На правах рукописи



Скачать 443.96 Kb.
Дата05.09.2014
Размер443.96 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи
Кузнецов

Константин Валерьевич

Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права

Специальность: 12.00.08. – “Уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право”

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2007


Работа выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова, Негосударственное образовательное учреждение.
Научный руководитель: - доктор юридических наук, профессор

Яцеленко Борис Викторович


Официальные оппоненты: - доктор юридических наук, доцент

Мазур Сергей Филиппович


- кандидат юридических наук, доцент

Полосин Николай Викторович



Ведущая организация – Российская академия правосудия

Защита состоится «30» марта 2007 г. в 15 часов в конференц-зале на заседании диссертационного совета К 521.005.01 по присуждению учёной степени кандидата юридических наук при Институте международного права и экономики им. А. С. Грибоедова (105066, г. Москва, ул. Спартаковская, д. 2/1, стр. 5).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института международного права и экономики им. А. С. Грибоедова.
Автореферат разослан «27» февраля 2007 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент И. И. Лобов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Защита авторских, смежных, изобретательских и патентных прав относится к числу наиболее сложных вопросов, обладающих непреходящей научной и практической значимостью. Казалось бы, ещё совсем недавно данная проблема затрагивала сравнительно небольшое число людей в мире. В основном писателей, изобретателей, композиторов, художников, издателей. Но по мере развития научного и художественного творчества, бурного роста духовной жизни народов появлялись всё новые и новые правообладатели, возникали новые направления использования результатов интеллектуальной деятельности.

Теперь уже сотни тысяч людей во многих сферах использования результатов интеллектуальной деятельности повседневно соприкасаются с вопросами, касающимися защиты авторских, смежных, изобретательских и патентных прав от преступных посягательств.

Преступления, предусмотренные ст. 146 и ст. 147 УК РФ, причиняют огромный ущерб интересам авторов, владельцам смежных прав, патентообла-дателям и государству, значительные денежные суммы из-за неуплаты налогов за торговлю и производство чужой интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя и патентообладателя просачиваются и текут мимо российской казны.

По подсчётам Международного Альянса по Интеллектуальной Собственности в 2006 году ущерб России от нарушений интеллектуальных прав составил 2 миллиарда 180 миллионов долларов, а за последние 5 лет порядка 8 миллиардов 300 миллионов долларов.1

Доля контрафактной продукции на аудио-видео рынке России состав-ляет 90 %. Вследствие этого Россия является одной из лидирующих стран по выпуску контрафактной продукции и входит в чёрный список, приведённый Международной Федерации Звукозаписывающей Промышленности наряду с Бразилией, Грецией, Индонезией, Испанией, Италией, Канадой, Китаем,

Мексикой и Южной Кореей.2

В Российской Федерации нет ни одной иной подобной сферы деятельности, где бы 85 % – 90 % всего денежного и товарного оборота отрасли не участвовало в формировании доходной части государственного бюджета в виде уплаты налогов.

Важность и насущность научной проработки темы исследования, связанной с уголовно-правовой характеристикой посягательств, нару- шающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права, обуславливается также огромной значимостью в соблюдении конституцион- ных прав и свобод человека, а также в обеспечении их защиты. Защита авторских, смежных, изобретательских и патентных прав является одним из приоритетных вопросов как в развитии экономических отношений в России, так и при интегрировании её в мировое экономическое пространство, а именно присоединении к Всемирной торговой организации (ВТО).

Степень научной разработанности проблемы. Отдельные аспекты проблемы правового регулирования отношений в области исключительных прав рас­сматривали в своих научных трудах многие учёные, например: И. А. Близнец, В. Н. Бондарев, М. В. Вощинский, Э. П. Гаврилов, Г. О. Глухова, М. В. Гордон, О. В. Дашко, О. А. Дворянкин, В. Н. Дементьев, В. А. Дозорцев, О. С. Иоффе, Б. Д. Завидов, И. А. Зенин, А. А. Коваленко, А. В. Козлов, Р. Г. Ламанова, В. Д. Ларичев, Ю. В. Логвинов, А. М. Минков, А. Г. Морозов, М. И. Орешкин, А. А. Пиленко, С. И. Раевич, А. П. Сергеев, В. И. Серебровский, И. Г. Табашников, Ю. В. Трунцевский, П. А. Фефелов, П. А. Филиппов, Р. Б. Хаметов, С. С. Целиков, К. К. Яичков и др.

Однако, комплексные научные исследования, посвященные уголовно-правовой охране авторских, смежных, изобретательских и патентных прав до сих пор практически не проводились. Более того, стремительное развитие высоких технологий, отразилось и на уязвимости правообладателей, о чём свидетельствуют последние изменения редакции ФЗ “Об авторском праве и смежных правах”, а также принятие части четвёртой Гражданского Кодекса России, направленные на укрепление защиты исключительных прав в кибер- пространстве. Однако, данный пласт отношений пока остаётся за рамками уголовно-правовой охраны.

Итак, подводя итог вышесказанному, можно установить, что необходи- мость научного анализа отношений уголовной ответственности, возни-кающих в связи с нарушением авторских, смежных, изобретательских и патентных прав представляется актуальным, поскольку он прежде всего направлен на усиление противодействия преступлениям в данной сфере, улучшению эффективности практики применения уголовно-правовых норм ст. 146 и ст. 147 УК РФ.

Теоретическую основу исследования составили научные труды российских и зарубежных учёных-правоведов как XIX - XX веков, так и современных авторов по теории государства и права, уголовному, гражданскому и международному праву, криминологии и другим наукам. Среди них работы: Я. М. Брайнина, Л. Д. Гаухмана, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева, Н. С. Малеина, Ю. Г. Матвеева, А. В. Наумова, Б. С. Никифорова, А. А. Пионтковского, К. П. Победоносцев, С. В. Познышева, Н. С. Таганцева, А. М. Эрделевского и других учёных.

В качестве нормативной базы исследования использовались Конституция Российской Федерации, действующее уголовное, гражданское и административное законодательство, часть четвёртая Гражданского Кодекса Российской Федерации, а также другие нормативные правовые акты, в том числе нормативные правовые акты Российской Империи, СССР, РСФСР, РФ, ряд международных договоров, а также уголовное законодательство ряда зарубежных стран, например: СНГ, Литвы, Эстонии, Испании и др., связанное с проблематикой данной работы.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего исследования выражается в уяснении социально-правовой природы и опре­делении общественной опасности преступлений, посягающих на авторские, смежные, изобретательские и патентные права, выработке правовых основ для их правильной квалификации, а также повышения эффективности механизма уголовно-правовой охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Для достижения вышеуказанной цели исследования диссертант определил следующие задачи:

- проанализировать исторические аспекты развития авторского права, смежных прав, изобретательского и патентного права;

- изучить социально-правовую природу посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права;

- исследовать как международно-правовую систему охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, так и уголовно-правовое законодательство отдельных зарубежных стран в данной сфере;

- уяснить уголовно-правовые нормы, регламентирующие данные преступления, через призму их бланкетного содержания;

- раскрыть объективные и субъективные признаки, предусмотренных ст. 146 УК РФ и ст. 147 УК РФ преступлений;

- выявить трудности, складывающиеся в процессе квалификации преступлений, нарушающих права правообладателей и патентообладателей;

- разработать предложения по совершенствованию уголовного законо-



дательства путём внесения изменений и дополнений в нынешнюю редакцию уголовно-правовых норм ст. 146 УК РФ и ст. 147 УК РФ.

Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследова-ния выступают общественные отношения, образующиеся в сфере авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также нормы законов, определяющих ответственность за нарушение этих прав.

Предметом настоящего исследования является комплекс теорети- ческих и практи­ческих проблем, складывающихся в процессе применения уголовно-правовых норм, охраняющих основные конституционные права и свободы, включая авторские, смежные, изобретательские и патентные права.

Методологическую основу исследования составляют научные методы теории познания, отражающие общенаучный диалектический подход к изучению социальных явлений, в том числе историко-правовой, систем­но-структурный, социологический, сравнительно-правовой.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные ГИЦ МВД России за 2003 - 2006 г. г., результаты анкетирования семидесяти следователей прокуратуры г. Москвы, опроса населения (100 человек) по поводу знания уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. В ходе исследования были проанализированы материалы 58 уголовных дел (осуждено 90 человек), рассмотренных судами г. Москвы и иных субъектов РФ в 1998 – 2006 годах, изучена судебная практика Верховного Суда РФ (СССР, РСФСР) за период с 1990 по 2006 г. г. по вопросам ответственности за нарушения уголовно-правовых запретов, касающихся охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав.

Научная новизна исследования выражается в том, что данная диссертационная работа является работой теоретического и прикладного характера, она представляет собой одно из первых комплексных исследова- ний проблем, возникающих в процессе применения статей 146 и 147 УК РФ, а именно в сфере уголовно-правовой охраны авторских, смежных, изобрета- тельских и патентных прав. В диссертации обосновывается необходимость изменения структурного построения законодателем составов преступлений, изложенных в ст. 146 и ст. 147 УК РФ. Впервые в отечественной доктрине уголовного права преступные посягательства в сфере изобретательских и патентных прав рассматриваются через призму авторских правомочий. Предлагается отграничивать преступления, посягающие на изобретательские и патентные права, исходя из характера объекта посягательства: 1) имеющий личный неимущественный характер - присвоение авторства, принуждение к соавторству и разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них; 2) имеющий имущественный характер – незаконное использование объектов изобретательских и патентных прав. Также в работе выдвинуты принципиально новые предложения по внесению изменений в диспозиции статей 146 и 147 УК РФ для повышения эффективности уголовно-правовых норм борьбы с преступлениями в области авторских, смежных, изобретательских и патентных прав.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) В результате анализа исторических аспектов становления и развития законодательства в сфере интеллектуальной собственности констатируется, что процессу формирования института уголовной ответственности за нару-шение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав положило начало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Длительное время в отечественном дореволюционном и послереволюцион-ном уголовном законодательстве в качестве самостоятельных преступных деяний признавались нарушения авторских, изобретательских и патентных прав. Уголовная ответственность за нарушение смежных прав была уста- новлена с момента вступления в силу УК РФ 1996 года.

2) Непосредственный объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ (присвоение авторства), предлагается определять как общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением автором или иным правообладателем своего личного неимущественного права – права авторства. В свою очередь, под непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, предлагается понимать общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением владельцем смежных прав или правообладателем своих имущественных прав. Что касается непосредственного объекта преступле-ний, предусмотренных в ст. 147 УК РФ, то под ним предлагается понимать общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением автором и патентообладателем как своих личных неимущественных прав (право авторства и право на обнародование), так и имущественного права (право на использование запатентованного им изобретения, полезной модели или промышленного образца).

3) С учётом выявленных особенностей непосредственного объекта преступлений, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права, обосновывается целесообразность закрепления в отдельных статьях Особенной части УК РФ признаков преступлений, посягающих на личные неимущественные права автора, исполнителя, с одной стороны, и преступлений, посягающих на имущественные права автора, владельца смежных прав, патентообладателя – с другой. Таким образом, предлагается в УК РФ установить ст. 146 c названием “Нарушение личных неимуществен- ных прав автора, исполнителя” и ст. 147 с названием “Нарушение имущественных прав автора, владельца смежных прав и патентообладателя”.

4) На основании изучения международно-правового и зарубежного опыта противодействия посягательствам на смежные права, а также поло- жения ст. 1315 части четвёртой ГК РФ, обосновывается целесообразность установления в ч. 1 ст. 146 УК РФ уголовной ответственности за присвоение авторства на исполнение или его часть, имеющую самостоятельное значение.

5) В результате обстоятельного анализа непосредственного объекта, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ преступления, под которым понимается личное неимущественное право автора, предлагается исключить из текста вышеназванной статьи УК РФ признак “крупный ущерб”, предметное содер- жание которого в доктрине отечественного уголовного права и в правопри- менительной деятельности рассматриваются как имеющее преимущественно материальный характер.

6) Для повышения эффективности уголовно-правовых мер борьбы с незаконным использованием изобретения, полезной модели или промышлен-ного образца предлагается отказаться от использования в диспозиции ст. 147 УК РФ признака “крупный ущерб” путём замены его признаком “в целях извлечения дохода”.

7) В ходе исследования обосновано, что принуждение к соавторству, по сравнению с присвоением авторства (ч. 1 ст. 147 УК РФ), характеризуется значительно большей общественной опасностью. В целях дифференциации уголовной ответственности за присвоение авторства, предлагается целесо-образным установить повышенную уголовную ответственность за присвоение авторства на произведение науки, литературы, искусства или на их часть, имеющую самостоятельное значение, а равно за присвоение авторства на исполнение или на его часть, имеющую самостоятельное значение, за присвоение авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец, а равно за разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, если эти деяния совершены с принуждением к соавторству либо с принуждением к отказу от авторства, а равно с принужде- нием к разглашению сведений о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них.

8) Для повышения уровня защиты авторского права и смежных прав в цифровой сфере, противодействия преступлениям, посягающим на объекты авторского права и смежных прав с помощью высокотехнологичных устройств, предлагается дополнить УК РФ ст. 146.1 следующего содержания:

Статья 146.1 “Незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав или неправомерный доступ к информации об управлении авторским правом и смежными правами”.

1. Незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав, а равно изготовление, распространение, сдача в прокат, предоставление во временное безвозмездное пользование, импорт, реклама любой технологии, любого технического устройства или их компонентов, использование таких технических средств в целях получения прибыли либо оказание соответствующих услуг, если в результате таких действий становится невозможным использование технических средств защиты авторского права и смежных прав, либо эти технические средства не смогут обеспечивать надлежащую защиту указанных прав, –

2. Неправомерный доступ к информации об управлении авторским правом и смежными правами, а равно воспроизведение, распространение, импорт в целях распространения, публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения произведений или объектов смежных прав, если эти деяния повлекли удаление или изменение информации об авторском праве и о смежных правах, –

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они совершены:

a) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом, имеющим доступ к объектам авторского права и смежных прав, а также к информации об управлении авторским правом и смежными правами, –

4. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершённые организованной группой, –

9) Предлагается ст. 146 и ст. 147 УК РФ изложить в следующей редакции:



Статья 146. “Нарушение личных неимущественных прав автора, исполнителя”.

1. Присвоение авторства (плагиат) на произведение науки, литературы, искусства или на его часть, имеющую самостоятельное значение, а равно присвоение авторства на исполнение или на его часть, имеющую самостоятельное значение, –

2. Присвоение авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец, а равно разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, –

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они совершены:

a) группой лиц по предварительному сговору;

б) с принуждением к соавторству либо с принуждением к отказу от авторства, а равно с принуждением к разглашению сведений о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них;

в) лицом с использованием своего служебного положения, –

4. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершённые организованной группой, –



Ст. 147. “Нарушение имущественных прав автора, владельца смежных прав и патентообладателя”.

1. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений, фонограмм, баз данных, видеозаписей исполнений или телевизионных передач, а также иных материальных носителей, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности, в целях сбыта, совершённые в крупном размере, –

2. Незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в целях извлечения дохода, –

3. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, если они совершены:

a) группой лиц по предварительному сговору;

б) в особо крупном размере;

в) лицом с использованием своего служебного положения, –

4. Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершённые организованной группой, –



Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьёй, признаются совершёнными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведе-ний, фонограмм, баз данных, видеозаписей исполнений или телевизионных передач, а также иных материальных носителей, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности, либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав, установленные при сравнимых обстоятельствах их законного использования превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере – двести пятьдесят тысяч рублей.

Теоретическая и практическая значимость работы воплощается в том, что её теоретические выводы и практические рекомендации могут быть использованы в целях: развития уголовно-правовых средств защиты автор- ских, смежных, изобретательских и патентных прав, совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Также результаты диссертационного исследования могут применяться как в научно-исследовательской работе, так и в учебном процессе для изучения природы преступлений, нарушающих исключительные права правообладателей и патентообладателей.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования были изложены в пяти опубликованных статьях, две из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах, входящих в перечень, определённый ВАК Минобразования и науки России. Теоретические выводы и предложения диссертации докладывались на научно-практических конференциях, проводившихся в Москве, Петрозаводске. Ряд выводов и предложений исследования направлены в правоохранительные органы для практического внедрения. Результаты диссертационного исследования используются в учебном процессе Института международного права и экономики им. А. С. Грибоедова по учебной дисциплине «Уголовное право».

Структура диссертации отвечает цели и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографии. Данная работа оформлена в соответствии с требованиями ВАК России.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ:
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяются теоретическая и нормативная база исследования, его цель и задачи, объект и предмет, раскрывается методологическая и эмпирическая основы исследова- ния, его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования, о структуре диссертации.

Первая глава – “Социально-правовая обусловленность ответствен-ности за посягательства, нарушающие авторские, смежные, изобрета- тельские и патентные права” - состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе “История развития и формирования уголовного законодательства об ответственности за посягательства, нарушающие авторские, смежные, изобретательские и патентные права”, рассматриваются гражданско-правовые истоки зарождения и развития авторского и изобретательского права, а также анализируется ретроспектива формирования норм уголовного законодательства об ответственности за преступления, нарушающие авторские, смежные, изобретательские и патентные права.

Прародителем современной защиты авторских, смежных, изобрета- тельских и патентных прав явилась система привилегий, вводимая в период позднего средневековья с помощью которой, во-первых, авторам и изобрета-телям обеспечивалось соответствующее вознаграждение за использование их творческих результатов, во-вторых, нормализировалось само воспроизводство данных результатов, в третьих, осуществлялось налогообложение всех лиц, участвовавших в процессе воспроизведения и использования объектов авторских и изобретательских прав.

В России привилегии на результаты творческого труда распростра-

нились в Петровскую эпоху, в период становления российской промышлен- ности. Первый российский закон “О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах” был принят в виде Манифеста 17 июня 1812 г. Владельцу привилегии предоставлялось исключительное право использовать изобретение самому в течение указанного в привилегии срока.

Первым шагом в формировании механизма защиты авторских прав стало принятие Цензурного устава 1828 г. Впервые в силу исключительности своих правомочий авторы получили возможность защищать права не опираясь на свои привилегии. Однако, к середине XIX столетия стало очевидно, что только гражданско-правовыми мерами и средствами защиты произведений не обойтись, так как данные меры не способны были обеспе- чить эффективную защиту и снизить уровень посягательств на авторские и изобретательские права. Возник вопрос об уголовно-правовых мерах воздействия на нарушителей этих прав. Нормы, охраняющие данные инте- ресы в уголовно-правовом порядке, возникли в 1845 году с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. Уложение заключало в себе ст. 1862, охраняющую права изобретателя и ст. 2195-2197, охраняющие права авторов литературных, художественных и музыкальных произведений.

Институт уголовной ответственности за нарушения авторских и изобретательских прав своё дальнейшее развитие получил в Уголовном Уложении 1903 года. Данное Уложение содержало в себе главу 35 “О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретение”. В соответствии со ст. 620 Уголовного Уложения преступными признавались следующие общественно опасные деяния: 1) издание произведения под своим именем (подлог в авторстве); 2) самовольное издание или размножение с целью сбыта литературного, музыкального или художественного произведения; 3) самовольное пользование, целиком или частично, чужим правом литературной, музыкальной или художественной собственности. Также в Уголовном Уложении 1903 года содержались нормы, регламентирующие ответственность за нарушение изобретательских прав. Так, в соответствии со ст. 621 Уложения устанавливалась уголовная ответ-ственность за незаконное пользование привилегией на изобретение, рисунки и модели. Кроме того, Уложение 1903 года содержало в себе ст. 622, устанавливающую уголовную ответственность торговцев, виновных в хранении, ввозе из-за границы в целях продажи или в продаже предметов, заведомо изготовленных в нарушении права литературной, музыкальной или художественной собственности или привилегии на изобретение.

Октябрьская революция не стала вносить свои коррективы во всё прежнее законодательство, включая законодательство, регулирующее и охраняющее авторские и изобретательские права, а попросту признало его недействительным. В дальнейшем ситуация с защитой авторских, изобрета-тельских и патентных прав постепенно стала выправляться. Так, принятый в 1922 году УК РСФСР заключал в себе ст. 198, в которой говорилось: “Само- вольное пользование в корыстных целях чужим изобретением или привиле- гией, зарегистрированными в установленном порядке, карается – принуди- тельными работами на срок до одного года или штрафом в тройном размере против извлечённой от самовольного пользования выгоды”. Данная норма, к сожалению, не защищала неимущественные права авторов и изобретателей, т. к. сосредоточила всё своё внимание на охране их имущественных прав.

Следующим шагом на пути развития уголовно-правовых средств защиты авторских и изобретательских прав стало принятие УК РСФСР 1926 года, согласно ст. 177 которого самовольное пользование изобретением с нарушением правил, установленных в законах о патентах на изобретение, а равно самовольное использование литературных, музыкальных и иных худо- жественных и научных произведений с нарушением закона об авторском праве, наказывалось принудительными работами на срок до трёх месяцев или штрафом до одной тысячи рублей.

Ст. 141 УК РСФСР 1960 года признавала преступными следующие деяния: 1) присвоение авторства на чужое произведение, изобретение или

рационализаторское предложение; 2) принуждение к соавторству; 3) оглаше-

ние изобретения до заявки без согласия изобретателя, т. е. сообщение о сущности произведения другим лицам, до заявки изобретения в установлен- ном порядке; 4) незаконное распространение или воспроизведение чужого произведения с указанием имени автора, но без его согласия, которое требуется по закону, либо с согласия автора, но с изменением произведения.

Автор приходит к выводу, что длительное время в отечественном уго-ловном праве объектом уголовно-правовой охраны являлись личные права авторов и изобретателей, возникающие в связи с созданием и последующим использованием произведений науки, искусства, изобретений и рационализа- торских предложений. Стремительное развитие техники, появление техни- ческих новшеств, позволяющих воспроизводить, копировать, распространять результаты творческой деятельности, расширение экспорта и импорта объектов интеллектуальной деятельности, породили необходимость в защите смежных прав. Впервые смежные права стали охраняется уголовно-правовыми средствами с введением в действие УК РФ 1996 года.



Во втором параграфе – “Социально-правовая природа посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права”, рассматривается вопрос о социальных предпосылках существования института уголовно-правового запрета на совершение преступлений, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права. Автор отмечает, что со временем рассматриваемые права изменили свою социально-экономическую ценность. Так, если в XIX веке они представляли собой культурную ценность, то в наше время кроме этого качества они стали главным показателем культурного, информационного и научного развития общества. Следовательно, в условиях рыночной эконо- мики право на объекты авторских, смежных, изобретательских и патентных прав можно рассматривать как товар особого рода. В отличие от обычных товаров, результаты творческой деятельности, если бы они не обеспечи- вались правовой охраной государством, могли бы быть использованы любым лицом, имеющим производственные возможности для извлечения прибыли. Таким образом, диссертант замечает, что именно институт правового запрета на совершение преступлений в сфере интеллектуальной собственности и служит средством предотвращения этого явления. Автором отмечаются психологический, социальный и исторический факторы установления уголовной ответственности за преступления в рассматриваемой сфере.

На основе анализа имеющихся юридических концепций в диссертации устанавливается юридическая природа основополагающего понятия в рассматриваемой сфере – понятия “интеллектуальная собственность” в объективном и субъективном его значении. Поскольку нормы статей 146 и 147 УК РФ по своей природе являются бланкетными, диссертантом прово- дится анализ норм гражданского законодательства, а именно Закона РФ – “Об авторском праве и смежных правах” от 9 июля 1993 г. № 5351-1 (в ред. Федеральных законов от 19 июля 1995 г. № 110-ФЗ, от 20 июля 2004 г. № 72-ФЗ) и Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. № 3517-I (в ред. Федеральных законов от 7 февраля 2003 г. № 22-ФЗ, от 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ), а также положений части четвёртой ГК РФ и на этой основе определяется юридическая природа, а также предметное содержание таких имеющих уголовно-правовое значение признаков, предусмотренных нормами ст. 146 и 147 УК РФ общественно опасных деяний, как “авторское право”, “смежные права”, “изобретательское право”, “патентное право”, “автор произведения”, “правообладатель”, “владелец смежных прав”, “автор изобретения”, “патентообладатель”.

Далее диссертантом раскрывается социально-правовая природа термина – “интеллектуальное пиратство”. Рассматривается проблема вреда, причиняемого данными преступлениями государству и законным правам и интересам правообладателей и патентообладателей. Автор делает вывод о том, что данные преступления причиняют не только материальный, но и моральный ущерб. Содержание материального ущерба обычно составляют: реальный ущерб правообладателей и патентообладателей, упущенная выгода, выраженная в недополученных авторских вознаграждениях в виде дохода, который не получают владельцы смежных прав, патентообладатели. Более того, материальный ущерб причиняется и государству, поскольку оно недополучает налоги за торговлю и производство чужой интеллектуальной собственности без соответствующих разрешений от правообладателей и патентообладателей. Также диссертантом отмечается, что моральный ущерб причиняется не только авторам и изобретателям, но и России, а именно её репутации.

Далее автором рассматривается степень общественной опасности при дифференциации преступлений, посягающих на авторские, смежные, изобрета-

тельские и патентные права. С учётом анализа статистических данных о динамике преступлений, нарушающих авторские, смежные, изобретатель-ские и патентные права, раскрывается их общественная опасность на современном этапе развития российской государственности. Диссертант делает вывод о высокой степени общественной опасности рассматриваемых преступлений, которые причиняют серьёзный ущерб как интересам право- обладателей, патентообладателей, так и экономическим и политиче­ским интересам России, а потому нормы об уголовной ответственности за наруше- ние авторских, смежных, изобретательских и патентных прав помимо превентивных функций должны эффективно применяться на практике, поскольку при бездействии механизма исполнения уголовного закона в общественном сознании возрастает и укореняется правовой нигилизм.

В конце параграфа автор формулирует факторы, обуславливающие целесообразность наличия в УК РФ уголовно-правовых норм, защищающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права в современных условиях.



В третьем параграфе - “Международно-правовые аспекты защиты авторских, смежных, изобретательских и патентных прав от посягательств на них”, рассматривается вопрос международно-правовой защиты авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, через призму международно-правовых актов в данной сфере и влияния их на отечественное уголовное законодательство. Поскольку права на результаты интеллектуальной деятельности не обладают экстерриториальностью, охрана авторских, смежных, изобретательских и патентных прав в рамках нацио- нальной законодательной базы становится неполной и неэффективной. Этот пробел, по мнению автора, и восполняет международно-правовая охрана авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Лишь использо- вание и укрепление правовых механизмов защиты интеллектуальных прав, интенсивное международное сотрудничество, в наше время стремительного развития всемирных интеграционных процессов, позволит эффективно бороться с различными посягательствами на авторские, смежные, изобрета- тельские и патентные права. В диссертации подчёркивается, что в основе формирования международно-правовой системы охраны прав правооблада-телей и патентообладателей лежит концепция расширения территориальных границ авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. Заключая международные договоры или присоединяясь к уже действующим, страны-участницы принимают на себя обязательства по распространению этих международных норм на своё внутреннее законодательство и запрещают принимать новые нормы и правила, не соответствующие международным договорам. Автором проводится анализ основных международно-правовых договоров в сфере авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, таких как: Парижская Конвенция по охране промышленной собственности 1883 г., Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 г., Всемирная Конвенция об авторском праве 1952 г., Римская Конвенция об охране прав исполнителей, создателей фонограмм и организаций эфирного вещания 1961 г., Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм 1971 г., Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) 1994 г. и другие.

Диссертант обращает внимание на то, что в основе международно-правовового регулирования авторских, смежных, изобретательских и патент-ных прав лежат два принципа: 1) принцип ассимиляции (национального режима); 2) принцип минимального (обязательного) объема охраны. Проанализировав вышеуказанные международные нормативные правовые акты, автор приходит к выводу, что международная уголовно-правовая охрана авторских, смежных, изобретательских и патентных прав зиждется на принципе “территориальности” и не имеет целостного, всемирного характера. В настоящее время ещё не сложилась единая система международно-правовой охраны от посягательств на авторские, смежные, изобретательские и патентные права.

Более того, автором отмечается, что между отдельными национальными законодательствами в области охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав существуют различия, включая и различия в уголовно-правовом регулировании этого вопроса. Рассматривая уголовное законодательство Венгрии, Греции, Испании, Китая, Малайзии, Польши, Сингапура и США, диссертант приходит к выводу о том, что основными видами наказания в зарубежном законодательстве, карающем нарушителей авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, являются штраф и лишение свободы. Отдельно диссертантом проводится сравнительный анализ уголовного законодательства Российской Федерации и стран бывшего СССР в сфере защиты авторских, смежных, изобретатель- ских и патентных прав, включая Модельный уголовный кодекс для государств - участников СНГ. На основе этого анализа автор констатирует, что в уголовных кодексах стран СНГ не наблюдается единого подхода в сфере охраны интеллектуальной собственности от преступных посягательств. Существуют особенности национальных законодательств в области охраны авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, которые выражаются в характере деяний, посягающих на данные права, за которые предусмотрена уголовная ответственность. Данные особенности, а также различные подходы к определению юридической природы рассматри-ваемых деяний обуславливаются, прежде всего, различными обычаями и

традициями, характерными для уголовного права этих стран.

Инструментарий уголовно-правовой защиты, прежде всего, зависит от уровня развития экономики, культуры, гражданского общества, государства в целом. Как отмечается в диссертации, для гармонизации данных законода-тельств и существует международное сотрудничество, которое уже поспособ- ствовало сближению отличных друг от друга систем на основе созданных международно-правовых норм, призванных защищать авторские, смежные, изобретательские и патентные права.

Вторая глава – “Уголовно-правовая характеристика посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права” – состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе“Объективные признаки посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права”, автором проводится анализ объекта и объективной стороны составов преступлений, указанных в ст. 146 и 147 УК РФ.

Автор отмечает, что непосредственным объектом преступлений, указанных в статьях 146 и 147 УК РФ, являются общественные отношения, возникающие в процессе реализации личных неимущественных и имущественных прав авторов произведений, владельцев смежных прав, авторов изобретений и патентообладателей. Далее диссертантом раскрывается сущность личных неимущественных и имущественных прав. На основе анализа юридической природы личных неимущественных и имущественных прав автор формулирует понятие непосредственного объекта преступления, применительно к рассматриваемым преступлениям. Так, непосредственным объектом, предусмотренного ч. 1 ст. 146 УК РФ преступного деяния (присвоение авторства), являются общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением автором или иным правообладателем своего конституционного права, а именно личного неимущественного права – права авторства, что и нашло своё отражение в названии главы 19 УК РФ.

В свою очередь, под непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, автором предлагается понимать общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением владельцем смежных прав или правообладателем своих имущественных прав. Дополнительным объектом, указанных в ч. 2 ст. 146 УК РФ преступ-лений выступают общественные отношения, возникающие по поводу осуществления предпринимательской деятельности.

Что касается непосредственного объекта преступлений, предусмотрен- ных в ст. 147 УК РФ, то под ним предлагается понимать общественные отношения, возникающие в связи с осуществлением автором и патенто- обладателем как своих личных неимущественных прав (право авторства и право на обнародование), так и имущественного права (право на использова- ние запатентованного изобретения, полезной модели или промышленного образца).

Диссертант критически оценивает структурное построение законодате-лем составов преступлений, изложенных в ст. 146 и ст. 147 УК РФ, поскольку преступления, посягающие на личные неимущественные права автора и преступления, посягающие на имущественные права автора, владельца смежных прав, патентообладателя размещены не в отдельности друг от друга, а наряду друг с другом. На основе имеющихся предложений учёных по изменению структурного построения законодателем преступлений, посягающих на авторские, смежные, изобретательские и патентные права, изучения зарубежного законодательства в рассматриваемой сфере, а также, принимая во внимание различный характер объекта посягательств, автором делается вывод о необходимости выделения двух самостоятельных составов преступлений, установленных в ст. 146 и 147 УК РФ. Таким образом, предла- гается в главе 19 УК РФ закрепить ст. 146 УК РФ под новым названием – “Нарушение личных неимущественных прав автора, исполнителя” и ст. 147 УК РФ с названием – “Нарушение имущественных прав автора, владельца смежных прав и патентообладателя”.

Принимая во внимание то, что диспозиции норм статей 146 и 147 УК РФ носят бланкетный характер, автор проводит сравнительный анализ норм в рассматриваемой сфере, обращаясь для установления и раскрытия сущности основных понятий авторского, смежного и патентного права, таких как объект авторского права, объект смежных прав, объект патентного права к нормам гражданского законодательства.

Исходя из этого анализа, автор устанавливает, что право авторства является абсолютным правом и его необходимо рассматривать через призму личности, являющейся автором того или иного произведения, а следовательно, право авторства является не предметом преступления, указанного в ч. 1 ст. 146 УК РФ, а объектом воздействия.

Предметом преступления, указанного в ч. 2 ст. 146 УК РФ, могут быть как сами произведения, исполнения и фонограммы, выражен­ные в любой материальной форме на материальном носителе, так и их контрафактные экземпляры, незаконное использова­ние которых в крупном размере нарушает авторские и смежные права.

Автор раскрывает понятие “контрафактность”. Отмечается, что данное понятие может быть как юридическим, подлежащим уста­новлению судом, так и техническим, устанавливаемым экспертом с использованием специальных познаний. Более того, диссертанту представляется необходимым изменить редакцию ч. 2 ст. 146 УК РФ, поскольку термин “контрафактный” должен употребляться не только к экземплярам произведений и фонограмм, но и к базам данных, а также к экземплярам видеозаписей исполнений и телевизионных передач. Более того, для изменения редакции ч. 2 ст. 146 УК РФ следует использовать положение ч. 4 ст. 1252 части четвёртой ГК РФ, которая говорит, что контрафактными считаются материальные носители, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности, если их использование приводит к нарушению исключительного права на такой результат.

Что касается ст. 147 УК РФ, то диссертант отмечает, что право авторства и право на обнародование информации о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, является не предметом преступления, указанного в ст. 147 УК РФ, а объектом воздействия.

Предметом преступления, закреплённого диспозицией ст. 147 УК РФ,

выступает техническое или художественно-конструкторское решение, выра-женное в форме изобретения, полезной модели или промышленного образца, являющееся результатом чужой творческой деятельности, подтверждённое соответствующем патентом, незаконное использова­ние которого причиняет крупный ущерб законным правам и интересам автора и патентообладателя.

Во второй части параграфа рассматриваются признаки объективной стороны составов преступлений, указанных в ч. 1 и ч. 2 ст. 146 УК РФ, а также ст. 147 УК РФ. Диссертантом раскрывается понятие присвоение авторства (ч. 1 ст. 146 УК РФ), под которым он понимает выпуск или исполь- зование под своим именем чужого произведения полностью или частично, а если произведение было создано в соавторстве, то в отсутствие указания фамилии соавтора (соавторов). Иными словами, присвоение авторства – это выдача чужого результата творческого труда за свой собственный.

Поскольку право авторства как автора, так и исполнителя (согласно ст. 1265 и ст. 1315 части четвёртой ГК РФ соответственно) является личным неимущественным правом, диссертантом на основе изучения зарубежного законодательства, международно-правовых положений, касающихся охраны смежных прав, мнения учёных и правоприменителей, в целях повышения уровня охраны прав исполнителя обосновывается целесообразность установ- ления в ч. 1 ст. 146 УК РФ уголовной ответственности за плагиат в отношении исполнителя.

Далее диссертантом исследуется актуальный вопрос о предметном содержании понятия “крупный ущерб” применительно к ч. 1 ст. 146 УК РФ. При этом отмечается, что поскольку право авторства является личным неимущественным правом, то крупный ущерб может устанавливаться только на основании морального вреда, причиненному потерпевшему. При определе- нии размера морального вреда, по мнению диссертанта, следует руководство- ваться объективными и субъективными критериями. Объективными критериями могут являться, например, объём заимствования произведения, длительность противоправного деяния, общественная ценность творения. Субъективными критериями могут являться, например, объём и характер нравственных и физических страданий, причинённых противоправным деянием, дискредитация, подрыв авторитета, репутации автора. Вместе с тем, исходя из проведённого исследования, изучения зарубежного опыта борьбы с присвоением авторства, мнения учёных и правоприменителей для повышения эффективности уголовно-правовых мер борьбы с данным преступлением, диссертант считает целесообразным исключить из текста ч. 1 ст. 146 УК РФ признак “крупный ущерб”.

При характеристике объективной стороны предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ преступного деяния диссертант выделяет и анализирует наиболее распространённые и типичные способы незаконного использования объектов авторского права или смежных прав, а также предлагает авторское опреде- ление таких образующих объективную сторону указанного в ч. 2 ст. 146 УК РФ преступления признаков, как незаконные “приобретение”, “хранение”, “перевозка” контрафактных экземпляров произведений или фонограмм. При этом подчёркивается, что уголовная ответственность за вышеперечисленные действия наступает при условии их совершения в крупном размере, легальное толкование которого содержится в примечании к ст. 146 УК РФ.

Однако диссертантом отмечается, что закреплённое в примечании к ст. 146 УК РФ определение “крупного размера” не содержит указания на то, какую именно стоимость экземпляров произведений и фонограмм имел в виду законодатель: розничную, оптовую или себестоимость. Ведь себесто- имость контрафактной продукции значительно отличается от их продажной цены. Изучив научную литературу, суждения учёных по данному вопросу и судебную практику, автор предлагает при определении крупного размера исходить из розничной цены лицензионного про­дукта, если контрафактные экземпляры произве­дений или фонограмм были реализованы в розницу, а если оптом – из оптовой цены лицензионного про­дукта.

Что касается упоминаемого в примечании к ст. 146 УК РФ термина “стоимость прав”, то диссертантом предлагается понимать под ним сумму, уплаченную автору, правообладателю по договору за передачу исключи-тельных авторских прав по использованию произведения определён- ным способом и на определенной территории. По мнению диссертанта, при расчёте крупного размера, целесообразно основываться на совокупной стоимости прав на использование объек­тов авторского права и смежных прав по отношению не к отдельным правообладателям, а применительно ко всем правообла­дателям, чьи права были нарушены.

Далее в диссертации характеризуются объективные признаки преступ- ления, предусмотренного ст. 147 УК РФ. С учётом бланкетного характера диспозиции этой статьи для установления содержания понятий “незаконное использование”, “официальное обнародование”, автором использованы нормы гражданского законодательства, в частности положения Патентного Закона РФ и части четвёртой ГК РФ.

Особое внимание диссертант уделил проблеме соотношения сформу- лированных в ч. 1 ст. 147 УК РФ составов присвоения авторства и принужде- ния к соавторству. По мнению диссертанта, присвоением авторства является не только получение патента, но и подача заявки от своего имени на чужое изобретение или получение незаконным способом на своё имя документа об изобретении лицом, не являющимся его изобретателем. Данное преступление может быть совершено как в результате обмана, так и путём воспроизведения изобретения, на которое уже были выданы документы, свидетельствующие об авторстве. Под принуждением к соавторству следует понимать незаконное воздействие на изобретателя (психическое или физическое), выражающееся в совершении насильственных действий или в угрозе их совершения, с целью включения полного имени в состав соавторов лица, не принимавшего учас- тия в работе над созданием изобретения, полезной модели или промышлен-ного образца. Причём требование о включении в соавторы может касаться как самого виновного, так и его требования в отношении любых других лиц. Учитывая, что принуждение к соавторству, либо принуждение к отказу от авторства, сопровождающееся применением психического или физического насилия, является более опасным преступлением, чем присвоение авторства, а также, учитывая исключительный характер личного неимущественного права автора изобретения, полезной модели или промышленного образца, в диссертации обосновывается предложение об отнесении принуждения к соавторству либо принуждение к отказу от авторства к квалифицированному составу присвоения авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Аналогичную роль, т. е. квалифицированного состава преступления должно выполнять принуждение к соавторству либо принуждение к отказу от соавторства и применительно к составу присвоения авторства на произведение науки, литературы и искусства, а равно к составу присвоение авторства на исполнение.

Кроме того, во избежание коллизий между уголовным законода- тельством и нормой ст. 7. 12 Кодекса РФ об административных правонару-шениях, предусматривающей административную ответственность за принуждение к соавторству, представляется целесообразным исключить из текста ч. 2 ст. 7. 12 Кодекса РФ об административных правонарушениях указание на принуждение к соавторству, поскольку данное деяние обладает большей степенью общественной опасности, чем присвоение авторства, а потому должно оцениваться не как административный проступок, а как преступное деяние.

При характеристике признаков объективной стороны предусмотрен- ного ч. 1 ст. 147 УК РФ преступного деяния обращается внимание на вопрос определения понятия “крупный ущерб”. По мнению автора, при его опреде- лении некорректно ссылаться на понятие крупного размера, указанного в примечании к ст. 146 УК РФ, поскольку термины “ущерб” и “размер” – два разных понятия. Так, если признак “ущерб” является синтезом различных общественно опасных последствий, причиненных преступным деянием, в том числе и материального характера, то признак “размер” является всей совокуп- ностью денежных средств, определяющих либо стоимостной эквивалент исключительных прав на использо­вание объектов авторского права и смежных прав либо стоимостной эквивалент экземпляров произведений или фонограмм. По мнению диссертанта, для определения размера крупного ущерба применительно к ч. 1 ст. 147 УК РФ следует исходить из совокупной оценки не только имущественного, но и морального вреда. Так, объективным критерием может являться реальная прибыль и упущенная выгода, а субъективным – оценка ущерба патентообладателем.

В то же время, учитывая, что предусмотренные ч. 1 ст. 147 УК РФ деяния – присвоение авторства или принуждение к соавторству нарушают личные неимущественные права автора или изобретателя, а в случае разглашения без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них определение размера ущерба крайне затруднительно, поскольку необходимо спрогнозировать эффективность изобретения, полезной модели или промышленного образца до введения их в гражданский оборот, диссертант полагает целесообразным отказаться от использования понятия “крупный ущерб” в качестве конструктивного признака предусмотренных в ч. 1 ст. 147 УК РФ преступных деяний.

В заключение параграфа автором рассматриваются квалифицирующие признаки составов нарушения авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, предусмотренных ч. 3 ст. 146 УК РФ и ч. 2 ст. 147 УК РФ. Диссертант считает ошибочной позицию законодателя, не предусмотревшего в ч. 2 ст. 147 УК РФ такой квалифицирующий признак, как совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения и предлагает дополнить текст ст. 147 УК РФ данным квалифицирующим признаком.



Во втором параграфе – “Субъективные признаки посягательств, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права”, раскрываются и характеризуются признаки субъективной стороны, исследу-ются субъекты рассматриваемых преступлений.

Автор критически оценивает точку зрения тех учёных, которые

считают, что данные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. На основе исследования судебной практики и анализа специфики преступных деяний, указанных в диспозиции ст. 146 и ст. 147 УК РФ, в диссертации формулируется вывод о том, что данные преступления могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

В диссертации также предметному анализу подвергнуты особенности цели и мотива преступных деяний, указанных в ст. 146 и 147 УК РФ.

На основании анализа материалов судебной практики диссертант приходит к выводу о том, что преобладающим мотивом рассматриваемых преступлений является корысть.

Во второй части параграфа диссертантом анализируется признаки субъекта преступлений, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права. Руководствуясь результатами проведённого конкретно-социологического исследования, диссертант, в отличие от мнения ряда специалистов, обосновывает вывод о нецелесообразности снижения возраста уголовной ответственности применительно к данным преступлениям.



В третьем параграфе – “Проблема разграничения составов преступлений, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права от смежных составов преступлений”, даётся подробный сравнительный анализ нарушения авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушения изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ) и таких преступлений как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммер-ческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), незаконное распространение порнографических материалов или предметов (ст. 242 УК РФ), создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273 УК РФ), разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ), в квалификации которых возникают сложности на практике.

Автор подчёркивает, что в правоприменительной деятельности вопросы, возникающие в случаях нарушения авторских, смежных, изобрета-тельских и патентных прав в совокупности с другими правонарушениями и при конкуренции указанных в ст. 146 и 147 УК РФ составов со смежными составами, способны затруднить квалификацию рассматриваемых преступле-ний. В ряде случаев достаточно сложно определить, когда совершаемые деяния образуют идеальную совокупность (предполагается, что при реальной совокупности подобного рода затруднений не возникает), а когда присутствует конкуренция уголовно-правовых норм.

В диссертации с привлечением материалов судебно-следственной практики рассматриваются вопросы и формулируются рекомендации относительно квалификации нарушения авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушения изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ) по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 171, 180, 183, 242, 273, 283 УК РФ.

В третьей главе – “Проблемы совершенствования уголовного законодательства об ответственности за нарушение авторских, смеж-ных, изобретательских и патентных прав”, исследуются вопросы совершенствования уголовного законодательства в сфере авторских, смежных, изобретательских и патентных прав.

Автором рассматривается вопрос об уголовном преследовании лиц, нарушающих авторские, смежные, изобретательские и патентные права.

Обращается внимание на то, что дела о незаконном использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашении без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца, присвоении авторства или принуждении к соавторству относятся к делам частно-публичного обвинения, в связи с чем возникают проблемы уголовного преследо­вания субъектов, посягающих на изобретательские и патентные права. Исходя из этого, диссертант предлагает внести изменение в УПК РФ и отнести вышеуказанные дела к делам публичного обвинения, исключив из ч. 3 ст. 20 УПК РФ указание на ч. 1 ст. 147 УК РФ.

Кроме того, диссертант подробно рассматривает вопрос о целесообраз-ности криминализации общественно опасного деяния, нарушающего автор- ские и смежные права в цифровой сфере. При этом анализируются как поло-жения международных договоров ВОИС по Авторскому праву и по Фонограммам и Исполнениям, принятых в 1996 году, а также директивы 2001/29/EC Европейского Парламента и Совета от 22 мая 2001 г. “О гармони-зации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информацион-ном обществе”, так и положения Федерального Закона от 20 июля 2004 года № 72-ФЗ “О внесении изменений в Закон “Об авторском праве и смежных правах”, и части четвёртой ГК РФ, касающихся технических средств защиты авторского права и смежных прав, а также информации об авторском праве и смежных правах.

Диссертантом отмечается, что за нарушения, посягающие на интересы авторов и правообладателей в киберпространстве, не предусмотрены отлич- ные от гражданско-правовых меры ответственности, чему свидетельствует проведённый анализ содержания норм ст. 7.12 КоАП РФ и ст. 146 УК РФ, который показал, что незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав, а также неправомерный доступ к информации об управлении авторским правом и смежными правами не являются ни административно-наказуемым, ни уголовно-наказуемым деянием. Принимая во внимание то, что в законодательстве большинства стран (например, США, Испания, Литва, Япония, Эстония) устанавливается уголовная ответственность за данные деяния, соглашаясь с мнениями неко- торых учёных о необходимости защиты авторского права и смежных прав в цифровой сфере, диссертант предлагает ввести в УК РФ новые составы преступлений, закрепив их в ст. 146.1 – “Незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав или неправомерный доступ к информации об управлении авторским правом и смежными правами”. Проведённый в ходе диссертационного исследования опрос семидесяти следователей прокуратуры г. Москвы показал, что на вопрос: “Целесообразно ли введение в УК новых составов преступлений, нарушающих авторские и смежные права, таких как: «незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав» или «неправомерный доступ к информации об управлении авторским правом и смежными правами»?” 80 % (56 человек) ответили положительно.

В заключении автор подводит итоги исследования, излагает основные тезисы и предложения, в том числе и законопроектного характера, сформулированные в ходе настоящей работы.

По теме диссертации, опубликованы следующие научные работы:

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Кузнецов К. В. Некоторые проблемы определения крупного ущерба как признака объективной стороны нарушения авторских и смежных прав // Российская юстиция. – 2006. – № 9. – 0,3 п. л.

2. Кузнецов К. В. Незаконные действия в отношении технических средств защиты авторского права и смежных прав // «Чёрные дыры» в Российском законодательстве. – 2007. – № 2. – 0,3 п. л.
Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

3. Кузнецов К. В. Законодательство о патентных правах (краткий исторический обзор) // Политика, Право, Экономика: Сборник научных трудов ИМПЭ им. А. С. Грибоедова. – М., 2004. – 0,5 п. л.

4. Кузнецов К. В. Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Испании об ответственности за нарушения авторских, смежных, изобретательских и патентных прав // Управление: история, наука, культура: Тезисы докладов 8-й научной межвузовской студенческой конференции

(20 – 21 апреля 2004 года). – Петрозаводск, 2004. – 0,2 п. л.



5. Кузнецов К. В. Проблемы совершенствования нормы об уголовной ответственности за преступления, нарушающие изобретательские и патентные права // Бизнес в законе. Приложение к журналу «Чёрные дыры» в Российском законодательстве. – 2007. – № 1. – 0,3 п. л.


1 См. подробнее - International Intellectual Property Alliance 2007 Special 301 Report. – . – (последнее посещение 15 февраля 2007 г.).

2 См. подробнее - “The recording industry 2006 piracy report”. – . – (последнее посещение – 11 февраля 2007 г.).

Похожие:

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи

На правах рукописи iconНа правах рукописи Троцюк Светлана Николаевна

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org