковские счета или нарочной доставки заявителю по месту жительства через организацию почтовой связи либо иным способом, который указывается заявителем в заявлении о предоставлении субсидии-льготы (пункт 4.1), при этом финансирование расходов, связанных с предоставлением субсидий-льгот, осуществляется за счет бюджета Республики Татарстан и средств, поступающих из федерального фонда компенсаций (пункт 5.1).

Поскольку в соответствии с пунктом 1 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 24 марта 2006 года № 126 «О предоставлении субсидий-льгот на оплату жилья и коммунальных услуг» меры социальной поддержки по оплате жилищно-коммунальных услуг предоставляются в денежной форме, Кабинет Министров Республики Татарстан, исходя из требований федерального и республиканского законодательства и руководствуясь положениями Конституции Республики Татарстан, предусмотрел последовательность информационного взаимодействия организаций-участников системы предоставления всех видов субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, включая и субсидии-льготы, а также установил сроки расчета, перечисления и зачисления всех видов субсидий на лицевые (вкладные) счета граждан.

Конституционный суд Республики Татарстан признал обжалуемые положения соответствующими Конституции Республики Татарстан, при этом указав, что данное регулирование само по себе не отменяет и не умаляет конституционные права граждан, а, напротив, установление сроков расчета, перечисления и зачисления субсидий на лицевые (вкладные) счета является дополнительной гарантией, обеспечивающей реализацию гражданами их права на своевременное получение субсидии-льготы на оплату жилого помещения и коммунальных услуг.

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 6 мая 2009 года № 34-П по делу о проверке конституционности положения абзаца первого части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан от 8 декабря 2004 года № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» в связи с жалобой гражданина Н.Ф. Шакирова.

В Конституционный суд Республики Татарстан обратился гражданин Н.Ф. Шакиров с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод положением абзаца первого части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан от 8 декабря 2004 года № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан».

Являясь пенсионером, ветераном труда, а также лицом, награжденным медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов», и имея право на меры социальной поддержки, предусмотренные статьями 4 и 5 Закона Республики Татарстан от 8 декабря 2004 года № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» по нескольким основаниям, заявитель избрал меры, предусмотренные для ветеранов труда.

Гражданин Н.Ф. Шакиров считает, что оспариваемое положение неправомерно лишает его права на одновременное получение также и мер социальной поддержки, предусмотренных для лиц, награжденных орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, так как до 1 января 2005 года ветеранам труда и лицам, награжденным орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, меры социальной поддержки предоставлялись по обоим основаниям, а не по их выбору.

Конституционный суд Республики Татарстан, рассмотрев это дело, указал, что довод заявителя, полагающего, что до 1 января 2005 года ветеранам труда и лицам, награжденным орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, меры социальной поддержки предоставлялись по обоим основаниям, а не по их выбору, является необоснованным, поскольку статьей 13 Федерального закона «О ветеранах» в редакции, действовавшей до 1 января 2005 года, также устанавливалось, что при наличии у ветерана права на получение одной и той же льготы по нескольким основаниям льгота предоставляется по одному основанию по выбору ветерана, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации норма, устанавливающая право выбора меры социальной поддержки по одному из имеющихся у ветерана оснований, в равной мере распространяется на всех лиц указанной категории, предоставляет право выбора наиболее благоприятного основания их получения и поэтому не может расцениваться как ущемляющая права граждан (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 марта 2007 года № 223-О-О и от 25 декабря 2008 года № 966-О-О).

Данному регулированию корреспондирует пункт 3 статьи 8 Конвенции 157 Международной организации труда «Об установлении международной системы сохранения прав в области социального обеспечения» (Женева, 21 июня 1982 года), согласно которому, если Государство — член Организации — должно на основании двух или нескольких актов предоставить одному и тому же лицу пособия одинакового характера, то оно обязано предоставить только пособия, в наибольшей степени отвечающие интересам данного лица.

Конституционный суд республики также отметил, что формы социальной поддержки лиц, награжденных орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, — ежемесячная денежная выплата, бесплатное зубопротезирование и слухопротезирование, на получение которых претендует гражданин Н.Ф.  Шакиров, совпадают с одноименными формами социальной поддержки ветеранов труда. Исходя из этого заявитель Н.Ф. Шакиров, избравший меры социальной поддержки ветеранов труда, получает ежемесячную денежную выплату и имеет право на бесплатное зубопротезирование и слухопротезирование.

Конституционный суд Республики Татарстан признал соответствующим Конституции Республики Татарстан положение абзаца первого части второй статьи 9 Закона Республики Татарстан от 8 декабря 2004 года № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» в части, устанавливающей, что гражданину, имеющему одновременное право на получение мер социальной поддержки по основаниям, предусмотренным статьями 4 и 5 данного Закона для лиц, награжденных орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, и ветеранов труда, меры социальной поддержки предоставляются по одному из них по выбору гражданина.

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 10 июня 2009 года № 35-П по делу о проверке конституционности статьи 3.8. Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях (в редакции от 7 ноября 2007 года) в связи с жалобой гражданки Л.В. Кузнецовой.

В Конституционный суд Республики Татарстан обратилась гражданка Л.В. Кузнецова с жалобой на нарушение ее конституционных прав и свобод статьей 3.8. Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях (в редакции от 7 ноября 2007 года). Заявительница указала, что на первом этаже дома, в котором она проживает, находятся несколько квартир, переведенных в нежилые помещения, где располагаются коммерческие организации, в частности Интернет-салон и магазин по продаже музыкальных дисков, в помещении которых в течение суток, особенно в ночное время, гремит музыка и производится иной шум, что доставляет существенные неудобства ей и другим жильцам дома. Она неоднократно обращалась в различные государственные органы с просьбой принять меры по фактам нарушения тишины и покоя граждан работниками и посетителями Интернет-салона и магазина по продаже музыкальных дисков — в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Татарстан и Управление внутренних дел по городу Казани. По мнению гражданки Л.В. Кузнецовой, в государственных органах, в которые она обращалась, нет единого понимания положений статьи 3.8. Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях, а сама статья не содержит четких указаний о распространении ответственности за нарушение тишины и покоя граждан на лиц, занимающих нежилые помещения в многоквартирном жилом доме.

Рассмотрев данное дело, Конституционный суд Республики Татарстан пришел к выводу, что субъектами административной ответственности за нарушение тишины и покоя граждан в ночное время, как это следует из буквального толкования оспариваемой статьи, могут быть любые лица, виновные в совершении указанного правонарушения, независимо от их местонахождения. Оспариваемые законодательные положения, закрепленные статьей 3.8 Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях, не отменяют и не ограничивают личные, политические, социально-экономические и культурные права и свободы человека и гражданина, включая право каждого в Республике Татарстан, в том числе и заявительницы Л.В. Кузнецовой, на охрану здоровья, и тем самым не противоречат Конституции Республики Татарстан.

Вместе с тем Конституционный суд отметил, что действующая редакция статьи 3.8 Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях не предусматривает дифференциацию видов наказания, минимального и максимального размеров административных штрафов, применяемых за нарушение тишины и покоя граждан в ночное время, в зависимости от того, к какой категории субъектов права относится лицо, совершившее указанное административное правонарушение. Конституционный суд Республики Татарстан также указал, что дифференциация минимального и максимального размеров административного штрафа в зависимости от правового положения лица, виновного в нарушении тишины и покоя граждан в ночное время, основанная на учете повторности совершения указанного правонарушения, отвечала бы требованиям общеправового принципа справедливости и соразмерности мер юридической ответственности, а также явилась бы дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов граждан в сфере охраны их здоровья и способствовала бы усилению охраны общественного порядка.

Кроме того, Конституционный суд республики подчеркнул, что установление на законодательном уровне содержания всех юридически значимых обстоятельств, определяющих применение административной ответственности за нарушение тишины и покоя граждан в ночное время, содействовало бы реализации требования определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации (Постановления от 13 декабря 2001 года № 16-П, от 17 июня 2004 года № 12-П, от 27 ноября 2008 года № 11-П) и Европейского Суда по правам человека.

Постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 15 октября 2009 года № 36-П по делу о проверке конституционности отдельных положений постановления Руководителя Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 17 ноября 2008 года № 9663 «О тарифах на жилищные услуги в муниципальном жилищном фонде г. Казани на 2009 год» в связи с жалобой гражданки Р.В. Рейх.

В Конституционный суд Республики Татарстан обратилась гражданка Р.В. Рейх, проживающая в многоквартирном доме, где создано товарищество собственников жилья, с жалобой на нарушение ее конституционных прав и свобод пунктом 2 постановления Руководителя Исполнительного комитета муниципального образования города Казани от 17 ноября 2008 года № 9663 «О тарифах на жилищные услуги в муниципальном жилищном фонде г. Казани на 2009 год» и приложением № 1 к данному постановлению в части, устанавливающей квадратный метр общей площади жилого помещения в качестве единицы измерения, исходя из которой исчисляется плата за жилищные услуги по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома. Обжалуемые положения, по мнению заявительницы, необоснованно расширяют сферу действия указанного постановления, распространяя их на собственников жилых помещений, выбравших способ управления многоквартирным жилым домом в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, и противоречат статьям Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку на основании указанных норм расходы собственника жилого помещения на содержание общего имущества в многоквартирном доме должны определяться в соответствии с его долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме, которая, по убеждению гражданки Р.В.  Рейх, меньше занимаемой собственником общей жилой площади. Поэтому исчисление платы за жилищные услуги по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме исходя из единицы измерения в виде квадратного метра общей площади жилого помещения, с точки зрения заявительницы, значительно увеличивает расходы собственника, возлагая на него бремя содержания общего имущества в размерах, не обусловленных законодательством.

Рассмотрев указанное дело, Конституционный суд Республики Татарстан отметил, что Руководитель Исполнительного комитета муниципального образования города Казани, принимая постановление от 17 ноября 2008 года № 9663 «О тарифах на жилищные услуги в муниципальном жилищном фонде г. Казани на 2009 год», правомерно реализовал полномочие, принадлежащее ему в силу федерального и республиканского законодательства и основанное на взаимосвязанных положениях статей 116 (часть 1) и 118 (часть 1) Конституции Республики Татарстан, согласно которым органы местного самоуправления обеспечивают самостоятельное в соответствии с законом и под свою ответственность решение населением вопросов местного значения.

Указанному правовому регулированию корреспондируют и положения пункта 2 статьи 4 Европейской хартии местного самоуправления от 15 октября 1985 года (вступила в силу для России 1 сентября 1998 года), согласно которому органы местного самоуправления в пределах, установленных законом, обладают полной свободой действий для реализации собственной инициативы по любому вопросу, который не исключен из сферы их компетенции и не находится в ведении какого-либо другого органа власти. В соответствии с Рекомендацией Комитета Министров Совета Европы № R (2005) 1 от 19 января 2005 года «О финансовых средствах местных и региональных властей» налоговое равенство на индивидуальном уровне требует, чтобы местные власти взимали плату, в рамках общих основ регулирования, за коммунальные услуги, предоставляемые в данной местности; причем взимаемая плата не должна существенно снижать спрос, особенно в отношении важнейших коммунальных услуг (пункт 6 части I и пункт 27 части II приложения к Рекомендации).

Согласно положениям абзацев первого и пятого статьи 2 Декларации о принципах местного самоуправления в государствах-участниках Содружества Независимых Государств от 29 октября 1994 года решения органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции, обязательны для исполнения и подлежат государственной защите; государство осуществляет контроль за законностью в деятельности органов местного самоуправления и не вмешивается в деятельность этих органов, если она осуществляется в соответствии с законодательством.

Конституционный суд республики подчеркнул, что обжалуемая норма по своему буквальному содержанию и правовому смыслу, в том числе придаваемому сложившейся правоприменительной практикой, носит рекомендательный характер. Она не предусматривает юридической обязанности собственников по установлению ими перечня услуг и размера платы за содержание и ремонт жилых помещений в многоквартирном доме в точном соответствии с оспариваемой нормой и, следовательно, не содержит юридически обязывающего предписания. По целевому назначению данная норма направлена на информирование указанной категории собственников о предоставлении им правовой возможности воспользоваться тарифами на жилищные услуги, перечисленные в приложении № 1 к обжалуемому постановлению. Тем самым оспариваемая норма призвана содействовать определению перечня жилищных услуг и размера платы за эти услуги собственниками жилых помещений, выбравшими способ управления многоквартирным домом в соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации. Обжалуемая норма не лишает и не ограничивает возможности полномочных органов управления товарищества собственников жилья, жилищного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива самостоятельно установить размер обязательных платежей и (или) взносов, связанных с оплатой расходов на содержание и ремонт жилых помещений в многоквартирном доме. Эти размеры могут отличаться от рекомендованных оспариваемой нормой тарифов на жилищные услуги как в сторону их увеличения, так и в сторону уменьшения.

Таким образом, оспариваемая норма ни прямо, ни косвенно не предполагает установления перечня услуг и размера платы за содержание и ремонт жилых помещений в многоквартирном доме в порядке, противоречащем требованиям Жилищного кодекса Российской Федерации, в том числе пункту 4 части второй статьи 145, согласно которому установление размера обязательных платежей и взносов членов товарищества собственников жилья относится к компетенции общего собрания членов данного товарищества, а также части восьмой статьи 156, в силу которой размер обязательных платежей и (или) взносов, связанных с оплатой расходов на содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме, определяется органами управления товарищества собственников жилья в соответствии с его уставом.

В то же время Конституционный суд республики отметил, что если собственники помещений в многоквартирном доме на их общем собрании не приняли решение об установлении размера платы за содержание и ремонт жилого помещения, то на основании части четвертой статьи 158 Жилищного кодекса Российской Федерации такой размер устанавливается органом местного самоуправления. В этом случае правовое регулирование должно осуществляться не рекомендательной, а императивной (обязывающей) нормой.

Кроме того, Конституционный суд Республики Татарстан указал, что приложение № 1 к обжалуемому постановлению Руководителя Исполнительного комитета муниципального образования города Казани в части, устанавливающей квадратный метр общей площади жилого помещения в качестве единицы измерения, исходя из которой исчисляется плата за отдельные услуги по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома (в частности, за капитальный ремонт, управление жилищным фондом, санитарное содержание и санитарную очистку жилых зданий, текущий ремонт жилых зданий и благоустройство придомовой территории, техническое обслуживание и ремонт внутридомовых санитарно-технических сетей, сетей отопления и сетей электроснабжения), правомерно закрепляет квадратный метр общей площади жилого помещения в качестве единицы измерения, исходя из которой исчисляется плата за жилищные услуги по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома, отражая предусмотренную федеральным законодательством дифференциацию оплаты за содержание и ремонт данного имущества в зависимости от размера принадлежащей собственнику общей площади жилого помещения. Чем больше общая площадь жилого помещения, принадлежащего собственнику, тем выше размер его платы за содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома.

В ранее принятых постановлениях Конституционный суд республики уже отмечал, что размер общей площади жилого помещения представляет собой утвердившийся в правоприменительной практике критерий расчета размера платежей за такие виды жилищно-коммунальных услуг, которые не могут быть измерены натуральными либо количественными показателями. Применение данного критерия оправданно и при расчете платежей за управление жилищным фондом и работы по техническому обслуживанию и ремонту жилых зданий при условии, что данные услуги обладают необходимыми потребительскими свойствами и режимом предоставления. Конституционный суд Татарстана подчеркнул необходимость установления исчерпывающего перечня услуг по содержанию и ремонту жилых помещений в многоквартирном доме, а также указал на обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления, осуществляющих регулирование цен и тарифов на продукцию организаций, оказывающих жилищные и коммунальные услуги, предоставлять информацию о полном составе затрат, относимых на себестоимость указанной продукции, цены и тарифы на которую подлежат регулированию. В частности, регулирование платы за капитальный ремонт, осуществляемое органами местного самоуправления в пределах своей компетенции, и договоры управления многоквартирными домами должны предусматривать в том числе и обязанность управляющей организации по строго целевому использованию поступивших от граждан-собственников жилых помещений финансовых средств, предназначенных для оплаты расходов на капитальный ремонт, а также соответствующую ответственность данной организации за их нецелевое использование (постановления от 24 ноября 2003 года № 11-П, от 28 апреля 2005 года № 15-П).

Указанные правовые позиции, как подчеркнул Конституционный суд республики, сохраняют свое значение в рамках действующего правового регулирования и должны применяться в том числе к правоотношениям, возникающим из оспариваемых заявительницей правовых норм.

Конституционный суд Республики Татарстан признал оспариваемые положения соответствующими Конституции Республики Татарстан.


  1   2   3

Похожие:

Информация о работе конституционного суда iconРешением Конституционного суда Республики Татарстан от 13 октября 2005 года №20/1 положение
Аппарат Конституционного суда Республики Татарстан (далее аппарат) образован для обеспечения деятельности Конституционного суда Республики...
Информация о работе конституционного суда iconПредседатель Конституционного суда
Конституционного суда Республики Татарстан и в соответствии с Законом Республики Татарстан «о конституционном суде Республики Татарстан»...
Информация о работе конституционного суда iconДеятельность конституционного суда республики беларусь: опыт, проблемы и перспективы
В книге “Заключения и отдельные решения Конституционного Суда Республики Беларусь 1997 1999”. Минск. 1999. С. 3 8
Информация о работе конституционного суда iconПредседатель Конституционного суда
...
Информация о работе конституционного суда iconОдобрен Советом Федерации 10 октября 2001 года Комментарий гаранта См обзоры изменений настоящего кодекса Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 8-п настоящий Земельный кодекс
Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2004 г. N 8-п настоящий Земельный кодекс РФ признан по порядку его принятия...
Информация о работе конституционного суда iconЗакон о судебных приставах принят Государственной Думой
Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,...
Информация о работе конституционного суда iconЗакон от 21 июля 1997 г. N 118-фз "О судебных приставах"
Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации,...
Информация о работе конституционного суда iconОпределение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 576-о-п

Информация о работе конституционного суда iconПостановлениями Конституционного Суда РФ от 17. 07. 2002 n 13-П, от 18. 07. 2003 n 13-п раздел I. Общие положения статья

Информация о работе конституционного суда iconИнформация о публикации "Администратор суда", 2008, n 1
Ротко С. В., кандидат юридических наук, председатель третейского суда при моо "вп юфо"
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org