Информационная служба Посольства США



Скачать 280.31 Kb.
Дата07.09.2014
Размер280.31 Kb.
ТипДокументы

Информационная служба Посольства США


Ак-Булак-4, Строение №3

ул.22-23


Астана 010000

Казахстан



Тел.: 7 (7172) 702-301

Факс: 7 (7172) 702-388

E-mail: ircastana@usembassy.kz

Web site: http://kazakhstan.usembassy.gov











ВАШИНГТОНСКАЯ ПАПКА
2 апреля 2010
Государственный департамент США
“Вашингтонский файл” на русском языке

Thursday 1 апреля 2010 года
(Направляйте свои запросы и пожелания по адресу: wffeedback@state.gov)

01




Выступление госсекретаря Клинтон на встрече министров иностранных дел “Большой восьмерки”
(Участники совещания рассмотрели проблемы глобальной безопасности)










02




США и Евросоюз привержены делу демократии и процветания Балкан
(Заместитель госсекретаря Стайнберг отправляется в поездку по четырем странам)










03




Соединенные Штаты предлагают 1,15 миллиарда долларов на цели восстановления Гаити
()









01      1 апреля 2010 года


Выступление госсекретаря Клинтон на встрече министров иностранных дел “Большой восьмерки”
(Участники совещания рассмотрели проблемы глобальной безопасности)

(начало стенограммы)

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ США

Офис пресс-секретаря

30 марта 2010 года

ВЫСТУПЛЕНИЯ

государственного секретаря США Хиллари Клинтон и министров иностранных дел стран “Большой восьмерки”

по окончании их встречи на уровне министров

25 марта 2010 года

г.

Вашингтон

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ КЭННОН: Только что мы завершили дискуссию, которую я бы охарактеризовал как откровенную и плодотворную, по ключевым вопросам, затрагивающим глобальную безопасность. Наш диалог привел к упрочению консенсуса в “Большой восьмерке” и придал дополнительный импульс решению насущных проблем безопасности совместно с остальным международным сообществом в предстоящие месяцы.

Мы обсудили три обширные темы – нераспространение ядерного оружия и ядерное разоружение, терроризм и слабые места в системе безопасности. Вот главные пункты и осязаемые итоги заявления председателя, которое, на мой взгляд, отражает дух состоявшейся дискуссии, насколько я его понял.

Все мы сошлись на том, что угроза глобальной безопасности, создаваемая распространением ядерного оружия, очень серьезна, но в 2010 году у нас есть возможность добиться прогресса и задать курс на будущее. Ядерные программы Ирана и Северной Кореи вызвали у всех нас очень большую озабоченность, поскольку в обоих случаях они бросают серьезный вызов глобальной безопасности. Действия Ирана вызывают серьезные сомнения в мирном предназначении его ядерной программы. Мы договорились оставаться открытыми для диалога, вместе с тем, по нашему общему мнению, международному сообществу пора предпринять адекватные шаги, чтобы убедить Иран прекратить свою ядерную деятельность и вернуться за стол переговоров.

Ядерные и ракетные программы Северной Кореи дестабилизируют обстановку в регионе, а также представляют угрозу для глобальной безопасности. Мы договорились сделать все возможное, чтобы убедить Северную Корею вернуться к Шестисторонним переговорам без предварительных условий и выполнить свои обязательства. 2010 год важен для нераспространения. Мы договорились сообща работать над тем, чтобы обеспечить успех предстоящей в мае конференции по рассмотрению выполнения договора о нераспространении ядерного оружия. В этом отношении все министры тепло приветствовали новый Договор США и России о сокращении стратегических наступательных вооружений, предусматривающий дальнейшее сокращение их ядерных арсеналов. Это важный шаг на пути к миру без ядерного оружия, который поможет придать позитивный импульс конференции по рассмотрению выполнения договора.

Мы также выразили озабоченность в связи с терроризмом. Хотя наше сотрудничество значительно ограничивает способность террористов совершать нападения, террористы продолжают искать новые пути достижения своих целей.

(По-французски.)

Мы также обсудили усилия правительства Пакистана по решению своих внутренних проблем, включая укрепление демократических институтов, и приветствовали его действия по искоренению воинствующего экстремизма, особенно в районе границы с Афганистаном. Мы сошлись во мнении о том, что хорошо охраняемые границы важны для стабильности и безопасности в этом регионе, а также для долгосрочного экономического развития.

В этой связи мы договорились предпринять инициативу по обеспечению благосостояния в районе границы между Афганистаном и Пакистаном, направленную на создание торговой и пограничной инфраструктуры для стимулирования экономического развития и местной занятости. Эту инициативу мы будем осуществлять в партнерстве с правительствами Афганистана и Пакистана, которые совместно определили свои приоритеты в отношении данной инициативы, а также в партнерстве с Всемирным банком и Азиатским банком развития. Обсуждалась также активизация террористической деятельности на Аравийском полуострове и в странах Африки – в частности, Йемене, Сомали и Сахельской зоне.

Внутренние конфликты на территориях, находящихся вне эффективного правительственного контроля, создают питательную среду для террористов и порождают другие проблемы, такие как пиратство, похищения, нелегальная торговля наркотиками, людьми и оружием по всему этому обширному региону. Эти проблемы взаимосвязаны, и есть потребность в широком региональном подходе и взаимодействии с местными правительствами для укрепления их способности противодействовать вызовам своей безопасности, а также решать социально-экономические проблемы. В частности, мы обсудили, каким образом международное сообщество могло бы поддержать правительство Йемена в его усилиях по борьбе с терроризмом и проведении реформ.

(По-французски.)

Мы также говорили о вызовах, с которыми сталкивается ряд стран Латинской Америки и Карибского бассейна, - от транснациональной организованной преступности до нелегальной торговли наркотиками, что имеет все более широкие последствия не только для американских континентов, но и для Африки и Европы.

Что касается Ближнего Востока, то все мы твердо настроены добиваться прогресса в реализации “Дорожной карты” и одобряем заявление “квартета” от 19 марта. Переговоры соседей могут стать важным шагом к возобновлению двусторонних переговоров.

Наконец, мы также обсудили предстоящие в Бирме и Судане выборы, которые станут важными вехами в обеих странах. Мы договорились провести следующую встречу в сентябре 2010 года в Нью-Йорке в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН.

Спасибо.


ВЕДУЩИЙ: Благодарю вас, министр Кэннон. (По-французски.) Сейчас мы ответим на вопросы журналистов. Попрошу задавать только один вопрос от каждого СМИ, можно пользоваться микрофоном номер один или номер два. Начнем с (неразборчиво).

ВОПРОС: (По-французски.)

Позвольте повторить по-английски, так как особенно хотелось бы, чтобы на этот вопрос ответила госпожа Клинтон. Как вы знаете, Канада хочет сделать приоритетным вопросом для “Большой восьмерки” охрану здоровья матери. Вам, наверное, известно, что в Канаде идут дебаты о том, включать ли в эту инициативу планирование семьи, контрацепцию и даже аборты. Поскольку вы из Соединенных Штатов, вы, наверное, знаете, что дебаты на эту тему ведутся и в вашей стране.

ВЕДУЩИЙ: Будем придерживаться принципа “один вопрос от (неразборчиво)”. Спасибо.

ВОПРОС: Да, так я и хочу задать тот же самый вопрос. Мне хотелось бы знать, должны ли, на ваш взгляд, относиться к этой инициативе аборты и контрацепция?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Не буду говорить о том, какие решения принимает Канада, но скажу, что я много лет работала в этой области. И если мы говорим о здоровье матери, то его нельзя обеспечить без репродуктивного здоровья. А репродуктивное здоровье включает в себя контрацепцию, планирование семьи и доступность легальных, безопасных абортов.

Конечно, чрезвычайно высокая смертность матерей, которая до сих пор наблюдается в нашем мире в странах, где женщинам недоступно планирование семьи, остается большой трагедией. Я также очень много занималась пропагандой планирования семьи и контрацепции как способа предотвращения абортов. Если вас беспокоят аборты, то женщины должны иметь доступ к планированию семьи.

И, наконец, я не считаю, что принятием этих решений должны заниматься правительства. Люди имеют полное законное право придерживаться своего личного мнения, основанного на совести, религии или любой другой основе. Но я всегда считала, что правительство не должно вмешиваться в столь деликатные решения. Мы видим, что происходит на протяжении всей истории, когда правительства это делают. Когда правительства проводят политику “один ребенок в семье”, как это делал Китай, и когда эта политика осуществляется путем принудительных абортов, это отвратительно. А когда правительства, подобные коммунистическому правительству в Румынии, проводят политику, побуждающую каждую женщину рожать пятерых детей, так что у женщин нет возможности планировать собственные семьи, в результате возникала трагическая проблема с брошенными детьми, попавшими в приюты.

Так что этот вопрос вызывает большую озабоченность у меня и моего правительства, и мы продвигаем глобальную инициативу по здравоохранению, в которой упор будет сделан на здоровье матери и ребенка, и выступаем за более широкий доступ к контрацепции, как мужской, так и женской, а также ищем способы, как дать женщинам реальный выбор, оказывая им поддержку, чтобы они могли избегать абортов.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Перейдем к итальянским журналистам из (неразборчиво).

ВОПРОС: Доброе утро. У меня вопрос к итальянскому министру господину Фраттини и к государственному секретарю США госпоже Клинтон. Вопрос о торговле наркотиками и о международных требованиях в этой области. Как вы считаете, что может сделать “Большая восьмерка” для решения этой проблемы? Спасибо.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ФРАТТИНИ: Мы говорим об этом очень важном вопросе, который становится все более важным, потому что, например, представьте себе Латинскую Америку, Карибский бассейн и Мексику – этот регион, являющийся источником торговли наркотиками. И на нас лежит институциональный и, я бы сказал, моральный долг – помогать странам этого региона противодействовать торговле наркотиками, бороться с ней. Кроме того, поскольку это в наших собственных интересах, как западных стран, как европейских стран, Соединенные Штаты, Европа, страны “Большой восьмерки” заинтересованы, например, в том, чтобы блокировать путь на Запад, идущий через Африку на север в Португалию, Испанию и Европу.

В мире есть еще один регион, вызывающий серьезную озабоченность в связи с торговлей наркотиками. Да, речь идет об Афганистане. Россия как государство “Большой восьмерки” оказывает содействие, но все мы заинтересованы в том, чтобы найти работоспособный механизм борьбы с торговлей наркотиками из Афганистана, и в том, как заменить выращивание мака, не просто уничтожая посевы, а заменяя их, чтобы люди не впали в отчаяние, потеряв свою земледельческую работу.

Так что в этом вопросе, на наш взгляд, странам “Большой восьмерки” и региональным организациям – например, ЭКОВАС в Африке – необходимо наладить более прочное и тесное сотрудничество, чтобы вместе бороться с организованной преступностью и торговлей наркотиками, которая является транснациональным преступлением. Отмечу также важность десятой годовщины подписания так называемой Палермской конвенции – конвенции ООН по борьбе с организованной преступностью. В связи с этой датой мы рассмотрим, какой прогресс достигнут в борьбе с организованной преступностью, которая затрагивает все государства “Большой восьмерки”. И не только “Большой восьмерки” – эта преступность все сильнее затрагивает и более бедные государства.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Я, безусловно, согласна со всем, что сказал Франко, и хотела бы лишь добавить следующее. Мы довольно подробно обсудили этот вопрос во время нашего сегодняшнего совещания, потому что существует также связь между торговцами наркотиками и преступными картелями, которые поддерживают не только торговлю наркотиками, но и торговлю оружием и людьми, а также терроризм. Более того, появляется все больше свидетельств того, что террористы получают определенный поток финансирования от незаконной деятельности, такой как оборот наркотиков.

Так что “Большая восьмерка” будет рассматривать этот вопрос и более подробно изучать то, каким образом мы можем попытаться противостоять неблагоприятным последствиям преступной деятельности наркокартелей, потому что мы говорим не о каких-то редких случаях применения наркотиков любителями развлечься. Речь идет о хорошо вооруженных, жестоких бандах, которые охотятся на невинных людей, охотятся на представителей законной власти и бросают вызов правопорядку в таких странах, как Мексика, в Центральной Америке, а теперь и в Западной Африке, Афганистане и других местах.

Так что это стало серьезной угрозой безопасности, и мы будем проводить консультации в течение этого года в поисках возможных путей расширения нашего сотрудничества и координации в борьбе против наркокартелей.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Кэмпбелл Кларк, газета Globe and Mail.

ВОПРОС: Добрый день. Господин Кэннон, я бы попросил вас, если можно, ответить на этот вопрос на английском и французском языках, но я хотел бы также пригласить и других министров к ответу. Многие из вас накануне этой конференции очень энергично высказывались по поводу ядерной программы Ирана, а Канада подняла перспективу ввода “Большой восьмеркой” коллективных санкций от имени группы. Но в ваших сегодняшних выступлениях вы не использовали слово “санкции”.

Так вот, я бы попросил вас сказать мне, что помешало вам всем согласовать здесь призыв к введению санкций. Были ли это какие-то разногласия внутри этой группы, или же причина заключается в отсутствии здесь Китая, одного из основных игроков, и вы хотите дать ему время также присоединиться к санкциям?

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ КЭННОН: Ну что ж, Кэмпбелл, я попробую ответить первым. У нас, как хозяев встречи “Большой восьмерки”, не было намерения составлять отдельное заявление по вопросу санкций, которые могут быть приняты в отношении Ирана. Эта встреча предоставила нам возможность оценить ход обсуждения. Мы все удостоились похвалы в отношении того, как проходят дискуссии по этой проблеме. Излишне говорить, что мы, как группа, считаем, что Совет Безопасности ООН является главным форумом для принятия соответствующих мер, и мы, безусловно, будем следить за развитием ситуации в течение ближайших недель и даже месяцев.

Возможно, к этому что-то добавят государственный секретарь Клинтон, а затем министр иностранных дел Лавров.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Во-первых, позвольте мне сказать, что Соединенные Штаты не ожидали принятия на совещании “восьмерки” какого-либо заявления того плана, что вы описываете. Группа восьми не является, как сказал Лоренс, форумом для ведения переговоров о выработке резолюции, в которой говорилось бы о введении эффективных санкций против Ирана в связи с ядерной программой страны.

Наша встреча носила информативный характер. Мы обменялись мнениями. Мы обсудили важность принятия международным сообществом мер по устранению угрозы, создаваемой Ираном, обладающим ядерным оружием. Я, например, очень довольна результатами этого разговора. Но я думаю, важно подчеркнуть, что форум для ведения переговоров, на котором сосредоточено наше внимание, - это Совет Безопасности ООН. Некоторые из нас являются членами этого органа, другие – нет, но мы все разделяем озабоченность от имени международного сообщества о том, что это будет означать для региональной и глобальной стабильности, если Иран добьется успеха в своих усилиях по получению ядерного оружия.

Так что, я думаю, что Лоренс правильно оценил ситуацию. Нам предстоит проделать много работы в ООН. Мы добиваемся медленного, но неуклонного прогресса в обосновании нашей позиции и в попытках разработать проект резолюции, отражающий то, чего мы пытаемся добиться в отношении санкций. Так что меня очень обрадовали понимание и поддержка стран “Большой восьмерки” на совещании.

ВОПРОС: Министр Лавров.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЛАВРОВ: “Восьмерка” – это не переговорный формат ни по Ирану, ни по многим другим вопросам. Поэтому естественно, что сегодня мы просто обменялись мнениями. Итоги дискуссии зафиксированы в резюме, зачитанном председателем так, как он сам их видел. В любом случае это было полезно.

Что касается форматов, являющихся общепризнанными механизмами работы по иранской ядерной программе, то это Совет управляющих МАГАТЭ, СБ ООН, который принял несколько решений в поддержку действий Агентства, группа “3+3”, куда кроме представленных здесь стран входит и Китай. Было бы неэтично пытаться в непереговорном формате “восьмерки” предрешать те дискуссии, которые только еще предстоят в форматах, признанных в качестве механизмов работы по Ирану.

ВОПРОС: Спасибо.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ МИЛИБЭНД: Благодарю вас, Лоренс. Я думаю, вам очень важно услышать те заявления, которыми мы, восемь участников встречи, обменялись друг с другом в ходе переговоров вчера и сегодня. Между нами была достигнута очень высокая степень единства в отношении нашей растущей обеспокоенности по поводу отказа Ирана адекватно ответить как на предложение группы “3+3”, которое впервые было сделано в мае 2008 года, так и на последнее предложение МАГАТЭ в отношении тегеранского исследовательского реактора. Рост озабоченности сопровождается единодушной решимостью, когда речь заходит о нашей цели – не допустить, чтобы Иран стал обладателем ядерного оружия в нарушение своих обязательств по Договору по нераспространению.

Достигнута также высокая степень единства вокруг стратегии по достижению этой цели. Это двухтрековая стратегия, которая не признает альтернативы между диалогом с одной стороны и давлением с другой. Эти два пути взаимосвязаны. Все мы, все восемь министров, решительно приветствовали усилия по налаживанию диалога, за который президент Обама и госсекретарь Клинтон выступают с 20-го января 2009 года. Это предложение начать диалог остается в силе. Но параллельный путь, сопутствующий диалогу, – это путь давления.

И мы знаем, что нынешнее состояние иранской экономики ослабляет страну. Если вы помните, в 1979 году Иран имел такой же ВВП, как Южная Корея, а теперь он составляет лишь половину от ВВП Южной Кореи. Страна, обладающая огромными запасами газа, вынуждена импортировать нефтепродукты и газ в больших объемах. И поэтому я думаю, что очень, очень важно послать четкий сигнал о нашей решимости добиться конечной цели и применить стратегические приемы, которые будут необходимы. Это не тот форум, на котором будут обсуждаться подобные меры, как отметили и госсекретарь Клинтон, и министр Лавров. Но политическое единство, я думаю, очень важно, и оно очевидно.

ВЕДУЩИЙ: (Неразборчиво) Япония, NHK.

ВОПРОС: Благодарю вас, (неразборчиво) из японской телекомпании NHK. Мой вопрос также касается иранской проблемы. Госпожа госсекретарь, госсекретарь Клинтон, насколько вы уверены в том, что согласие, достигнутое между восемью сторонами, достаточно серьезно, чтобы убедить Китай присоединиться в ходе обсуждений в Совете Безопасности к точке зрения о необходимости ввода новых санкций против Тегерана?

И очень короткий второй вопрос, во избежание путаницы в японской прессе. Вчера у вас была встреча с японским министром Окада по теме (неразборчиво) авиабазы. Правильно ли мы понимаем, что теперь ваша позиция отличается от предыдущих, или вы по-прежнему придерживаетесь мнения, что нынешний план переноса базы является лучшим решением вопроса? Благодарю вас.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Я сначала отвечу на последний вопрос. Мы по-прежнему придерживаемся мнения, что предпочтителен первоначальный план. Но, как я сказала министру Окада, мы готовы рассмотреть возможные предложения японского правительства. Мы привержены обороне Японии, нашего союзника, нашего партнера, нашего друга, уже на протяжении многих десятилетий. И у нас есть определенное мнение относительно того, каков наиболее эффективный способ достижения этой цели, но, конечно, мы будем продолжать прислушиваться к правительству Японии и консультироваться с ним.

Что касается Ирана, то я считаю, что мы добиваемся прогресса. Я думаю, что в ближайшие недели в Совете Безопасности пройдут очень интенсивные переговоры, не только среди членов Совбеза, но и с участием многих заинтересованных стран, включая некоторые из представленных здесь. Мы видим растущее понимание со стороны многих государств, включая Китай, тех последствий, которые будет иметь получение Ираном ядерного оружия для региональной и глобальной стабильности, для наших поставок нефти, и мы думаем, что будет достигнут консенсус по поводу того, как лучше двигаться вперед.

И повторяя мысль, высказанную министром Милибэндом, отмечу, что санкции являются частью дипломатии. Мы выбрали двухтрековую стратегию, предусматривающую два пути – как диалог, так и давление, если диалог не принесет результата. Но санкции являются одной из форм общего дипломатического подхода, применяемого Соединенными Штатами и другими странами по данному вопросу. И мы считаем, что работа, которую президент Обама и администрация Обамы провели за последние 15 месяцев в стремлении наладить контакты с Ираном, народом Ирана, правительством Ирана, демонстрирует нашу искренность и добросовестность наших усилий по установлению диалога. К сожалению, мы не получили ответа, который создал бы атмосферу, в которой мы могли бы реально обсудить эти вопросы с иранскими коллегами.

Также имел место ряд таких событий, как обнаружение секретного объекта в Куме, объявление о планах строительства других объектов, объявление об активизации усилий по обогащению урана, отказ от совместного российско-французско-американского предложения по переработке и обогащению урана для тегеранского исследовательского реактора, и так далее. Таким образом, последние 15 месяцев четко продемонстрировали нежелание Ирана выполнять свои международные обязательства, и на основании этого я выразила оптимизм в отношении того, что мы достигнем консенсуса в Совете Безопасности.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ МИЛИБЭНД: Я хотел бы просто добавить, что, на мой взгляд, есть еще один важный момент, который заключается в том, что за последние 15 месяцев произошло еще одно событие, не имеющее непосредственного отношения к ядерной проблеме, но имеющее большое значение для отношений мирового сообщества с Ираном. Речь идет о массовых выступлениях на улицах Ирана против результатов президентских выборов, подсчета голосов, и о последующих репрессиях в отношении демонстрантов. Ни одна страна, представленная здесь, не считает, что мы имеем право выбирать правительство Ирана. Это должен делать иранский народ.

Однако когда дело доходит до выражения солидарности с народом Ирана, с людьми, требующими, чтобы соблюдались их самые элементарные права, Великобритания самым решительным образом поддерживает резюме Лоренса Кэннона, в котором излагается широкая обеспокоенность в связи с имевшими место репрессиями. На самом деле существует два Ирана: один – преисполненный страха, узко мыслящий и репрессивный, и другой – образованное, высококультурное, глубоко цивилизованное общество, которое хочет быть открытым и взаимодействовать с внешним миром, сохраняя характеристики Исламской республики. И трагедия в том, что режим стремится скрыть второй Иран. С нашей точки зрения, это добавляет сложности переговорам и попыткам вовлечь Иран в диалог, но это заставляет нас удвоить или утроить нашу решимость добиться этой цели, потому что это народ, который должен взаимодействовать с международным сообществом, уважая свои традиции и свои собственные убеждения, но являясь при этом частью более обширной социальной и экономической жизни, а не существуя отдельно от нее.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЛАВРОВ: Возвращаясь к заданному вопросу об иранской ядерной программе, в отношении которой мы не видим больших расхождений внутри ИРИ, хотел бы взять слово только по одной причине. Думаю, что совсем некорректно ставить вопрос таким образом, что задача состоит в том, чтобы какая-либо группа государств уговорила Китай. Китай – это абсолютно самостоятельный участник процессов, связанных с выработкой позиции мирового сообщества по иранской ядерной программе. Китай является постоянным членом СБ ООН, равноправным участником группы “3+3”, излагает свои позиции, которые будут учитываться наравне с позициями всех остальных. А представлять дело таким образом, что все мы будем кого-то уговаривать, – в корне неверно.

ВЕДУЩИЙ: AFP (неразборчиво).

ВОПРОС: У меня вопрос по Афганистану. “Большая восьмерка” приняла очень решительное заявление, призывающее президента Карзая делать больше во многих областях. Что может G-8 сделать для того, чтобы обеспечить выполнение этой работы, и когда?

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Мне кажется, ситуация в Афганистане, о которой мы говорили довольно подробно в ходе нашей встречи в последние два дня, дает нам основания как для оптимизма, так и для осторожности. Оптимизм внушается тем, что, как я считаю, мы применяем стратегию, которая приносит результаты – как на военном, так и гражданском фронтах. Сразу после завершения недавней военной операции в Мардже в этот город прибыли гражданские эксперты в области развития, восстановления, управления, верховенства закона, сельского хозяйства, образования и многие другие. Это именно такой комбинированный подход, который, как мы считаем, имеет наилучшие шансы на успех.

Мы также хорошо понимаем, и об этом говорилось на Лондонской конференции по Афганистану, что здесь должен быть и политический элемент, который приведет к урегулированию конфликта, по крайней мере, до некоторой степени, и заключается в выведении с поля боя солдат, боевиков движения “Талибан”, а также в поиске тех политических лидеров, которые готовы отказаться от насилия и “Аль-Каиды”, следовать конституции Афганистана и вновь стать частью общества.

Осторожность же заключается в том, что для достижения устойчивого прогресса и развития, ведущих к стабильности, наиболее важным игроком в этом процессе должен быть не кто-либо из нас или других членов международного сообщества, а правительство и народ Афганистана. Я думаю, если оглянуться назад на последние несколько месяцев, мы увидим, что новое правительство во главе с переизбранным на пост президента Карзаем осуществило ряд мер, которые были обещаны международному сообществу и претворены в жизнь, но по другим вопросам еще существует неопределенность. Так что здесь, как и в любой сложной ситуации; есть причины чувствовать оптимизм в связи с достигнутым нами прогрессом, но в то же время еще многое предстоит сделать. Но, конечно, все представленные здесь страны “Большой восьмерки” привержены мирному, стабильному Афганистану, который может не только создать политическую среду, позволяющую положить конец текущим вылазкам боевиков, представляющим угрозу и за пределами границ страны, но и достигнуть нового статуса мира со своими соседями в регионе.

Так что у нас впереди много работы, но у нас есть повод ощущать оптимизм в отношении курса, которому мы следуем.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ КЭННОН: Я только добавлю, если позволите, что я считаю важным иметь возможность обеспечить, да, принятие мер на местах, да, у нас есть прямые контакты с правительством Карзая, дающие возможность сделать так, чтобы в итоге сами афганцы смогли управлять своей страной. Но как хозяин этой встречи я особенно горжусь тем, что мы поддержали Афгано-пакистанскую инициативу процветания. Все мы, сидящие за этим столом, считаем, что чрезвычайно важно иметь возможность, если мы хотим стимулировать экономическое развитие и создать условия для искоренения глобального терроризма и терроризма в регионе, мы должны найти возможности для того, чтобы обе эти страны, а также страны региона действительно могли добиться прогресса.

Госсекретарь Клинтон сегодня утром говорила об урожайном годе в плане того, что аграрный сектор, похоже, восстанавливается. Конечно, мы должны смотреть на это как на длительный процесс, а не процесс, идущий от месяца к месяцу, но иметь возможность посмотреть на то, что было на самом деле достигнуто, и оценить направление движения. Таким образом, мы вполне – лично я очень, очень доволен результатом того, что обсуждалось сегодня, а также с удовлетворением отмечаю достигаемый прогресс.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ОКАДА: (Через переводчика.) Я хотел бы кое-что добавить к уже сказанному. Лондонская конференция по Афганистану действительно открыла новую главу, новое начало, и это новое начало проявилось в двух моментах. С одной стороны, это очень четкая приверженность правительства Афганистана эффективному государственному управлению, реинтеграции, примирению, борьбе с коррупцией и восстановлению экономики и реконструкции общества. И в то же время была одобрена помощь, поскольку эти вопросы тесно связаны между собой. Международное сообщество будет придерживаться своих обязательств. Кроме того, страны, которые здесь представлены, четко сформулировали свои обещания и обязательства, и поэтому очень важно, чтобы в Афганистане мы увидели очевидные, конкретные результаты. И это необходимо в свете будущей конференции по Афганистану, которая состоится в Кабуле, и поэтому принятые здесь решения и распространенное заявление имеют первостепенное значение, и надо добиваться весьма конкретных результатов, с тем чтобы решения, принятые в Лондоне, не оказались пустыми словами, а воплотились в очень конкретные результаты. И потому необходимо продвигаться вперед, чтобы Лондонская конференция по Афганистану, которую мы считаем очень важной, также привела к конкретным результатам.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Теперь вопрос от Михаэля Готтинберга из ARD Sterling, а потом будет последний вопрос.

ВОПРОС: Я хотел бы вернуться к иранской проблеме, если можно. Прежде всего вопрос к министру Вестервелле, на который я бы попросил его ответить по-немецки. Учитывая, что вы один из тех, кто открыто призывает к санкциям, новым санкциям, довольны ли вы сигналом, посылаемым сегодня отсюда Ирану? Даже несмотря на то, что это не ООН, эта встреча была возможностью послать мощный сигнал.

А потом я хотел бы спросить министра Лаврова, если можно…

ВЕДУЩИЙ: Только по одному вопросу на одну новостную организацию (неразборчиво).

ВОПРОС: Хорошо. Понятно.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕСТЕРВЕЛЛЕ: (Через переводчика.) Я очень доволен итогами встречи и нашим совместным заявлением. Я доволен, поскольку оно посылает четкий сигнал о решающем мнении стран, представленных здесь, в плане поддержки нераспространения ядерного оружия. Разоружение и нераспространение являются двумя сторонами одной монеты, или медали, и этот момент весьма четко отмечен в заявлении.

Теперь по вопросу применения санкций. Иран, конечно, имеет право на мирное использование атомной энергии, но он также обязан обеспечить прозрачность и гарантировать, что в стране не будет разрабатываться ядерное оружие. Это имело бы весьма дестабилизирующий эффект не только для региона, но и для всего остального мира. И именно поэтому мы не являемся органом, который принимает решения, мы лишь пытаемся синхронизировать наши позиции. Подобные решения принимаются, как сказал мой коллега, в адекватной и соответствующей форме на национальном уровне и в формате “3+3”, и именно оттуда будут исходить решения.

Для нас ситуация ясна. Мы протягиваем руку дружбы. Мы хотим добиться результатов на основе диалога. Но если Иран не желает сотрудничать и не обеспечит прозрачность, мы будем одним из тех государств, которые будут выступать в пользу санкций.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Переходим к последнему вопросу, ИТАР-ТАСС, Татьяна (неразборчиво).

ВОПРОС: У меня вопрос к государственному секретарю Хиллари Клинтон. На прошлой неделе президенты России и США окончательно договорились о подписании нового Договора о СНВ. Хотелось бы уточнить позицию американской стороны: насколько она намерена соблюдать юридически закрепленную в этом документе взаимосвязь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями, учитывая планы США по размещению элементов ПРО в Европе? Спасибо.

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Мы очень рады, что договор, известный как Новый договор о СНВ, по выработке которого велись переговоры, будет подписан на будущей неделе в Праге нашими двумя президентами, президентом Обамой и президентом Медведевым. Мы считаем, что это очень мощный сигнал о приверженности обеих наших стран серьезной цели сокращения наших ядерных ар±еналов и недопущения распространения ядерного оружия и других опасных видов оружия. И мы также обсуждали на протяжении прошедшего года пути более эффективного сотрудничества по другим важным вопросам, включая изучение возможностей сотрудничества по противоракетной обороне.

Мы считаем, что Соединенные Штаты и Россия, являясь обладателями крупнейших ядерных арсеналов в мире, несут особую ответственность. Но, если говорить о США, мы признаем наличие новых угроз, направленных на обе наши страны, Европу, Ближний Восток и другие страны. Они исходят от режимов-изгоев, таких как Северная Корея, которая уже обладает ядерным оружием, и таких режимов, как Иран, явно стремящихся к получению ядерного оружия.

Поэтому мы считаем, что должен быть баланс между наступательными и оборонительными вооружениями, и что если Соединенные Штаты и Россия будут сотрудничать в вопросах не только собственной обороны, но и защиты других стран от потенциального нападения со стороны либо государств-изгоев, либо террористических сетей, это будет соответствовать интересам всего мира. И мы будем продолжать обсуждать эти вопросы в будущем.

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ЛАВРОВ: Новый Договор СНВ, как протокол и в целом пакет документов, – это юридически обязывающий пакет. Помимо важнейших аспектов, касающихся беспрецедентного сокращения ядерных потенциалов, помимо важных договоренностей в сфере контроля, который основывается не на подозрениях, а на возросшем доверии, в нем закреплена взаимосвязь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями. В этом договоре заложены все необходимые принципы и механизмы, которые обеспечивают право каждой из договаривающихся сторон принимать решения о том, каким путем обеспечивать свою безопасность, если эта взаимосвязь будет нарушена.

Думаю, что совместная работа по проблематике ПРО, о которой упомянула госсекретарь Клинтон, может гарантировать, если она будет правильно развиваться, что такая взаимосвязь нарушена не будет. Это станет возможным, если и мы, и наши американские партнеры будем руководствоваться договоренностью президентов Медведева и Обамы о том, что мы хотим сотрудничать в сфере купирования рисков ракетного распространения, начиная с их совместного анализа, а затем вырабатывать необходимые шаги, которые позволят такие риски нейтрализовать. Если эта договоренность президентов, которой мы придаем принципиальное значение, будет реализовываться добросовестно, то я с оптимизмом смотрю и на эту сферу российско-американского сотрудничества.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. На этом мы завершаем пресс-конференцию. Всем большое спасибо.

(конец стенограммы)

(Распространено Бюро международных информационных программ Государственного департамента США. Веб-сайт: http://www.america.gov/ru )

02      1 апреля 2010 года


США и Евросоюз привержены делу демократии и процветания Балкан
(Заместитель госсекретаря Стайнберг отправляется в поездку по четырем странам)

Вашингтон. Соединенные Штаты и Европа твердо намерены поддерживать демократические институты и способствовать экономическому развитию всех балканских стран, заявил заместитель государственного секретаря США Джеймс Стайнберг.

“Эта решимость – не просто слова, - сказал Стайнберг 29 марта на брифинге в Вашингтонском международном пресс-центре. – С первых же дней работы администрации Обамы мы активно взаимодействуем, нанося частые визиты высокого уровня в этот регион, начиная с прошлогодней майской поездки вице-президента с посещением Сараево, Белграда и Приштины. Мне удалось совершить несколько поездок в регион с тех пор, как я стал заместителем госсекретаря, и должен сказать, что, в целом, я доволен тем, что произошло за годы, когда я не работал в правительстве”.

Стайнберг отбывает 6 апреля в поездку, в ходе которой он сначала направится в Словению, а оттуда – в Боснию и Герцеговину, Сербию и Косово. В Сараево к нему присоединится министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос, чья страна сейчас является председателем Европейского союза. Стайнберг сказал, что все его поездки выполняются совместно с коллегами из Евросоюза, что подчеркивает партнерство США с ЕС.

Стайнберг охарактеризовал Словению как партнера в обеспечении стабильности на Балканах, а также как союзника по НАТО, в особенности, в Афганистане. Он выразил удовлетворение по поводу близящегося заключения арбитражного соглашения Словении с Хорватией в отношении пограничного спора между обеими странами. Решение этого конфликта устранит серьезное препятствие на переговорах о вступлении Хорватии в Евросоюз.

Конференция, состоявшаяся 20 марта в словенском городе Брдо, на которой семь балканских стран призвали Евросоюз не отказываться от планов расширения, явилась “желанным примером того, как страны этого региона могут участвовать в сотрудничестве во имя стабильности и расширения возможностей”, сказал Стайнберг.

Одним из факторов укрепления стабильности в регионе является независимость Косово, добавил он.

“За первые два года своего существования в качестве независимого государства Косово добилось громадного прогресса, включая успешное проведение первых выборов в ноябре, укрепление регионального сотрудничества путем демаркации границы с Македонией, установление дипломатических отношений с соседями и улучшение межэтнических отношений посредством процесса децентрализации”, - отметил дипломат.

Что касается обстановки в самом Косово, сказал Стайнберг, Соединенным Штатам и Европейскому союзу хотелось бы большей интеграции. “Мы понимаем, что, несмотря на официальные разногласия у них существуют общие интересы, и необходимо действовать таким образом, чтобы не усиливать нестабильность в регионе. Поэтому мы будем в основном фокусировать внимание на прагматических уровнях сотрудничества, на методах его поощрения и на развитии диалога между Белградом и Приштиной”, - сказал он.

Стайнберг отметил ряд позитивных сдвигов в вопросе об интеграции Сербии в ЕС, в частности, либерализацию визового режима для сербских граждан, посещающих страны Евросоюза, и заявку Сербии на вступление в ЕС.

“Меня также обнадеживает тот факт, что Сербия ясно продемонстрировала понимание важности сотрудничества с Гаагским трибуналом как ключевого условия ее интеграции в евроатлантическое сообщество, - сказал он. – Мы ждем, что Сербия сделает все возможное для ареста и препровождения в Гаагу последних из находящихся в розыске лиц – Ратко Младича и Горана Хаджича”.

Дэниел Серуер из Центра инноваций при Американском институте мира сообщает, что, хотя Белград ведет жесткую линию в вопросе о независимости Косово, некоторые лидеры в Сербии начинают тревожиться по поводу того, что эта нерешенная проблема может омрачить перспективы вступления их страны в ЕС.

По мнению Серуера, Сербия может укрепить свои позиции, например, предав гласности всю информацию о помощи, которую она оказывала северной части Косово, населенной преимущественно этническими сербами.

В ходе своей поездки на Балканы Стайнберг посетит Сараево. Ввиду предстоящих выборов в Боснии и Герцеговине, Соединенные Штаты призывают правительство и общественных лидеров к сотрудничеству во имя интересов всех граждан страны. Стайнберг сказал, что имеется в виду дальнейший прогресс в интеграции Боснии в Европу и евроатлантические институты.

“Мы не хотим, чтобы Босния отставала от своих партнеров в регионе. Она заслуживает права стоять в одном ряду с остальными, и мы сделаем все возможное, чтобы помочь ей в этом, - сказал Стайнберг. – И я думаю, что в нынешнем году, году выборов, особенно важно для всех лидеров, для всех партийных лидеров, сформировать позитивное видение своей страны, избегать раздоров, способных помешать прогрессу Боснии, и трудиться, создавая предпосылки еще более существенного прогресса после выборов в октябре”.

("America.Gov" выпускается Бюро международных информационных программ Государственного департамента США. Веб-сайт: http://www.america.gov/ru )

03      1 апреля 2010 года
Соединенные Штаты предлагают 1,15 миллиарда долларов на цели восстановления Гаити
()

Вашингтон. Международная помощь Гаити необходима не только для преодоления долгосрочных последствий землетрясения, поразившего страну 12 января, но также для решения трансграничных проблем, в частности, экономической миграции, контрабанды людей и наркотиков, а также распространения лекарственно-резистентных заболеваний как следствия нищеты, сказала государственный секретарь США Хиллари Клинтон.

Выступая 31 марта на открытии международной конференции доноров в Нью-Йорке, Клинтон объявила, что Соединенные Штаты обязуются предоставить Гаити помощь на сумму 1,15 миллиарда долларов. Президент Гаити Рене Преваль поставил целью собрать 3,8 миллиарда долларов для удовлетворения потребностей страны в течение ближайших 18 месяцев.

По словам госсекретаря, “эти деньги пойдут на реализацию плана правительства Гаити по укреплению сельского хозяйства, энергетики, сектора здравоохранения, безопасности и административной сферы” и на развитие сотрудничества с группами гражданского общества, частными компаниями, неправительственными организациями и гражданами Гаити. Она добавила, что американская помощь также предназначается для расширения возможностей гаитянских женщин, что в свою очередь “будет способствовать долгосрочному экономическому возрождению и прогрессу не только для них самих, но и для их семей”.

Госсекретарь сказала, что землетрясение свело на нет плоды недавних реформ, благодаря которым в 2009 году экономика Гаити выросла на 3 процента и позволила расширить занятость.

Но “народ Гаити никогда не сдается”, сказала Хиллари Клинтон. Она выразила уверенность в том, что гаитяне и впредь будут проявлять стойкость, и что руководство страны зарекомендует себя с лучшей стороны.

Гаити не в состоянии подняться своими силами, и сегодня международное сообщество оказалось перед выбором: либо помочь этой стране стать “локомотивом прогресса и процветания”, либо безучастно наблюдать за тем, как экономические, медицинские и инфраструктурные проблемы порождают невзгоды, которые затронут не только гаитянский народ, но и все глобальное сообщество, сказала госсекретарь.

“Нехватка санитарно-гигиенических служб вызывает вспышки смертоносных болезней, а нехватка надежных служб здравоохранения приводит к появлению новых лекарственно-устойчивых штаммов возбудителей заболеваний, которые вскоре пересекут границы”, – сказала она. Контрабанда наркотиков и торговля людьми, и без того процветающие в условиях минимальной безопасности, “косвенным образом затронут всех нас”.

Хотя Гаити в прошлом уже предоставлялась международная помощь, “мы не можем повторять пройденное”, отметила Клинтон. Правительство Гаити должно организовать “интенсивную, подотчетную и прозрачную кампанию восстановления”, а доноры должны “оказать более разумную помощь” в виде долгосрочных инвестиций в партнерстве с правительством, что будет эффективнее, чем “беспорядочный набор продиктованных добрыми намерениями проектов”.

“Давайте же в один голос скажем: мы выдержим это испытание”, – призвала госсекретарь представителей других стран-доноров.

Президент Преваль поблагодарил участников конференции за оперативную мобилизацию ресурсов со всего мира в помощь его стране вслед за землетрясением. Он сказал, что гаитянский народ глубоко тронут “этим выражением солидарности и сострадания”. Он также призвал к учреждению чрезвычайных сил ООН, которые можно будет без промедления посылать в любые точки мира по следам стихийных бедствий.

Преваль особо подчеркнул необходимость оказания его стране помощи в сфере образования, которое, по его словам, является “обязательным условием развития”. Он сообщил, что 38 процентов гаитян старше 15 лет неграмотны, 25 процентов детей школьного возраста не ходят в школу, а те, кто учится, не располагают ресурсами для приобретения жизненно необходимых навыков. В результате страна оказалась не готовой к адекватному реагированию Ýа стихийное бедствие, сказал он.

“Землетрясение ясно показало это социальное бедствие”, подчеркнул Преваль, и гаитянское общество “не может более мириться” с таким положением дел и должно “как можно скорее” исправить его.

Он сказал, что видит в своем воображении возрожденную страну в качестве центра знаний, гордящуюся своим культурным и языковым разнообразием, проистекающим из ее французского, английского и африканского наследия, в которой все жители в состоянии самостоятельно удовлетворять свои нужды и получать помощь квалифицированных специалистов.

“Давайте помечтаем о новом Гаити, которому суждено стать новым обществом, открывающим свои объятья всем без исключения, которое преодолело проблему голода, где все имеют доступ к достойному жилью, где медицинская помощь предоставляется по потребностям и люди получают качественное образование”, где народ способен внести свою лепту в благосостояние всего человечества, сказал Преваль.

Открывая конференцию, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун высоко отозвался о “конкретном, специфичном и смелом” плане, разработанном гаитянскими и международными специалистами в целях построения “нового Гаити” с более современными школами и медицинскими учреждениями, где у народа будут более широкие возможности, чем выбор между безработицей и эмиграцией.

План предусматривает создание доверительного фонда для распределения средств по программам помощи и комиссии для надзора за проектами реконструкции, как, например, за восстановлением школ, больниц и правительственных учреждений, а также восстановлением сельскохозяйственного производства и выполнением других проектов, призванных создавать рабочие места.

Помимо дальнейшей чрезвычайной помощи, в первую очередь для обеспечения жителей Гаити кровом в течение периода дождей, по оценке Пан Ги Муна, на протяжении ближайших 10 лет стране понадобятся 11,5 миллиарда долларов.



("America.Gov" выпускается Бюро международных информационных программ Государственного департамента США. Веб-сайт: http://www.america.gov/ru )



Похожие:

Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Представители правительства США определяют готовность Северной Кореи к переговорам
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Дикарло заявляет, что США поддерживают евроатлантическую интеграцию во имя будущего процветания
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Количество индонезийцев, имеющих доступ в онлайн, ежегодно увеличивается на 49 процентов
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Современные технологии не только помогают правозащитникам, но и вредят им, указывается в докладе
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Продовольственная безопасность – главный вопрос повестки дня визита Хиллари Клинтон в Африку
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
На встрече в Копенгагене лидеры обсудили вопросы контроля над вооружениями и изменения климата
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Шаттл “Атлантис” отправился в полет для последней серии ремонтных работ на космическом телескопе
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Президент стремится к новому старту, который будет основан на взаимной заинтересованности и взаимном уважении
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Обаме присуждена Нобелевская премия мира за усилия в области ядерного разоружения и многосторонний подход
Информационная служба Посольства США iconИнформационная служба Посольства США
Обама призывает Северную Корею прекратить попытки уйти в сторону от проблемы и предпринять серьезные шаги
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org