Владимир Войнович



Дата10.09.2014
Размер36.2 Kb.
ТипДокументы

Войнович


Владимир Войнович

РОМАН


(Трагедия)

Недавно я написал трагический роман из жизни эмигрантов. Роман называется... Впрочем, я не помню, как он называется, я загляну в рукопись и название впишу позже.

Хотя я писал этот роман примерно два с половиной года, не могу сказать, чтобы я очень уж напрягался. Работа шла, в общем, легко. Стоило мне написать одну строку, как в моем воображении всплывала сразу другая, а за другой третья. Никаких трудностей в описании природы или состояния героев я не испытывал, да и сюжет развивался как бы сам по себе.

Сюжет, между прочим, простейший. Русский писатель-эмигрант обнаруживает, что жена ему изменяет с его ближайшим другом художником. Он устраивает скандал, ей ничего не остается, как уйти к художнику. Как только она ушла, он понимает, что не может жить без нее ни секунды. Он ей звонит, и она немедленно возвращается, потому что не может жить без него. Но, вернувшись к нему, она понимает, что не может жить без художника. Положение осложняется тем, что писатель и художник не могут жить друг без друга. Все трое проклинают друг друга, попрекают и объясняются в любви. Они пытаются разрешить проблему по-разному. То писатель выгоняет ее из дому, то художник. Иногда она уходит сама от одного к другому. Иногда уходит от обоих. Иногда писатель, бросив их обоих, куда-то уезжает, но, не выдержав, возвращается. Другой раз уезжает художник. Потом они решают жить втроем и живут, страдая от ревности и ненависти. Потом понимают, что они вообще все должны разойтись. Дело кончается тем, что они собираются в мастерской художника все трое в строгих вечерних туалетах. Они ставят пластинку Шуберта и при свечах пьют шампанское. Шампанское, конечно, отравлено.

В двух словах такой вот роман. Я поставил точку примерно месяц назад и тут же отнес рукопись издателю.

Вчера издатель пригласил меня к себе. Мы сидели в мягких кожаных креслах у него в кабинете, увешанном портретами его лучших авторов (мой портрет, разумеется, среди них), нас разделял только журнальный столик, на котором заглавием вниз лежала какая-то книга.

Прежде чем начать разговор, издатель предложил мне что-нибудь выпить: кофе, коньяк, виски, пиво. Я попросил кофе. Он выглянул за дверь и распорядился. Секретарша внесла кофе и удалилась.

Помешивая кофе, издатель посмотрел на меня внимательно и сказал:

- Слушайте, Владимир, вы написали потрясающий роман!

- Да, - сказал я смиренно, - я тоже так думаю.

- Когда я его перечитывал, я плакал.

- Я тоже,- признался я.

- А последняя сцена, когда они при свечах и слушая Шуберта пьют отравленное шампанское, грандиозна. В мировой литературе ничего подобного не было.

- Да, - согласился я, - мне тоже так показалось.

- Но, Владимир, послушайте меня внимательно. Дело в том, что этот роман мы уже напечатали два с половиной года назад.

- Вы его напечатали до того, как я его написал? - удивился я.

- Нет, нет. До такой изощренности наша техника еще не дошла. Два с половиной года назад вы написали этот роман, а мы его напечатали. Он шел с очень большим успехом, на него была отличная пресса вы получили за него премию и при получении ее выступили в замечательной речью.

- Этого не может быть, - возразил я. - Неужели вы думаете, что я уже не помню, что написал?

- Я ничего не думаю, - сказал он со вздохом. - Но вот вам ваша рукопись, и вот вам ваш роман в напечатанном виде. - Он перевернул лежавшую на столе книгу и протянул мне.

Мне стало нехорошо. Я увидел, что напечатанный роман, так же как и рукопись, называется... Сейчас я не могу вспомнить, как он называется, но потом посмотрю и скажу. Расстроившись, я положил в портфель книгу и рукопись и ушел домой, забыв попрощаться с издателем. Дома я положил перед собой книгу и рукопись и стал сравнивать. Когда я читал это, я плакал.

Интересно, что я не просто написал слово в слово тот же самый роман, под тем же названием и с тем же самым количеством глав и слов, но даже знаки препинания везде стояли одни и те же. Это тем более удивительно, что знаки препинания я обычно ставлю где попало.

Всю ночь я проплакал. Я плакал над постигшим меня ужасным несчастьем. Я думал, что же это случилось? Ведь я еще не так стар, чтобы быть пораженным столь глубоким маразмом. Два с половиной года изо дня в день, не разгибаясь, я писал этот роман страстно и вдохновенно. Я выкурил тысячи сигарет и выпил цистерну кофе. У меня все так хорошо получалось, я то смеялся над своей выдумкой, то обливался слезами, то хлопал себя по колену, восклицая: "Ай да Пушкин, ай да сукин сын!" И что же?

К утру я решил, что, как только встану, немедленно пойду к доктору. Конечно, болезнь зашла далеко, но все же есть от нее какие-то средства, антисклеротин какой-то или как это там называется. Уже светало, когда я все же заснул.

Проснувшись, я свой визит к доктору решил отложить. Я подумал, ладно, я потратил два с половиной года впустую, ну и черт с ними. Жалко, конечно, но я не буду тратить время на визиты к докторам, а сразу же примусь за новый роман. Тем более что у меня есть потрясающая идея, которую я вынашивал уже два с половиной года. Сюжет простейший. Русский писатель-эмигрант обнаруживает, что жена ему изменяет с его ближайшим другом художником. Он устраивает ей скандал, она уходит, происходят разные другие коллизии (я еще не все придумал), и дело кончается тем, что все трое собираются в мастерской художника, ставят пластинку Шуберта и при свечах пьют отравленное шампанское.



Собственно говоря, у меня уже все продумано, и года через два - два с половиной я, пожалуй, это роман закончу.

1984, Штокдорф

Похожие:

Владимир Войнович iconВойнович Владимир Николаевич (1932) 26 сентября исполняется 80 лет со дня рождения Владимира Николаевича Войновича

Владимир Войнович iconВладимир войнович москва 2042 (Взято с Либрусек)
У наг. Тт. Л о. Лъ. И на обратной стороне: Завтра или никогда!!! Ну, смысл этой фразы мне совершенно ясен, я его по ходу дела легко...
Владимир Войнович iconВладимир Маканин. Голоса
Владимир Маканин. Голоса Владимир Семенович Маканин родился в 1937 году в городе Орске на Урале
Владимир Войнович iconБалагуров Владимир Николаевич Мамонтов Владимир Васильевич

Владимир Войнович iconПрограмма обновление гуманитарного образования в россии
Владимир Кинелев, Владимир Щадриков, Валерий Меськов, Теодор Шанин, Дэн Дэвидсон, Виктор Галичин
Владимир Войнович iconПрограмма обновление гуманитарного образования в россии
Владимир Кинелев, Владимир Щадриков, Валерий Меськов, Теодор Шанин, Дэн Дэвидсон, Виктор Галичин
Владимир Войнович iconА. С. Пушкин Блок Владимирские князья
...
Владимир Войнович iconВладимир Ткаченко-Гильдебрандт Владимир Шкуро
Посвящается светлой памяти кубанца, журналиста, борца за казачьи права и потомственного казака Щербиновского куреня Михаила Матвеевича...
Владимир Войнович iconДуманский, Владимир Небудничный мастер Михаил Чхан // День(укр), 2012.№120/121(13. 07). С. 13 Об одном из самых заметных поэтов Приднепровья 1960—1970-х годов Владимир думанский, краевед, Кривой Рог
Думанский, Владимир Небудничный мастер Михаил Чхан // День
Владимир Войнович iconСинтез азотсодержащих гетероциклических соединений из нитроаренов Владимир Ю. Орлов
Владимир Ю. Орлов, Александр Д. Котов, Михаил А. Проказников, Дмитрий А. Базлов, Алексей В. Цивов
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org