Сотрудники милиции



страница1/2
Дата08.09.2014
Размер0.76 Mb.
ТипДокументы
  1   2
ОЛЕГ КУШНАРЕВ
БЛАЖЕН, КТО ВЕРУЕТ…

(СОЛО ДОЖДЯ)

Грустная повесть в четырех частях

Действующие лица:
ОЛЯ;

МИША;


УЧИТЕЛЬ;

НИКОЛАЙ;


ОТЕЦ Миши;

МАЧЕХА Миши;

КОРЕНЕВ, участковый;

СОСЕДКА Миши;

ДЯДЯ ПЕТЯ, ее брат;

«ВОИНСТВУЮЩИЕ ПОДРОСТКИ»;

СОТРУДНИКИ МИЛИЦИИ
Я не внес в этот список еще одно действующее лицо. Это Дождь. Но он присутствует везде – незримо (за некоторым исключением). Он где-то между людьми, как Дух, который все слышит, все понимает, уныло поет свою однообразную текучую песню и иногда хочет сказать: «Зачем вы так?..», но ЕГО не слышат. А надо бы!..
Место действия: провинциальный городок. Время действия: 200* год, начало октября.
Первая часть
Приглашаю вас на прогулку. Не хочется как-то! Осень! Дождь! Грязь! Вообще, мерзко! Нет, нет, пойдемте! Вы мне очень нужны! Дома мы еще насидимся! Выйдем буквально на пару минут и домой! Обещаю, будет интересно!!

Итак. Осень. Стемнело. Накрапывает дождик. Автобусная остановка.



Стоит девушка лет 22-х. На мокрой скамье сидит небритый бедно одетый мужчина в резиновых сапогах, явно подвыпивший, лет ему около 50. Вокруг остановки – деревья и коробки домов. Совсем рядом, из открытой форточки какой-то квартиры доносится голос радиодиктора.
ГОЛОС ДИКТОРА. «Воинствующие подростки» - организация, появившаяся в нашем городе недавно, разбрасывает листовки с призывом очистить город от иноземцев, то есть нерусских граждан, а также от всяких, цитирую, «отбросов общества, как то: больных, алкоголиков и так далее, с целью очистить генофонд нашего города», конец цитаты… Интересны методы исполнения угрозы: из той же листовки следует, что вышеуказанные граждане будут сжигаться на кострах, разожженных в лесу в виде свастики. Надеемся, что это провокация, но первые «показательные костры» - такое словосочетание использует эта организация – назначены на десятое октября. Сегодня, напомню, девятое… Не знаю, как насчет «костров», но организация уже взяла на себя ответственность за несколько убийств…

ДЕВУШКА (смотрит на наручные часы). Черт!.. (Подносит часы к уху, слушает, потом трясет рукой, снова слушает.) Остановились, все-таки!..

МУЖИК. А моя-то мне сегодня и говорит: «Одень, говорит, сапоги. Дождь, говорит, пойдет…»

ДЕВУШКА. Послушайте, вы не подскажете, который час?

МУЖИК. Как-то угадывает, зараза… Я сначала: нет, нет…

ДЕВУШКА. Вы меня не слышите? Я спросила…

МУЖИК. Счастливые часов не наблюдают!

ДЕВУШКА. Счастливый…


Подходит парень. Его пока никто не видит. Слушает разговор. Смотрит на девушку. Он в грязной куртке, забрызганных брюках и тоненьких, не по погоде, кроссовках на босу ногу. Авоська в руке. Ему лет 2о, но выглядит гораздо моложе.
МУЖИК. Да! Счастливый! Я даже пью… Многие вот отчего пьют? От горя.
А я от чего? А я – оттого, что счастливый! Надо, надо как-то убавлять его, счастье-то это, а то Бог мне его много дал, что оно прям через край плещет…

ДЕВУШКА. Шестой-то ходит?

МУЖИК. Проснулась! Сейчас уже ничего не ходит. Время-то позднее…

ДЕВУШКА. Черт!.. (Пауза.) А вы чего сидите?

МУЖИК. А я просто сижу. Хочу и сижу! От счастья сижу… Погодой любуюсь!

ДЕВУШКА. Чем любуетесь?

МУЖИК. Погодой. Осенней. Чего, продрогла вся, красавица? Сейчас дождик кончится, я тебя провожу. Где живешь-то?

ДЕВУШКА. Надо очень…


Неожиданно парень подходит к девушке сзади и закрывает своими ладонями ее глаза.
Это что?.. Кто это?.. Отпустите… (Пытается разжать ладони.) Мне сейчас не до шуток!..
Парень сначала улыбается, потом заливисто хохочет. Мужик с интересом наблюдает за происходящим.
Сейчас же!.. Николай, это ты?.. У тебя с головой-то все нормально?!
Парень тотчас опускает руки, авоська падает прямо в лужу. Улыбка уже сошла с его лица. Глаза потеряли блеск. Он стоит и виновато смотрит на землю. Девушка, в свою очередь, смотрит на него…
Ты кто?! Ты берегов-то совсем не чувствуешь?! Ты зачем…

ПАРЕНЬ. Никогда!..

ДЕВУШКА (она пока еще не может прийти в себя). Что никогда?!

ПАРЕНЬ(забивает каждое слово, как гвоздь). Никогда! Не трогай! Мою! Голову!

ДЕВУШКА. Ты с ума спятил? Не трогала я твою голову! Ты чего, вообще, приперся?! Ты кто, мальчик?! Закрывает тут!..
Парень взглядывает на нее и начинает опять громко смеяться.
ПАРЕНЬ. А четко я тебя… пошутил, да? Меня Миша Синицын зовут! А тебя как? Пойдем ко мне, чаю попьем с конфетками. Я тебе модельки покажу… С мамой, папой познакомлю… Мама у меня не родная, а папа – родной папочка! Я здесь, недалеко живу… Достоевского, дом девяноста два, квартира сорок… Пойдем, я тебе стихи свои почитаю…

ДЕВУШКА. Все сказал?! Ну, я гляжу, у тебя совсем с башней туго!.. Иди отсюда!

ПАРЕНЬ (улыбается). Не-ет!..
Пауза.
МУЖИК (встает со скамьи). Ты слышал: тебе было сказано, пошел! Вот и иди, пока я тебе не вмазал! (Подходит вплотную к парню.) По-шел вон! Я бы по-другому сказал, да здесь женщины…

МИША. Ты – плохой!.. Ты – пьяный!.. Нельзя пить!!!

МУЖИК. Ты сам пойдешь или тебе дорогу показать?!

МИША. Ты врешь! Он врет! А врать нехорошо! Он не счастливый! Он злой!


Мужик, молча, разворачивает парня по направлению к

тротуару и пинком пониже спины отправляет его туда.
Ты что пинаешься?.. Нельзя пинаться! Я тебя пинал? А если б я голову… упал… разбил…

МУЖИК. Я тебе сейчас эту голову, да об коленку! Ох, как хрустеть будет!!!

МИША (обхватывает руками голову). Нет!

МУЖИК (надвигается). Да…

МИША (плачет). Тебе не будет в жизни счастья!.. Бог тебя не будет любить!.. У тебя нет Доброты! В тебе Зло! Мы все ЕМУ должны, а ты кому?!

МУЖИК. Что ты сказал?!

МИША (Девушке.) Ты почему с ним разговариваешь?! Не разговаривай с ним! Не верь ему!!! Он – плохой!!! А ты хорошая! (Уже нет слез.) Ты – веселая, добрая!!! У тебя много, много счастья будет в жизни!!! А с ним не надо разговаривать! Не ходи здесь! Здесь ходят Убийцы! Они убивают просто всех Добрых… И меня могут!.. Их надо самих убить! И тогда придет полное Добро!.. Пошли со мной… А он пусть спит здесь, на лавке! У него нет дома!

МУЖИК. А ну!..


Миша с криком убегает. Пауза.
ДЕВУШКА (подходит к мужику). Проводите меня, пожалуйста…

МУЖИК. Лады! А чаем напоишь?

ДЕВУШКА. Да…

МУЖИК. А спать уложишь? Рядом с собой!.. А?


Девушка стоит и, молча, смотрит на мужика. Он – на нее. Она дрожит. Медленно идет обратно, к остановке.
Ты куда? Автобус ждать будешь? Ну, жди до утра… Авось придет…
Девушка поднимает из лужи авоську. Отряхивает. Смотрит в нее.
ДЕВУШКА. Хлеб…

МУЖИК. Чего?

ДЕВУШКА. Хлеб… и деньги…

МУЖИК (подходит к ней, смотрит на авоську). Сколько там?.. Слушай! Давай поделим, а?! Ну, давай?!


Ну, вот мы и дома. Ох! Лучше бы остались там, под дождем!..

Замызганная кухня. Желтый от табачного дыма потолок. Бывший когда-то белым холодильник покрыт какими-то наклейками, уже давно не видно, что на них изображено.



На столе полная пепельница, часть окурков высыпалась. Почти пустая бутылка водки.

За столом – мужчина в майке и трико, лет сорока пяти. У окна – женщина. Она курит. Когда-то она, наверное, была красавица, но годы сделали свое дело. Возраст примерно такой же. Дождь не прекратился и стучит по карнизу, словно поет уныло… Время на часах в кухне: 23.30
МУЖЧИНА. Жрать-то, закусить давай!

ЖЕНЩИНА. А ты много денег-то заработал? Из чего я тебе сготовлю… жрать-то?!

МУЖЧИНА. Разговорчики!.. Ты ругаться, стерва?! Начинаешь опять?! Ты лучше молчи, а то до добра это не доведет! Где этот наш…

ЖЕНЩИНА. В магазин отправила за хлебом.

МУЖЧИНА. А чего так поздно? Знаешь ведь, что на улицах нашего города неспокойно…

ЖЕНЩИНА. Ну, я читаю газеты… Хулиганье ходит, людей мочит…

МУЖЧИНА. Что ж ты так? Знаешь и отпускаешь!

ЖЕНЩИНА. А что делать? Хлеб кончился.

МУЖЧИНА. А водки он купит?

ЖЕНЩИНА. Сказала.

МУЖЧИНА. Молодец. Вот это молодец! Вот это одобряю!

ЖЕНЩИНА. Нужны мне твои одобрения!

МУЖЧИНА. А что?

ЖЕНЩИНА. Одобрялка-то отсохнет, много одобрять будешь!

МУЖЧИНА. Чего? Не понял. Это такая шутка юмора? Или что?

ЖЕНЩИНА. Шутка… юмора…

МУЖЧИНА. А, тогда понял. Хорошая шутка. Ха! Ха! Ха!

ЖЕНЩИНА. У него чего, у твоего, башка-то совсем не варит. Давече совсем дозваться не могла. Насилу дозвалась. Чего, говорю, делаешь? Стихи, говорит, сочиняю. Я почитала через плечо. Там что-то про Добро с большой буквы, что Оно победит и Зла совсем не будет никогда…

МУЖЧИНА. Чему удивляешься? Блаженный он…

ЖЕНЩИНА. Дурак он.

МУЖЧИНА. Сама ты… Ты смотри, про голову его не намекай! Обижается очень…

ЖЕНЩИНА. Треснуть может?

МУЖЧИНА. Нет! Это никогда! Нету у него такого!..

ЖЕНЩИНА. Побаиваюсь я его…

МУЖЧИНА. Зря! Он не тронет. А иногда такое скажет, что уши в трубочку заворачиваются! Думаешь, прав ведь зараза! Рассуждает очень умно…

ЖЕНЩИНА. Ночью как-нибудь задушит…

МУЖЧИНА. Вот ты заладила! Я ж говорю…
Стук в дверь.
Ты чего, ключ ему опять не дала?

ЖЕНЩИНА. Потеряет.

МУЖЧИНА. Ну и что? А тебя не достает каждый раз открывать, закрывать?

ЖЕНЩИНА. О-о! А лень-то матушка раньше нас родилась, во как!.. (Идет открывать. Потом возвращается в кухню.) Он…


Входит Миша, и через некоторое время мы понимаем, что неизвестные нам мужчина и женщина – это отец и мачеха Миши. Так мы их и будем именовать.
МИША. Я знаешь, мама, с кем познакомился? С такой… Дай яблока!..

МАЧЕХА. Ты чего в грязной куртке приперся?.. Да еще в ботинках! А ну сымай живо!

ОТЕЦ. Я тебе счас сыму!.. Ты чего орешь-то?! Не ори на него! На, Миша, яблоко, на!
Миша снимает куртку и ботинки, оставляя все здесь же, в кухне, на полу. Берет у отца дольку яблока. Такие же дольки лежат на столе, в тарелке.
Так с кем ты познакомился?

МИША (ест яблоко.) С Ней…


В это время Мишина мачеха уносит ботинки и курточку в прихожую.
Я ее ко мне… к нам пригласил…

МАЧЕХА. Ты про кого?

ОТЕЦ. Неважно! Молодец! И она придет?

МИША. Придет. Счас.

МАЧЕХА. Конечно, разбежалась! Придет! Приходилка не работает!

ОТЕЦ. Ты чего это раскудахталась?! Тебе кто слово давал?

МАЧЕХА. А чего…

ОТЕЦ. А того! Браво, сынок! Что я говорил! Женится сынок и все будет хорошо, правда? Хочешь жениться-то?

МИША. На ней?!

ОТЕЦ. Да хоть на ком! Все за тебя пойдут! Ты только пальцем щелкни, вот так! Умеешь вот так пальцем щелкать?

МИША. О-о! Как это?

ОТЕЦ. Вот так.

МИША (пробует). Никак…

ОТЕЦ. Ничего. Научишься! Вот научишься и все бабы, черт бы их побрал, твои! (Выливает остатки спиртного в стакан.) За баб! Все твои будут… (Пьет.)

МАЧЕХА (из прихожей). А где хлеб-то?
Миша радостно бежит в прихожую, но на полпути останавливается. Стоит с виноватым видом и смотрит в пол.
МИША. Я… она… он… Там… этот… дядя Петя… он… пинался…(Вздыхает.) Сумка… упала… выпала… а я…

МАЧЕХА. Чего ты там забормотал? Деньги где?

МИША (плачет). Там…

МАЧЕХА. В сумке?! Ну ты придурок! Я же тебе тысячу давала!.. (Мужу.) Не ну придурок же!.. (Мише.) Да я тебя счас удавлю!..(Подходит к нему вплотную.)


Миша зажмуривается, обхватив руками голову.
ОТЕЦ. Так! Водки, значит, тоже не предвидится? (Жене). За водкой шагом марш!!!

МАЧЕХА. На какие шиши?! У меня последняя тысяча была…

ОТЕЦ. Опять разговорчики?!
Мачеха уходит в прихожую.
МАЧЕХА (из прихожей). Мишка, сукин сын… Я еще должна… (Уходит, демонстративно хлопая дверью.)

ОТЕЦ. Вот так! Так их, баб! Прямо в душу! В душонку их подлую! Правильно, сынок?

МИША. Нет…

ОТЕЦ. Почему это? Так, давай разберемся! Ты почему папочку без водки оставил?

МИША. Нельзя… Нельзя пить!

ОТЕЦ. Опять – двадцать пять! А если я хочу?

МИША. Кто?

ОТЕЦ. Я!


МИША. А тебя кто-то обидел?

ОТЕЦ. С чего ты это?..

МИША. Мама говорила, что пьют, если обидели…

ОТЕЦ. Ну, вот! Допрыгались! Мать вспомнил!..

МИША. Я сегодня ее видел…

ОТЕЦ. Кого?


Стук в дверь.
Сынок, открой дверь. Неохота вставать…
Миша идет открывать дверь. Действие переносится в прихожую. В проеме двери, во тьме коридора стоит та самая девушка с остановки. Миша, не задумываясь, хватает ее за руку и втаскивает в квартиру.
(С кухни.) Кто там, сынок?

МИША. Дождь…

ОТЕЦ. Кто?!

ДЕВУШКА (тихо.) А, это с курточки капает… И натоптала я тут… А у вас звонок не работает, я сначала звонила…


Миша расстегивает на ней курточку, снимает. Она особо не сопротивляется.

В прихожей появляется отец.
ОТЕЦ. Хоть бы свет включил… (Зажигает свет, девушке.) Здрасте… (Мише.) Дверь-то закрывать надо… (Закрывает входную дверь, протягивает руку девушке.) Виктор Викторович Синицын.

ДЕВУШКА (пожимает руку.) Оля…

ОТЕЦ. Ну, Мишутка, веди гостью на кухню, напои чаем, поговорите… А я в комнату пойду уж… Давай, сынок!.. Только смотри, не засиживайся. Завтра преподаватель придет, с утра. Занятие у тебя будет, помнишь?..

ОЛЯ. Я ненадолго…

ОТЕЦ. Хорошо… (Уходит в комнату.)

МИША. Вот сюда… (Тянет Олю за руку на кухню, садит на стул, ставит чайник на плиту, затем берет спички и останавливается в нерешительности.) У-у…

ОЛЯ. Что?

МИША. Нельзя… огонь… опасно…


Оля сразу понимает в чем дело, подходит к плите, достает из кармана мокрых джинсов зажигалку и зажигает газ.
(Улыбается.) Конфетки достать?

ОЛЯ. Достань…

МИША. Вот это (показывает на джинсы) можно посушить (показывает на батарею)

ОЛЯ. Да ничего…

МИША. Можно. И вот это можно… (Приносит из прихожей Олины сапожки, приваливает к батарее, потом принес куртку, повесил на веревку над плитой; трогает ее джинсы.) Сырые… (Притронулся к синей вязаной кофточке.) А это не сырое… Теплое…

ОЛЯ (поймала его руку.) Не надо… Чайник вскипел. (Сама разливает чай, кладет себе и Мише сахар, садится, греет руки о кружку.) Ты мне можешь сказать: ПОЧЕМУ ты ко мне подошел там, на остановке?

МИША. Я тебя… люблю…

ОЛЯ. Да? (Пауза.) И давно?

МИША. Сразу… (Подходит к кухонному серванту, достает маленькую фотокарточку, кладет перед Олей.) Вот…

ОЛЯ. Это кто?

МИША. Мама…

ОЛЯ. И где она?

МИША. Далеко…

ОЛЯ. Понятно. Значит, ты ко мне подошел потому, что я похожа на твою покойную маму?

МИША. Она… она – не покойная!..

ОЛЯ. Хорошо. А где она?

МИША. Там… Я ее скоро увижу!..

ОЛЯ. Как?

МИША. Как-нибудь… Очень скоро увижу!.. Хочу увидеть!..
Оля молчит, но ее молчание не предвещает ничего… хорошего.

За окном дождь сильнее…
Я не люблю осень… Осень не люблю, а дождь люблю… Он разговаривает с землей… Я слышу… И сейчас разговаривает…

ОЛЯ (настороженно). И о чем же они разговаривают?

МИША. Земля говорит Дождю…

ЗЕМЛЯ. Очисти меня, смой с меня эту грязь!

МИША. А Дождь ей отвечает…

ДОЖДЬ. Я не смогу. Я могу смыть кровь, а очистить полностью не в силах…

ЗЕМЛЯ. Почему?

ДОЖДЬ. Очищать – это твое дело. Ты еще не знаешь?

ЗЕМЛЯ. Не знаю… не умею…

ДОЖДЬ. А потом – какая же это грязь? Чем он тебе помешал?

ЗЕМЛЯ. Я не знаю, куда его теперь девать.

ДОЖДЬ. Маленькая моя, побереги его до поры… Давай так. Я вернусь и заберу его. А сейчас я ухожу. Надо.

ЗЕМЛЯ. Не уходи. Мне с тобой хорошо. Ты мне нужен!..

ДОЖДЬ. Не плачь, маленькая, я же вернусь… У меня никого, кроме тебя… Я вернусь!.. Прощай…

ЗЕМЛЯ. Приходи…

ОЛЯ (встает). Все?.. Спасибо за чай!

МИША. Я тебе не дорассказал!.. Там – интересно!..

ОЛЯ. Надо очень!.. (Идет в прихожую, возвращается, держа в руках Мишину авоську.) Вот… Не бросай больше! Там твои девятьсот девяноста рублей… Никогда не носи деньги в сетке. Носи их в кармане, или в кошельке…

МИША (смотрит на авоську). Спасибо. (Берет ее за руку.) Не уходи… Я тебе обещал модельки показать… и стихи…

ОЛЯ (отдергивает руку, стоит перед ним, сидящим, смотрит сверху вниз, злится.) Ничего, обойдусь… Мне вот интересно, кто ты такой, чтобы философствовать? Ты много книг-то прочитал? Или ты, может, в Церковь ходишь?

МИША. Не надо – в Церковь… Здесь – Церковь. (Показывает на сердце.) Он сказал: Не Стройте Мне Храмов!..

ОЛЯ. А ты слышал? У тебя, что ли, уши-локаторы? Как у моей кошки?

МИША. Кошки – добрые!.. ТЫ – кошка… Я тебя… люблю… Ты – пушистая синяя кошка… Ты – Земля, она ОТТУДА тоже синяя…

ОЛЯ (после паузы, быстро). А ты – придурок! (Она уже унесла с кухни свои вещи и одевается.)

МИША. Никогда! Не трогай! Мою! Голову!..

ОЛЯ. О-о-о! Кретин!.. (Уходит, хлопая дверью.)


Миша сидит, облокотившись на кухонный стол, обхватив голову руками. Встал, пошел в сторону прихожей, обращается к Оле, которая уже ушла.
МИША. Ты придешь? Ты приходи… Я слышу: крылья хлопают. Но они не мои. Если бы ты была, здесь, мы бы коснулись Светлых Дней. А тебя нет – крылья не мои. (Возвращается на кухню, берет бумагу, ручку, что-то записывает. Опять идет в прихожую, садится на пол возле входной двери, кричит.) Я – придурок. Я – кретин. У меня – башня стреляет. Я – сукин сын. Я – с ума спятил. Я – блаженный. Я – клоун. Я – одинок. Надо мной надо смеяться. Смейтесь, кто вам не дает? Только верните. Еще кто я? Ну. Кто?..
Комната в общежитии. На столе – кипа тетрадок. На диване сидят Мишина мачеха, она пьет кофе, и мужчина одного с ней возраста.
УЧИТЕЛЬ. Вчера вот меня в список записали, в очередь на жилье…

МАЧЕХА. И когда?

УЧИТЕЛЬ. Лет через пять, не раньше…

МАЧЕХА. Так и будете в общаге куковать?

УЧИТЕЛЬ. А что делать?..

МАЧЕХА. А вы… одни?..

УЧИТЕЛЬ. Один…

МАЧЕХА. А жена?..

УЧИТЕЛЬ. Нет…

МАЧЕХА (после небольшой паузы). Да… Я зачем пришла-то…

УЧИТЕЛЬ. Зачем?

МАЧЕХА. Спросить, как дела у моего Миши…

УЧИТЕЛЬ. Ну, спросите.

МАЧЕХА. Спрашиваю…

УЧИТЕЛЬ. Отвечаю: неплохо дела… Теперь в свою очередь спрашиваю: а почему юноша не учился в школе?

МАЧЕХА. Ну, вы же видите, какой он… А, вообще, это надо у отца его спрашивать. Я-то недавно с ним… С отцом его…

УЧИТЕЛЬ. А где его родная мама?

МАЧЕХА. Умерла. Тоже, говорят, такая же была… сдвинутая… блаженная…

УЧИТЕЛЬ. Я бы не сказал, что ваш юноша совсем… сдвинутый… Я бы сказал так: он сдвинутый в бытовых делах… Нет, не так… в ЗЕМНЫХ делах… А в рассуждениях… как бы это сказать… теософических, он очень даже… продвинутый… Хотя со мной больше молчалив… Скажите, ваш пасынок знаком с Библией?

МАЧЕХА. Не знаю… А вы верите?..

УЧИТЕЛЬ. Не очень как-то…

МАЧЕХА. Я тоже как-то не очень…

УЧИТЕЛЬ. Нет, я, конечно, читал, знаю, но не склоняюсь… Но разговор не обо мне. Так или иначе, у парня есть понятия, и весьма неплохие, о географии, физике, строении Вселенной, химии… Да, по химии он неплохо подкован… Это я вам ответственно говорю. Ведь, моя основная специальность, как вы знаете, химия… Но, должен заметить, все эти, как вам сказать… факты он рассматривает с точки зрения все тех же понятий о Добре, Боге и… так далее…

МАЧЕХА. Ага… Стихи пишет.

УЧИТЕЛЬ. И весьма, весьма хорошего качества… Если можно в данном случае, вообще, говорить о качестве…

Пауза.
МАЧЕХА. Сколько мы уже вам… должны?

УЧИТЕЛЬ. Поговорим об этом в конце… месяца…

МАЧЕХА. Простите… я с таким, немножко, некорректным вопросом… у вас не будет взаймы рублей… тысячи две?.. Потом мы всё вместе вам и… отдадим…

УЧИТЕЛЬ. Простите, не будет.

МАЧЕХА. Хорошо, а рублей хоть тысячу?.. Муж, понимаете, не работает, а жить…

УЧИТЕЛЬ. Рублей тысячу найду, пожалуй…

МАЧЕХА. Найдите, пожалуйста!..

УЧИТЕЛЬ (дает деньги). Вот. Только…

МАЧЕХА. Спасибо огромное! Ну, ладно, не буду вас отвлекать! У вас работа!..
Пауза.
УЧИТЕЛЬ (перекрывает дверь, умоляюще). Ну, куда ты пошла?! Я тебя никуда не отпущу! Да и мокро там… Посиди еще… Кофе вот попей… Тем более…

МАЧЕХА. Я отдам, обещаю, сразу же…

УЧИТЕЛЬ. Ну, что ты! Перестань!.. Я не про это. Я про то, что… Миша совсем не интересуется историей, ему даже история Второй Мировой войны не интересна… А ведь этот период – фундамент, на котором… вырастают наши сегодняшние проблемы… Я пробовал с ним говорить про Гитлера… он, почему-то… и слышать не хочет… Это надо… обсудить…

МАЧЕХА. Ну, хорошо… Я тогда налью себе еще кофе… и вот этот тортик… съем… а?.. Откуда у тебя такой вкусный… тортик?.. Так! Что мы будем обсуждать?.. Историю?..


Опять квартира Мишиного отца. Он сидит на кухне и курит.

Входит Мишина мачеха. Достает из пакета бутылку водки, ставит на стол, тоже закуривает, встает у окна. Дождь за окном стучит, не переставая, а может, это сердце…
ОТЕЦ. У нас в городе появилась еще одна проститутка.

МАЧЕХА. Что?

ОТЕЦ. Я говорю: у нас в городе появилась еще одна проститутка…

МАЧЕХА. И что?.. Ты пользуешься проститутками?

ОТЕЦ. Пользуюсь одной…

МАЧЕХА. Не поняла…

ОТЕЦ. Посмотри сколько время…

МАЧЕХА. Ну и что? Полчетвертого…

ОТЕЦ. Где ты ходишь?

МАЧЕХА. Искала деньги… Нашла…

ОТЕЦ. Я и говорю: проститутка.

МАЧЕХА. Купила тебе водки. Чего тебе еще надо?!

ОТЕЦ. Проститутка.

МАЧЕХА. Козел.

ОТЕЦ. Разговорчики! Хорошо, поговорим по-другому…
Стук в дверь.
Кого еще там несет?! (Пошел открывать.)
В прихожую входит соседка. Ей лет шестьдесят.
Чего тебе? Время, вообще-то…

СОСЕДКА. Где этот ваш…

ОТЕЦ. Спит. Давай быстрее, завтра на работу вставать…

СОСЕДКА. Ты не работаешь!

ОТЕЦ. А какая тебе разница… В чем дело?
СОСЕДКА. Я хочу поговорить с вашим балбесом.

ОТЕЦ. Тише, твою мать!.. Хорошо, я его разбужу. Только в темпе!.. У него завтра… сегодня… занятие…


Уходит в Мишину комнату. Соседка проходит на кухню.
МАЧЕХА. Что случилось?

СОСЕДКА. Сейчас объясню. Сразу, при всех. А ты куда-то ходила, сейчас пришла, я в глазок видела!..

МАЧЕХА. А зачем ты подглядываешь?

СОСЕДКА. А мне, вообще, интересна ваша семейка!.. Один пьет с утра до ночи, другая ходит по чужим мужикам, третий ходит – всякую ересь проповедует… Бога бы побоялись!..

МАЧЕХА. Ух, набожная какая! Нет, а тебе-то какое дело?!

СОСЕДКА. А мне дело до всего в нашем районе! Где этот придурок?

МАЧЕХА. Не пойти ли тебе…
На кухне появляются заспанный Миша и его отец.
СОСЕДКА. Ну-с, начнем. (Мише.) Где ты был сегодня вечером?

ОТЕЦ. Это что, допрос?

СОСЕДКА. Ага, точно! Золотые были денечки на следовательской работе! Вот вспоминаю. А если кто чего против имеет, может пожаловаться в вышестоящие инстанции. Если найдете таковые… Ха-ха-ха! А если кто на меня зуб точит, я тоже могу кое-кому пожаловаться, и тогда им (показывает на Мишу) будут заниматься другие люди, а они, знаете, цацкаться не будут…

МАЧЕХА. Что случилось-то?

ОТЕЦ. Ты бы не тянула, а то…

СОСЕДКА. Пусть он отвечает!

МАЧЕХА. Мишка, ответь.

МИША. Что?

СОСЕДКА. Не тупите, подследственный! Я спросила: где вы были сегодня вечером?

МАЧЕХА. Я его за хлебом посылала…

СОСЕДКА. Молчите, а то удалю из кабинета! Подследственный, когда вы ходили за хлебом, вы кого-нибудь встречали по дороге?

МИША. Кто?

СОСЕДКА. Вы! Вы!

МИША. Мы?.. Да, мы встречали… Мы дядю Петю встречали и еще…

СОСЕДКА. Так! Вот с этого места поподробнее! Что произошло после этого?

МИША. После этого?

СОСЕДКА. Да! После встречи.

МИША. После встречи… он меня пнул… а она за меня не заступилась… а…

СОСЕДКА. Кто она?

ОТЕЦ. Оля?

МАЧЕХА. Какая еще Оля?

СОСЕДКА. Отвечайте!

МИША. Она… Вот… (Опять достает из серванта фотографию, кладет перед соседкой.)

СОСЕДКА (смотрит.) Это же… (Отцу.) Это же… его мать?

ОТЕЦ. Она самая.

СОСЕДКА. А причем тут… Подследственный, это ваша мать и она… умерла.

МИША. Она не умерла!

СОСЕДКА. Хорошо, хорошо! (Отцу и мачехе.) Я вспомнила! Мне Петя рассказывал. Оля – это шалава, которая была там же, на остановке, нашла деньги и не захотела с ним, с Петей, делиться! На хрен его послала!


Миша обхватывает голову руками.
МАЧЕХА. Это, наверно, наши деньги!!!

МИША. Она их принесла…

МАЧЕХА. Слава Богу!!

СОСЕДКА. Тише! Тише! Соблюдайте тишину в кабинете… Соседи же спят… Это все не важно! Меня, в данный момент, больше интересует, что вы сказали моему брату… то есть потерпевшему Петру Александровичу Суходееву…

МАЧЕХА Потерпевшему?

(вместе).

ОТЕЦ Не понял…

МАЧЕХА. А что с Петей?

ОТЕЦ (соседке). Тормозни-ка… Ты заигралась! Мишка же мухи не обидит!..

СОСЕДКА. Разберемся! Объясняю: Петя лежит в больнице с сотрясением мозга и с переломом позвоночника… Еще немножко и было бы поздно: мозжечок бы задело и… всё…

ОТЕЦ. Упал, что ли?

СОСЕДКА. На него, извините, машина наехала… «Мерседес» серебристый… Сегодня вечером, в двенадцатом часу, возле остановки по Ленина… Хорошо так на нем покаталась…

МАЧЕХА. А Мишка-то здесь причем?

СОСЕДКА. Вот в этом-то и вопрос. Петя мне звонил из больницы: предупредить, значит, чтоб от вашего придурка держаться подальше… Он, говорит, на меня наслал… Путано так говорил, башка, говорит, трещит и кости ломит, как с похмелья… но я поняла… Ему там кто-то сотовый дал… Я все поняла…

МАЧЕХА. Я не поняла. Кто на кого наслал?

СОСЕДКА. Мишка на Петю бандюганов наслал!

ОТЕЦ. Мишка?!

СОСЕДКА. Да! Он ему сказал: ты, говорит, ДОЛЖЕН, ты и ответишь…

МИША. Я НЕ ТАК сказал…

СОСЕДКА. Какая разница: как! Ну, Петя был должен им… немного… видимо… Он же не работал… занимал немного… чтоб пить…

ОТЕЦ. За «немного» не наезжают…

СОСЕДКА. Ну, пусть… Кому какая разница!

МАЧЕХА. Миша!

ОТЕЦ. Не ори! Надо тихонько спросить и все…

МАЧЕХА. Так я и так – тихонько!..

ОТЕЦ. Мишенька, скажи, пожалуйста, что там произошло? Ух, я аж протрезвел…

МИША. Я ему ничего не говорил. Я сказал: мы все Ему должны, мы Богу должны много, никогда не отдадим долгов! А ты, говорю, кому должен?! А он должен тому, кто против Бога! Потому, что злой! В нем Злость! (Соседке). А ты запуталась! Порви паутину! А сам он, твой Паук, тебя не отпустит…

СОСЕДКА. Паук?! Не отпустит?! Это тебя не отпустят! ТЫ будешь сидеть в паутине! Ха-ха-ха! Я пишу заявление участковому, пусть там разбираются! (Встает.)


Дождь за окнами еще пуще и, даже, наверное, молния. Хотя, говорят, молнии бывают только по весне.
МАЧЕХА (перекрикивая дождь). Марина Александровна, подождите! Может…

СОСЕДКА. Все! (Уходит, хлопает дверью. Видимо уходя из этого дома, все хлопают дверью.)

ОТЕЦ. Ничего себе, сказал я себе… Господи, господи…

МАЧЕХА (сквозь зубы). Я его все-таки удавлю!..


Конец первой части.
Вторая часть
На следующий день. Богато обставленная квартира. Огромный телевизор. Компьютер в углу, на столе. Парень лет 27-ми сидит в кресле, смотрит телевизор. Назовем его Колей. Он, кажется, уже упоминался в первой части… За окном – дождь! Звонит сотовый телефон.
НИКОЛАЙ (берет трубку). Да… Ну, ты где?.. Дверь наружная закрыта?.. Черт те что!.. Сейчас иду… (Кидает трубку в кресло, уходит.)
Несколько мгновений комната пуста. Только телевизор работает. Передают местную криминальную хронику.
ГОЛОС ДИКТОРА. …оскверняют памятники на городском кладбище. Осквернению, в основном, подвергаются могилы евреев и мусульман. Рисуют свастики. Компания называет себя «Воинствующие Подростки», хотя мы назвали бы их «Воинствующие Придурки». Часть компании задержана органами милиции и дает показания. Уже раскрыто несколько преступлений, совершенных данной компанией, такие, как убийства представителей местной творческой интеллигенции, двух депутатов и врача. Почти все убитые либо евреи, либо представители народов Закавказья… Интересно, очень интересно кто же руководит этой группировкой? Кто, так сказать, Гитлер нашего времени?..
Входят Оля и Николай.
Разыскивается подозреваемый в покушении на убийство молодой человек, предположительно участник данной молодежной группировки, по кличке Урал…
Оля садится за компьютер и начинает играть.
Представители власти так прокомментировали…

НИКОЛАЙ. Муть какая-то по ящику целое утро… (Выключает телевизор). Оленька, ты можешь мне внятно объяснить: почему ты вчера не пришла?

ОЛЯ (продолжает играть). Могу. Не получилось. Извини. Я сегодня пришла.

НИКОЛАЙ. А почему, интересно, у тебя не получилось?

ОЛЯ. Понимаешь, Коля, я поздно закончила работать. Начальник попросил остаться, набрать некоторые документы…

НИКОЛАЙ. Начальник, значит?..

ОЛЯ. А потом я вышла на остановку, жду автобус, а, оказалось, они уже не ходят… поздно уже…

НИКОЛАЙ. Вот как… а пологичнее ничего не смогла придумать?

ОЛЯ. Я не придумываю. И вот там, на остановке… подходит ко мне парень какой-то…

НИКОЛАЙ. Парень?

ОЛЯ. Да. И закрывает мне…

НИКОЛАЙ. Ты можешь не играть в компьютер, когда я с тобой разговариваю?!

ОЛЯ. Могу. (Выключает компьютер, садится в кресло, начинает листать дорогие журналы, которые в беспорядке разбросаны на столике.) Так вот… Он закрывает мне глаза ладонями… и, главно, смеется…

НИКОЛАЙ. Так! И что дальше?

ОЛЯ. А дальше… дальше…

НИКОЛАЙ. Ты можешь оставить в покое мамины журналы, когда разговариваешь со мной?!

ОЛЯ. Могу.

НИКОЛАЙ. И что он тебе еще… закрыл?

ОЛЯ. Больше ничего… Потом какой-то бомж ввязался в наш разговор…

НИКОЛАЙ. Бомж?

ОЛЯ. Да…

НИКОЛАЙ. И в каком часу это было?

ОЛЯ. А какая разница? Где-то в одиннадцать… или около того… а может, в двенадцатом…

НИКОЛАЙ. По Ленина?

ОЛЯ. Да. Возле работы – остановка…

НИКОЛАЙ. Я в курсе, где ты садишься на автобус. Все понятно!..

ОЛЯ. Что понятно?

НИКОЛАЙ. Ты – врешь.

ОЛЯ (опешив). Почему?

НИКОЛАЙ. Потому, что я тебя не видел.

ОЛЯ. А как ты мог меня увидеть?

НИКОЛАЙ. Я был там. Именно на остановке по Ленина, и именно в двенадцатом часу. Но тебя не видел.

ОЛЯ. А что ТЫ там делал?

НИКОЛАЙ. Так… На машине проезжал… мы ездили с друзьями… Шеф дал покататься… ну, там, где я подрабатываю… остановились сигарет купить… пива… а тебя там не было…

ОЛЯ. Так, может, я ушла… Я не помню точно, сколько времени было. Мне потом пришлось к нему идти…

НИКОЛАЙ. К кому?

ОЛЯ. Ну, к парню к этому…

НИКОЛАЙ. Домой?! Зачем?

ОЛЯ. Он сетку оставил на остановке…

НИКОЛАЙ. Ну и что?

ОЛЯ. А в ней деньги…

НИКОЛАЙ. А зачем он ее оставил?

ОЛЯ. Понимаешь, он немного… ну, не в себе, что ли…

НИКОЛАЙ. Дурачок?

ОЛЯ. Ну…

НИКОЛАЙ. А его, случайно, не Миша зовут?

ОЛЯ. Миша! Ты его знаешь?

НИКОЛАЙ. Его все здесь знают, в нашем районе… Это – достопримечательность нашего района. Местный блаженный!

ОЛЯ. А я не знала…

НИКОЛАЙ. Больной. (Пауза.) А кто позволил тебе ходить по ночам по квартирам больных евреев?

ОЛЯ. А он что, еврей?

НИКОЛАЙ. Предположительно. На первый взгляд. Так кто?

ОЛЯ. Что?

НИКОЛАЙ. Кто позволил?

ОЛЯ. А кто запретил?

НИКОЛАЙ. Я.

ОЛЯ. А кто ты такой?

НИКОЛАЙ (опешив). Я твой…

ОЛЯ (перебивает). Ну?!

НИКОЛАЙ. Я – твой парень.

ОЛЯ. Пожалуйста. А я – не твоя.

НИКОЛАЙ. А чья ты?

ОЛЯ. Пока – ничья!

НИКОЛАЙ. А чего приперлась?!


Молчат.
ОЛЯ. Николай, почитай мне стихи…

НИКОЛАЙ. Не понял. Чьи?

ОЛЯ. Свои.

НИКОЛАЙ. Я не пишу стихи.

ОЛЯ. Плохо…

НИКОЛАЙ. Что?!

ОЛЯ. Учишься в университете, умный человек, а стихи не пишешь…

НИКОЛАЙ. Я не люблю стихи.

ОЛЯ. А дождь ты любишь?

НИКОЛАЙ. Что? Ну, не знаю…

ОЛЯ. А я люблю… Знаешь, дождь разговаривает с Землей…

НИКОЛАЙ. О чем?

ОЛЯ. Не помню… но разговаривает…

НИКОЛАЙ. Ты что… тронулась?.. Ладно, всё. Давай досматривай журнал… Мама сейчас придет… на обед…

ОЛЯ. Выгоняешь?

НИКОЛАЙ. Выгоняю. Ты не вовремя пришла. И, вообще… подумай о своем поведении…

ОЛЯ. Надо очень…

НИКОЛАЙ. До вечера подумай… Вечером встретимся. Я, как обычно, подойду к твоему подъезду…

ОЛЯ. Посмотрим… (Уходит.)

НИКОЛАЙ (после паузы; берет трубку с кресла, набирает номер.) Каспий?.. Привет. Ты дома?.. Ну, что ты узнал то, что я просил?.. Про Михаила… Синицына, что ли… Нет? Ну, ты что… шеф же просит!.. Он сам с этим вопросом разбирается?.. Как? Подобрался к объекту?.. Кем устроился?.. Понятно… Как он только все успевает?.. А! Так он же… Да нет ничего, это я так, сам с собой… Ладно, я ему позвоню. Спасибо, Каспий, пока…


Опорный пункт милиции в подвале жилого дома. Сейф, стол. Участковый, младший лейтенант Коренев, ему 35-37 лет, спит на столе. Стучится и входит Мишина соседка. Окон в кабинете нет, поэтому дождя не слышно… Но при этом не стоит забывать, что он есть!..
СОСЕДКА. Тук-тук… Есть кто-нибудь? (Замечает лежащего на столе Коренева.) Ох, ты! Что с вами? Спите, что ли?

КОРЕНЕВ (сквозь сон). Есть немного… (Вдруг вскакивает, рапортует, поправляя форму.) За время моего дежурства никаких происшествий не произошло!.. (Видит, что это не начальство.) Ох, мать! Ну, ты и напугала меня!..

СОСЕДКА. Прости, сынок…

КОРЕНЕВ. Младший лейтенант Коренев.

СОСЕДКА. Я помню… Простите, товарищ лейтенант Коренев, понимаете…

КОРЕНЕВ. Подожди, мать, мне надо в непосредственную форму прийти. (Смотрит в зеркало.) Волосы в носу подстричь и так далее… (Причесывается.) Помочиться, в конце концов!..

Утром всегда надо мочиться, а то как же? (Отряхивает форму.) Не с полным же мочевым пузырем на работу! (Открывает сейф, достает бутылку водки, наливает полный стакан, выпивает, ставит бутылку обратно в сейф, закрывает. Видно, что кроме бутылки в сейфе ничего нет.)

СОСЕДКА. А вы, значит, всё пьете?

КОРЕНЕВ. А как же? Нынче все пьют… Ты покажи мне того, кто не пьет и я тебя поцелую! Расцелую во все места!..

СОСЕДКА. Не надо…

КОРЕНЕВ. Не надо – не буду. Как хочешь. (Смеется своей шутке.)

СОСЕДКА. Бога бы побоялись!

КОРЕНЕВ. Кого?

СОСЕДКА. Бога…

КОРЕНЕВ. Не смеши мои яйца, мамаша! Какого Бога? О чем таком ты говоришь? Где Он? А! Нету его! Нынче все верующие стали, страсть! Это вид один, мамаша! Притворство! Прикрытие! Как все были атеистами, так и остались! И Он там, если Он есть, тоже атеист! А знаешь почему? А потому, что Он не верит в свои силы! А то давно бы все в непосредственную форму привел! Все по-своему бы сделал! А раз Он не верит в свои силы, значит, Он не верит в себя! Отсюда следует, мамаша, что Он – атеист! Логика. А раз Он атеист, то нам уж сам Бог велел! Вот так. Логика.

СОСЕДКА. Кто ты такой, чтоб об этом рассуждать?!

КОРЕНЕВ. Сколько раз тебе повторять, мать? Коренев я. Младший лейтенант.

СОСЕДКА. Уж больно умные лейтенанты пошли…

КОРЕНЕВ (улыбается). Спасибо, мать. Так чего ты пришла? Присаживайся.

СОСЕДКА. Спасибо. Даже не знаю, как начать после твоей философии… Ну, ладно… Произошло покушение на убийство…

КОРЕНЕВ. Да ты что? Где?

СОСЕДКА. У нас, в районе. Спишь тут и не чуешь ничего. А человека доброго чуть не убили!

КОРЕНЕВ. А спать мне никто не запрещал. Нет такого закона, чтоб не спать! А мы законы соблюдаем, потому как пример должны показывать!..

СОСЕДКА. И пить тебе тоже никто не запрещал!

КОРЕНЕВ. Правильно. То есть абсолютно. Ладно, кончай гавкать, рассказывай по порядку!

СОСЕДКА. Мой брат Суходеев Петр Александрович…

КОРЕНЕВ. Знаю такого.

СОСЕДКА. …лежит в больнице с переломом позвоночника.

КОРЕНЕВ. Зачем он себе позвоночник ломал?

СОСЕДКА. Он не ломал. Ему помогли. Машина на него наехала. Хорошо хоть так закончилось, а то бы…

КОРЕНЕВ. Номер машины? Марка? Цвет?

СОСЕДКА. «Мерседес», говорит, серебристый… Номер не успел запомнить… Головой стукнулся, потерял сознание…

КОРЕНЕВ. Кого-то подозреваете?

СОСЕДКА. Да! Мишку Синицына! Он наслал…

КОРЕНЕВ. Мишка?! Синицын?! Не смеши мой лысый череп, мамаша! Нашла кого подозревать! Михал Викторыч Синицын – мировой мужик! Добрый и тихий. Не мог он… Ну, чем он тебе опять помешал? Ходит, бубнит про себя всякую чушь, никого не трогает… Что ты об него постоянно зубы точишь?

СОСЕДКА. Тихий… добрый… психически больной!..

КОРЕНЕВ. Ну и что?! Из-за того, что он не такой, как мы, ты хочешь его… Да если хочешь знать мы все, в разной степени, психически больные… И я… и ты… Все! У каждого свои тараканы в голове! Ну, подумаешь, у него вместо тараканов – божьи коровки! И всё! Всего делов-то.

СОСЕДКА. Так, значит, не примете заявление?

КОРЕНЕВ. Нет, конечно. Что я мыло ел или шампунь пил, чтоб у меня в желудке перхоти не было?! Я другое пью и ем. (Смеется.) Вот так, мать.

СОСЕДКА. Почему ты его защищаешь? А! Издеваешься! Да я на тебя жаловаться буду!

КОРЕНЕВ. Жалуйся! Есть у тебя такое право и лево. А, вообще, давай разберемся!.. Тихо! Здесь я задаю вопросы!.. Где у Суходеева, брата твоего, супруга его законная?

СОСЕДКА. Не знаю. Не мое это дело.

КОРЕНЕВ. А! Не твое?! А заявления на всех соседей писать – твое?! Заколебала ты меня уже с этими заявлениями! И ладно бы что! А то: этот пьет, этот любовницу на супружескую постель водит, эта с другим любится… Всякую фигню пишешь! Послушай, переставай стучать! Времена уже не те! Сталин умер и парткомы ушли в небытие… Продолжаем. Где у Суходеева, брата твоего, дом?

СОСЕДКА. Дом?

КОРЕНЕВ. Дом! Понимаешь, у каждого человечка на Земле должен быть дом… Хоть какой-нибудь, самый простенький, четыре стены и крыша, чтоб дождь сверху не мочил… Почему Суходеев бомжует?

СОСЕДКА. Он не бомжует? Ты что? Побойся Бога! Он у меня живет!

КОРЕНЕВ. Не живет он у тебя, не надо ля-ля!.. Ты ж его, за то, что он иногда выпивает, со свету сживаешь! А налила бы ты ему вечером сто грамм, он бы телевизор посмотрел, спать бы пошел и больше бы не попросил! Вот так. Бродяга он у тебя. В долги залез. Вот и помяли его. Так что заявление порви, Мишка здесь ни при чем. Ему и так несладко живется… А, может, и хуже быть!..

СОСЕДКА. А кто при чем?

КОРЕНЕВ. Не приставай ко мне, мать! Даже если я скажу кто, это тебе мало поможет или совсем не поможет… Ты на них все равно управы не найдешь! Потому что они – плоть и кровь наша власть! Вот так.

СОСЕДКА. Никто меня не убедит, что псих Мишка не виноват!

КОРЕНЕВ. А ты про «Воинствующих» слышала?

СОСЕДКА. Ну, слышала, ну и что?

КОРЕНЕВ. Ну, вот и подумай! Да он, младший брат твой, такие деньги им должен, что я удивляюсь, как не убили его!.. А, может, хотели, да что-то их спугнуло… Вот так. Кстати, он русский?

СОСЕДКА. Есть еврейские корни…

КОРЕНЕВ (задумывается). Получается, не из-за денег…

СОСЕДКА. Что?! А откуда они знают?.. Слушай, если не рассмотришь заявление, пойду в ОВД и тебя вздернут! Я следователем была и знаю!..

КОРЕНЕВ. Кем ты была? Видел я таких следователей знаешь где!! А в ОВД мне спасибо скажут, что отделался от тебя! Им ли тебя не знать!

СОСЕДКА. Он псих ненормальный и его место в спецлечебнице!

КОРЕНЕВ (смеется). А твое место где?

СОСЕДКА (встает). А! О чем с тобой разговаривать! ( Уходит.)

КОРЕНЕВ (зевает, потягивается). Правильно. Не надо со мной разговаривать… Следователь она! Вот я следователь. Начинающий… Чайник еще. Но кое-что знаю… Ну, ладно… (Укладывается на стол.) Сейчас службу досплю и домой пойду… отсыпаться!..
Дождь иногда кончается и небо вдруг становится светлым. Так бывает даже осенью. И так случилось на этот раз. А мы вернемся в знакомую квартиру.

Мачеха на кухне, готовит что-то. Время на часах – 11.30. Отец у себя в комнате. Мы – в святая святых Мишиной комнате. Там уже заканчивается урок…
УЧИТЕЛЬ. …Доставай тетрадь по истории, Мишенька.

МИША (сидит за раскладной партой). Я не хочу историю.

УЧИТЕЛЬ. Почему? Что такое? Мы сегодня возьмем интересную тему. Создание Национальной Партии в Германии в 1930-е годы и Вторую Мировую войну.

МИША. Не надо…

УЧИТЕЛЬ. Как не надо?

МИША. Мы это уже… проходили…

УЧИТЕЛЬ. Как мы могли это пройти, если ты и в прошлый раз говорил: не надо? Когда мы это проходили? Ну-ка, покажи тетрадку… Нету! Почему ты мне врешь?! Не смей мне врать!

МИША. Я никогда не вру…

УЧИТЕЛЬ. Пиши! Гитлер – замечательная и где-то даже недооцененная личность. Родился… Неважно. Основатель и первый и последний руководитель Национальной партии, мечтающий о чистой арийской расе, предпринявший для этого уничтожение евреев, иноземцев в Германии, сумасшедших домов и всех, кто там содержался… зачем плодить идиотов?..

МИША. Я не хочу про Гитлера!..

УЧИТЕЛЬ. Пиши, я сказал! Знак Национальной партии – свастику – использовали еще древние египтяне… или индийцы… не помню… это не пиши!.. Они разжигали в виде свастики ритуальные костры… Почему ты не пишешь?!

МИША. Не хочу…

УЧИТЕЛЬ. А я буду спрашивать на следующем занятии!

МИША. А я скажу, что не люблю Гитлера!..

УЧИТЕЛЬ. А кого ты любишь?

МИША. Бога… Добро…

УЧИТЕЛЬ (ненадолго смягчив тон). А… скажи… за что ты любишь Добро?

МИША. Добро и Вера дают настоящую Свободу!..

УЧИТЕЛЬ. Бердяева начитался?!

МИША. Нет.

УЧИТЕЛЬ. Начитался!! Так вот, мой мальчик, я тебе скажу… Нет, я тебе не скажу, ты у меня это запишешь!.. Запишешь прямо в тетрадь по истории!.. Записывай!

МИША (обхватывает голову руками). Нет!

УЧИТЕЛЬ. Да!!! Я прослежу, как ты это запишешь. Итак, диктую. Ни Добро, ни Вера и даже ни Зло не дают никакой свободы, ни настоящей, никакой!!! Записал?..

МИША (послушно пишет). Да…

УЧИТЕЛЬ. И Добро, и Зло, и Вера – это Кукловоды!..

МИША. Нет!

УЧИТЕЛЬ. Пиши дальше. Они, кукловоды, а особенно два из них, Добро и Вера… заметь, я использую твои наименования… вообще-то, у них другие имена, поверь мне!.. так вот, Добро и Вера крепко держат в руках нити… пишешь?.. за которые привязаны мы, Люди!.. Мы – одинаковые марионетки что для Добра, что для Веры, что для Зла! Поэтому они, как ты понимаешь, не дают никакой свободы!.. Да, собственно, и не надо!..

МИША. А кто дает?

УЧИТЕЛЬ. А никто! Такого понятия, такой сущности, как свобода, в нашем мире, равно как и во всей Вселенной нет. Нет и быть не может!!! Ты это записал?

МИША. Да…

УЧИТЕЛЬ. Молодец!.. Потому что наш мир и наша Вселенная построена пусть на слабом но порядке, а порядок отрицает свободу, равно как свобода отрицает порядок… И, конечно, нет настоящего рубежа между Добром и Злом, они пересекаются, в этом философы правы… (Вытирает пот со лба.) Уф-ф!! Уморил ты меня! Покажи тетрадь!

МИША (показывает). Вот. (Улыбается.) Вы проследили?

УЧИТЕЛЬ (звонок на сотовый, достает из кармана трубку, отвернулся, рассматривает Мишины книги на полке и разговаривает вполголоса). Да… Приветствую тебя, Урал… Что? Да, на месте, проверяю… Я сейчас не могу разговаривать… О результатах проверки будет доложено на Общем Собрании… Где Собрание будем проводить?.. Пусть тебя этот вопрос не волнует. Найду… Всё!.. Ауф фидерзейн, Урал… (Отключает телефон, Мише.) Что? Да. Проследил.

МИША. Айн, цвай, драй… Я и про Гитлера записал! Вы проследили?

УЧИТЕЛЬ (раздраженно). Да, да! Все хорошо.

МИША (все также улыбаясь). А теперь еще раз проследите. Ну, пожалуйста!

УЧИТЕЛЬ (нехотя). Ну, хорошо. Давай. (Делает шаг по направлению к тетради, лежащей на парте.)
Миша, опережая его, берет тетрадь и рвет ее на мелкие клочки, которыми осыпает Учителя.
МИША. Вот. Вы проследили? (Невинно улыбается.) Прочитайте, что я записал!.. (Уходит на кухню.)

УЧИТЕЛЬ. Да ты… Да я ж тебя… Да мне только свистнуть и тебя не будет!..

МАЧЕХА (на кухне; чистит картофель). Что, Андрей Семеныч ушел уже?

МИША. Ушел. Давно.

МАЧЕХА. А почему… не попрощался?

МИША. Я не знаю.


В кухню входит Отец.
ОТЕЦ. Ну, когда уже обед? (Мише.) Что, занятие закончилось?
Миша молчит.
Я тебя спрашиваю!

МАЧЕХА. Закончилось, говорит.

МИША. Зачем ты врешь?! Нехорошо врать! Я не так сказал! Я сказал: Андрей Семеныч… ушел…

ОТЕЦ (с доброй усмешкой). А, вот я тебя и поймал! Он еще не ушел.

МАЧЕХА. Нет?

ОТЕЦ. Вон, в прихожей… одевается.


Мачеха уходит в прихожую.
МИША. Уйдет… скоро… далеко… в лес…

ОТЕЦ. Куда?!


В прихожей. Учитель спешно одевается.
МАЧЕХА. Ну, куда ты? Поешь с нами. Я суп сварила.

УЧИТЕЛЬ. Не хочу, спасибо. Твой Мишка балбес. Может, поищете другого преподавателя?

МАЧЕХА. А что случилось?

УЧИТЕЛЬ. Ничего.

МАЧЕХА (вполголоса). Я к тебе зайду…

УЧИТЕЛЬ. Не надо.

МАЧЕХА. Почему?

УЧИТЕЛЬ. Соседи… нехорошо… смотрят… (Уходит.)


Мачеха несколько секунд стоит в прихожей, потом проходит в кухню.
МАЧЕХА (Мише). И ты думаешь, ты хорошо поступил?

МИША. Как?

МАЧЕХА. Как покакаешь, так и смякаешь!

ОТЕЦ (ест суп). Чего ты ворчишь? Разворчалась тут!

МАЧЕХА (Мише). Во-первых, ты мне соврал! Во-вторых, ты сорвал занятие!

МИША. Кто?

МАЧЕХА. Перестань задавать глупые вопросы! Почему ты так делаешь?

МИША. А он сказал, что мы марионетки у Добра!.. Это неправда!..

МАЧЕХА. Спорить с преподавателем?! (Хлопает Мишу по затылку.)

МИША (плачет). Нельзя по голове!..

ОТЕЦ. Это что такое?!

МАЧЕХА. Сам ведь знает, что учиться надо, чтоб хоть чуть-чуть стать нормальным! Хоть чуть-чуть с головой подружиться! А то как ребенок малолетний! Надо не стихи писать и не рассказывать каждому встречному-поперечному бредятину, а делом заниматься!

МИША. Не трогай! Мою! Голову!

МАЧЕХА. А я никогда и не трогала! То, что придурком называла – это разве трогала?! А вот сейчас трону! По-настоящему! Это поможет! В пустой голове мозги появятся!!! (Второй подзатыльник.)

Вот! Немного мозгов уже есть! (Третий подзатыльник.) Ох, хорошо! (Отцу.) Смотри, твой придурок-сын уже совсем не придурок! (Четвертый подзатыльник.) Все! Я его вылечила! И не надо докторов! В голове – полный коммунизм настал!
Миша плачет, обхватив голову руками. Его отец медленно встает из-за стола, вооружившись ложкой, которой только что ел, также медленно подходит к своей супруге и бьет ложкой по ее лбу.
МИША. Папочка, не надо! Нельзя бить!..

ОТЕЦ. Не лезь, сынок…

МАЧЕХА. За что?!

ОТЕЦ. А так просто. Сказать тебе кое-что хотел…

МАЧЕХА. А ложка причем?!

ОТЕЦ. А ты же не слушаешь меня никогда! Вот, привлек твое внимание. Теперь слушаешь?..

МАЧЕХА. Слушаю…

ОТЕЦ. Пошла вон. (Снова садится за стол, продолжает есть суп.) Ну, что стоишь? Повторить?

МАЧЕХА. Мне на самом деле… уходить?

ОТЕЦ. Разговорчики.

МАЧЕХА. А когда можно прийти… домой?

ОТЕЦ. А хоть когда! Только вопрос: а где у тебя дом?

МАЧЕХА. Здесь…

ОТЕЦ. Неправда.

МАЧЕХА. Здесь… был…

ОТЕЦ. Ну, вот, ты сама все прекрасно понимаешь. Иди.


Пауза.
МАЧЕХА (зло). Ладно… (Уходит.)

МИША (смотрит заплаканными глазами на отца). Она куда пошла?

ОТЕЦ (вздыхает). Все выгнал я мамку…

МИША. А почему?

ОТЕЦ. А зачем она нам? Мы и без нее нормально обойдемся. Ты меня понимаешь, я – тебя… Так?

МИША. Так…

ОТЕЦ. А они не понимают! Зачем они нам?.. Квартира моя и твоя… Так?

МИША. Так…

ОТЕЦ. Вот и будем вдвоем жить. Никого не пустим! Правильно?

МИША. Не правильно.

ОТЕЦ. Не понял! Почему?
Стук в дверь.
Ну, раз неправильно, так иди и открывай!..
Миша открывает дверь. На пороге – младший лейтенант Коренев.
МИША (радостно). Дима… Димочка… (Бросается Кореневу на шею, удивленно.) Ты – сухой?..

КОРЕНЕВ. Мое почтение, Михал Викторыч! Ну, ладно, ладно отпусти, задушишь!.. Ты чего, плакал, что ли?.. Что это, друг мой, на тебя жалуются? И ведь не первый раз…


Миша тащит Коренева на кухню.
МИША. Папа, смотри кто к нам пришел! К нам Димочка пришел!

ОТЕЦ (встает, приветливо жмет Кореневу руку). Здравствуй, Дмитрий.

КОРЕНЕВ. Привет святому семейству! Что это у вас звонок не работает? Работал ведь. (Ставит на стол 2-хлитровую бутылку пива.)

ОТЕЦ. Да вот, все Мишку наставляю, наставляю на путь истинный – чтоб починил. А он все у нас… стихи пишет, понимаешь…

КОРЕНЕВ. Понимаю. Молодец, Михал Викторыч, так держать! Стихи – это хорошо!..

ОТЕЦ. А с пивом ты здорово! Тяжело. А денег нет.

МИША. А хочешь, Димочка…

КОРЕНЕВ. Чего?

МИША. А хочешь, я тебе… я тебе новое почитаю?!

КОРЕНЕВ. Ты смотри! Хочу.

МИША. Я вот только… (Убегает в свою комнату.)

КОРЕНЕВ (с восхищением). Поэт, блин!

ОТЕЦ. Бывает.
Миша возвращается с тетрадкой, но читать стихотворение он будет почти не подглядывая в нее.
МИША. Я… вчера написал… как сказать… ночью и…

КОРЕНЕВ. Я внимательно слушаю.

ОТЕЦ (с иронической усмешкой). Читай давай.

МИША (читает).

…Прощаю Мир за то, что я уйду,

Но верю в Радость, как в Источник Жизни…

Подавленное дерево Отчизны,

Поднявшись, задевает за Звезду.


Великий день. Погасшая Звезда.

Когда строка безмолвием дышала,

Священной книгой боль моя не стала

И к счастию не станет никогда!..


Но все ж как ЖИТЬ?! Как жить и как любить

Церковным колоколом, сбросившимся с Неба?!

Я был бы здесь белее даже снега,

Когда бы смог тебя забыть!..

КОРЕНЕВ. Ничего себе! Во загнул.

ОТЕЦ (Кореневу, тоном завзятого критика). Не кажется слишком… как это… модное сейчас словечко… вычурным?

КОРЕНЕВ. Ну, я думаю, мы сейчас не будем сдавать литературоведческие анализы. По-моему, нормально.

ОТЕЦ. А по-моему – здесь мало чего-то своего… Много общих фраз.

КОРЕНЕВ. Так или иначе, Михал Викторыч, вы большой оригинал! За вас! (Поднимает стакан с пивом.)
Пьют пиво.
ОТЕЦ. Миша, что надо говорить? За тебя тост подняли!..

МИША. Спасибо…

ОТЕЦ. Без напоминания ты не можешь, да?..

МИША. Это стихотворение… я посвящаю… Оленьке… моей.

КОРЕНЕВ. Кому?

ОТЕЦ. Да была тут одна…

МИША. Она больше не придет…

КОРЕНЕВ. А вот это ты зря! Побольше оптимизма! Оптимисты двигают мир!

ОТЕЦ. А я думаю, наоборот, пессимисты двигают… Оптимисты верят в лучшее… и куда они нас заведут?! В Рай?! Я не хочу в Рай. Там пресно. Сейчас спросим у умного человека. Мишенька, тебе нужен Рай?

МИША. Мне? Мне нужен Дождь…

ОТЕЦ. Ни фига себе! Ну, ладно. Дождь, так дождь… Так вот. Оптимисты нас ведут в Рай, куда нам, наверное, не надо… а пессимисты встают у них на дороге и так, немножечко, их притормаживают… но, заметь, назад не тянут… это нам тоже не нужно!.. Кстати, о дожде. Вроде переставал?

КОРЕНЕВ. Опять начался. Как супруга?

ОТЕЦ. Развелся.

КОРЕНЕВ. Да ты что?! Когда успел?

ОТЕЦ. Сейчас. Неофициально конечно. Выгнал. Зря, да?

КОРЕНЕВ. Ничего. Завтра женишься. Тоже неофициально.


Смеются.
Я хотел спросить… А что учитель к Мише ходит? Он вам странным не показался?.. Как его братишка поживает? Брал я тут отпуск за свой счет… ездил, видел… хороший братик… главное умный, вот что поражает…

ОТЕЦ. Ты о чем? Может, чайник поставить?

КОРЕНЕВ. Спасибо, не надо. Я о другом поговорить хотел.

ОТЕЦ. Ну, понятно, ты просто так не придешь. Зашел бы просто так. Так нет!..

КОРЕНЕВ (достает из папки лист бумаги). Вот. Грязный, правда. В луже лежал…

ОТЕЦ. Чего это? (Читает.) Чушь какая-то… «Показательные костры в лесу»… Во придумали!..

КОРЕНЕВ. Эта чушь произойдет сегодня вечером.
Молчание.
ОТЕЦ. И ты веришь?..

КОРЕНЕВ. Верю или не верю, какая разница? Поберечься не помешает, вот что я скажу. Несколько человек убиты – это сто процентов, если не двести.

ОТЕЦ. А нам-то что?

КОРЕНЕВ. Как это что?! Тут же сказано, что они собираются очистить генофонд!.. Нет, с Мишей все в порядке и… даже очень в порядке… Но, пожалуйста, посидите сегодня дома.

ОТЕЦ. Просто сидеть дома?

КОРЕНЕВ. Просто. Михал Викторыч, ты слышал?

МИША. Я люблю… дождь…

КОРЕНЕВ. Ну и люби дальше… под одеялом! Твоя кровать – твоя крепость!.. И свет выключи… Чтоб и муха не знала, что ты дома!.. Чтоб я тебя не видел на улице!.. Нас-то, наверное, выгонят по тревоге. В каком лесу они будут генофонд очищать, хрен знает!.. Оба леса – что Дальний, что Ближний большие… Где?.. Хоть бы в листовке написали!..

МИША. Я люблю… лес… Мне жарко и… я пойду погулять… в лес…

КОРЕНЕВ. Послушайся меня, прошу тебя!.. (Пауза.) Ладно. (Отцу.) Виктор, смотри, чтоб он дома сидел… На тебе ответственность. Голову сниму!.. И сам не выходи! Ну вас!.. Я позвоню, проверю…

ОТЕЦ. Хорошо.

КОРЕНЕВ. Не «хорошо», а смотри!! (Пауза.) Заходила тут одна полоумная, заявление принесла на Михал Викторыча…

ОТЕЦ. А! Александровна? Она и к нам приходила. Ну и как?..

КОРЕНЕВ. Как пришла, так и ушла. Где присела, там и сошла. На мне далеко не уедешь! А как ее брат? Не слышал?

МИША. Его убил…
Пауза. Ждут, что Миша скажет в продолжение, но Миша молчит…
ОТЕЦ. Ты что болтаешь! Живой, вроде, пока. В больнице…

МИША. Он был здесь… потом убил дядю Петю…

КОРЕНЕВ. Кто был здесь?

МИША. Тот, кто против Бога! А я – за Бога.

ОТЕЦ. Перестань!

МИША. И дядя Петя стал добрый, хороший, очень хороший… У него теперь есть дом…


Молчание.
КОРЕНЕВ. Подожди-ка! (Достает мобильный телефон, набирает номер.)

МИША. И его Простили… И он всех простил!.. И меня простил!.. И я его прощаю!..

ОТЕЦ. Не каркай, ты что?!

КОРЕНЕВ. Тихо, дозвонился! (В трубку.) Але, хирургия?.. Здравствуйте!.. Младший лейтенант милиции Коренев вас беспокоит. Можно узнать состояние больного?.. Суходеев Петр Александрыч… (Пауза.) Спасибо… (Выключает телефон.)

ОТЕЦ. Ну?

КОРЕНЕВ. Умер, говорят.

ОТЕЦ. Отчего?

КОРЕНЕВ. Говорят, сердце. Остановка дыхания. Ну, Мишутка! Я уже давно перестал чему-либо удивляться, детство-то прошло. А ты иногда меня очень удивляешь…

МИША. Значит, ты, Дима, ребенок. Дядя Федя Достоевский тоже ребенок… Красота, Доброта, говорит, спасет Мир…

КОРЕНЕВ (в своих мыслях). Надо же… Значит, у них и в больнице свои люди есть… (Пауза.) Тот, кто против Бога, говоришь?.. (Машет рукой, будто отгоняя мысли.) Дайте сигарету… Пиво-то осталось?..

  1   2

Похожие:

Сотрудники милиции iconРеспублика Башкортостан. Матрос "Василия Чапаева" задержан при попытке реализации наркотика
Вчера в Уфе сотрудники транспортной милиции при проведении оперативно-розыскных мероприятия на теплоходе "Василий Чапаев" изъяли...
Сотрудники милиции iconОценка деятельности подразделений милиции (Проект) Рабочая группа по реформе милиции Асмик Новикова, Фонд «Общественный вердикт»

Сотрудники милиции iconЗагородный отдел милиции расположен по адресу
Участковый инспектор старший лейтенант милиции Задруцкий Сергей Николаевич мобильный телефон
Сотрудники милиции iconФлаги и знамена милиции Белорусской сср
Указом устанавливались знамена для Управления милиции Министерства охраны общественного порядка бсср, управлений охраны общественного...
Сотрудники милиции iconОдна из немногих
Женщин, работающих участковыми уполномоченными милиции, в Татарстане можно пересчитать по пальцам. Представительницей этой профессии,...
Сотрудники милиции iconСправочник Сотрудники ("Сотрудники")
В настройках истории значений присутствовали неиспользуемые реквизиты справочника
Сотрудники милиции icon9 сентября в минске милиция силой разогнала митинг белорусов против "российской оккупации". Видео
Милиция разогнала оппозиционеров, которые протестовали против введения в Беларусь российских войск. Много участников акции задержаны....
Сотрудники милиции icon«Реформа системы оценки деятельности милиции»
...
Сотрудники милиции iconАнтифашизм должен быть радикальным!
Обязанностях и правах милиции и о правах и обязанностях граждан, а так же рекомендаций, как себя вести и как обжаловать неправомерные...
Сотрудники милиции icon2 Организационная структура нквд СССР в 1930-е годы 4 Заключение 21 Использованная литература 23
Гпу особые инспекции по милиции и уголовному розыску. Эти инспекции руководили оперативной работой органов милиции, осуществляли...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org