С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья



Скачать 182.12 Kb.
Дата09.11.2012
Размер182.12 Kb.
ТипСтатья
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРЕТЕЙСКИХ

СУДОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
С.В. НИКОЛЮКИН
Николюкин С.В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.
Статья посвящена правовым основам деятельности третейских судов в Российской Федерации.
Ключевые слова: третейский суд, международный коммерческий арбитраж.
The article is devoted to the legal principles of activity of arbitration courts in Russian Federation.
Рассматривая правовую основу деятельности третейских судов в Российской Федерации, следует указать на то, что источники регулирования третейского разбирательства на территории Российской Федерации существенно отличаются от источников процессуального права. Прежде всего это касается иерархии источников. Она выстроена законодателем не путем прямого указания, а может быть указана путем анализа различных норм действующих законов, регулирующих третейское разбирательство. В связи с тем что иерархия правовой силы источников третейского разбирательства обладает существенным своеобразием, а императивных норм, регулирующих третейское разбирательство, относительно немного, следует сделать вывод о том, что основным источником третейского разбирательства, обладающим наибольшей юридической силой, является соглашение сторон третейского разбирательства.

Важно отметить, что в Российской Федерации третейское судопроизводство распадается на два направления - "внутренний" третейский суд и международный коммерческий арбитраж. Это связано с тем, что в настоящее время действует два закона: Закон Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" (далее - Закон об арбитраже) и Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Закон о третейских судах).

Наличие двух законов о третейских судах (коммерческих арбитражей) приводит к определенной конкуренции норм, регламентирующих третейское разбирательство, что имеет существенное практическое значение. К примеру, если компетентный государственный суд при разрешении заявлений об оспаривании решения третейского суда или заявлении о принудительном исполнении решения третейского неправильно определит нормы закона, которым следует руководствоваться, это может привести к отмене судебного решения.

Как отмечает М.А. Дубровина, "внутренний и международный арбитражи, при наличии многих общих признаков являются различными правовыми институтами: первый находится внутри одного правового порядка, в то время как арбитраж международный берет начало из транснациональных коммерческих отношений, из плюрализма применимого права, из конфликта законов и конфликта юрисдикций...
если при регулировании внутреннего арбитража приоритетное значение уделяется базовым принципам и стандартам национального права, то при регулировании арбитража международного, напротив, акцент смещается на основополагающие принципы международного частного права, принятые в мировой торговой практике и воспринятые в законодательстве большинства прогрессивных стран" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Дубровина М.А. Критерии определения международного характера арбитража (на примере законодательства Швейцарии) // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 2. С. 45.
Между тем законодательство о третейских судах, судопроизводстве в третейском суде и исполнении решений третейских судов состоит не только из указанных выше законов, но и иных, к числу которых прежде всего следует отнести Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - АПК РФ) и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - ГПК РФ).

Так, в ГПК РФ вопросам третейского судопроизводства посвящены глава 45 ("Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)"), глава 46 ("Производство по делам об оспаривании решений третейских судов"), глава 47 ("Производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов").

В АПК РФ также имеются главы, связанные с третейским судопроизводством, а именно глава 30 ("Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов") и глава 31 ("Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений").

Таким образом, между процессуальным законодательством и законодательством о третейских судах прослеживается взаимная связь, что важно как с теоретической, так и с практической точки зрения. Как справедливо отмечает А.Г. Светланов: "Автономность третейского суда и его негосударственный характер не дают оснований исключить третейский суд вообще и международный коммерческий арбитраж в частности как институт из сферы процессуального права" <2>.

--------------------------------

<2> См.: Светланов А.Г. Международный гражданский процесс: Современные тенденции. М., 2002. С. 127.
Между тем одной из важных проблем является возможность применения третейскими судами норм процессуального законодательства, регулирующего деятельность государственных судов в случае, когда аналогичные процедуры не урегулированы Законом о третейских судах и Законом о международном коммерческом арбитраже. Речь идет о пробелах в законодательстве. Несмотря на это представляется, что процессуальное законодательство не должно применяться третейскими судами, поскольку это будет противоречить сущности третейского разбирательства как альтернативному способу по урегулированию споров.

В.С. Поздняков также полагает, что "ни законодательство о судоустройстве, ни процессуальное законодательство Российской Федерации, в частности ГПК РСФСР и АПК РФ, к международному коммерческому арбитражу не применяются" <3>.

--------------------------------

<3> См.: Поздняков В.С. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации (Закон, регламент, комментарии). М., 1996. С. 14.
О.Ю. Скворцов рассматривает данную проблему следующим образом. Во-первых, поскольку приоритетным для развития третейского процесса является соглашение, достигнутое сторонами, то, если стороны прямо предусмотрели необходимость применения в ходе третейского разбирательства норм процессуального законодательства, это означает, что третейский суд, будучи связан этим соглашением, обязан применять таковые правила. Во-вторых, если стороны в третейском соглашении не оговорили возможность применения каких-либо правил, в том числе и регулирующих деятельность государственных судов, то третейский суд, в случае отсутствия соответствующих норм Закона о третейских судах, вправе обращаться к соответствующим нормам процессуального законодательства, регулирующим сходные правоотношения, но в пределах того усмотрения, ограниченность которого диктуется диспозитивным характером процессуальных взаимоотношений сторон <4>.

--------------------------------

<4> См. Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 83.
С данной точкой зрения нельзя согласиться по следующим основаниям. Во-первых, допустимость применения процессуального законодательства третейскими судами влечет смешение государственного и третейского судопроизводства; во-вторых, позиция О.Ю. Скворцова может быть поддержана исключительно при рассмотрения споров во "внутренних" третейских судах, но не в международных коммерческих арбитражах; в-третьих, применять аналогию закона процессуального законодательства к третейскому судопроизводству нецелесообразно, поскольку процессуальные конструкции третейского разбирательства приоритетно находятся в плоскости гражданско-правовых отношений.

Нормы, регулирующие третейское разбирательство, содержатся не только в Законе о третейском суде, Законе о международном коммерческом арбитраже, ГПК РФ и АПК РФ, но и в иных законодательных актах. Например, нормы о третейском суде содержатся: в Федеральном законе от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях", Федеральном законе от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Федеральном законе от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях", Федеральном законе от 30 декабря 2004 г. N 218-ФЗ "О кредитных историях", Федеральном законе от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", Федеральном законе от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", Федеральном законе от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", Федеральном законе от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации", Федеральном законе от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", Федеральном законе от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", Федеральном законе от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", Федеральном законе от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", Федеральном законе от 30 декабря 1995 г. N 225-ФЗ "О соглашениях о разделе продукции", Федеральном законе от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации", Федеральном законе от 23 февраля 1995 г. N 26-ФЗ "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах", Федеральном законе от 2 декабря 1994 г. N 53-ФЗ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд", Законе РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", Законе РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", Законе РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах", Законе РФ от 20 февраля 1992 г. N 2383-1 "О товарных биржах и биржевой торговле" и др.

Указанные нормативно-правовые акты, как правило, оговаривают возможность субъектов правоотношений обратиться в третейский суд с иском о разрешении могущего возникнуть спора на основании соответствующего третейского соглашения. Например, в соответствии со ст. 17 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях" споры между концедентом и концессионером разрешаются в соответствии с законодательством Российской Федерации в судах, арбитражных судах, третейских судах Российской Федерации.

Что касается опыта других государств по регулированию деятельности "внутренних" третейских судов и международных коммерческих арбитражей, то она осуществляется как посредством единого нормативного акта, так и при помощи двух законов, которые устанавливают необходимость применения института подведомственности для распределения дел между "внутренними" третейскими судами и международными коммерческими арбитражами. Например, в Англии, Финляндии, Швеции существуют единые законодательные акты, регулирующие деятельность как "внутренних" третейских судов, так и международных коммерческих арбитражей.

Представляется, что существование единого нормативного акта, регулирующего процедуру деятельности как "внутренних" третейских судов, так и международных коммерческих арбитражей в Российской Федерации, было бы правильным.

Действующий Закон о третейских судах допускает обращение в качестве сторон спора (истца или ответчика) как российских лиц (физических и юридических), так и иностранных лиц. Закон о международном коммерческом арбитраже исключает возможность рассмотрения спора между двумя российскими субъектами, поскольку там должен присутствовать "иностранный элемент", выражающийся в субъекте. В данном случае прослеживается некое дублирование компетенции третейского "внутреннего" суда и международного коммерческого арбитража. Рассмотрим это далее.

В соответствии с законодательством Российской Федерации разграничение подведомственности между указанными разновидностями третейских судов основывается, во-первых, на критериях субъектного состава лиц, участвующих в третейском разбирательстве, а во-вторых, на характере спорного правоотношения, что закреплено в вышеназванных законах.

Так, в соответствии с Законом об арбитраже в международный коммерческий арбитраж могут по соглашению сторон могут передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

Таким образом, основным критерием, позволяющим квалифицировать третейское разбирательство как международное, заключается в местонахождении коммерческих организаций в различных государствах. При этом не имеет никакого значения местонахождение третейского суда, который может находиться как в одном из государств, которому принадлежит одна из спорящих сторон, так и иметь местонахождение в третьем государстве.

Если обратиться к Типовому закону ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже <5>, то согласно п. 3 ст. 1 арбитраж является международным, если:

--------------------------------

<5> Принят ЮНСИТРАЛ 21 июня 1985 г.
- коммерческие предприятия сторон арбитражного соглашения в момент его заключения находятся в различных государствах; или

- одно из следующих мест находится за пределами государства, в котором стороны имеют свои коммерческие предприятия:

место арбитража, если оно определено в арбитражном соглашении или в соответствии с ним;

любое место, где должна быть исполнена значительная часть обязательств, вытекающих из торговых отношений, или место, с которым наиболее тесно связан предмет спора; или

стороны прямо договорились о том, что предмет арбитражного соглашения связан более чем с одной страной.

Еще одной особенностью деятельности международного коммерческого арбитража, по мнению М.П. Бардиной, является их право при отсутствии каких-либо указаний о применимом праве применять право, которое определяется на основании коллизионных норм, которые он считает применимыми <6>. То есть международные коммерческие арбитражи обладают большей свободой действий.

--------------------------------

<6> См.: Бардина М.П. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров и субсидиарное применение национального права // Государство и право. 2002. N 3. С. 56.
Что касается Закона о третейских судах, то в третейский суд по соглашению между организациями - юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, а также физическими лицами могут передаваться любые споры, вытекающие из гражданских правоотношений в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск <7>. Таким образом, критерий, позволяющий квалифицировать третейское разбирательство как "внутреннее", заключается в местонахождении коммерческих организаций в одном государстве. В то же время "внутренний" третейский суд вправе рассматривать спор между российским лицом и иностранным. При этом огромное значение имеет местонахождение третейского суда, который может находиться только на территории Российской Федерации.

--------------------------------

<7> Согласно п. 3 ст. 1 Закона о третейских судах его действие не распространяется на международный коммерческий арбитраж.
По материалам арбитражной практики.

В арбитражный суд обратилась кипрская компания с заявлением о принудительном исполнении решения третейского суда о взыскании с российского предприятия задолженности за выполненные компанией по договору работы.

В отзыве на заявление предприятие ссылалось на отсутствие у третейского суда компетенции на рассмотрение данного спора, касающегося договора, заключенного между ним и иностранной компанией. По его мнению, третейский суд обладает компетенцией на рассмотрение споров только с участием российских лиц.

При рассмотрении дела суд исходил из следующего.

Заключенный между сторонами договор предусматривал, что все споры, которые могут возникнуть по договору или в связи с ним, подлежат рассмотрению в определенном третейском суде.

Пункт 2 ст. 1 Закона о третейских судах определяет, что в третейский суд по соглашению сторон может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. А согласно ст. 2 Закона о третейских судах сторонами третейского разбирательства могут быть организации и юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке, физические лица, которые предъявили в третейский суд иск в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск. То есть Закон о третейских судах прямо указывает на возможность рассмотрения в третейских судах споров с участием иностранных юридических и физических лиц.

В соответствии с Законом о третейских судах объем компетенции постоянно действующего третейского суда определяется в правилах такого суда, к которым относятся уставы, положения, регламенты, содержащие правила третейского разбирательства и утвержденные организацией - юридическим лицом, образовавшим постоянно действующий третейский суд.

Согласно регламенту третейского суда этот суд разрешает споры в соответствии с установленной подведомственностью, независимо от национальной принадлежности спорящих сторон.

Таким образом, регламентом данного третейского суда установлена его компетенция на рассмотрение споров с участием иностранных юридических лиц.

Воля сторон на рассмотрение спора в определенном ими третейском суде в соответствии с его регламентом была выражена явно и четко. Предприятие принимало участие в третейском разбирательстве, во время которого не заявило об отсутствии у третейского суда компетенции.

Учитывая изложенное, суд сделал выводы, что спор рассмотрен третейским судом с соблюдением правил о компетенции, оснований, препятствующих принудительному исполнению решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 АПК РФ, не имеется, и выдал исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда <8>.

--------------------------------

<8> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов".
Несмотря на то что "внутренний" третейский суд вправе рассматривать споры между российскими и иностранными лицами, это не превращает его в международный коммерческий арбитраж, хотя при разрешении спора с участием лиц различной государственной принадлежности такой суд обязан руководствоваться Законом об арбитраже.

По материалам арбитражной практики.

Компания "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх" обратилась в арбитражный суд с заявлением об отмене решения Коммерческого арбитража при Московской торгово-промышленной палате от 16.10.2002 по делу N А-2002/8.

К участию в деле привлечено открытое акционерное общество "Икма" - сторона третейского разбирательства.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 18.03.2003 по делу N А40-1259/03-8-15 в удовлетворении заявления об отмене решения третейского суда отказано.

В кассационной жалобе иностранная компания ставит вопрос об отмене определения арбитражного суда, которое, по его мнению, незаконно, поскольку оспариваемое решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, а именно: принцип законности, принцип свободы договора, принцип равенства граждан и организаций перед законом и судом, также решение третейского суда, по мнению заявителя, противоречит публичному порядку Российской Федерации.

На кассационную жалобу поступил отзыв от ОАО "Икма".

Представитель компании "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх" заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства, по которому кассационной инстанцией вынесено определение.

Представитель ОАО "Икма" возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на законность судебного акта.

Проверив наличие оснований для отмены или изменения обжалуемого определения, предусмотренных в ст. 288 АПК РФ, кассационная инстанция не находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

При рассмотрении заявления должника об оспаривании решения третейского суда арбитражным судом установлено. Арбитраж при Московской торгово-промышленной палате 16.10.2002 вынес решение по делу N А-2002/8, частично удовлетворив основной и встречный иски компании "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх" к ОАО "Икма", ОАО "Икма" к компании "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх", в связи с чем взыскал с иностранной компании в пользу российской организации 134769,53 долларов США на основании заключенного между ними контракта N 4398/2-2 от 18.02.1998 на поставку мяса.

Арбитраж при Московской торгово-промышленной палате не относится к международному коммерческому арбитражу.

Однако в данном случае спор возник из внешнеэкономической сделки, в связи с чем, исходя из субъектного состава сторон третейского разбирательства, третейский суд, принимая решение, применял положения Закона об арбитраже.

Арбитражный суд г. Москвы при рассмотрении заявления об оспаривании должником решения третейского суда правильно применил ч. 4 ст. 233 АПК РФ, которая отсылает к ст. 34 Закона об арбитраже.

Данная норма закона устанавливает исчерпывающие основания для отмены решения третейского суда. В том числе в нем содержится и такой случай, когда суд определит, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Арбитражный суд правильно оценил доводы заявителя, указав, что оговорка о публичном порядке предполагает закрепление приоритета общегосударственных интересов над частными, оговорка не допускается, если в результате исполнения решения на территории страны будут совершены действия, которые противоречат основам правопорядка, запрещены законом, несовместимы с принципами правовой системы государства.

Поскольку оспариваемое решение третейским судом вынесено по частному спору участников контракта, оно не может затрагивать основы правопорядка Российской Федерации.

Арбитражный суд обоснованно исходил из того, что приведенные заявителем доводы в оспаривание решения направлены на пересмотр арбитражного решения по существу, что не предусмотрено законом.

Кассационная инстанция, рассмотрев кассационную жалобу компании "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх", полагает, что арбитражным судом правильно применены нормы процессуального права, в связи с чем кассационная жалоба отклоняется.

Руководствуясь ст. ст. 284, 286, 287, 289, 290 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил Определение Арбитражного суда г. Москвы от 18 марта 2003 г. по делу N А40-1259/03-8-15 оставить без изменения, кассационную жалобу компании "Бонн Фляйш Экс-унд Импорт Гмбх" - без удовлетворения <9>.

--------------------------------

<9> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 5 июня 2003 г. N КГ-А40/2880-03.
Такой подход к компетенции международных и "внутренних" третейских судов, по справедливому мнению О.Ю. Скворцова, свидетельствует о некоторой условности деления этих третейских учреждений по принципу наименования и нет никаких препятствий к тому, чтобы спор между субъектами различной национальной принадлежности рассматривался "внутренним" третейским судом по правилам международного арбитрирования. Между тем это возможно в тех случаях, когда положения и регламенты постоянно действующего третейского суда содержат нормы, допускающие рассмотрение этой категории споров третейским судом <10>.

--------------------------------

<10> См.: Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 228.

Похожие:

С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconGeneral ciФорма правления в современной России в условиях переходности
Арзамаскин Николай Николаевич заведующий кафедрой теории и истории государства и права Ульяновского государственного университета,...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconГосударственного образовательногоучреждения высшего профессионального образования «российская правовая академия министерства юстиции российской федерации»
Александрова О. И., кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой теории государства и права сзф рпа минюста России
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconК вопросу о роли и месте администрации президента российской федерации
Волков Александр Михайлович, заслуженный работник высшей школы рф, доцент кафедры административного и финансового права Российского...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconДепутатов законодательных органов государственной власти субъектов РФ л. А. Нудненко н
Нудненко Лидия Алексеевна доктор юридических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой конституционного и муниципального...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconАктуальные проблемы права, философия права, сравнительное правоведение: проблемы соотношения и взаимодействия в рамках магистерских программ
«Гражданское право» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconПроблемы теории права
Председатель Московской городской Думы, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политических наук рудн
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconТема заседания
Авдийский Владимир Иванович, Заведующий кафедрой "Анализа рисков и экономической безопасности" Финансовой Академии при Правительстве...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconПрограмма вступительного экзамена в магистратуру направление 030500 юриспруденция волгоград 2006
Предмет и общая характеристика теории государства и права как науки. Место теории государства и права в системе общественных и юридических...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconК законодательству российской федерации о противодействии коррупции э. В. Талапина т
Талапина Эльвира Владимировна кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института государства и права ран, член-корреспондент...
С. В. Николюкин с. В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего кафедрой теории и истории государства и права Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Статья iconВлияние энергоресурсов на разрешение военных конфликтов в ХХ веке
Василишин И. И., кандидат юридических наук, заведующий кафедрой Московского государственного лингвистического университета, Глоба...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org