Гукасов иван андреевич



страница1/8
Дата10.09.2014
Размер2.04 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра конституционного и муниципального права


На правах рукописи

ГУКАСОВ ИВАН АНДРЕЕВИЧ
ИНСТИТУТ ПОМИЛОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ НАЧАЛА

Специальность 12.00.02 –

конституционное право; муниципальное право

Д и с с е р т а ц и я

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук,

профессор Дзидзоев Р.М.

Краснодар - 2008



ВВЕДЕНИЕ___________________________________________________

3







ГЛАВА I. ПОМИЛОВАНИЕ КАК КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ НАЧАЛА_____________________________________________________

13


1.1 Конституционно-правовая природа помилования_____________

13

1.2. Содержание и структура помилования как конституционного полномочия главы государства___________________________________

46

1.3. Помилование: историко-правовой аспект___________________

63







ГЛАВА II. КОНСТИУЦИОННО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ПОМИЛОВАНИЯ______________________________________________

82


2.1 Реформирование института помилования в России ___________

82

2.2. Конституционное право просить о помиловании: вопросы реализации____________________________________________________

106

2.
3 Разрешение вопросов помилования: материальные и процессуальные проблемы_______________________________________

118







ЗАКЛЮЧЕНИЕ________________________________________________

145







СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ________________________________________

150


ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования предопределяется политико-правовым значением помилования, составляющего важную принадлежность характеристики правового демократического государства. Помилование является непосредственным проявлением гуманизма, как характерного и неотъемлемого принципа российского государства и его конституции.

Помилование характеризует объем правового положения личности, имеет непосредственное отношение к правам человека, проистекает из конституционного права каждого осужденного просить о помиловании (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ), которому корреспондирует обязанность государства в лице соответствующих органов и должностных лиц своевременно и профессионально рассматривать каждое ходатайство о помиловании.

Значение помилования возрастает в связи с существованием в России смертной казни de jure, что вызывает необходимость тесной координации помилования с вопросами общей уголовной политики в стране.

Помилование характеризует статус главы государства, в своем завершении представляет собой атрибут компетенции главы государства, его конституционное полномочие, составляющее важную и активную часть его юрисдикции. Достаточно сказать, что по официальным данным каждый десятый указ Президента России касается вопросов помилования.

Помилование, являясь ярким проявлением правовой свободы личности, действенной гарантией права на жизнь и справедливое правосудие, будучи показателем демократического процесса в России, нуждается в тщательном и всестороннем научном анализе его объема, юридических параметров, динамики, потенциала и перспектив, с целью выработки прогрессивных моделей его развития, научно-практических предложений по совершенствованию нормативно-правовой и практической основ помилования.

Помилование представляет собой конституционно-правовой институт, имеющий сложную структуру, включающий совокупность норм, определяющих содержание и условия реализации права просить о помиловании, механизм рассмотрения ходатайств о помиловании и принятия итогового решения. Представляется весьма важным юридическая классификация этого института, определение его места в правовой системе в целом и в системе конституционного права в особенности.

Актуальность избранной темы усиливается в связи с реформированием механизма помилования в России, подвергшегося принципиальной децентрализации, созданием комиссий по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации, несущих основное бремя выработки обоснованных рекомендаций, необходимых главе государства для принятия взвешенного решения по вопросу помилования. Новый механизм помилования, в виду его неоднозначной публичной оценки требует пристального научного внимания и объективного научного исследования.

Теоретические основы исследования и степень научной разработанности темы исследования

В российской юридической науке общетеоретические и отдельные аспекты помилования исследовались в трудах С.А. Авакьяна, Ю.М. Антоняна, Э.Ю. Аскерова, З.А. Астемирова, Е.И. Атаманенко, С.Е. Вицина, А.Я. Гришко, П.В. Дегтева, Ю.А. Дмитриева, С.И. Зельдова, В.Е. Квашиса, С.Г. Келиной, А.Ф. Козлова, Е.И. Козловой, П.Е. Кондратова, О.Е. Кутафина, В.П. Малкова, И.Л. Марогуловой, М.П. Мелентьева, В.М. Мешкова, К. Мирзажанова, А.С. Михлина, Л.А. Окунькова, В.И. Селиверстова, Т.А. Синцова, К.М. Тищенко, И.Я. Фойницкова, Л.В. Яковлевой и других ученых.

Проблемы помилования нашли диссертационный анализ в работах А.В. Ендольцевой, Н.В. Елисеевой, А.В. Каболова, О.В. Левашовой, В.А. Новикова, Н.В. Осмоловской, Ю.В. Саженкова, З.С. Ханмагомедова.

Однако эти диссертационные исследования носят уголовно-правовой и криминологический характер, рассматривают помилование с позиций, прежде всего, способа освобождения от уголовного наказания, оставляя в стороне проблемы реализации конституционного права просить о помиловании, и конституционные процедуры с ней связанные. Между тем природу помилования в России невозможно надлежащим образом выяснить без уяснения его конституционной составляющей, вне деятельности главы государства, других органов и должностных лиц по удовлетворению конституционного права ходатайствовать о помиловании, осуществляемой в конституционно-правовом пространстве. Это требует, прежде всего, конституционно-правового исследования вопросов помилования, использующего свойственную науке конституционного права методологию научного поиска.



Объект исследования

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с применением правовых норм, содержащих основания и порядок осуществления помилования, а также смежных с ним институтов.



Предмет исследования

Предметом диссертационного исследования выступают вопросы нормативного закрепления оснований и механизма осуществления института помилования в России.



Цель и задачи исследования

Основная цель диссертации состоит в системном и развернутом анализе помилования в качестве конституционно-правового института в его теоретической, законодательной и практических составляющих, формулировании научно-практических предложений по совершенствованию этого института.

Для достижения указанной цели в диссертации ставятся следующие научные задачи:

- раскрыть общетеоретические начала помилования как конституционно-правового института;

- исследовать конституционно-правовую природу помилования;

- определить содержание и структуру помилования как конституционного полномочия главы государства;

- изучить историко-правовой опыт осуществления помилования в России;

- исследовать конституционно-правовые основы механизма помилования в России;

- исследовать практику помилования в России.

Методологические основы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляет материалистическая диалектика. В процессе проведения диссертационного исследования использовались некоторые частные методы исследования:

- формально-логический, заключающийся в детальном анализе двухуровневости механизма реализации главой государства права помилования путем выделения и характеристики организационно-правовых форм такого участия;

- сравнительно-правовой, включающий изучение позитивного опыта реализации права помилования в зарубежных странах;

- метод экспертной оценки, позволивший задать вопросы, относящиеся к предмету исследования, председателю и членам комиссии по вопросам помилования в Краснодарском крае;

- контент-анализ адресных указов Президента РФ о помиловании.

Источниковедческую базу исследования составляют Конституция РФ; акты международно-правового характера; нормативные указы Президента РФ; Постановления и определения Конституционного Суда РФ; Постановления и решения Верховного Суда РФ; правоприменительная практика помилования. При подготовке диссертационной работы были использованы указы Президента о помиловании, материалы комиссии по вопросам помилования на территории Краснодарского края. В работе нашла отражение правовая позиция Конституционного и Верховного Судов РФ по предмету настоящего исследования.

В диссертации были использованы материалы конференций, посвященных проблемам реализации помилования в России, в частности материалы Всероссийской конференции по вопросам помилования. Великий Новгород, 25-26 октября 2000 года; Российско-французского коллоквиума "Помилование, амнистия, исполнение наказаний, смертная казнь". Владимир, 18-19 марта 2002 г.; Всероссийской научно-практической конференции "Указ Президента Российской Федерации от 28 августа 2001 г. № 1500 «О комиссиях по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации. Теоретические и практические аспекты реализации". Брянск, 24-25 октября 2002 г.; Всероссийского совещания председателей комиссий по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации. Нижний Новгород, 16-18 декабря 2003 г.; Российско-французского научно-юридического коллоквиума по проблемам изменений, происходящих в уголовно-исполнительной системе, пенитенциарном законодательстве и международном праве по вопросам помилования. Москва, 2003 г.; Восьмого международного семинара "Помилование, исполнение наказаний, преступность, связанная с незаконным оборотом наркотических средств, и ювенальная юстиция". Владимир, 12-22 июня 2006 г.



Научная новизна исследования

Диссертация представляет собой первое в отечественной юридической науке конституционно-правовое исследование помилования в России, проведенное на основе анализа новейшего законодательного материала, регулирующего вопросы помилования и практику его применения.

На защиту выносятся следующие научные положения:

1. Авторское обоснование конституционно-правовой природы общественных отношений, возникающих по поводу помилования, что с формально-юридической точки зрения подтверждается уже тем обстоятельством, что Конституция РФ не только оперирует термином «помилование», но и раскрывает его наиболее важные содержательные аспекты: во-первых, как права каждого осужденного за преступление просить о помиловании или смягчении наказания (ч.3 ст.50); во-вторых, как самостоятельного предмета ведения Российской Федерации (п. «о» ст.71); в-третьих, как полномочия Президента РФ (п. «б» ст.89). Тем самым сама Конституция РФ закладывает нормативно-правовые основы помилования как юридического института и определяет его преимущественно конституционно-правовое качество.

2. Обоснование решающего значения для конституционно-правового института помилования его конституционного закрепления как полномочия главы государства, имея в виду, что осуществление помилования как обусловленного морально-нравственными началами гуманизма и милосердия исключения из присущего праву принципа формального равенства при применении уголовно-правовой ответственности, не может рассматриваться в контексте правопритязаний личности, не подлежит принудительному исполнению, а выступает одним из проявлений суверенной государственной власти в демократическом правовом государстве.

Соответственно помилование в концентрированном виде представляет собой полномочие главы государства, обладающего бесспорным конституционно-правовым статусом. Правовые цели, преследуемые помилованием, непосредственно вытекают из конституционных предписаний, характеризующих конституционную политику, выражаемую Президентом России.

Как конституционно-правовой институт, помилование представляет собой связанную совокупность правовых норм, закрепляющих право Президента РФ осуществлять помилование, составляющее материальную основу института, регламентирующих механизм реализации этого права, в том числе полномочия и деятельность органов, участвующих в выработке позиции главы государства по вопросу помилования.

Конституционно-правовая принадлежность помилования не исключает его связь с уголовным и другими отраслями права. Конституционное право содержит исходные предпосылки уголовно-правового и иного отраслевого регулирования, используя метод общего нормирования. В то же время связь помилования с уголовным или уголовно-процессуальным правом весьма относительная, помилование, как таковое, лежит за пределами уголовного права и уголовного процесса, реализуется вне судебного преследования.

3. Научная классификация права обращения за помилованием, которое в Конституции РФ не имеет отраслевого наименования, обоснование принадлежности этого субъективного права к группе родственных прав в области правосудия, как самостоятельной сферы отправления государственной власти.

4. Обоснование классификации права помилования, отнесение его к группе полномочий главы государства в области обеспечения конституционного статуса личности. Право помилования следует оценивать в контексте деятельности Президента РФ по защите прав и свобод человека и гражданина, в данном случае права просить о помиловании или смягчении наказания.

5. Обоснование теоретического положения о том, что Президент Российской Федерации вправе осуществить акт помилования независимо от просьбы осужденного. Иными словами Президент РФ может помиловать лицо, не обратившееся к нему за помилованием. Просьба о помиловании осужденного, таким образом, выступает факультативным основанием помилования. В своем праве помилования Президент не связан существующей процедурой помилования, предполагающей выработку только рекомендательной позиции, которой глава государства юридически может пренебречь.

6. Глава государства в принятии решения о помиловании не связан формальными основаниями, такими как категория преступления, размер, срок и вид наказания. Акт помилования относится к внесудебным правовым актам, это сугубо конституционное действие, существующее в конституционно-правовом пространстве, форма внесудебного снятия или смягчения (погашения) наказания. Будучи внесудебным актом, решение Президента РФ о помиловании либо отказе в помиловании не может быть обжаловано в судебном порядке.

7. Обоснование объема полномочия Президента России по помилованию, которое не ограничено во времени и по кругу лиц, может быть обращено на любого преступника и в любое время до отбытия наказания или погашения (снятия) судимости.

В то же время, решение о помиловании не должно быть произвольным, оно должно основываться на соображениях государственной пользы, юридической справедливости, учете прав и законных интересов третьих лиц, пострадавших от совершения преступления. Решение Президента о помиловании должно быть сбалансированным, основываться на учете всех юридических интересов, сопряженных с данным делом. Акт помилования не должен освобождать от возмещения вреда частным лицам, причиненным преступлением. Помилование - это институт конституционного права, который не распространяется на гражданско-правовые и трудовые отношения.

Необходимость помилования должна быть согласована с конституционными основами правового государства, включая приоритет и непосредственное действие Конституции Российской Федерации, разделение властей, запрет произвола, требования соразмерности и связанность органов государственной власти, в том числе Президента России, законом, ответственность государства за неправомерные, в том числе ошибочные, действия государственных органов.

Помилование носит избирательный характер, основывается на определенных преференциях главы государства, которые он предоставляет, руководствуясь назначением своей функции по защите прав и свобод человека и гражданина, собственным государственным чувством сострадания. Можно утверждать об определенной политике Президента России в вопросах помилования.

8. Обоснование несовершенства механизма помилования в Российской Федерации. При существующей схеме помилования высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) оказывается инстанцией излишней. Интересы помилования, как конституционного института, требуют повышения статуса комиссий по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации, заключения которых должны представляться непосредственно Президенту РФ, минуя глав субъектов Федерации.

Исходя из этого, предлагается, чтобы заключения комиссий по вопросам помилования на территории субъектов Российской Федерации о целесообразности помилования непосредственно представлялись Президенту РФ и являлись, таким образом, основным источником формирования окончательной позиции главы государства в вопросах помилования.



Обоснованность и достоверность результатов исследования определяется выбором и применением научной методологии и комплексным характером исследования, анализом и обобщением практики помилования в России. Достоверность полученных в ходе исследования результатов подтверждается использованием научных трудов в области конституционно-правовой науки, обширного аналитического и эмпирического материала. Совокупность комбинаций избранных методов исследования темы на теоретическом и эмпирическом уровнях обусловила достоверность положений и выводов, выносимых на защиту.

Научно-практическая значимость и апробация результатов исследования. Научно-практическая значимость исследования заключается в том, что содержащиеся в диссертации теоретические обобщения и выводы могут быть использованы в учебном процессе, в преподавании конституционного права России и конституционного права зарубежных стран, а также специального курса, посвященного исследуемым проблемам. Содержащиеся в диссертации предложения и рекомендации могут быть использованы в интересах совершенствования законодательного регулирования и практики реализации института помилования в России.

Основные положения диссертационного исследования нашли апробацию в публикациях автора по теме исследования, в выступлениях на научно-практических конференциях, в процессе обсуждения диссертации на кафедре конституционного и муниципального права Кубанского государственного университета.



Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка литературы.

ГЛАВА 1. ПОМИЛОВАНИЕ КАК КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ НАЧАЛА
1.1. Конституционно-правовая природа помилования
Правовая природа является юридической характеристикой явления, выражающей его специфику, место и функции среди других правовых явлений в соответствии с его социальной природой1. Установление правовой природы помилования имеет определяющее значение, позволяющее выявить закономерность и назначение этого института, определить правовые основания и условия его применения.

Установить сущность правового института невозможно без определения происхождения и юридического значения понятия, его места в категориальном аппарате. При исследовании правовой сущности института помилования необходимо использовать четко установленные правом понятия, единые для всех субъектов правотворчества и правоприменения. Как правильно отмечает А. Я. Гришко, «уяснение этимологического термина «помилование» позволяет определить его место среди других смежных институтов (амнистия, реабилитация, иные виды освобождения от наказания и отбывания наказания)»2.

При освещении особенностей характеристики понятийного аппарата необходимо опираться на легальные (если они есть) и доктринальные определения предмета исследования. Очевидно, что правовая природа помилования проистекает из филологического смысла самого понятия, которое, например, Владимир Даль определял как “простить, отдать вину его, не карать; оказать милосердие, пожалеть, внять раскаянию"3. Словарь русского языка С.И. Ожегова следующим образом определяет помилование: "Помиловать – оказать снисхождение, ослабить или отменить наказание"1.

Термин «помилование» находит определение и в юридической литературе, в том числе конституционно-правовой. Юридический словарь определяет помилование как отмену или смягчение уголовного наказания главой государства2, что близко к содержанию ст. 85 Уголовного кодекса Российской Федерации3. Юридическая энциклопедия под помилованием понимает акт главы государства, тем или иным образом смягчающий наказание лицу, осужденному за совершение преступления4. Энциклопедический словарь конституционно-правовых терминов указывает на помилование как на решение Президента РФ в отношении индивидуально определенного лица, осужденного за преступление, об освобождении от дальнейшего отбывания назначенного судом наказания либо о сокращении или замене более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость5. Словарь конституционного права помилованием называет способ погашения наказания по уголовному закону, состоящий в акте милосердия, лицом, наделенным правом помилования6. "Актом помилования является решение главы государства о смягчении наказания или полном освобождении от наказания лиц, обратившихся к нему с соответствующим ходатайством"7.

Уголовно-правовые определения помилования основываются на его интерпретации уголовным и уголовно-процессуальным законом. Так, К.М. Тищенко помилование определяет как освобождение лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности, наказания, судимости, либо смягчение наказания в случаях, когда формальные требования уголовного закона препятствуют целесообразному применению какого-либо вида смягчения положения виновного1. А.С. Михлин и В.И. Селиверстов, отмечают, что помилование представляет собой решение Президента Российской Федерации, улучшающее правовое положение индивидуально определяемого лица, осужденного за совершение преступления, отбывающего наказание или отбывшего его и имеющего судимость2. И.А. Петин под помилованием понимает индивидуальную правоприменительную деятельность государства в лице высшего должностного лица, Президента России, которая содержит в себе официальное прощение конкретного лица, совершившего преступление3.

Термин «помилование» получил некоторое официальное разъяснение в решениях высших судов Российской Федерации. Так, в одном из решений Конституционного Суда РФ указывается, что право помилования, "… будучи непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма и справедливости, предполагает для каждого осужденного - независимо от характера преступления, за которое он был осужден, назначенного наказания и условий его исполнения - возможность добиваться смягчения своей участи, в том числе в судебном порядке, вплоть до полного снятия всех ограничений в правах и свободах, которые являются правовыми последствиями его осуждения на основе вступившего в законную силу приговора"4. Верховный Суд РФ помилование именует "актом гуманизма и милосердия"5.

Мотив гуманности и милосердия присутствует и в ряде научных определений помилования, так С.А. Авакьян определяет помилование, как " высший акт гуманности в отношении конкретного физического лица, осужденного за преступление"1. Согласно А.Я. Гришко, помилование выступает как «наивысшая форма проявления гуманизма (из всех видов досрочного освобождения от наказания) к лицу, совершившему преступление и осужденному за него»2.

Приведенные определения представляют помилование в разных проявлениях – и как освобождение (т.е. действие), и как решение (т.е. правовой акт), и как "непосредственное выражение принципа гуманизма…" (т.е. состояние), и как правоприменительную деятельность. Это свидетельствует о сложной природе помилования, подтверждает необходимость рассмотрения помилования в различных аспектах, позволяющих выявить особенности каждого из них, формирующих комплексное и объемное представление об этом многогранном правовом институте.

Слово «помилование» трижды употребляется в Конституции РФ: в качестве субъективного права – «каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания» (ч. 3 ст. 50), в качестве самостоятельного предмета ведения Российской Федерации – «В ведении Российской Федерации находятся: … помилование» (п. "о" ст. 71) и в качестве полномочия главы государства – «Президент Российской Федерации: … осуществляет помилование» (п. «б» ст. 89).

Поскольку право просить о помиловании является правом конституционным, постольку ему корреспондирует обязанность государства в лице Президента России рассматривать каждое обращение о помиловании, поданное в надлежащем процессуальном порядке, что, разумеется, не исключает отказа в помиловании. Таким образом, Конституция Россия формирует не право на помилование, а право просить о помиловании, то есть обращаться с официальным ходатайством о помиловании к Президенту России.

Здесь возникает закономерный вопрос: может ли глава государства осуществить акт помилования, независимо от просьбы о помиловании со стороны осужденного. Ни конституционное, ни уголовное законодательство не связывает помилование обязательным ходатайством о нем. Из этого следует вывод, что Президент Российской Федерации вправе осуществить акт помилования независимо от просьбы осужденного. Иными словами Президент РФ может помиловать лицо, не обратившееся к нему за помилованием. Просьба о помиловании осужденного, таким образом, выступает факультативным основанием помилования. В своем праве помилования Президент не связан существующей процедурой помилования, предполагающей выработку только рекомендательной позиции, которой глава государства в высших интересах может пренебречь.

Некоторые авторы полагают, что просьба о помиловании является обязательным атрибутом института помилования. Так, Ю.А. Дмитриев указывает, что согласно филологическому толкованию, термин «помилование» предполагает предварительное обращение осужденного лица к полномочному органу с ходатайством о вынесении помилования. В соответствии с этой логикой Конституция Российской Федерации предоставляет каждому осужденному за преступление право просить о помиловании или смягчении наказания (ч. 3 ст. 50). «Но эта императивная норма, не предусматривающая возможности решения данного вопроса без участия заинтересованного лица!»1.

Представляется, что современное понимание помилования не может исходить из его буквального филологического толкования, но должно учитывать текущие конституционные потребности и задачи уголовной политики. Право просить о помиловании отнюдь не означает, что глава государства в своем праве помилования связан просьбой об этом, в таких вопросах как помилование, затрагивающего судьбу человека, всякое сомнение должно исходить из расширительного толкования этого понятия.

В одном случае ходатайство о помиловании может исходить от третьих лиц. Согласно Уголовно-исполнительному кодексу РФ в отношении положительно характеризующихся осужденных в качестве меры поощрения администрацией исправительного учреждения может быть возбуждено ходатайство о помиловании (ч. 5 ст. 113). Таким образом, помилование может представлять собой форму поощрения. "…В определенной степени мерой поощрения может выступать и помилование как высший акт поощрения и милосердия, применяемый Президентом РФ"1.

С целью четкой дифференциации инициативы помилования, мы бы предложили ходатайство самого осужденного законодательно именовать просьбой о помиловании, отделяя от нее ходатайство о помиловании как меры поощрения, которая не входит в содержание субъективного права, указанного в части 3 статьи 50 Конституции РФ.

Значимость субъективного права просить о помиловании подтверждается его международно-правовым признанием. В Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. сказано: «Каждый, кто приговорен к смертной казни, имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора (п. 4 ст. 6)»2.

Некоторые авторы подчеркивают естественный, прирожденный характер анализируемого права. А.Я. Гришко указывает, что помилование является «прежде всего формой реализации естественного права человека на прощение»3.

Ценность рассматриваемого права подтверждается и тем, что оно согласно Конституции РФ не подлежит какому-либо ограничению в условиях чрезвычайного положения (ч. 3 ст. 56).

Здесь возникает вопрос о групповой принадлежности права обращения за помилованием, которая в науке не получила однозначной оценки. Некоторые авторы относят это право к гарантиям осуществления прав и свобод, что по существу лишает его самостоятельного правового значения. Так, К.К. Гасанов право на помилование относит к группе конституционных прав (ст. 46-50), которые он именует конституционным гарантиями. «Особое место в обеспечении права на судебную защиту занимают конституционные гарантии, под которыми следует понимать правовые условия, средства и способы, предусмотренные основными законами РФ, и посредством которых достигается восстановление нарушенных прав»1. Е.И. Атаманенко к числу конституционных гарантий судебной защиты относит право осужденного на просьбу о помиловании или смягчении наказания2. С.А Авакьян права, указанные в статье 50 Конституции, объединяет понятием «право на гуманизм правосудия», включая это право в категорию «Основные права по защите других прав и свобод граждан», которые «выражаются либо в возможности для человека охранять свои интересы, так сказать, в целом, независимо от сферы, либо специально в правах и гарантиях на справедливое правосудие и применение закона»3.

Примечательно, что в проекте Конституции РФ, разработанном Конституционной комиссией, созданной Первым Съездом народных депутатов РФ, право осужденного просить о помиловании содержалось в главе «Гарантии прав и свобод»4.

Несмотря на широкое признание подобной позиции, с ней трудно согласиться. Право помилования, как и другие права, указанные в статьях 47-54 Конституции РФ, имеет самостоятельное правовое значение, которое не ограничивается юридическим обслуживанием гражданских, политических и других конституционных прав и свобод. В практике Конституционного Суда РФ права этой группы защищаются именно как конституционные права, а не правовые гарантии.

Эти права в Конституции не имеют отраслевого наименования, как, впрочем, и другие категории прав и свобод, что не исключает их классификации. Общим для этих прав, в том числе права просить о помиловании, является то, что они используются в сфере правосудия и обеспечивают реализацию его конституционных принципов. Если основным классификационным критерием полагать сферу реализации основных прав и свобод – личную, политическую, социальную и пр., то право на помилование следует отнести к группе родственных прав в области правосудия, как самостоятельной сферы отправления государственной власти.

Право помилования в России принадлежит единственно Президенту Российской Федерации, то есть является его исключительным, дискреционным правом, составляющим президентскую прерогативу. Это право проистекает из характера федеративного устройства Российской Федерации, основанного, в частности, на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (ч. 3 ст. 5 Конституции РФ), согласно которому помилование относится к области исключительного ведения Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ).

Этим правом может воспользоваться и исполняющий обязанности Президента России, который в силу части 3 статьи 92 Конституции РФ ограничен только в трех президентских полномочиях, к которым помилование не относится.

Необходимо отметить, что в прошлом единоличное право Президента РФ миловать не находило полного юридического признания. Так, в Договоре Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан», подписанном 15 февраля 1994 г., то есть после принятия действующей Конституции РФ, помилование лиц, осужденных судами Республики Татарстан, было отнесено к ведению республики (п. 5 ст. 2)1. И это несмотря на то, что в Федеративном договоре и Конституции РФ 1993 г. помилование было отнесено к исключительному федеральному ведению. Подобная позиция федеральной власти дала основание некоторым республикам в собственных конституциях помилование отнести к ведению республик, ограничивая его республиканской судебной юрисдикцией (Дагестан, Татарстан, Башкортостан). В Конституции Дагестана, например, принятой 26 июля 1994 г., указывалось, что Государственный Совет республики осуществляет помилование лиц, осужденных судами Республики Дагестан (п. 13 ст. 91 Конституции). В Республики Башкортостан даже был принят специальный закон о помиловании, позднее опротестованный прокуратурой. В своем определении по этому делу Верховный Суд РФ последовательно указал, что в силу п. "о" ст. 71 Конституции РФ помилование находится в ведении Российской Федерации и является ее исключительной компетенцией. «Следовательно, эти полномочия не могут быть переданы договором между органом государственной власти Российской Федерации и субъектом Российской Федерации в их совместное ведение или в ведение субъекта Российской Федерации»2.

Принадлежность права помилования главе государства является в мире традиционным и вытекает из особых свойств должности главы государства, сопряженной с защитой публичных прав и свобод. При этом государственная функция милосердия помилованием не исчерпывается, она включает также амнистию, имеющую с помилованием аналогичные цели. Однако амнистия даруется преимущественно парламентом, в то время как помилование является привилегией главы государства.

Исключения весьма немногочисленны. Так, в Дании Король может даровать как помилование, так и амнистию (ч. 3 ст. 24 Конституции). Правом как амнистии, так и помилования наделен Президент Словацкой Республики (ст. 102 Конституции), Чешской Республики (ст. 63 Конституции). В Швейцарии, напротив, помилование и амнистию осуществляет парламент - Союзное Собрание (ст. 173, п. “k” Конституции), что, видимо, объясняется отсутствием в Швейцарии единоличного главы государства1.

В ряде стран право главы государства на помилование корректируется участием других органов, имеющих рекомендательную силу. Это свойственно преимущественно парламентарным странам, в которых глава государства действует по совету и с согласия Правительства и отдельных министров. Так, в Греции Президент осуществляет помилование по предложению министра юстиции и по консультации с советом, состоящем в большинстве своем из судей (ст. 47 Конституции); в Японии император осуществляет помилование по совету и с одобрения Кабинета (ст. 7 Конституции); в Дании Король может даровать помилование министрам, осужденным Верховным Судом Королевства, только с согласия Фолькетинга (ч. 3 ст. 24 Конституции); в Нидерландах смягчение или отмена наказания по приговору суда могут быть дарованы указом Короля по рекомендации суда, определенного Актом парламента; в Португалии Президент отменяет или смягчает наказания, заслушав мнение Правительства (п. «f» ст. 134 Конституции); в Финляндии Президент осуществляет помилование после получения заключения Верховного Суда (§ 105 Конституции)2.

В отечественной науке высказано предложение о разделении права помилования между Президентом России и руководителями субъектов Российской Федерации. Ю.Н. Демин, отстаивая подобную позицию, предлагает отнести к компетенции федерального Президента помилование лиц, совершивших преступление, за которые санкцией статьи Особенной части УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы более 15 лет или пожизненное заключение, либо преступление особой общественной значимости. Помилование же лиц, совершивших другие преступления, предлагается отнести к компетенции высшего должностного лица субъекта Федерации1. И.Л. Марогулова в свою очередь полагает, что осуществление помилования субъектами Российской Федерации следует закрепить в Конституции России. «Для более объективного разрешения вопроса о помиловании целесообразно было бы также принять норму, в соответствии с которой отказ в помиловании, вынесенный Президентом республики, входящей в состав Российской Федерации, мог бы быть пересмотрен Президентом Российской Федерации»2.

Само по себе наличие у глав субъектов федерации права помилования не противоречит принципам федерализма: подобным правом наделены, например, губернаторы американских штатов в отношении лиц, осужденных судами штатов. Но штаты в США наделены обширной уголовной юрисдикцией, обладают собственной разветвленной судебной системой, выносящей основную массу уголовных приговоров, что оправдывает существующую систему помилования. В Российской Федерации собственно к судам субъектов Федерации относятся мировые судьи, разрешающие уголовные дела, которые в силу их малозначительности практически не попадают в орбиту помилования.

Право помилования осуществляется посредством принятия акта помилования Президентом Российской Федерации. Акты помилования носят характер индивидуального правового акта. Это акты однократного действия, поскольку применяются к определенным осужденным, касаются наказаний, назначенных приговором суда.

Отдельные авторы, однако, расценивают президентские акты о помиловании в качестве нормативных правовых. К. Мирзажанов называет помилование нормативным актом, полагая, что этот акт замещает норму права, регламентирующую общий порядок исполнения и прекращения отбывания наказания1. Данная позиция расходится с существующими в науке критериями нормативно-правовых и индивидуально-правовых актов. Как верно отмечает Г.В. Дегтев, "акты помилования носят всегда индивидуальный характер, т.е. они принимаются в отношении конкретного лица или нескольких определенных лиц"2. Аналогичную позицию формулирует и С.А. Авакьян, который указы Президента РФ о помиловании относит к числу ненормативных указов, поскольку они (ненормативные указы) являются актами, "…регулирующими определенные вопросы ненормативного характера в силу их важности для личности и государственной жизни…"3.

Акты помилования, таким образом, выступают адресными указами Президента, имеющими конкретных субъектов применения. В этом отличие помилования от амнистии, которая всегда носит индивидуально неопределенный характер.

Сказанное вполне подтверждается позицией высших судов. Так, в одном из решений Верховного Суда РФ говорится: "…Президент Российской Федерации осуществил помилование Ч. как индивидуально определенного лица, помиловав его как отдельную личность, характеризующуюся определенными индивидуальными признаками, юридически незаменимыми, т.е. Ч., 1974 года рождения, осужденного 30 мая 1997 года Московским городским судом к смертной казни"4. В другом своем решении Верховный Суд указал, что "помилование на основании статьи 85 Уголовного кодекса Российской Федерации осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица"5. Пленум Верховного Суда РФ к существенным признакам, характеризующим нормативный правовой акт, относит издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений1. Очевидно, что названными признаками акт о помиловании, принимающий правовую форму президентского указа, не обладает.

Сказанному не противоречит тот факт, что помилование может носить коллективный характер, предполагать освобождение от наказания (смягчение наказания) группы лиц, что имеет место в российской практике помилования. Так, Президента РФ своим Указом от 08.03.2003 года № 277 "О помиловании Андриановой Е.Ю., Арбузовой З.А. и других осужденных женщин"2 помиловал 97 женщин, обратившихся с ходатайством о помиловании. Однако количественный критерий не дает оснований исключить этот акт из числа индивидуальных, поскольку каждая из осужденных представлена в нем с персонифицирующими данными с указанием конкретных форм проявления помилования: "…ЧУГУНИНУ Людмилу Георгиевну 1954 года рождения, осужденную 15 июня 2001 года Балаковским городским судом Саратовской области, освободив ее от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы" (п. 93 Указа) 3. Таким образом, даже коллективное помилование всегда носит адресный и поименный характер.

Примечательностью этого указа является то, что он был продиктован Международным женским днем, являющимся официальным праздником в России, имея в виду дату принятия указа и контингент помилованных, что характерно для амнистии, приурочиваемой к знаменательным событиям и датам, но может объяснять, как свидетельствует практика и акты помилования.

Глава государства при принятии решения о помиловании не связан никакими формальными основаниями: ни категорией преступления, ни размером, ни сроком и видом наказания. Акты помилования относятся к внесудебным правовым актам, это сугубо конституционные действия, существующие в конституционно-правовом пространстве, форма внесудебного снятия или смягчения (погашения) наказания. Сказанное подтверждается правовой позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой "…в силу статьи 89 (пункт "в") Конституции Российской Федерации осуществление помилования является исключительным полномочием Президента Российской Федерации как главы государства, не предполагающим обязательное участие в его реализации каких-либо иных органов власти, в том числе судов. Так как принимаемое Президентом Российской Федерации в порядке осуществления помилования решение, в том числе об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания назначенного по приговору суда наказания, его сокращении или замене, по самой своей природе не может выходить за рамки ранее установленных приговором суда ограничений прав и свобод осужденного, принятия какого-либо нового судебного решения - о применении к этому осужденному более мягкого наказания - не требуется"1.

Будучи внесудебным актом, решение Президента о помиловании либо отказе в помиловании не может быть обжаловано в судебном порядке. Данная позиция подтверждается тем, что осужденный вправе лишь просить о помиловании, а право осуществлять помилование принадлежит Президенту РФ.

Как несудебный акт, помилование не может ограничиваться правилами обратной силы уголовного закона, о чем свидетельствует судебная практика. Так, Указом Президента РФ от 21 апреля 1998 года Н., которому приговором суда была назначена смертная казнь за совершенное преступление, был помилован: смертная казнь заменена двадцатью пятью годами лишения свободы. Н. обжаловал президентский указ в части замены смертной казни лишением свободы сроком на двадцать пять лет как противоречащий ч. 2 ст. 10 УК РФ и Конституции РФ о недопустимости придания обратной силы закону, усиливающему наказание. При этом он указал, что после введения моратория на смертную казнь высшую меру наказания ему были не вправе заменить лишением свободы более чем на пятнадцатилетний срок. Отказав в удовлетворении жалобы, Верховный Суд последовательно указал в своем решении, что оспоренный заявителем Указ Президента РФ о помиловании не связан с вопросами привлечения к уголовной ответственности и применения наказания, которые регулируются нормами уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом. Поскольку своим Указом Президент РФ не назначал новое наказание, а в порядке помилования произвел замену смертной казни на лишение свободы, он (Президент РФ) правомерно руководствовался положениями Конституции РФ и других законодательных актов, действующими на день издания Указа1.

В деле № ГКПИ01-1585 Верховный Суд, отказывая в удовлетворении аналогичной жалобы, указал, что Президентом РФ, осуществляющим помилование, наказание за совершенное деяние не назначалось, а была произведена лишь его замена, в порядке помилования, на более мягкое, по сравнению со смертной казнью, наказание. Замена наказания производится Президентом РФ не в порядке уголовного судопроизводства, требующего соблюдения правил, предусмотренных ст. 54 Конституции РФ и ст. 10 Уголовного кодекса РФ, о недопустимости придания обратной силы закону, усиливающему наказание, а в порядке конституционного права Президента РФ на помилование1.

Помилование осуществляется вне правосудия и не сказывается на содержании приговора. Как справедливо указывает А.С. Михлин, «существо помилования заключается в том, что положение лица смягчается по обстоятельствам, не влияющим на обоснованность и законность осуждения»2.

Помилование в определенных обстоятельствах может лишь отсрочить исполнение приговора. Так, при обращении осужденного к смертной казни с ходатайством о помиловании исполнение приговора суда приостанавливается до принятия решения Президентом Российской Федерации (ч. 2 ст. 184 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Возникает проблема классификации президентского права помилования, которая видится достаточно сложной. В большинстве источников, посвященных статусу главы государства в России, право помилования указывается в рубрике «другие (иные) полномочия Президента Российской Федерации», что лишает его классификационной определенности.

Между тем, объединение на первый взгляд не связанных президентских полномочий, таких как решение вопросов гражданства и предоставление политического убежища, награждение государственными наградами, присвоение почетных званий Российской Федерации, высших воинских и высших специальных званий и осуществление помилования, в статье 89 Конституции далеко не случайно и имеет свою конституционную логику, основанную на тематической близости этих полномочий, которые реализуются в сфере взаимоотношений главы государства с личностью, вытекают из его конституционной функции выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ). Исходя из этого, мы полагаем, что полномочия главы государства, расположенные в статье 89 Конституции РФ, в том числе право помилования, составляют группу президентских полномочий в области обеспечения конституционного статуса личности1.

Право помилования следует оценивать в контексте деятельности Президента РФ по защите прав и свобод человека и гражданина, в данном случае права просить о помиловании или смягчении наказания.

Здесь важно отметить, что согласно действующему законодательству Президент РФ принимает обязательное участие в судьбе осужденного к смертной казни даже при отсутствии ходатайства о помиловании. При отказе осужденного от обращения с ходатайством о помиловании администрация исправительного учреждения составляет акт в присутствии прокурора. Указанный акт удостоверяется прокурором и направляется им в Верховный суд РФ и Генеральную прокуратуру РФ для проверки уголовного дела и составления заключения, которое представляется Президенту РФ. Исполнение приговора в этом случае приостанавливается до принятия решения Президентом РФ (ч. 3 ст. 184 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Право президентского помилования не ограничено во времени и по кругу лиц, оно может быть обращено на любого преступника и в любое время до отбытия наказания или погашения (снятия) судимости.

Существует лишь одно законодательное ограничение пределов помилования. Согласно Уголовному кодексу РФ смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет (ч. 3 ст. 59). Мы, однако, сомневаемся в том, что федеральным законом можно ограничивать конституционные полномочия главы государства дискреционного свойства. Кроме того, это ограничение практически легко преодолеть, повторно подвергнув это лицо помилованию, которое в этом случае будет уже неограниченным. Конституция РФ вполне допускает ситуацию неоднократного применения помилования к одному лицу.

Говоря о полноте президентского права помилования, следует в то же время отметить, что решение о помиловании не должно быть произвольным, оно должно основываться на соображениях государственной пользы, юридической справедливости, учете прав и законных интересов третьих лиц, пострадавших от совершения преступления. Иными словами, решение Президента о помиловании должно быть взвешенным и сбалансированным, основываться на учете всех юридических интересов, сопряженных с данным делом. Акт помилования, например, не должен освобождать от возмещения вреда частным лицам, причиненным преступлением. Помилование - это институт конституционного и уголовного права, который не распространяется на гражданско-правовые и трудовые отношения. Освобождая виновных лиц от уголовного наказания вследствие помилования, Президент РФ не отказывает в гражданско-правовом иске, а лишь не рассматривает его, такое решение не препятствует заинтересованным лицам предъявить иск к виновному лицу в порядке гражданского судопроизводства.

Здесь уместно привести позицию Конституционного Суда РФ, хотя и относящуюся к амнистии, но имеющую значение и для института помилования, поскольку эти институты преследуют аналогичные цели: "...Государственная Дума, реализуя в акте об амнистии гуманистические задачи и освобождая тех или иных лиц от уголовной ответственности и наказания за совершенные ими преступные деяния, в то же время должна взвешивать конкурирующие конституционные ценности и, исходя из цели обеспечения их баланса, не допускать, чтобы права других лиц и являющиеся необходимым условием их реализации законность, правопорядок и общественная безопасность были поставлены под угрозу нарушения. Иное не согласовывалось бы с вытекающими из конституционно-правовой характеристики России как правового государства (статья 1 Конституции Российской Федерации) требованиями справедливости и соразмерности при регулировании общественных отношений и противоречило бы закрепленным в Конституции Российской Федерации принципам правового государства"1.

Практика помилования в России свидетельствует, что помилование автоматически не охватывало возмещение вреда. В подтверждение можно привести Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 25.08.1967 г. «О порядке рассмотрения в Президиуме Верховного Совета РСФСР ходатайств о помиловании»2, согласно которому Президиум Верховного Совета РСФСР кроме ходатайств о помиловании в исключительных случаях рассматривал заявления об освобождении от возмещения материального ущерба лиц после отбытия наказания этими лицами и при наличии ходатайств исполкомов районных (городских) Советов депутатов трудящихся или администрации предприятий, учреждений или общественных организаций по месту работы или жительства заявителей.

Необходимость помилования должна быть согласована с конституционными основами правового государства, включая приоритет и непосредственное действие Конституции Российской Федерации, разделение властей, запрет произвола, требования соразмерности и связанность органов государственной власти, в данном случае – Президента России, законом, ответственность государства за неправомерные, в том числе ошибочные, действия государственных органов.

Примечательно, что ряд зарубежных конституций ограничивают помилование государственной пользой. Так, согласно конституции Исландии Президент может при наличии уважительных причин (выделено нами – И.Г.) принять решение о прекращении преследования за какое-либо правонарушение (ст. 29 Конституции)3.

Помилование не может каким-либо образом ухудшать правовое положение лица, ходатайствующего о помиловании. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, сформулированной им в принятых 11 января 2002 года определениях по жалобам граждан А.В. Горина1 и И.А. Филиппова2, помилование как акт милосердия в силу самой своей природы не может приводить к последствиям, более тяжким для осужденного, чем закрепленные в уголовном законе, предусматривающем ответственность за инкриминированное ему деяние, и назначенные приговором суда по конкретному делу.

Президентские указы о помиловании не могут противоречить актам амнистии, обладающим большей юридической силой. Такие противоречия могут возникать в силу конкуренции этих институтов, преследующих одинаковые цели. Акт помилования, например, не может сужать пределы освобождения от наказания или смягчения наказания в отношении лица, одновременно подвергаемого амнистии.

О повышенной юридической силе актов амнистии свидетельствует позиция Конституционного Суда, в соответствии с которой постановление Государственной Думы об амнистии, распространяющееся на индивидуально не определенный круг лиц и деяний, т.е. носящее нормативный характер, по существу, допускает отказ от реализации ранее примененных или подлежавших применению - в отношении названных в данном акте категорий лиц и преступных деяний - норм Уголовного кодекса Российской Федерации, что не может быть осуществлено нормативным актом, не приравненным по уровню к закону, поскольку акты ниже уровня закона не должны в каком бы то ни было отношении ему противоречить, препятствуя его применению1.

Таким образом, акт об амнистии Конституционным Судом по юридической силе приравнивается к федеральному закону, что требует соответствия им президентских указов о помиловании, которые относятся к категории подзаконных актов. Как справедливо замечает М.В. Баглай, указы Президента отнесены к категории подзаконных актов, хотя не называются таковыми в Конституции РФ, но, по сути, таковыми являются, поскольку не должны противоречить как Конституции РФ, так и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции РФ)2.

Право президентского помилования, далее, имеет собственные правовые цели, влияющие на содержание помилования, как государственной деятельности, хотя и не обозначенные законодательством, но, тем не менее, присутствующие в действиях Президента. Практика свидетельствует, что помилование никогда не является произвольной акцией главы государства, но предпринимается исходя из определенных целей, связанных с учетом факторов, характеризующих личность преступника (положительное поведение осужденного, честное отношение к труду, болезнь самого осужденного или его близких родственников и т.д.). Помилование осуществляется с учетом предкриминальной деятельности осужденных, категорий и видов совершенных ими преступлений, назначенного судом вида и размера наказания, фактически отбытого срока наказания, возраста и пола осужденных, наличия на их иждивении детей, заслуг перед обществом и государством, состояния здоровья и других значимых факторов, влияющих на выбор главы государства.

Иными словами, помилование носит избирательный характер, основывается на определенных преференциях главы государства, которые он предоставляет, руководствуясь назначением своей функции по защите прав и свобод человека и гражданина, собственным государственным чувством сострадания. Можно утверждать об определенной политике Президента России в вопросах помилования, которая не подменяет, а корректирует общую уголовную политику государства.

На содержание этой политики может сказываться и политическая конъюнктура. Так, после ратификации Россией европейской Конвенции о защите прав и основных свобод и в отсутствии ратификации протокола к этой Конвенции о запрете применения смертной казни Президент РФ де факто отменил состояние смертной казни, применив помилование к каждому осужденному к смертной казни, что носило характер кампании и не могло основываться на учете обстоятельств преступления и личности осужденного. По существу Президент вошел в компетенцию судебной власти, превратив помилование из исключения в правило. В то же время, эти действия главы государства были вполне конституционными и соответствовали интересам интеграции России в европейское сообщество.

Требование индивидуализации помилования нашло отражение в действующем законодательстве о нем. Положение о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в Российской Федерации, утвержденное Указом главы государства 28 декабря 2001 г.1, называет категории осужденных, к которым помилование, как правило, не применяется:

а) совершивших умышленное преступление в период назначенного судами испытательного срока условного осуждения;

б) злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания;

в) ранее освобождавшихся от отбывания наказания условно-досрочно;

г) ранее освобождавшихся от отбывания наказания по амнистии;

д) ранее освобождавшихся от отбывания наказания актом помилования;

е) которым ранее производилась замена назначенного судами наказания более мягким наказанием (п. 2).

Данные положения выглядят оправданными с точки зрения понимания помилования как исключительной акции, применяемой в отношении лиц, достойных снисхождения. Помилование, как государственная деятельность, во всяком случае, не может быть чрезмерным, должно соответствовать своей природе как крайней мере государственного прощения. Однако названные положения формально не ограничивают право президентского помилования, поскольку носят не императивный, а рекомендательный характер. Президент вправе осуществить помилование даже при наличии указанных обстоятельств. В то же время глава государства, безусловно, в своей практике помилования должен ориентироваться на те ее параметры, которые сам устанавливает.

Здесь следует учитывать, что глава государства, облеченный обширными государственными полномочиями, не в состоянии входить в персональные вопросы помилованных, поэтому значительную роль в определении контингента осужденных, достойных помилования, играют специализированные органы при Президенте, которые в своем выборе руководствуются традиционной практикой. Так, в прошлом Управление Президента РФ по вопросам помилования в рабочем порядке отказывало в рассмотрении ходатайств о помиловании осужденным, отбывшим менее половины срока наказания; к которым ранее применялось помилование, отрицательно характеризовавшимся по месту отбытия наказания1.

Необходимость учета обстоятельств дела и личности преступника в прошлом находила нормативное подтверждение. В соответствии с Порядком рассмотрения в Президиуме Верховного Совета РСФСР ходатайств о помиловании от 25.08.1967 г. при рассмотрении ходатайств о помиловании во внимание должны были приниматься личность осужденного, состав и характер совершенного им преступления, наличие прежних судимостей, применение к нему в прошлом амнистии, помилования, условно-досрочного и досрочного освобождения, отношение к труду, поведение и участие в общественной жизни в местах заключения, срок отбытого наказания, семейное положение и другие заслуживающие внимание обстоятельства. Помилование, как правило, не применялось к лицам, ранее досрочно освобожденным в порядке помилования от отбытия наказания и до истечения срока погашения судимости вновь совершившим преступления, а также к лицам, признанным в установленном законе порядке особо опасными рецидивистами (п. 4-5)1.

Общей целью помилования как государственного действия можно назвать проявление гуманности, милосердия к лицу, подвергнувшемуся уголовному наказанию. Это целеполагание помилования отмечено Верховным Судом РФ, в одном из своих решений назвавшим помилование "актом гуманизма и милосердия"2.

О наличии подобной цели неопровержимо свидетельствуют указы Президента РФ о помиловании, начинающиеся стереотипной формулой: "руководствуясь принципами гуманности". Таким образом, помилование - это проявление гуманизма главы государства к осужденному, способ корректирования карательной политики государства, в основах определяемой главой государства.

При этом цель гуманизма (гуманности) является вполне правовой, вытекающей из принципов Конституции РФ, прежде всего суверенитета личности, выраженного в статье 2 Конституции: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Как отмечает Л.Д. Воеводин, «гуманистическая направленность содержания данной конституционной формулы… заключается в том, что она признает «высшей ценностью» самого человека, а не только удовлетворение его потребностей»1.

Современный уголовный закон, помимо закрепления нормы о помиловании статьей 85 УК РФ, выражает принцип гуманизма посредством закрепления норм об условном осуждении (ст. 73), об амнистии (ст. 84), об освобождении от уголовной ответственности (ст. ст. 75 - 78), об освобождении от наказания (ст. ст. 79 - 83), об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (ст. ст. 87 - 96) и др. Таким образом, помилование находится в ряду институтов, которые в сущности своей образуют форму государственной реакции, направленной на смягчение уголовного наказания или исключение уголовно-правового последствия в отношении лица, совершившего преступление.

Характеризуя гуманитарный потенциал помилования, А.А. Аникин справедливо указывает, что помилование представляет собой "последний государственный резерв установления справедливости там, где уголовно-процессуальные средства не в состоянии преодолеть сложность сплетения конкретных обстоятельств"2.

Гуманизм помилования включает и справедливость, необходимость которой обнаруживается в процессе применения уголовной ответственности. Как отмечает Н.В. Елисеева, "…нередки случаи, когда имеются явные основания для смягчения положения осужденного, а формальная определенность закона не позволяет изменить ситуацию… Помилование… служит единственно возможным способом достижения справедливости в подобных сложных положениях. Пожалуй, именно эта особенность, выражающаяся в способности преодолевать формальную определенность, свойственную уголовному праву, отличает помилование от других видов освобождения от наказания, предусмотренных законом"3. Таким образом, институт помилования позволяет учесть обстоятельства конкретного уголовного дела в совокупности с особенностями лица, его совершившего, а также с условиями, в которых находится это лицо после применения к нему мер уголовно-правового воздействия. Помилование выступает тем регулятором отношений "государство – лицо, осужденное за совершение преступления", который позволяет при принятии решения учитывать "постобстоятельства" (относительно момента совершения преступления), характеризующие личность осужденного на момент принятия решения об удовлетворении ходатайства о помиловании или отказа в нем.

Цели помилования можно формулировать по аналогии с целями амнистии, получившими интерпретацию в решениях Конституционного Суда РФ. Так, в одном из своих решений Конституционный Cуд указал, что «реализация Государственной Думой ее конституционного полномочия объявлять амнистию в качестве акта милости предполагает полное или частичное освобождение определенных категорий лиц от уголовной ответственности и наказания, исходя не только из политической или экономической целесообразности, но, прежде всего, из веры в добро и справедливость, а также из социальной обусловленности такой гуманистической акции в демократическом правовом государстве…" 1.

Рассматривая такую форму проявления помилования, как снятие судимости с лица, отбывшего наказание, можно выделить и такую цель помилования, как социальная реабилитация осужденного, поскольку снятие судимости аннулирует все правовые последствия, с ней связанные.

Помилование может преследовать и политическую цель, если оно вытекает из необходимости решения текущих политических задач. Политические цели, например, присутствуют во многих актах амнистии, которая по своим ориентирам, как мы отмечали, практически не отличается от помилования. Примером может служить амнистия, дарованная Государственной Думой 23.02.1994 г. «Об объявлении политической и экономической амнистии»1, призванная привести уголовную политику государства в соответствие с положениями принятой 12 декабря 1993 года Конституции РФ, в частности, освободить от уголовной ответственности и наказания конкретных лиц,

Разновидностью политической цели помилования может служить достижение гражданского мира и согласия, как это имело место, например, в акте амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики: «В связи с принятием Конституции Чеченской Республики, руководствуясь принципом гуманизма, в целях укрепления гражданского мира и согласия…»2.

Помилование преследует и цель правового воспитания, под которым понимается целенаправленная деятельность государства, а также общественных структур, средств массовой информации, трудовых коллективов по формированию высокого правосознания и правовой культуры граждан. Данное понятие включает в себя также получение и распространение знаний о праве и других правовых явлениях, усвоение правовых ценностей, идеалов3. Приведенное определение позволяет судить об общем и частном правовом воспитании: если амнистия, будучи актом индивидуально неопределенным, преследует общее правовое воспитание, рассчитанное на неограниченный круг лиц, в отношении которых применена эта форма проявления гуманизма, а также всех лиц, обладающих информацией об амнистии, то целью помилования является частное правовое воспитание, рассчитанное на привитие его качеств конкретному индивиду – субъекту помилования.

Примечательно, что в прошлом помилование законодательно связывалось с идеей правового воспитания и просвещения. Так, в постановлении Президиума Верховного Совета РСФСР от 25.08.1967 г. "О порядке рассмотрения в Президиуме Верховного Совета РСФСР ходатайств о помиловании" говорилось: "В целях повышения значения актов помилования в деле перевоспитания осужденных и приобщения их к общественно полезному труду установить, что указы Президиума Верховного Совета РСФСР о помиловании осужденных могут, по усмотрению администрации мест заключения, объявляться на собраниях заключенных данного подразделения или исправительно-трудового учреждения или доводиться до сведения заключенных по бригадам, отрядам, подразделениям"1. Подобная практика, как представляется, вполне употребима и в настоящее время.

Целью помилования может служить и поддержание политического и правового авторитета государства. Эта цель органически вытекает из части 2 статьи 80 Конституции РФ: Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Роль Президента РФ как гаранта Конституции, прав и свобод человека и гражданина весьма многогранна, и одной из граней является обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Согласно статье 2 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. В соответствии с положениями части 3 статьи 50 Конституции (помещенной в главу 2 "Права и свободы человека и гражданина") каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания. Названные и иные конституционные положения предопределили право помилования, принадлежащее главе государства, который, как гарант прав и свобод человека и гражданина, обязан рассмотреть ходатайство о помиловании, тем самым, упрочив конституционное доверие к нему граждан государства. Таким образом, целью помилования может быть сформулировано упрочение конституционного доверия граждан к Президенту как гаранту осуществления прав и свобод личности.

Отраслевая принадлежность института помилования в юридической науке остается весьма спорной. Можно выделить 3 основные научные версии этой проблемы, согласно которым помилование:

1) является уголовно-правовым институтом1;

2) носит конституционно-правовой характер, и, соответственно, относится к отрасли конституционного права2;

3) является межотраслевым институтом, регулируемым как конституционным правом, так и уголовным, и рядом иных отраслей3.

Представляется, что помилование является, прежде всего и главным образом, конституционно-правовым институтом, первичным источником которого выступает Основной закон (ч.3 ст. 50, п. "о" ст. 71, п. "в" ст. 89 Конституции РФ). Помилование в концентрированном виде представляет собой полномочие главы государства, который обладает бесспорным конституционно-правовым статусом. Правовые цели, преследуемые помилованием, непосредственно вытекают из конституционных предписаний, характеризующих конституционную политику, выражаемую Президентом.

Как конституционно-правовой институт, помилование представляет собой связанную совокупность правовых норм, закрепляющих право Президента РФ осуществлять помилование, составляющее материальную основу института, регламентирующих механизм реализации этого права, в том числе полномочия и деятельность органов, участвующих в выработке позиции главы государства по помилованию.

Конституционно-правовая принадлежность помилования не исключает его связь с уголовным и другими отраслями права. Конституционное право, по общему признанию, выступает первоосновой правовой системы, находит свое логическое завершение в частных отраслях права, в том числе уголовном. Конституционное право содержит исходные предпосылки уголовно-правового и иного отраслевого регулирования, используя метод общего нормирования, то есть принятия актов и норм основополагающего характера, получающих свою реализацию в иных отраслях права1. Как отмечает О.Е. Кутафин, «конституционно-правовые нормы обладают наибольшей степенью обобщенности и выполняют учредительные, регулятивные и охранительные функции. Нормы же других отраслей права конкретизируют и охраняют важнейшие правила поведения, выраженные в конституционных нормах. Поэтому они группируются вокруг этих норм, составляющих неотъемлемую часть конституционного права России»1. Т.А. Синцова справедливо указывала, что отношения, возникающие между соответствующими органами в связи с созданием актов амнистии и помилования, рассматриваются как государственно-правовые, ибо они возникли в процессе деятельности компетентного органа по реализации норм Конституции2.

В. П. Коняхин, анализируя Конституцию России как источник Общей части уголовного права, указывает, что в «арсенале» Конституции РФ имеются и такие нормы, которые в концентрированном или развернутом виде регламентируют конкретные вопросы Общей части уголовного права, т.е. фактически «сливаются» с ее материей. Лаконично сформулированные, положения Конституции РФ об амнистии и помиловании получили развитие в ст. 84 и ст. 85 Уголовного кодекса РФ. По мнению автора, подобные конституционные предписания выполняют в отношении Общей части преимущественно конструктивную функцию, ибо во многом определяют содержание отдельных ее норм и институтов3. В этом смысле помилование является одновременно уголовно-правовым институтом, формируемым нормами уголовного закона, раскрывающими содержание и общую структуру помилования.

На взаимосвязь конституционного (государственного) и уголовного права в вопросах помилования еще в начале ХХ столетия обращал внимание Н.Д. Сергиевский, который указывал на принадлежность института помилования к государственному и уголовному праву. Он отмечал, что теоретические основания исходящего от верховной власти помилования входят в область науки государственного права, но поскольку предметом помилования является уголовное преследование или уголовное наказание, постановленное приговором суда, то вопрос о помиловании является предметом науки уголовного права1.

Н.В. Осмоловская относит помилование к межотраслевым институтам, подчеркивая при этом приоритет конституционно-правовой составляющей: «…Если иные основания освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания являются институтами сугубо уголовно-правового характера, то амнистия и помилование по отраслевой принадлежности носят ярко выраженный комбинированный характер, где одно из первых значений принадлежит конституционному праву»2. Это подтверждается, по мнению автора, отсутствием четкой уголовно-правовой регламентации помилования, что придает этому институту исключительный характер3. А.Я. Гришко также полагает, что «помилование с точки зрения права является межотраслевым институтом»4.

Здесь, однако, необходимо отметить, что связь помилования с уголовным или уголовно-процессуальным правом весьма относительная, поскольку помилование как таковое лежит за пределами уголовного права и уголовного процесса, реализуется вне судебного преследования. Как отмечает В.В. Мальцев, в Уголовном кодексе 1960 г. отсутствовала норма, описывающая содержание помилования, а ст. 85 УК РФ 1996 г. содержится в самостоятельной главе 13 – «Амнистия. Помилование. Судимость», тогда как основания освобождения от уголовной ответственности перечислены законодателем в главе 11 УК РФ, а основания освобождения от наказания – в главе 12 УК РФ. Такое расположение норм, пишет ученый, «свидетельствует об отсутствии единого их объединяющего предмета, лишний раз указывает на то, что таковой применительно к …ст. 85 как раз находится вне пределов уголовного законодательства, охватывается содержанием конституционного права»5.

Помилование представляет собой не акт правосудия, а акт государственного милосердия, осуществляемый во внесудебном порядке, оно не декриминализирует соответствующие деяния, совершенные помилованными лицами. В этом отношении примечательны следующие позиции Верховного Суда РФ, определенно указавшего на конституционную принадлежность помилования, выраженные в ряде его решений: "…Помилование, будучи институтом конституционного права, не связано с вопросами привлечения лица к уголовной ответственности и применения наказания, относящимися к ведению судебной власти. Процедура помилования не реализуется уголовно-процессуальным законодательством и осуществляется вне рамок судопроизводства"1; "…будучи институтом конституционного права, помилование входит в сферу исключительной компетенции Президента Российской Федерации (статьи 50, 71, 89 Конституции Российской Федерации)"2; и не связано с вопросами привлечения к ответственности и применения наказания, которые регулируются нормами уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом"3.

Содержание уголовно-правовых предписаний, во всяком случае, не может противоречить объему и структуре помилования, установленным Конституцией РФ.

С позиций институциональных помилование можно определить как конституционно-правовой институт, определяющий содержание и механизм реализации конституционного полномочия Президента Российской Федерации, состоящего в освобождении от уголовного наказания или его смягчении как проявления конституционного принципа гуманизма и государственного прощения.


  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Гукасов иван андреевич iconГукасов иван андреевич

Гукасов иван андреевич iconСписок участников конкурса исследовательских работ имени В. О. Ключевского
Чигрин Максим Александрович, Чебышев Алексей Юрьевич, Гусев Денис Андреевич, Калашников Иван Андреевич, Мазалевский Дмитрий Вадимович,...
Гукасов иван андреевич iconИван Андреевич крылов 1769—1844

Гукасов иван андреевич iconКабаев Григорий Андреевич Кабак Иван Захарович

Гукасов иван андреевич iconИстец: редченко иван андреевич ответчик: буров юрий иванович

Гукасов иван андреевич icon«Крайнов» хушамат пулса кайни
Крайнов Иван пулса т=н=. Ял хушшинче в=л в=х=тра =на ёак хушаматпа никам та ч\нмен, пурте Шур Иван тесе калан=. Ачисене те Шур Иван...
Гукасов иван андреевич iconКуратор: Селиховкин Иван Андреевич 528 группа Эпикриз
Мать фио 32 года по профессии швея. Отцу 40 лет, по профессии шофёр, здоров, курит
Гукасов иван андреевич iconИван Иванович умер (застольный шум)
А! Вот, вот, вот, а вот пришел Иван Иваныч! (в сторону шепотом) Как кто? Управляющий трестом! (вслух) Иван Иваныч, проходите, пожалуйста,...
Гукасов иван андреевич iconИван Андреевич Крылов
С 14 лет Крылов – в Санкт-Петербурге, где входит в литературные и театральные круги, пишет комедии и стихи, занимается переводами,...
Гукасов иван андреевич icon1. Назовите фамилии писателей: Александр Сергеевич, Алексей Константинович, Михаил Юрьевич, Иван Андреевич
Найдите “четвёртое лишнее”, мотивируйте свой выбор: «Леди и кузнец», «Мальчик и мантия», «Королева Элионор», «Василий и Софья»
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org