«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод



страница1/2
Дата06.09.2014
Размер0.58 Mb.
ТипДокументы
  1   2

Содержание.
Скрынник: фермеры оформят в собственность 3 млн. гектар сельхозземель.

«dairynews.ru»06.03.12.
По 1,5 миллиона на нос.

«Российская газета»06.03.12.
Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод.

«Крестьянские ведомости»06.03.12.
Новый урожай: исторически неплохо.

АгроИнвестор №2, Февраль 2012
Былое и думы мясного скотоводства в России.

Журнал «Аграрное обозрение», №6 2011 год
Экспорт х 12. Получится?

АгроИнвестор №2, Февраль 2012
Весна диктует новые заботы.

«Республика Татарстан»06.03.12.
Рынок намерений.

АгроИнвестор №2, Февраль 2012
Альтернатива Центральному рынку.

«Эксперт Юг» №9-10 (199)05.03.12.
Повестка дня: новый поиск.

«Независимая газета»02.03.12.
Путин 3.0, но на этот раз будет по-другому

«inosmi.ru»11.03.12.
В китайском интернете муссируются территориальные претензии к РФ.

«newsland.ru»10.03.12.

«dairynews.ru»06.03.12.

Скрынник: фермеры оформят в собственность

3 млн. гектар сельхозземель.

В "Российской газете" состоялся "Деловой завтрак" с министром сельского хозяйства России Еленой Скрынник. Министр подробно рассказала об основных направлениях работы по повышению эффективности отраслей АПК, результатах страды прошлого года. Были также освещены итоги развития животноводства в 2011 году, а также меры по дальнейшему развитию этих отраслей в наступившем году.

- Развитие Дальнего Востока, Сибири - один из приоритетов работы российского правительства. В частности, актуальна проблема комплексного освоения дальневосточных сельскохозяйственных земель. Реализуются ли какие-либо проекты в этом направлении?

- Подготовлена вся необходимая нормативно-правовая база для субсидирования оформления фермерами в собственность земель сельхозназначения в этом регионе. Всего на решение этой задачи в 2012 году из федерального бюджета будет выделено 1,4 млрд рублей, что позволит оформить 3 млн гектаров из 8,5 млн гектаров земель, обрабатываемых фермерами.

Господдержка сельхозтоваропроизводителям Дальнего Востока оказывается также и в рамках осуществления мелиоративных работ. Соответствующая целевая программа предусматривает мероприятия по поддержанию почвенного плодородия, в том числе в дальневосточных субъектах Федерации. За годы реализации программы на мелиорированных землях сельхозназначения, расположенных в Дальневосточном федеральном округе, проведена реконструкция целого ряда мелиоративных объектов.

Среди них - мелиоративная система "Приамурье" в Тамбовском районе Амурской области, Алексеевская осушительная система в Биробиджанском районе Еврейской автономной области, реконструкция орошаемого севооборота в совхозе "Пограничный" Елизовского района Камчатского края и др.

Кроме того, в Приморском крае успешно функционируют рисовые мелиоративные системы; в Амурской области на мелиорированных землях успешно организовано производство такой эффективной высокобелковой культуры, как соя.

Отдельная работа проводится министерством в рамках Совета по рациональному использованию и мониторингу земель сельхозназначения. На совете решаются вопросы вовлечения в оборот неиспользуемых сельхозземель, находящихся в федеральной собственности. На недавнем совещании, в частности, обсуждалась ситуация в Приморском крае, где Минсельхозом России совместно с региональными властями был проведен мониторинг земельных участков сельхозназначения, находящихся в постоянном пользовании у министерства обороны. Эффективными путями решения проблем, связанных с оборотом таких земель, может стать создание фонда по управлению землями сельхозназначения. А также различные преференции добросовестным арендаторам; увеличение финансирования работ по формированию земельных участков с целью их дальнейшего предоставления в пользование.

- В ходе предыдущих встреч в "РГ" вы сообщали, что получила развитие система прогнозных балансов при поставках продукции между странами СНГ. Как это развивается сейчас? Выльется ли такое сотрудничество в полномасштабную зону свободной торговли сельскохозяйственной продукцией?

- Государственная политика в сфере АПК позволила увеличить валовое производство продукции сельского хозяйства. Россия вошла в тройку мировых экспортеров зерна, растут экспортные возможности и по другим видам сельхозпродукции. Поэтому особую важность приобретают вопросы, связанные с перспективами развития торговли на зарубежных рынках.

За прошедшие два года создана единая таможенная территория, обеспечены условия для беспрепятственного движения товаров в рамках России, Белоруссии и Казахстана. Действуют единые стандарты в области технического регулирования, ветеринарии и фитосанитарии, в полной мере отвечающие международным требованиям, в том числе ВТО.

Новый этап развития - формирование условий для свободного движения товаров при торговле между государствами - участниками СНГ. Говоря о зоне свободной торговли, нужно иметь в виду, что развитие механизмов и модернизация правового поля торговли в рамках СНГ осуществляется параллельно с решением задач продовольственной безопасности. Здесь важную роль играют мониторинг и прогнозирование продовольственной безопасности государств - участников СНГ, которые целесообразно осуществлять на базе прогнозных балансов продовольствия.

Яркий пример - взаимодействие с Белоруссией, с которой ежегодно подписываются прогнозные балансы по поставкам молока, позволяющие в "ручном" режиме регулировать ситуацию на внутреннем рынке по объемам и ценам. В 2012 году такая практика будет продолжена. Этот пример может быть востребован в торговле сельхозпродукцией и с другими странами Содружества.


«Российская газета»06.03.12.

По 1,5 миллиона на нос.

Правительство утвердило правила субсидирования начинающих фермеров.

Максимальный размер гранта на создание и развитие фермерского хозяйства на одного начинающего фермера будут определять в регионе. Сумма не должна превышать 1,5 миллиона рублей, говорится в постановлении правительства, которое подписал Владимир Путин.

Денежную помощь от государства можно направлять, в частности, на покупку сельхозземель, семян, животных, техники, инвентаря, грузового транспорта и оборудования.

Кроме того, на эти средства можно разрабатывать проектную документацию для строительства или реконструкции производственных и складских зданий. При этом такие объекты должны быть предназначены исключительно для производства, хранения и переработки сельхозпродукции. Господдержка также предусматривает и строительство дорог.

В постановлении отражена и помощь на бытовое обустройство фермеров. Единовременная выплата составляет 250 тысяч рублей.

В целом на финансирование программы "Начинающий фермер" из федерального бюджета направят два миллиарда рублей. При этом одно из условий выполнения программы - софинансирование из региональных бюджетов. По оценкам правительства, денежная помощь от государства позволит поддержать более 1700 хозяйств.

Еще одно направление - развитие семейных животноводческих ферм. Максимальный размер гранта на эти цели может составить 21,6 миллионов рублей. Денежная помощь будет оказываться главам крестьянских хозяйств, которые пройдут отбор региональных конкурсных комиссий.

Напомним, что недавно во время интервью "РГ" глава минсельхоза Елена Скрынник обещала защитить фермеров от бюрократических проволочек при получении господдержки. За этим должны следить специальные рабочие группы министерства. 
«Крестьянские ведомости»06.03.12.

Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод.

За последнее время на деловых сайтах зачастили объявления типа «Нужен комбикорм в Москве?», «Комбикорм: все для производства», «Мы построим современный комбикормовый завод для нужд вашего хозяйства». Бизнес прочувствовал, в каком направлении растет спрос и предлагает свои услуги.

Действительно, упавшая было почти впятеро к началу нулевых годов (по сравнению с 1990 годом) отрасль с середины первого десятилетия нового века вдруг как бы получает второе дыхание. Напомним, что к концу 1980-х гг. производство комбикормов в России достигло 36 млн тонн в год, а к концу 1990-х оно упало до 8 млн тонн в год. Затем начался рост, сначала скромный - в 2005 году достигнут 10-миллионный рубеж ( в среднем прирост -0,4 млн тонн в год). С принятием приоритетного аграрного проекта, а затем пятилетней госпрограммы-2012 прибавка колебалась вокруг 1 млн тонн в год. И в прошлом году фиксируемый госстатистикой объем производства комбикормов стране превысил 16,8 млн тонн.

Двигателем интереса к комбикормовой отрасли, безусловно, стал положительный тренд в мясном цехе страны. Напомним некоторые цифры, приведенные первым вице-премьером Виктором Зубковым в конце января в Тамбове на совещании по развитию животноводства. За шесть лет прирост объёма производства составил более 3 млн т. Наибольший прогресс отмечен в свиноводстве, птицеводстве, здесь поголовье приросло в 1,5 и 2 раза. А в этих отраслях кормовая база почти целиком базируется на применении комбикормов. Только за 2011 год прирост мяса птицы составил 320 тыс. т, а свинины – более 100 тыс. т.

Понятно поэтому, что именно по комбикормам для этой живности наблюдаются наиболее высокие темпы роста производства. Скажем, если за пять лет (2005-2009 гг) Росстат зафиксировал увеличение производства комбикормов для крупного рогатого скота менее чем в 1,2 раза, то для свиней и птицы – в 1,5 раза. И к настоящему времени, по подсчетам экспертов, более половины произведенного комбикорма поступает в птицеводческую отрасль, четверть от общего объема составляют корма для свиней и лишь восьмая часть - комбикорм для КРС.

Крен в сторону скороспелых мясных отраслей – отличающихся наибольшей окупаемостью потребляемых кормов привесами – на самом деле может быть еще серьезнее. На нашем сайте AgroNews.ru и полтора года назад высказывалось мнение специалистов, что Росстат учитывает, прежде всего, самостоятельное комбикормовое производство; те же мощности, которые входят в состав холдингов и сельхозпредприятий, уходят от общероссийского учета. Крупные свиноводческие и птицеводческие структуры предпочитают сами производить комбикорма с гарантированным качеством и более низкой (на 2 - 4 рубля) себестоимостью килограмма. Судя по докладу президента Союза комбикормщиков Валерия Афанасьева на 6 Международной конференции "Комбикорма-2012" в феврале этого года пока эта практика сохраняется.

Вклад комбикормовой отрасли в реализацию Госпрограммы мог бы быть значительно больше, утверждает В. Афанасьев, если бы федеральное правительство обратило внимание на проблемы предприятий бывшей государственной комбикормовой промышленности, которые используют свои мощности менее чем на 50%, а в ряде регионов — на 30%. Эти заводы из-за дефицита собственных средств не могут проводить реконструкцию или техническое перевооружение. Для нормальной, более эффективной работы нужно лишь изменить их статус, приравняв к комбикормовым предприятиям в составе птицефабрик, животноводческих комплексов и холдингов. Речь о том, чтобы, внести их в перечень сельхозтоваропроизводителей, пользующихся льготами финансирования для реконструкции и техперевооружения за счет кредитования с субсидированием процентной ставки. Но, увы, получается, что у государства есть сыновья и пасынки, сетует руководитель отраслевого союза предпринимателей.

В свою очередь, начальник отдела комбикормов Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России Владимир Манаенков предлагает таким заводам сосредоточиться больше на удовлетворении спроса хозяйств-владельцев крупного рогатого скота. Ведь хотя в молочном и мясном скотоводстве тоже идет концентрация производства, все же основная часть поголовья содержится в хозяйствах, которым не по средствам возводить собственные комбикормовые заводы.

Есть перемены и в сырьевой базе отрасли, но достаточно скромные. Так, два года назад, в феврале 2010 г., на всероссийском совещании по животноводству отмечалось, что ежегодно для удовлетворения потребности животноводства необходимо 10 млн т кукурузы, жмыха и шротов - 6 млн т, зернобобовых - 5 млн т и сои - 3 млн т. Шаг вперед сделан. В прошлом году по сравнению с 2009 годом сборы кукурузы возросли на 69%, сахарной свеклы — на 86%, подсолнечника — на 49%, сои — на 80%, рапса — на 57%, зернобобовых – на 15%. Однако и достигнутые рубежи производства кукурузы – 6680 тыс. тонн, сои – 1749 тыс. тонн, зернобобовых – 1049 тыс. тонн еще далеки от потребностей комбикормовой отрасли.

По словам В. Афанасьева, начинает меняться ситуация с обеспечением отрасли премиксами, белково-витаминными и минеральными добавками. В 2010 г. производство БВМК по сравнению с 2008 г. выросло в 2,2 раза — до 142 тыс. т, а в 2011 г. — до 181,1 тыс. т. Такие же темпы роста наблюдаются и в производстве премиксов, которое в 2011 г. составило 124,2 тыс. т, увеличившись по сравнению с прошлым годом на 26,9%. Однако комбикормщиков беспокоит то обстоятельство, что для производства премиксов все сырье поступает из-за рубежа, а для БВМК — 75 - 80%. Цены на него ежегодно растут, и во многом по этой причине цены производителей на комбикорма с 2005 по 2011 год выросли в 2 раза. Но мер по восстановлению собственной микробиологической промышленности и совершенствованию тарифно-таможенного регулирования не предпринимается.

Тем не менее, тенденция к росту в комбикормовой отрасли сохраняется. По данным Росстата, нынче объем производства комбикормов в январе составил 1455 тыс. тонн. Это на 7 процентов с лишним больше, чем в первом месяце прошлого года.


АгроИнвестор №2, Февраль 2012

Новый урожай: исторически неплохо.

В сезоне-2012/13 аграрии смогут собрать от 90 млн т до 100 млн т зерна.

90-100 млн т – такие ранние прогнозы начали давать с января аналитики, Минсельхоз и отраслевые союзы. Озимые, скорее всего, перезимуют неплохо, а посевы под урожай-2012 могут вырасти в общей сложности на 0,8 млн га. Замглавы правительства Виктор Зубков уверен, что нынешний сбор станет выше прошлогоднего. Но что тогда будет с инфраструктурой, ценами и маржой сельхозпроизводителей, задаются вопросом эксперты.

Валовый сбор зерна в 2012 календарном году будет не менее 90 млн т при условии благоприятных погодных условий, заявила в январе министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Ответственный за сельское хозяйство первый вице-премьер Виктор Зубков несколькими днями раньше говорил, что в этом году Россия соберет больше, чем в прошлом.



Консервативно.

Прогноз Минсельхоза очень осторожный, считает гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. Министр традиционно скромна в прогнозах: например, в 2011 году первый прогноз урожая она дала 24 января – 85-87 млн т, тогда как реальное производство зерновых превысило 93 млн т (см. таблицу). Владимир Петриченко ожидает, что в этом году будет собрано минимум 98 млн т зерна. Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский и аналитик «Русагротранса» Игорь Павенский говорят об урожае «под 100 млн т». Умеренно-консервативный прогноз в январе давал Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) – 95 млн т. Скромнее всех в ожиданиях был аналитический центр «СовЭкон», дававший прогноз на уровне 90 млн т.

Основания для высоких прогнозов аналитикам дают объем посевов и качество озимых. По оценке Петриченко, ими в этом сезоне Россия засеяла 16,13 млн т – более чем на 0,5 млн больше, чем под урожай-2011, – и при этом сохранность тоже хорошая. На днях Елена Скрынник объявила «стратегической задачей» расширение ярового клина нынешнего года на 0,3 млн га (до 50,8 млн га). Это дало бы дополнительные объемы сбора, говорит Владимир Петриченко. Поводов для тревог из-за возможного неурожая нет, считает исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов, ссылаясь на данные Росгидромета о сохранности посевов.

Проблемы остались.

Но, несмотря на благоприятные ранние прогнозы, на рынке сохраняются инфраструктурные проблемы, напоминает президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. Они касаются перевозок и хранения зерна, а также высокой закредитованности сельхозпроизводителей, что ограничивает их возможности по привлечению заемных средств для проведения посевной.

Сейчас важнее не столько цифры производства, сколько состояние зерновой инфраструктуры в регионах, удаленных от экспортных рынков, говорит гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. Урожай выше 95 млн т для России может оказаться избыточным – при сегодняшнем состоянии инфраструктуры падают и рыночная цена, и маржа производителей, комментирует он.

Осенью 2011 года с перевозками зерновых произошел коллапс. В июле-сентябре страна поставила абсолютный исторический рекорд по экспорту зерновых за этот период (10 млн т, по данным «Русагротранса»). Все это время вагонов для перевозки не хватало: число заявок, рассказывали участники рынка, постоянно превышало возможности вагонного парка, вместе взятые, в несколько раз. Но к коллапсу с перевозками привел не столько высокий урожай, сколько отложенный спрос у экспортеров, возникший после отмены эмбарго, говорит руководитель аналитического отдела «Русагротранса» Игорь Павенский. В 2008 году рекордный урожай (тогда, по данным Минсельхоза, собрали 108 млн т) серьезных проблем с транспортировкой зерна не вызвал, напоминает аналитик. А с тех пор Россия прибавила портовых экспортных мощностей.


Журнал «Аграрное обозрение», №6 2011 год

Былое и думы мясного скотоводства в России.

Из имевшихся в начале 90-х 57 млн голов крупного рогатого скота к октябрю 2011 года на территории России осталось около 20,8 млн голов. Ситуация в отрасли весьма плачевная. Предприятия, способные производить конкурентоспособный продукт, можно перечесть по пальцам. Более того, даже несмотря на работу и национального проекта «Развитие АПК», и госпрограммы развития сельского хозяйства, ситуация в отрасли практически не изменилась. Поголовье каждый год неуклонно снижается на 3–4%, а большинству инвесторов разведение КРС (крупного рогатого скота) неинтересно – затраты на производство внушительны, а перспективы туманны. Что является основным препятствием развития отрасли, каковы причины отставания и есть ли альтернативы мясному скотоводству, мы попытались выяснить вместе с участниками рынка и отраслевых организаций.

Цифры и факты.

Сегодняшнее развитие животноводства во многом связывают с запуском в 2006 г. нацпроекта «Развитие АПК». Чтобы стимулировать интерес к сельскому хозяйству, были выделены колоссальные деньги, и ряд отраслей действительно начал развиваться. Тем не менее мясное скотоводство никакого роста не продемонстрировало. Как отмечают эксперты, нацпроект спровоцировал рост именно в тех отраслях, где уже были предпосылки развития. Остальные сферы АПК в нынешних реальных российских условиях экономически неэффективны, и для их существования необходима постоянная господдержка.



На данный момент мясное производство КРС в России существует скорее виртуально, чем в действительности. В официальной статистике, как и в новостных лентах, показателям по отрасли если и отводится место, то только в самом конце.

По итогам развития АПК за 2010 год цифры следующие: объем производства продукции сельского хозяйства составил 88,1% к уровню 2010 года. В животноводстве – плюс 2,6% (по мясу птицы рост – 11,3%, свинине – 6,5%). О развитии мясного КРС нет ни слова. Более того, в госпрограмме на 2012– 2020 гг. средства на развитие данной отрасли также не заложены.

http://agroobzor.ru/up/article/img/meat-6-2011-d01.jpg

«В предлагаемой программе нет ни слова о мясном КРС. Есть лишь «Подпрограмма развития подотрасли животноводства» совместно с отраслями переработки и реализации продукции животноводства, – сетует заместитель генерального директора по сельскохозяйственному направлению компании «Элидар» Алексей Зубков. – Видимо, с точки зрения составителей данной программы, производство отечественной говядины не отвечает потребностям российского рынка и не является стратегическим направлением развития отрасли животноводства».



За двумя зайцами.

Одну из основных причин неэффективности отрасли участники рынка видят прежде всего в том, что в России изначально была сделана ставка на развитие пород комбинированного направления. В свое время необходимо было быстро обеспечить страну продовольствием, и на тот момент задача действительно была выполнена.

«В период становления и развития советской власти необходимо было обеспечить всплеск экономического развития по всем отраслям производства и народного потребления. А в скотоводстве производство молока более динамичное направление, нежели производство высококачественной говядины», – анализирует Алексей Зубков.

В мире, кстати, такие породы также имеют широкое распространение, но при этом соблюдается более жесткая дифференциация по внутрипородным типам: какой-то тип более молочный, какой-то более мясной. Разделение по продуктивности поголовья имеет в мире устоявшиеся стандарты. Так, в странах – лидерах рынка говядины это соотношение составляет 60/40 между мясным и молочным скотом, а в странах Южной Америки доля скота мясной продуктивности достигает 70%.

Кроме того, причиной отставания называют и то, что в начале 90-х поголовье вследствие нехватки средств на содержание пришлось вырезать. По данным Росстата, общая численность КРС в России в период 1990–2011 гг. снизилась на 34,5 млн голов.



Инвестиционный климат.

«Как известно, говядина, свинина и птица – три кита, на которых базируется мясной рынок. Но по каждому виду мяса существует своя специфика – как производства, так и привлечения инвестиций в данный бизнес. Например, в производство свинины за последние пять лет инвестировано более 200 млрд рублей. В результате производство выросло на 50% – до 2,33 млн т в год», – замечает представитель компании «Элидар».

Но если в птицеводство и свиноводство инвестиции шли, то в производство мясного КРС нет. Все дело в том, что срок окупаемости по мясному скотоводству составляет около 10 лет, а отсутствие «длинных» кредитов всегда являлось проблемой для АПК. Чем дальше перспективы получения прибыли, тем меньше инвесторов проявляют заинтересованность.

«Сегодня в отрасли ситуация такова, что развитие дотационных направлений, каким является мясное скотоводство, возможно по большей части только за счет более рентабельных отраслей. Именно поэтому практически все удачные примеры развития мясного КРС в России сконцентрированы в крупном бизнесе», – подтверждает директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.



У природы нет плохой погоды?

Есть и другое мнение: в России слишком жесткий климат, лето короткое и животные не успевают нагулять вес, а содержать их на кормах круглый год невыгодно.

Но с другой стороны, в некоторых штатах США природные условия практически аналогичны российским, но это вовсе не мешает развитию отрасли. Сегодняшние технологии и генетический потенциал животных таковы, что влияние климата и подобных негативных факторов практически сведено к минимуму, убежден торговый координатор министерства сельского хозяйства штата Канзас Джей Джей Джонсон: «Я не стал бы говорить, что в России какой-то исключительный климат. В Америке схожая ситуация: есть штаты с теплым климатом, где применяется свободный выгул, есть ряд штатов с климатом, не многим отличным от российского, и тем не менее мясное направление КРС там развивается».

С американским экспертом согласна и Елена Тюрина, замечающая, что климатические условия не играют большой роли. Гораздо большей проблемой развития отрасли является недостаток пастбищ. При беспривязном содержании на одну голову скота необходимо иметь 1 га территории.



«Тем не менее в России существует ряд областей, где развитие мясного скотоводства экономически более эффективно. Не так давно существовавший, но так почему-то не реализованный проект «Мясной пояс России» эти регионы четко обозначал», – замечает она.

Так или иначе, в России передовые технологии почему-то не работают. Руководители предприятий говорят, что производство КРС в ряде регионов совершенно невыгодно. Практически все компании, занимающиеся разведением мясного направления, – это крупный бизнес. Для большинства из них мясное скотоводство – производственная необходимость: в производстве мясных изделий необходимо использовать говядину, а закупать импорт не позволяет имидж компании. Такое мясо, кстати, на рынок не попадает – цена на говядину рядовому потребителю просто недоступна.

В то же время говорить о том, что мясное скотоводство исключительно убыточное и неперспективное, не стоит.

«На сегодняшний день есть примеры успешной работы ряда фермерских хозяйств. Такие предприятия существуют на территории Калужской, Тульской областей, Республики Алтай, их крайне мало, около 15–20 на всю территорию России, но тем не менее они есть», – отмечает директор Института аграрного маркетинга.

Таких хозяйств могло бы быть больше, если бы они имели доступ к государственным субсидиям. Сегодня же ситуация такова, что фермеры не имеют даже залоговой базы, они работают на голом энтузиазме.

Дорого и мало.

«Собственное производство говядины в России – 1,5 млн т, тогда как потребление – 2,3 млн тонн. Возникает огромный провал между потребностями и производством, и Россия вынуждена закупать за рубежом говядину, дабы восполнить этот недостаток», – отмечает Алексей Зубков.

В счет отсутствующей собственной говядины идет потребление говядины из Южной Америки, Европы, и качество этой продукции находится на довольно высоком уровне. Так что, даже если заменить импорт отечественной продукцией, это не гарантирует ее качество и спрос у населения. Одно дело – реанимировать отрасль, и совершенно иное – вывести ее на качественный уровень, ведь в основном российская говядина – это побочный продукт молочного животноводства. Грубо говоря, отечественная говядина – это мясо животного, которое уже выработало свой биологический ресурс, и такой продукции на российском рынке около 98%. Если в российской действительности качественная говядина и встречается, то присутствует по большей части в секторе HORECA (ресторанный и гостиничный бизнес).

«Мясная говядина вообще в основном продукт для HORECA и премиального сегмента, – подтверждает директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. – Сегодня ее объем составляет менее 1% от всей емкости мясного рынка, до 2012 года запланировано увеличение этого показателя до 2%, но надо понимать: продукт достаточно сложен для реализации».

Для большей части населения такая «мясная» говядина остается нетрадиционным товаром. Среднестатистический потребитель не готов платить большие деньги за неизвестную ему продукцию, он просто не знает, чем она отличается от обычной говядины.



Сегодня основной объем потребляемого мяса – это птица и свинина, потребление говядины находится на третьем месте. В 2010 г. в общем объеме потребления мяса в России птица составила около 40%, свинина – 30%, а говядина – 25%.

Отечественные производители КРС конкурируют даже не с импортом, а с производителями свинины и птицы. Говядина на сегодняшний день стоит хотя и ненамного, но все же дороже, чем свинина, и гораздо дороже, чем птица. И если это обстоятельство мало смущает жителей столицы или городов-миллионников, то для жителей остальной России вопрос цены зачастую крайне важный фактор выбора.

http://agroobzor.ru/up/article/img/meat-6-2011-d02.jpg
Это вполне закономерно, соглашается председатель правления Мясного союза России Мушег Мамиконян: «Необходимо понимать, что все белки животного происхождения конкурируют между собой на рынках потребительских товаров. В этой конкуренции большую долю в потребительской корзине будут занимать продукты с низкой ценой, с низкой себестоимостью».

Это действительно так, но возможность конкуренции между «мраморной» говядиной и остальной мясной продукцией все-таки есть. Дело в том, что в высокоценовой сегмент идет не больше 10% от всей туши, все остальное можно продавать по более низкой цене. К примеру, стоимость «мраморной» говядины на кости (продукции не премиального сегмента) ненамного отличается от стоимости обычной говядины.

«В принципе если рынок будет развиваться, то востребованность продукции будет уже при стоимости выше мясо-молочной говядины всего на 20–30%. Но для этого ситуацию необходимо менять, доводить до потребителя больше информации о продукте», – прогнозирует Елена Тюрина.

В России культура потребления «мраморной» говядины крайне низкая, замечают участники рынка, ей просто неоткуда было взяться, на рынке качественной продукции не существовало.

«Одной из основных сложностей для развития рынка высококачественной говядины в России является отсутствие культуры потребления данного вида мяса. На прилавках и в советское, и в постсоветское время было только жесткое мясо выбракованных животных», – говорит заместитель генерального директора по сельскохозяйственному направлению компании «Элидар» Алексей Зубков.



Тем не менее до недавнего времени в России, как, впрочем, и во всем мире, потребление говядины было на первом месте. Поголовье молочного стада обеспечивало говядиной всю страну.

«Если в 2000 году потребление говядины в структуре потребления составляло 47%, то теперь только 23%, или 16 кг на душу населения. В то же время потребление свинины – 22 кг, мяса птицы – 26,5 кг. Общий объем говядины, включающий в себя продукцию мясо-молочного, мясного производства и импорта, занимает 23%», – рассказывает Елена Тюрина.

Впрочем, даже если сегодня отрасль начнет производить качественный товар, это не гарантирует активный спрос, для корректировки потребительских предпочтений необходимо время.



Как нам все обустроить?

Для изменения ситуации необходимо гораздо большее время, чем несколько лет, отмечают эксперты. Надеяться на сиюминутный эффект не стоит. С этим соглашается и торговый координатор министерства сельского хозяйства штата Канзас Джей Джей Джонсон: «Независимо от того, находится ли хозяйство в Америке или в России, ключевым моментом развития можно назвать, как ни странно, терпение. Огромное количество времени уходит просто на формирование стада, ведь в течение года рождается лишь один теленок. Все остальные проблемы отрасли, на мой взгляд, вторичны».

Впрочем, это далеко не всё, считают российские эксперты, необходима серьезная государственная поддержка, включающая в себя не только финансовые рычаги, но и эффективные социальные программы по развитию села. Одновременно с этим нужна серьезная научная база для развития направления и обеспечения динамичного скачка отрасли. Только совместив господдержку отрасли, научную базу и производство, можно достичь положительных результатов.

«Частный бизнес должен верить в перспективы развития направления и ощущать поддержку государства, только тогда можно достигнуть положительного результата. Сегодня уже существуют положительные примеры развития мясного скотоводства в Курской, Воронежской, Челябинской областях», – отмечает Алексей Зубков.

Кроме того, говорит он, было бы логично развивать мясное направление на базе успешных молочных хозяйств наряду с основным производством.



http://agroobzor.ru/up/article/img/meat-6-2011-d03.jpg

Вообще, с точки зрения экономики, развитие производства мясного КРС крайне позитивно. Чем более производство технологично, тем более оно стимулирует развитие смежных отраслей, а смежные для АПК отрасли практически все, считает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. «Надо перестать смотреть на данный сектор только как на развитие одной из отраслей сельского хозяйства; одно рабочее место в производстве КРС способно обеспечить работой до семи человек в смежных отраслях», – говорит он.

С этим не согласен Мушег Мамиконян: «Говорить о развитии отечественного мясного животноводства, пока не сформированы позитивные условия, какие есть сейчас в отечественном свиноводстве и птицеводстве, еще рано. Более того, я уверен, что в текущий период проекты по развитию мясного скотоводства должны опираться исключительно на коммерческую инициативу».

Положение вещей вообще негативно сказывается на развитии смежных отраслей. Сегодня стоимость красного мяса практически сравнима со стоимостью свинины, и возникает ситуация, когда низкая стоимость говядины тормозит развитие всей отрасли. Если фермер или хозяйство в России при продаже КРС на убой получают маленький доход, то затраты на единицу произведенного молока увеличиваются. Также во многом именно этим обусловлено депрессивное состояние многих производителей молока в постреформенный период. Экономически было бы более оправданно, чтобы государственная поддержка шла в более перспективные отрасли. Те средства, которые тратятся на развитие КРС, вполне достаточны для развития других, более эффективных отраслей животноводства, убежден председатель правления Мясного союза.

Конечно, проблема падения объемов производства говядины важна, но еще более важна программа улучшения молочного стада и поддержка роста производства мяса птицы и свинины как наиболее экономически доступных видов мяса для населения. Это те подотрасли, которые уже сейчас имеют совершенное технологическое производство, обеспечивающее краткосрочную и долгосрочную конкурентоспособность мясной промышленности России.

Уже сегодня понятно, что ситуация в перспективе скорее всего не изменится. Так, сегодня в программе развития на 2012–2020 гг. для поддержания мясного скотоводства заложено 3 млрд руб. Этих ресурсов достаточно только для развития единичных проектов, кардинально ситуацию с производством говядины в краткосрочный период они не решают.

«Такого объема ресурсов на развитие овцеводства будет достаточно как для качественного (генетического), так и для количественного перелома в развитии отрасли, которое имеет большое социально-политическое значение для республик Северного Кавказа и Южного федерального округа в целом», – считает Мушег Мамиконян.

Вместе с этим надо понимать, что баранина для среднестатистического потребителя не является продуктом массового спроса. Потребление и соответственно производство такого мяса крайне мало.



http://agroobzor.ru/up/article/img/meat-6-2011-d04.jpg

Кроме того, для страны отказ от мясного КРС может означать полную зависимость от импорта. Стоимость говядины будет слишком высокой для конечного потребителя, ее перестанут покупать. По той же причине, а также по причине сложности приобретения мясокомбинаты будут отказываться от данной продукции, замещая ее на другое, более доступное сырье. Эта тенденция, кстати, прослеживается уже сегодня.

Вообще, можно констатировать, что при подобном развитии событий говядина будет постепенно выходить из потребительского рациона. Более того, вполне возможно, что со временем мясное скотоводство перейдет в разряд элитарных производств.

Конечно, полностью говядина не исчезнет, она останется как побочный продукт молочного животноводства. Другое дело, что качество такого продукта сильно отличается от «мраморной» говядины.

Итоги.

На сегодняшний день предпосылок к развитию отрасли в России нет, и единичные предприятия, работающие в данной сфере, только подтверждают общее правило. Более того, ряд экспертов считают, что развитие отрасли только оттягивает средства от других, более перспективных отраслей и это в конечном счете негативно влияет на развитие мясного рынка России в целом.

Отрасль необходимо поднимать практически с нуля, считают другие эксперты. В то же время необходимо понимать, что те проблемы, которые сегодня, к примеру, для свиноводства являются негативными, но не ставящими под сомнение само существование отрасли, для производителей мясного КРС могут быть фатальными. Именно поэтому если и стоит ожидать каких-то подвижек в развитии мясного КРС, то первоочередной задачей должно стать выделение мясного направления в отдельную подпрограмму развития сельского хозяйства. По-другому реанимировать отрасль просто не получится.


(Николай Немчинов)
АгроИнвестор №2, Февраль 2012

Экспорт х 12. Получится?

В январе первый вице-премьер Виктор Зубков удивил рынок заявлением о возможности увеличения экспорта мяса птицы сразу в 10–12 с лишним раз – с 20 тыс. т в 2011 году до 200-250 тыс. т в нынешнем. А к 2015 году, добавил он, Россия сможет вывозить до 400 тыс. т. Может ли страна в течение одного-трех лет предложить мировому рынку такие объемы?



Андрей Дмитриев.

Руководитель птицеводческого дивизиона «Мираторга».

Одно дело предлагать, другое – продавать. Например, для экспорта в ЕС у нас пока нет сертифицированных производств мяса птицы. И потом, к 2015 году Евросоюз прогнозирует нехватку птицы в 50 тыс. т – мизерный объем для этого рынка. Скорее всего, мы можем рассчитывать на экспорт в страны СНГ, Азии, Африки. Озвученные вице-премьером объемы меня не удивляют. В последнее время отрасль прирастает на 15-22%/год, и названные им цифры ниже годового прироста внутреннего производства. Но о каком виде мяса идет речь, непонятно. В разных странах могут быть востребованы различные части. Чтобы начать вывоз, нашим производителям потребуются разные сертификаты. Например, для поставок в мусульманские страны нужен халяльный забой. Китайцы любят хрящи, но их еще нужно собрать, установив специальное оборудование либо использовав ручной труд.



Альбер Давлеев.

Вице-президент Международной программы развития птицеводства.

250 тыс. т по отношению к 3,2 млн т, которые мы производим, – совсем немного, всего лишь 15-я часть. Теоретически Россия может продавать столько и даже больше – до 1 млн т/год, то есть треть производимого объема. Так работают многие страны: импортируют одно, экспортируют другое [мясо и части]. К тому же на отечественном рынке сейчас застой: он насыщен собственным продуктом, и у многих производителей нарастают проблемы со сбытом. При этом объем импорта сбалансирован (в 2011 году было около 350 тыс., значительная часть пошла в промпереработку), так что цены в рознице и опте застыли, а в этом году впервые будут падать. На рынке образуется явный излишек. Но, мне кажется, люди, которые готовят выступления вице-премьера, недостаточно компетентны и подготовлены. Чтобы делать такие заявления, необходим серьезный анализ рынка. В частности, не совсем понятно, что имел в виду Зубков: сколько будет экспортировано или максимум, который мы в принципе способны предложить (но еще не значит, что можем вывезти)?



Сергей Юшин.

Руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации.

Если исходить из объемов [производства], то Россия может предложить столько мяса птицы на внешние рынки. Внутренний рынок сейчас близок к насыщению. С учетом доли импорта в потреблении – в 2012 году она может быть на уровне 10-12% – у развития отрасли за счет импортозамещения уже нет больших перспектив. Поэтому птицеводам нужно обратить внимание на рынки юго-восточной Азии, Ближнего Востока и Африки. Важнейшие условия выхода на них – не только конкурентоспособные цена и ассортимент, но и эффективная работа нашей ветслужбы, которая должна стать гарантом соблюдения российскими производителями требований стран-импортеров. Именно с этого нужно начинать длительную работу по увеличению объемов растущего, но пока еще скромного экспорта отечественного мяса птицы. Риск для роста экспорта – иждивенческие настроения тех производителей, которые считают его задачей государства, но не своего бизнеса.



Роман Токарев.

Финдиректор компании «Рубеж» (Санкт-Петербург, Псковская обл.).

Трудно понять, что хотел сказать вице-премьер, называя такие цифры. Россия уже имеет небольшой опыт экспорта своей продукции, но далеко не в таких объемах, как заявляет Зубков. У нас экспортные поставки тоже были, но они единичны – пока то, что мы производим, полностью востребовано внутренними потребителями. Возможно, птицеводы, которые достигли производства более чем по 100 тыс. т/год, уже озвучивают такие планы, а правительство на основе их данных строит подобные прогнозы.



Владимир Фисинин .

Президент Росптицесоюза.

Я согласен с Зубковым: есть реальная возможность начать экспорт. В 2011 году отечественное производство мяса птицы составило 3,15 млн т, а с импортом мы имеем около 3,6 млн т. В 2012-м прибавим еще минимум 250 тыс. т плюс получим 400 тыс. т импорта и выйдем в общей сложности на 3,8 млн т. При этом наш ежегодный баланс оценивается в 3,5 млн т. Таким образом, в нынешнем году получается более 300 тыс. т [излишка] – даже с учетом того, что потребление вырастет на 1 кг/чел. [до 26 кг]. Значит, нужно находить возможности для продажи этого мяса на внешних рынках.


«Республика Татарстан»06.03.12.

Весна диктует новые заботы.

Страсти по земле.

Устойчивое функционирование аграрного комплекса страны невозможно без того, чтобы земля эффективно «работала». В то же время участки, некогда отданные научно-образовательным учреждениям и другим государственным ведомствам, нередко пустуют, зарастают сорняками. В связи с этим Минсельхоз России совместно с рядом министерств, ведомств, Россельхозакадемией и Ассоциацией фермерских хозяйств отработал механизм предоставления неиспользуемой земли действующим сельхозпроизводителям. Минобороны, в частности, предложено рассмотреть возможность передачи неиспользуемых земель в собственность муниципалитетов, а Росимуществу – сельхозпроизводителям.

Между тем в Татарстане органы прокуратуры, в соответствии с поручением Президента РТ, проверяют законность использования по целевому назначению земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Ведутся также проверки использования участков, находящихся в частной собственности. Однако спросить с нерадивых хозяев удается не всегда. Исполком Зеленодольского района попробовал было добиться изъятия у «АС Менеджмент» 19,5 гектара земель сельхозназначения в селе Айша из-за неиспользования их по целевому назначению в течение свыше трех лет. Но Арбитражный суд Татарстана исполкому в иске отказал.

Что знаешь и умеешь, агроном?

В Казани прошла IV Республиканская агрономическая олимпиада, в которой участвовали специалисты из 24 районов республики. Они получили отличную возможность проверить свои знания и получить новейшую информацию о современных методах выращивания зерновых культур. Оценочную комиссию возглавил начальник отдела земледелия Минсельхозпрода РТ Ильдус Валеев. Третье место завоевали главный агроном СХПК «Активист» Балтасинского района Иван Константинов и главный агроном АФ «Лениногорская» Вячеслав Огнев. Второе место разделили агроном ЗАО «Востокзернопродукт» Сергей Леонтьев и агроном ООО «Алтын Саба-М» Марс Асатов. Высшую ступень пьедестала занял заместитель директора Южно-Алексеевского филиала ЗАО «Востокзернопродукт» по растениеводству Александр Родионов.

Призерам олимпиады вручены ценные призы, в октябре их ждет поездка в Москву для участия в финальном туре Всероссийской агрономической олимпиады.

Встретить паводок в готовности.

В этом году ожидается активная весна, снег будет сходить быстро, а это чревато подтоплениями территорий, гидротехнических сооружений. В республике находятся 630 прудов, созданных для орошения полей на случай засухи. По оценке специалистов, больше других могут пострадать оросительные пруды на востоке и севере республики, где выпало наибольшее количество снега. Мелиораторы уже приступили к противопаводковым мероприятиям, сообщает «Татар-информ». Во всех районах созданы специальные бригады. В их ведении экскаваторы, тракторы, другая спецтехника. К началу паводка бригады должны подготовить мешки с песком, щебень, гравий, которые необходимы для того, чтобы технические сооружения прудов не пострадали во время подтопления.

Нетели из Америки обоснуются в Татарстане

Из США в компанию «АгроИнвест» поступила первая партия племенного крупного рогатого скота. 330 импортных нетелей направлены в ООО «АксуАгро» (Аксубаевский район), еще 576 – в КФХ «Сулейманов А.И.» (Нурлатский район).

Приемку животных вели специалисты отдела пограничного ветеринарного контроля Управления Россельхознадзора по РТ.

Будем привлекать зарубежный опыт.

В Минсельхозпроде состоялось торжественное вручение документов выпускникам, обучавшимся по международной программе MBA-Agribusiness.

Заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия по социальному развитию села Айдар Салахов, обращаясь к собравшимся, отметил: «Сейчас в АПК идет процесс формирования управленческих кадров. Для сохранения конкурентоспособности сельхозпроизводителей Татарстана необходимо изучать зарубежный опыт, и вы получили эту возможность. В дальнейшем будем привлекать ваши знания и умения».

Выпускникам были вручены сертификаты Университета Вагенингена о прохождении обучения по курсу MBA-Agribusiness, дипломы государственного образца (Российская Федерация) о профессиональной переподготовке по курсу «Инновационный менеджмент», а также единые дипломы об окончании магистерского курса, признаваемые во всех европейских странах.

В мероприятии участвовали проректор Казанского ГАУ Айрат Валиев, директор МБА «Агробизнес» Гузалия Клычева, представитель Ассоциации АгроМБА Вим Хайман и другие.

АгроИнвестор №2, Февраль 2012

Рынок намерений.

Заводы глубокой переработки агрокультур очень нужны, но ни один пока не построен.

Эксперты и участники рынка говорят о преимуществах проектов глубокой переработки агрокультур. Они окупаются за несколько лет, высокорентабельны, формируют дополнительный спрос на урожаи в зерноизбыточных регионах и позволяют аграриям хеджировать риск волатильности цен на зерно. Но эти проекты очень капиталоемки – 10 млрд руб. на 200 тыс. т мощности. А главное, все они пока или на бумаге, или в лучшем случае на стадии подготовки к началу строительства.

Первые высокотехнологичные предприятия по глубокой переработке зерна могут появиться уже в этом году, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. В пример он приводит компании «ПензаАгроБио», «Пава» и «Русгрэйн холдинг». По словам Корбута, продукция таких заводов может применяться в том числе для производства биопластмасс – экологичного и прочного материала на замену использующимся сейчас пластмассам из углеводородов. «В мире спрос на биопластмассы растет высокими темпами», – говорит эксперт.



Строить дорого.

Окупаемость проектов глубокой переработки он оценивает в 1,5-2 года. Корбут считает, что в первую очередь реализовывать их нужно в зерноизбыточных регионах Сибири и Поволжья, имеющих инфраструктурные ограничения по вывозу урожаев. Производство инновационных продуктов из зерна – это дополнительный спрос на него, новые внутренние и экспортные рынки для российской агропродукции с высокой добавленной стоимостью, поясняет он. Такие проекты формируют дополнительные рынки сбыта зерновых, и в этом их главная ценность для отрасли, добавляет Корбут. Проекты глубокой переработки капиталоемки – завод мощностью 200 тыс. т/год зерновых стоит около 10 млрд руб. Поэтому инвесторам нужна поддержка государства: оптимальным вариантом было бы бюджетное софинансирование части инвестиционных расходов, например, на инженерное обустройство, и выделение субсидий по долгосрочным (8-10 лет) кредитам, формулирует Корбут.

По данным РЗС, потенциальная емкость рынка продуктов глубокой переработки – 15-20 млн т зерна в год. А вот рынок топливного биоэтанола мог бы осваивать 50-80 млн т зерновых в год, сравнивает гендиректор аналитической компании «Агроспикер» Виталий Шамаев. Причем дотации на такие проекты, по его словам, нужны «мизерные», главное – обнулить для них налоги на спирт. Сейчас государство изымает в виде акцизов на спиртное десятки миллиардов рублей в год – это косвенный налог на сельское хозяйство, такие сборы способствуют занижению закупочных цен на зерно, добавляет он.

Одна из причин отсутствия в России реализованных проектов глубокой переработки зерновых и других агрокультур в том, что у инвесторов мало возможностей для привлечения доступного банковского финансирования. Банки, в том числе государственные, не заинтересованы давать деньги на такие проекты, сетуют большинство опрошенных топ-менеджеров разработавших их компаний. «Агроинвестор» отправил запросы в ВТБ, ВЭБ и Сбербанк. Последние два не ответили на них. Пресс-служба ВТБ ограничилась ответом, что сейчас банк «рассматривает возможность» участия в нескольких проектах глубокой переработки зерна, отказавшись от дальнейших комментариев.

Олег Суханов, эксперт ИКАРа, согласен с Корбутом, что новые производства целесообразно размещать в регионах Западной Сибири. Выпускать можно такие продукты с высокой добавленной стоимостью, как лизин, органические кислоты, биопластики и глютен. Эти регионы производят много зерна, причем есть возможность наращивать как урожаи, так и урожайность, но экспорт затруднен, а внутреннее потребление ограничено. Без новых потребителей аграрии не будут интенсифицировать растениеводство: дополнительные объемы только обваливают цену зерна. Сельхозпроизводители должны быть уверены, что всегда смогут реализовать пшеницу по хорошей цене – по крайней мере выше себестоимости (в среднем 4 тыс. руб./т для Западной Сибири), говорит Суханов.

В южных регионах, ориентированных на экспорт, по его мнению, нет необходимости в проектах глубокой переработки. «Во-первых, их реализации там будет мешать высокая стоимость сырья, – рассуждает эксперт. – Во-вторых, в ЮФО проще загрузить зерно в «КамАЗ», привезти за 200-300 км в порт и продать экспортеру по хорошей цене, чем брать на себя риски строительства такого капиталоемкого производства. Ставить на юге такие заводы экономически бессмысленно». Исключением может быть кукуруза, думает Суханов: юг производит до 65-70% выращиваемых в стране объемов этой агрокультуры. Такая концентрация делает логичным размещение в ЮФО перерабатывающих кукурузу производств. Проект глубокой переработки кукурузы стоимостью 2,5 млрд руб. есть у ставропольского холдинга «Агрико».



Примеры проектов.

До 10 млрд руб. в проект глубокой переработки зерна на площадке Ребрихинского мелькомбината хочет вложить алтайская зерноперерабатывающая компания «Пава». Она хочет делать сухую пшеничную клейковину, сиропы, спирты, корма и сжиженную углекислоту. Мощность предприятия – 1,5 тыс. т/сут. (500 тыс. т/год) пшеницы. «Четыре года назад, – говорил в интервью журналу «Приходный ордер» председатель совета директоров компании Андрей Игошин, – мы пришли к пониманию того, что производить муку – не самый выгодный бизнес, он высококонкурентен, волатилен и неустойчив. […] Решили, что повышать рентабельность надо, наращивая глубину переработки пшеницы».

Реализация проекта станет «одним из аспектов» решения зерновой проблемы края, производящего избыточные объемы, говорил ранее губернатор региона Александр Карлин. Но в отличие от властей, банки не заинтересованы в финансировании – они ссылаются на высокую стоимость производств, заявлял в прошлом году топ-менеджмент «Павы». Банки требуют, чтобы инвестор гарантировал вложения собственных средств в 30% от стоимости проекта, сетовал «Интерфаксу» гендиректор «Павы» Владимир Чернобровин. В Алтайском крае нет ни одной компании, которая готова столько инвестировать, утверждал он. В ноябре у «Павы» появился шанс получить финансирование – проект вошел в список федерального Инвестфонда как особо значимая разработка. Ранее Карлин включил его в краевую программу «Комплексное развитие Алтайского Приобья».

В завершившемся году о намерениях реализовать проект по глубокой переработке пшеницы, правда не такой масштабный, как алтайский, заявила группа «Баганский холдинг» из Новосибирской области. Совет по инвестициям региона одобрил проект одноименного элеватора, входящего в компанию. Предприятие, которое планируется строить, сможет производить 6 тыс. т сухой клейковины, 24,8 т пшеничного крахмала и 9,2 тыс. т корма для животноводства. Выход на проектную мощность намечен на 2014 год. По мнению губернатора региона Василия Юрченко, получение продуктов переработки зерна с высокой добавленной стоимостью способно застраховать местные хозяйства от ценовых колебаний на рынке зерна. «Патоку можно использовать на корм скоту, – рассказывал порталу «АгроПростор» председатель совета директоров «Баганского холдинга» Анатолий Гвоздев. – Крахмал из пшеницы тоже пользуется большим спросом, в России он почти не производится, а потребность огромная – например, в целлюлозно-бумажной, пищевой и нефтяной промышленности».

В Пензенской области построить завод по выпуску сиропов, крахмала, клейковины и кормовых ингредиентов рассчитывает «ПензаАгроБио». По данным регионального Минсельхоза, инициаторы проекта – Союз предприятий биотехнологической отрасли и Экспортный кредитный фонд (Дания), общая заявленная стоимость – 4,64 млрд руб., мощность – 240 тыс. т сырья в год. Директор «ПензаАгроБио» Аркадий Исенин говорит об эффекте проекта для агроэкономики области – новый канал сбыта урожаев для местных аграриев плюс импортозамещение: почти все продукты, которые намерена выпускать компания, сейчас ввозятся из других стран. Компании выделили в регионе площадку. Впрочем, проект пока приостановлен, признает Исенин. Причина – та же, что у других инвесторов: проект разработан, но нет финансирования. Ситуация на финансовых рынках нестабильная, все ждут второй волны кризиса, рассуждает Исенин.

Намерение построить комплекс глубокой переработки пшеницы в Ставропольском крае есть у «БиоАмино». Свое предприятие компания оценивает примерно в 6 млрд руб. и рассчитывает на его включение в проект регионального агроиндустриального парка (Ипатовский район). Продуктами завода будут лизин, клейковина, кристаллическая глюкоза и кормовые дрожжи, писал сайт Agropages.ru. 10 млрд руб. стоит тамбовский проект холдинга «Белстар-Агро», анонсированный в октябре 2011 года, запустить который компания хочет на площадке своего «Токаревского комбината хлебопродуктов». Мощности – 10 тыс. т/год глютена и 240 тыс. т/год муки. Создание этих мощностей – часть проекта модернизации КХП, реализуя который компания увеличила емкости хранения зерна с 40 тыс. т до 100 тыс. т. Владелец холдинга Григорий Федяков рассказывал в октябре «Коммерсанту», что ищет финансирование – ведет с банками переговоры о кредитовании. Он рассчитывал занять 8,5 млрд руб. Судя по всему, на той же стадии проект и сейчас: в январе, когда готовился этот текст, новых сообщений о его развитии не было. «Белстар-Агро» анонсировал еще один проект – строительство комплекса глубокой переработки зерна в индустриальном парке «Масловский» Воронежской области.

В прошлом году немецкая химическая компания Evonik создала совместное предприятие с «Русским агропромышленным трестом» Вадима Варшавского. Компании планируют построить в Ростовской области завод аминокислот за €150 млн. Проект был задуман РАПТом ранее, для его реализации в 2010 году трест зарегистрировал компанию «Русские биотехнологии» («Русбиотех»). В середине сентября Evonik купила 1% в «Русбиотехе», рассказывал «Ведомостям» гендиректор компании Игорь Столеров. В конце прошлого года сообщалось, что Evonik намерена увеличить свою долю до 49%. «Мы планируем построить завод, который будет перерабатывать в лизин 300 тыс. т пшеницы (около 80 тыс. т лизина) ежегодно», – говорил Столеров. Партнеры не исключают увеличения мощности завода, если будет спрос на пищевые аминокислоты в России и соседних странах. Под завод «Русбиотеху» выделено 20 га в промзоне Волгодонска. Строительство может начаться весной или летом этого года, ввод предприятия в эксплуатацию намечен на конец 2013-го – начало 2014 года. Лизин будет выпускаться по собственной технологии Evonik, которая позволяет применять его в производстве кормов для животных.

Руководитель пресс-центра Минсельхозпрода Ростовской области Мариам Ананян говорит, что сейчас инвестор оформляет земельные участки в собственность и ведет на них проектно-изыскательские работы. «Россельхозбанк» и ВЭБ одобрили выделение кредитов под этот проект, известно ей. Пока «Русбиотех» не начал выбирать кредитные линии, так как не стартовало строительство, продолжает она. По словам Ананян, обладминистрация обещала помочь с подведением инфраструктуры, а после запуска завода предоставить налоговые льготы. Их формулу и объем определят, когда предприятие будет запущено, говорит Ананян.



Не только зерновые.

У холдинга «Агрико» есть в Ставропольском крае проект строительства двух заводов по глубокой переработке сахарной свеклы и кукурузы, рассказал руководитель ставропольского представительства компании Владимир Погадаев. По его словам, предприятия построят в Новоалександровском районе на 150 га. В проекте будет участвовать иностранная компания (ее названия, форму участия, долю в проекте и другие подробности «Агрико» в январе не раскрывала), владеющая технологией глубокой переработки и имеющая опыт строительства таких производств. Первое предприятие могут начать строить в этом году, рассчитывает топ-менеджер. В сутки оно будет перерабатывать 250 т кукурузы, получая 50 т нативного и 25 т модифицированного крахмала, 70 т глюкозо-мальтозной продукции и 50 т фруктозы, а также кормовые компоненты, говорит Погадаев. 250 т/сут. – первый этап. Проект предусматривает вторую очередь, с введением которой мощность переработки увеличится вдвое. Окупить завод «Агрико» рассчитывает за 6-7 лет.

Проект второго предприятия, перерабатывающего свеклу, мощностью более 10 тыс. т/сут., компания только разрабатывает. Продуктами производства, кроме сахара, могут быть жом, меласса, кормовые компоненты, аминокислотные и бетаиновые ингредиенты – все зависит от технологии, которую выберет инвестор. Потребителями, говорит Погадаев, могут стать, например, пищевые и фармацевтические производства. Вероятно, проекты объединят, продолжает топ-менеджер: тогда будет шанс включить их в стратегию развития на Северном Кавказе региональных индустриальных парков, а значит, можно получить льготы – госгарантии по кредитам, сниженные ставки налоговых отчислений до выхода на проектную мощность, по аренде земли и пр. И потом, два завода на одной или соседних площадках – это значительное снижение расходов на инфраструктуру, прибавляет он. Погадаев признает, что для проекта переработки свеклы нужна не только перечисленная, но и дополнительная господдержка – в первую очередь строительство инфраструктуры (автодорога, железнодорожная ветка, газ, электросети, подведение воды). Если бюджет не компенсирует эти затраты, то проект будет невозможно реализовать – он не окупится.

Проекты глубокой переработки вписываются в стратегию «Агрико» – создание замкнутых производственных циклов. «У нас есть овощеводство с переработкой и упаковкой, животноводство – тоже с разделкой и переработкой мяса [свинокомплекс «Гвардия» – «АИ»]», – приводит примеры Погадаев. А для новых заводов у холдинга в Ставропольском крае имеется 100 тыс. га земли (агрофирма «Золотая Нива»), где выращиваются агрокультуры – сырье, которое можно использовать для глубокой переработки. «И потом, мы хотим отойти от торговли сырьем», – добавляет Погадаев. Из трейдинга «Агрико» действительно уже вышла, продав зерноторговый дивизион американской компании CHS Inc. (см. заметку в рубрике «События»). Из слов Погадаева следует, что компания будет договариваться о финансировании кукурузного проекта с Северо-Кавказским банком Сбербанка, а соотношение собственных и заемных средств может составить 30% и 70%.

У агрохолдинга «Кубань», входящего в «Базовый элемент» Олега Дерипаски, есть планы по строительству завода глубокой переработки сои, впервые анонсированные в 2008 году. Но, как рассказывает представитель «Кубани», у компании были трудности с получением земельного участка, а когда участок нашли, пришлось переносить проект в другой район «из-за ужесточившихся экологических требований». Сейчас, по его словам, завершается проектирование, закуплена часть оборудования и начинается строительство. Показатели завода – переработка около 40 тыс. т сои в год и производство до 20 тыс. т текстуратов, 8,5 тыс. т концентратов, 7 тыс. т масла и 5,5 тыс. т кормового сырья. В стоимостном выражении объем производства по бизнес-плану составит 1,3 млрд руб./год.

Потребителями продукции будут животноводство, мясокомбинаты и предприятия, выпускающие энергетические напитки, рассказывал РБК daily в сентябре управляющий директор агродирекции «Базэла» Андрей Олейник. Следующим этапом развития предприятия он называет выпуск продукции для фармацевтической (антиоксиданты, кардиопротекторы) и косметических отраслей. Строительство планируется завершить за полтора года. Под этот проект агрохолдинг планирует за два-три года увеличить земельный банк – на сколько, в «Кубани» не уточняют, а также наращивать урожаи сои (сейчас она посеяна на 10 тыс. га). Но все равно сырье придется закупать, в том числе в других регионах, говорит источник в компании.



Окупаемость

проектов, которую заявляют инвесторы в предприятия глубокой переработки агрокультур, сильно разнится. За 6-7 лет вернуть вложения в ставропольский завод, перерабатывающий кукурузу, планирует «Агрико». За сравнимый срок – 7-8 лет – рассчитывает окупить свое производство, сырьем для которого будет пшеница, «ПензаАгроБио». Агрохолдинг «Кубань» планирует достаточно быстрый возврат инвестиций в соевое предприятие – за три года. В течение четырех лет хочет возвратить инвестиции в производство лизина из пшеницы ростовский «Русбиотех».


«Эксперт Юг» №9-10 (199)05.03.12.

Альтернатива Центральному рынку.

Осенью 2012 года в Ростове-на-Дону откроется региональный аграрно-продовольственный центр (РАПЦ) «Мельница». Его строительство ведётся на 10,7 га собственной земли компании-инициатора ООО «ЮгТоргСервис» в Западном жилом массиве города. Стоимость проекта составляет порядка 1 млрд рублей, из которых 20% — собственные средства компании, а 80% — кредитные средства. По словам генерального директора «ЮгТоргСервиса» Михаила Ивантея, сейчас ведутся переговоры по кредиту с Россельхозбанком, ВТБ и Сбербанком, окончательное решение должно быть принято в марте. В данный момент на участке за счёт компании уже возведён фундамент для будущего центра. РАПЦ «Мельница» — это пилотный проект современного оптового сельскохозяйственного продовольственного рынка. На территории центра будут расположены узкоспециализированные торговые павильоны различных товарных групп общей площадью порядка 5,4 тысячи кв. м, а также сегмент обслуживающих услуг, таких как ветлаборатории, центр формирования, упаковки и доставки товара и точки общественного питания. «Мы полностью поддерживаем идею продвижения бренда “Сделано на Дону”, поэтому наша задача — заполнить территорию центра местными сельхозпроизводителями, предприятиями пищевой и перерабатывающей промышленности», — говорит Михаил Ивантей. По его словам, около 50% площадей уже закрыты предварительными договорами аренды. Однако пока арендные ставки не сформированы — в компании обещают, что это произойдёт к маю.

По мнению президента областной ассоциации фермерских хозяйств АККОР Александра Родина, в Ростове-на-Дону в самом деле есть потребность в подобных площадках. «Подобная схема мелкооптовой фермерской торговли для ресторанов, гостиниц и небольших магазинов развита во всём мире — например, Париж кормят такие рынки. А с учётом того, что сектор гостиничного и ресторанного бизнеса в Ростове развит довольно сильно, популярность этой площадки будет высока», — говорит г-н Родин. Проект РАПЦ обзавёлся и административной поддержкой — в августе прошлого года он включён в сотню «губернаторских» инвестиционных проектов. Кроме того, компания планирует построить рядом логистический центр и новый автовокзал. 

«Независимая газета»02.03.12.

Повестка дня: новый поиск.

  1   2

Похожие:

«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconЮрий Гаврилов "Российская газета"
Российская газета публикует приказ министра обороны №1850, который адресован бесквартирным военнослужащим и жилищным органам военного...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconФедеральные печатные сми
Аргументы и факты", "Ведомости", "Время Новостей", "Газета", "Завтра", "Известия", "Коммерсантъ-daily", "Комсомольская правда", "Московский...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconРоссийская газета, 21 января 2010 г. Российская газета
Не получится ли так, что возвращенцы окажутся на коне, им создадут условия работы не хуже, чем на Западе, а наши ученые, кто в самые...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconГазета «Российская газета Южный Урал» (Челябинск), 11. 09. 2012
Об этом сообщил начальник главного управления организации таможенного оформления и контроля Федеральной таможенной службы РФ владимир...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconГазета «Российская бизнес-газета» 10. 04. 2012 Утечка на границе
Во многом этому способствовало завершение работ по сосредоточению таможенного администрирования энергоносителей в едином таможенном...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconПримерный перечень книг по истории, культуре и литературе
Рассказы «Мышонок Пик», «Оранжевое горлышко», «Хвосты», «Музыкальная канарейка», «Синичкин календарь», «Лесная газета», «Чей нос...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconРоссийская газета

«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconРоссийская газета

«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод icon27. Собственный капитал предприятия: состав, способы формирования, показатели использования. Собственный капитал
Собственный капитал предприятия представляет собой финансовые средства отдельного хозяйствующего субъекта, принадлежащие ему на правах...
«dairynews ru»06. 03. 12. По 1,5 миллиона на нос. «Российская газета»06. 03. 12. Нужен ли буренке собственный комбикормовый завод iconОпубликован: Российская газета, n 174, 03. 09. 2003

Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org