Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин



Скачать 201.29 Kb.
Дата11.09.2014
Размер201.29 Kb.
ТипДокументы
Рукопись сборника стихов
Крик на холме
Дмитрий Александрович Ревякин

Родился в 1981 году. Учился в Самарском Государственном педагогическом университете на филологическом факультете.

Печатался во всероссийском журнале «Русское Эхо», в журнале «Молодёжная Волна», альманахах «Поэтех» (Воронеж), «Лабиринт», коллективных сборниках.

В 2010 году совместно с женой Ревякиной Викторией в издательстве «Русское эхо» выпустил книгу стихов «Почему прямые не сходятся? Потому что за окнами радуга!» В 2012 – книгу «Крик на холме».

Помимо поэзии, занимается музыкой. Лидер арт-фок группы «Nottingham».
Молитва
Не спросив простых решений,

Сохрани и сбереги

Наше небо в пол-сажени

И дорогу до реки,


Эти склоны и откосы,

Где отвесны и ясны

Газолиновые вёсны

И автобусные сны,


Наши старые сомненья,

Непонятные теперь,

И на небе в пол-сажени-

Потайную нашу дверь!



***
И пусть,нам,покуда,неведомы

Сказания новых эпох-

В больничной столовой обедает

Заведомо новый Иов.


Сплетается время спиралями,

Нам новый виток отписав,

И снова - похлёбка поставлена,

И голоден - снова - Исав.


Опять зажигаются радуги.

Но всё-таки,глубже копни,

Одно нас действительно радует,

Что мы не кричали:"Распни!"



Осенний снегопад
Разложен календарь на секторы и слоги.

И,хоть заранее исписан всякий лист,

Разбив собою небо на осколки,

Снег изумлённо устремится вниз.


Без ласковых,ненужных убеждений

О том,что лечит временнАя связь,

Среди дворов,машин,учереждений

Уляжется,смешав собою грязь.


И без надежд - какие тут надежды,

А потому лишь, что пришёл его черёд,

Он нас оденет в теплые одежды,

А летние одежды - отберёт...


И жаловаться нету смысла вовсе-

Со снегом спорить - это моветон!

Через рассыпанную по проспектам осень

Я возвращаюсь в наш с тобою дом.


Там по прихожей не взметнётся холод ветром.

И, презирая календарный бег,

У нас стобой сегодня будет лето!

А за окном - пусть будет этот снег!



Когда над городом разлаписто
Когда над городом разлаписто,

Стозевно,зло и невпопад

Шумит троллейбусным анапестом

Вечерний выдох автострад,


Пора сдавать в утиль иллюзии-

К чему нам их круговорот?-

Пусть шар над головою крутится,

Но смысл кручения - не тот..


Так пришивают к небу "боинги"

Заката красный окоём,

А мы живём - без всякой логики

И без иллюзий,

но - живём!

***
Прошли года.

Сошел ненужный лоск-

Поэты растеряли эполеты...

Я - на работе - и сбиваю из досок

Поддоны,

Чтоб сложить на них паллеты.


Я - пролетарий!

Это не уловка!

И более того - не приговор.

Сшиваются из блоков

Книги Блока.

Мои - ещё не отданы в набор.



О России
Пока страна непуганных медведей

Выходит из рекурсии веков

Под колкий лай хтонических соседей

И километры безконтрольных льдов,


Я верю:будут вычищены площади!

И так надеюсь:в будущем они

Не вспомнят ынешние подлости и пошлости,

Пустые стекла и огугленные дни!



***
Я вас любил...

И всё-


на этом-

хватит!


Люблю ли вас сейчас?

Вы знаете,

что-да...

Ах,


Телефон звонит!

И,

как всегда.



не кстати!

Прощайте,милая,

Надеюсь-

навсегда!



Дерринджер души
Когда упрятав плоть планеты в лёд,

Мир миражами ворожит небрежно,

Одна надежда,что не подведёт

Души моей короткоствольный дерринджер.


Пусть даже он - заряженный едва,

Но январём не выломлен в поклоне,

Просеивал от миражей слова,

Отогревая ото льда ладони.


Пусть остаётся дерринджер души,

Готовый к бою,в кабуре наплечной.

А брошенные миром миражи

Вернутся словом,уходящим в вечность!



Занавесив снова окна просинью
Посвящается любимой жене Виктории
Занавесив снова окна просинью,

В плоскости пространственных картин

Дышит август предвкушеньем осени.

И вечер нежен,как дибензоксазепин.


И пусть

давно


никто и ни над кем

не властвует,

И все счета к мечтам обнулены,

А над землёю проплывает палтусом

Безглазый диск оплавленной Луны,
Мы продолжаем

для себя


свой мир

придумывать,

Мы продолжаем

жить-


рука в руке.

Зажжем огонь - чтоб верить - и прикуривать

От лампы в тысячу свечей на маяке!

Ты уснёшь
Ты уснёшь-

и город успокоится.

Ты уснёшь-

и даже хронотоп,

Самое себя сплетая кольцами,

Сбросит газ,сверкнув сигналом "стоп".


Ни к чему слова и безобразия,

В долг у Вечности-навечно и бери,

Если знаешь,как дремотно дышит Азия

Куполами около двери.


И пока не прожиты возможности-

Вечный шах пугает новичков.


Я опять тебе пишу на плоскостях

Крыльев


улетающих

стихов!
Ночь волшебства


Восьмая ночь уходит прочь без сна.

Весна пронзает сердце плачем птичьим,

У ног земля, - сменившая обличье,

Досель незримая волшебная страна,


Где как струна звенит в ключе вода,

И словно флейты, слух ласкают волны.

Созвездьями иного небосклона

Расшита бархатного неба высота.


И дар небес нисходит как огонь,

В мою ладонь ложиться тень иного,

И боль уходит. Сердце понемногу
В забвение низводит свою боль.

Душа обнажена – ее не тронь –

В ночь волшебства она взыскует Бога.

Предчувствие осени
Я даже не заметил, как

Твои слова вдруг стали тише,

И дождь шумел по мокрой крыше,

И день терялся в облаках,

Рисуя всуе для меня

Воспоминанья о непрожитом,

И горьким выхлопом машинным

Дышала близость сентября.


Я даже не заметил, как

В твоих глазах пропали краски,

И знак вопроса в нашей сказке,

Я знаю, несчастливый знак,

А проигравшему в игре

Лишь в окна дождь,

Как подаянье,

И новой болью в сентябре

Вернется позднее признанье.

Крик на холме
Дубовый лист

Высокий свист полета,

Лен полотна, ореховая вязь.

Сок дягиля, сырой туман с болота

И слезы – в камне бронза запеклась.
Крик на холме, где собраны пределы

В ночь перелома замыкает круг.

Ольха и охра,

Вереск и вербена,

Песок сквозь пальцы и сплетенье рук.
Холодный уголь, иглы старой ели

И еле-еле тлеющая нощь.

Передний угол

Пролитым елеем

Прощает щурам вековую мощь…


Имена
Тот, кто родился днем –

видит при свете,

Тот, кто родился ночью –

видит другое,

Тот, кто стоит на пороге –

чествует ветер,

Тот, кто назвал свою реку –

чувствует море.


Ночь середины зимы,

утро начала лета,

День восходящего солнца

Ноябрь багрянцем приветит.

Пояс повязан, ветви обнимут за плечи,

Травы скрывают белые снежные степи.


Песням дождя

на вершине холма

Вторит валун –

серобокий отшельник –

Да прибудут со всеми,

Да не тронет их тьма.


А я отдаю

в руки огню

свои речи

и жаркий валежник

И в заклятьях своих

Я даю имена.




Сольвейг
Прозвенело незнакомое над озером,

Криком чаячьим отчаянно над фьордами,

Расплескалось пеной – брызгами над скалами

И в гранит – в узор прожилок – пропечаталось.


Но шумели далекие ельники

И серчая, качались ясени,

Ведь кто услышал, те уже не забывали,
Как над дальними холодными топями,

Как над тропами протоптанными троллями,

Постепенно, как подснежник на проталине,

Светом солнечным то имя наливалось –


Сольвейг!
Поднимались на доски соленые,

Полной грудью – на веслах от берега!

Черный ворон на красном полотнище,

Что бы видели, знали, запомнили!


Но весеннею песней рассветною

Оставалось на сердце отважного

И звучало в последнем выдохе

Сквозь кровавую пену заветное:


Сольвейг!
Обрастали былины легендами

За клубком старой пряжи у бабушки.

Забывались запечные жители

И брюзжало, ржавея, оружие.


Но шумели далекие ельники

И серчая, качались ясени,

Ведь кто услышал, те уже не забывали,
Как над дальними холодными топями,

Как над тропами протоптанными троллями,

Криком чаячьим отчаянно над фьордами

Плыло эхо позабытого имени –


Сольвейг!
***
Приходили ночью сумерки.

Удивились: мы ещё не умерли!

Положили в изголовье подати -

Боль сердечную, обман да подлости.


Наливали до краёв да с горкою

От обиды слёзы горькие.

Но ушли ни с чем наутро сумерки:

Что бы ни было, а мы ещё не умерли!



Старинная сказка
Мне снится старинная сказка,

Из песни наивный сюжет:

Тоскует красавица в замке,

А милого рыцаря нет.


Уж застило небо звездами,

Всё ближе и ближе рассвет,

Тоскует красавица в замке,

А милого рыцаря нет.


Её ожидание длится.

И полнится сердце тоской.

У речки лежит её рыцарь

С торчащей из горла стрелой...



Снеговой материк
Посвящается любимой жене Виктории
В этот город,в который мы впаяны

Нашей памятью,правом родства,

Осень серые сети расставила

И зимой повязала слова.


Чёрно-белые,с жёлтыми окнами,

Процедил решето-календарь

Дни-в кармане измятыми сотнями,

Что бы было, чем встретить январь.


Когда утро холодное,мглистое,

За стеною метель материт,

Мы с тобой-

двуедины,

единственны,

А вокруг-снеговой

материк...

Детство
И времени хватало,

и безделья,

И на весу качалась

за окном


Последняя строка

стихотворения,

Которую я допишу...

потом,
Покуда ноябрём

не перекручен

И Новый Год за скобки

не снесён.

Узор дождя я заплетал

На тучах,

Когда на небо

выходил балкон!


Истинно российский реализм
Когда звенит будильник,

Что на семь поставлен,

В который раз жалею я о том,

Что сны свои,наполненные явью,

Я променял на явь,

Наполненную сном.


Пусть это будет-реализм по-русски,

И я пленён мучительной волной:

"Не испытав безумства перегрузки,

Напрасно тело прорастает головой!"


А после,в сером

Сумраке прихожей,

Мир исподволь всплывёт,

Как из под волн плавник:

Я в зеркале своей любуюсь рожей,

И,по большому счёту,

К ней давно привык!
И начиная путь-

В реальность-от подъезда,

Впитав в себя рассветный пароксизм,

Я мало где бывал,

Но я не мало-ездил.

А это-


истинно

российский

реализм!
Грязный город
И тает снег,

Приняв в себя излишки

Тепла из окружающей среды.

Ноябрь новой солнечною вспышкой

Переписал нам правила игры-
И дождь идёт,и молоком на утро

Разлит туман,как белый океан.

Железный праведник троллейбусные сутры

Несёт для злых от недосыпа горожан


И множит этажами ожиданье...

Но неуютно глупой голове:

Горчат на подоконнике герани

И огорчают новости TВ.


А ты-смеёшься весело,как будто

Не видишь снег,не видишь горький дым.

Давай,для нас с тобою будет-утро!

А грязный город-

пусть достанется другим...

Ветка сакуры
Ветка сакуры

Стучится в окно

Неизвестного японского поэта.
И пишет он не хуже,

Чем Басё.


А вот издательства

Печатают лишь классиков,

Так проще-мёртвым

Гонорары не нужны...



В железных сапогах
Опять играем картами

Созвездий за окном.

Нас связыват карма и...

И оптоволокно.


А у причала вечности

Оставила волна

Рассыпанные ценности

Великого добра-


Награда для достойного.

Костром среди степи

Пусть осень беспокойно нам

По сердцу шелестит.


Откроем карту новую

Строкою в новостях.

Идём своей дорогою

В железных сапогах.



Та, что дарит сны
А та,что дарит сны,

зовёт тебя и манит,

И манит и зовёт,

качая головой.

Но ты в своей пусты-

не поднимаешь знамя.

И знамя точно знает,

что поднято тобой!


Здесь на ветвях сидят

неведомые птицы:

Их песни не просты

и неклассичен строй

А ты-не маргинал.

И знание причины-

даровано для всех,

но найдено тобой.


И всё,что ты искал,

точнее-что искалось,

Осталось,

расстворило

занавесы глаз...

Там,где кипела боль-

и пепла не осталось,

но Радость и Любовь-

живущие сейчас!

На тёмной стороне Луны
Для нас с тобою это лето-

Лишь повод,стоя на краю,

Искать вопросы на ответы

И хитро щуриться в июнь,


Где,научившись просто верить,

И объясненья не нужны,

Мы встречу назначем в девять

На тёмной стороне Луны!


Где разменяв последний сольдо

Минут,монет и прочих трат,

Вся наша ночь пройдёт бессонно.

По наступлении утра,


Где расплетается рассвета,

В пол-неба,золотая нить,

Для нас с тобою это лето-

Лишь повод-

жить!
***

У мыша


Душа

Меньше грошика,

И заточен зуб на других!

У мыша


Мошна

Хочет большего,

Да не выйдет мыш из тени...

Ему силу дай богатырскую-

Всех замучает,всех затискает,

На кого точил зуб за плинтусом-

Поименно-он вспомнит всех!

А покуда,мыш еще маленький,

И на мир глядит из-под валенка.

И,любя себя,все бесславненько

лишь надеется на успех!


Венок Сонетов
I(из Венка сонетов)

Я не начну сомнением строки-

Известно все от первого момента

И до последнего.Молчанье-перманентно,

И прерывать беседу не с руки,
Но речи,точно ночью светляки,

Молчание расцвечивают.Где-то

Созвездье слов последнего сонета

Растреплет душу от удушливой тоски.


И может быть,отмеченный печалью,

Передо мной откроется во тьме,

Средь червоточин алхимических венчаний,
Мой путь. И ляжет в ноги мне-

Стезя ответов на вопрос извне,

Где «кажется» и «мнится» в изначальи.
II(из Венка сонетов)

Где «кажется» и «мнится» в изначальи

Найдётся ли ответ на тот вопрос,

Что пронизает,как земная ось

Тяжелое полночное молчанье.
Где как волна из бездны поднялось

От многой мудрости безумное отчаянье,

И самое благое начинанье

В безрадостной душе оборвалось.


Так самая наивная мечта-

Подняться к небу,чтобы высота

Безмерно приняла,как величанье
Ломается с усталыми плечами.

И заполняется на сердце пустота

Отточенной реальности печалью...
III(из Венка сонетов)

Отточенной реальности печалью

Я опечатал старую тетрадь,

В которую стремился записать

Восторг вчерашних молодых мечтаний.
И что теперь?Сурово наказанье-

Умение все точно замечать,

Отчаянье отнюдь не привечать

И прочить скрепы самообузданья;


Суровый Рок-отречься от желанья

И от себя-и так-собою стать:

И сталью смысла разум укреплять,

И понимать загадки мирозданья.


Тогда словами,что нетленны и легки,

Наполнятся холодные стихи!


IV(из Венка сонетов)

Наполнятся холодные стихи

Живым звучанием невыдуманных строчек

И,в обрамленьи мысли,многоточье-

Как отраженье музыки стихий.
И голос льётся чисто и светло

И в текстах я настолько многословен,

Что кажется,я все-таки достоин

Венка лаврового на гордое чело.


Зело и паки,больше,ну же,ну!

Я рву из сердца звонкую струну!

И песни мои стали столь легки,
Что кажется-все чувства на пределе.

И взять хочу я тайны запределья,

Пусть,мановением чарующей руки!
V(из Венка сонетов)

Пусть мановением чарующей руки

Остудит пыл горячего восторга.

И зеркало внезапно взглянет строго,

И я себя почувствую другим:
Усталым серою усталостью грозы,

Порывом сил себя избичевавшим,

Но смысла жизни-так и не познавшим,

Но потерявшим яростный порыв...


Не размыкая дней круговорот,

Вот так однажды входит пониманье,

Что ты сейчас совсем уже не тот,
Что поднимался на вершины знанья-

Все тлен и прах;твой самый хитрый ход

Не изменяет сути мирозданья.
VI(Из Венка сонетов)

Не изменяет сути мирозданья

Созданье поэтической трухи:

«Я понимаю сущности стихий»*-

Лишь измышленье воспаленного сознанья.
Напрасный свет Высокого Деянья-

Небесный хор, поющий для глухих-

Блеск Элементов,пламенем слитых,-

Венец иллюзий псевдопониманья.


Так из расплава выделяют основанье-

Скамья,и стол,и крепкий разговор,

Где пресекает бесполезный спор
Топор не знающего жалости молчанья.

Лучём влечёт и отверзает взор,

И тянется немое ожиданье.
VII(из Венка сонетов)

И тянется немое ожиданье,

Затягивая дней круговорот:

Однообразие забот-из года в год,

И песни радостные-словно отпеванье.
И гаснет даже тихое мерцанье

Любых надежд.А впереди нас ждет-

Однообразие забот-из года в год-

Зима,метели снег и прозябанье...


Но гаснущие ночью огоньки

Держа в ладони-свечки отраженье-

Оберегаешь.Суеты круженье
Отринувши,и помня о других,

Ты продолжаешь светлое служенье,

И светятся в тумане маяки!

VIII (из Венка сонетов)

И светятся в тумане маяки –

Ведущие – к ведомым созерцанья,

Мерцанием зерцала отрицанья

В руце оценивающей смертные грехи.


О, восхождение течением реки!

Предтечей чаяния в смуте волхвованья

Являю золото – Vox Dei** – из слиянья

Ключа, меча, могилы и руки.


И, направляя именем Его,

Советы символов первичного покоя,

Взыскуя в познанном найти пути в иное,
Я призываю к жизни волшебство,

Но не переча – в помыслах – благое,

И, видит Бог, не отрицая естесство!
IX(из Венка сонетов)

И, видит Бог,не отрицая естесство,

Я отрекаюсь сумрака погони.

Взыскуя смысла высших церемоний-

Всё ныне в пламя,всё для одного!
И прикоснувшись к полноте всего,

Ища истоки у Творца в ладони,

Мне слышатся небесные гармонии,

Рождённые дыханием Его!


И я в смирении главу склоняю снова.

И знаю:не один,но среди всех,

Слогаю скромный свой описьменех,
Увидив дом,стремлюсь к родному крову,

Стирая с каблуков налипший грех,

Я не перечу Замыслу и Слову!
X(из Венка сонетов)

Я не перечу Замыслу и Слову,

Хочу не сам,но и с другими в ряд

Сплетать слова,слогая верный лад,

В котором-пламя от лампад-основа.
Как будто и не видил я другого,

Как будто прошлый день-всего фантом-

Стремление пройти за окоём

Для подчинения себе всего живого.


И пусть сегодня голос мой послужит снова-

Я преклонён.И выбрав этот путь,

В отринутом не пожалев ничуть,
Внимая вечному звучанью Зова,

Трепещет плоть,боясь вперёд шагнуть,

Но каждый миг душа моя готова!
XI(из Венка сонетов)

Но каждый миг душа моя готова

Принять явленья, слыша горний зов,

Отринуть собственные кружева из слов,

Узрев сиянье и величье Слова.
Свободен выбор: рабские оковы –

Лишь в измышлениях дотошных мудрецов.

Венцом творения – я сам стою лицом

Пред троном в сени благодатного покрова.


И тихий шелест слова моего

Подхвачен кличем и слияньем пенья.

И в неземном экстазе вдохновенья
Стократно приумножен звук его.

Смеюсь от радости, и счастлив в песнопеньи

Принять в реальности, как данность, волшебство.
XII(из Венка сонетов)

Принять в реальности как данность волшебство-

Наградою за мироотрешенье.

Пред алтарем ничтожно пригрешенье,

Но безгранична благодать Его-
Принять в реальности как данность волшебство:

Пройти путём высоко служенья,

Прочесть на небе звёздное круженье

И вызнать смысл жизни из него.


Внимая символам внимательно и зорко,

Принять в реальности как данность волшебство,

Где белым облаком из леса выйдет гордо
Единорог-святое существо,

И видя чудо-присполниться восторга

И насладиться проявлением его!
XIII(из Венка сонетов)

И насладиться проявлением Его

Доступно столь немногим,что порою

Сомненье в Нём тяжёлою волною

Окатывают страхом естесство.
Ничтожна тщетность праха моего.

Лишь укреплённый отчею рукою,

Исполнится он мира и покоя,

И сердце вознесётся высоко.


Пока строка свивается не строго,

Пока стопа сминает суету

И охраняет старую мечту-
Подняться лестницей до горнего чертога,

Приодолеть немую темноту

Не отрекаясь от служения святого!

XIV


Не отрекаясь от служения святого

И тайну тайн в себе самом храня,

Я окружен сиянием огня,

Незримого, извечного, иного.


Ведомый таинством, оставленный земного,

Я защищен: надежнейший доспех

Скрывает от навязчивых утех

И освящает благодатью Бога.


Окончено течение реки –

Истоки найдены. И остывает тигль.

Безбрежное молчанье – вечность в миге.
Весь мир у ног, и звезды – так близки,

И помня все, что пережил и видел,

Я не начну сомнением строки.

Ключ
Я не начну сомнением строки,

Где "кажется" и "мнится" в изначальи.

Отточенной реальности печалью

Наполнятся холодные стихи.
Пусть мановением чарующей руки

Не изменяет сути мирозданья,

Но тянется немое ожиданье,

И светятся в тумане маяки.


И, видит Бог, не отрицая естество,

Я не перечу Замыслу и Слову,

Но каждый миг душа моя готова
Принять в реальности, как данность, волшебство,

И насладиться проявлением его,

Не отрекаясь от служения святого.
*-цитата из венка сонетов С. Калугина

**-Глас Божий(лат.)


Венок сонетов 2
1. Нанизывать слова на нить,

Что бы дойти до пьедестала

И среди ночи заблистала

Строка,сумевшая ожить?


О том мечтать и не гасить

Лампаду,словно Пимен? Мало

Такой надежды для финала,

А прочих-и не ощутить...


Так небо с млечным коромыслом

А тлант на плечи возложил

Без бозрожений,без изысков,
Лишь дрожью напряженных жил.

И кто ему подобен был,

Врезая в строчки тайный смысл?
2. Врезая в строчки тайный смысл

Мы снова тщимся доказать...

Кому и что? Зачем писать

И подводить себя под выстрел?


И надо ли нам словом быстрым

Веник сомнений расплетать,

Чтобы намеренно внимать

Их ярким,но неверным искрам?


Пусть звезды золотым монистом

Блестят над миром и добром.

Мой дом под звездным блеском выстыл,
Благословенный старый дом,

Где над полуночным окном

Неполная Луна нависла.
3. Неполная луна нависла

Над непрожитою весной,

А это значит-надо мной,

А это значит-мои мысли,


И весь их жар-святой и чистый-

Опять наполнены тобой

И нашею с тобой мечтой

Пройти морозно-серебристой


Январски-тихой стороной.

И сквозь метель не обронить

Свою любовь. И не забыть

Луны,отринувшей покой.

Хотя,от памяти такой

Мне в пору на Луну завыть...


4. Мне в пору на Луну завыть.

Мне в пору стать одним из прочих;

И через россыпь многоточий

Свои желанья остудить.


Свои желанья-не забыть,

Но спрятать глубже среди строчек,

Что бы однажды смог воочию

В себе их силу ощутить!


И что честнее: просто жить

Без радости и без запала,

Что бы желание пропало
Путь в неизвестное творить,

И в меч перековать орало,

Или-простить? И все забыть?
5. Или-простить? И все забыть?

Что будут стоить треволненья,

Когда извечно-неизменный

Итог придется подводить?


Какие силы применить?

Каким их будет приложенье?

Вопросов этих окруженье

Совсем не просто объяснить.


Так, год за годом,день за днем,

Живем,не сознавая смысла-

Находим-долго,тратим-быстро,

А,сквозь мельканье за окном,

Я лишь подумал об ином-

Мой календарь тасует числа.


6. Мой календарь тасует числа

И в этом-его главный труд-

Сплетать узоры из минут,

Как будто бы он тайны вызнал.


И словно пелена повисла-

Чтоб ни сказал ты -не поймут.

И мутной тиной стянут пруд,

Еще вчера глядевший чисто.


И словно бы для ворожбы

В ладонях линии судьбы-

Ты продолжаешь поиск смысла
И календарь листаешь быстро,

Не отказавшись от борьбы,

В своем стремлении неистовом!
7. В своем стремлении неистовом

Я развернул земную ось,

Что бы нам встретиться пришлось

Однажды на рассвете мглистом.


Однажды,разнозвучье систол

Единою волной слилось.

И замерло. и взорвалось.

И стало нашим ритмом чистым!


Ты помнишь? Я не мог забыть

Миг нашего соединенья,

Когда решалась за мгновенье
Дилемма:быть или не быть?

И снова памяти движенье

Повелевает просто жить.
8. Повелевает просто жить

Твоя рука,твоя забота,

Когда,проблемами измотанный,

Я оставляю рубежи


Совсем не книжные. Без лжи,

Не предъявляя миру счета,

Мы снова - как тогда на фото-

Друг другу нЕжны и нужнЫ.


Друг другу мы важны. В глазах,

В твоих глазах-моя награда-

В них зелень молодого сада!
Их нужно воспевать в стихах!

И если счастье дышит рядом,

К чему сомнения в словах?
9. К чему сомнения в словах?

Гадай не картах полушарий,

Чтоб расплескался киноварью

Рассвет на низких облаках!


К чему сомнения в стихах,

Когда ты дышишь дальней далью?

И время вертится спиралью

Пружины анкерной в часах.


И это-малость,просто малость-

Твое дыханье кажный миг.

И снова-небо на двоих,
Чтобы зимой не потерялось

Тепло ладоней дорогих,

В твоих глазах - весна осталась!
10. В твоих глазах - весна осталась!

Смотри - она еще жива,

Едва сплетается в слова,

Но не забылась,не сломалась.


И чем зимой отогревалась,

Когда метелью целовал

Мороз? И новая глава

Для книги судеб созидалась?


Ты улыбалась. Ты касалась,

Едва пройдя,иных широт,

Где в полночь ураган ревет,
Меняя жар души на ярость.

И,сквозь судьбф круговорот,

Я помню,как ты улыбалась.
11. Я помню,как ты улыбалась.

Вчера,или позавчера

Ты наполняла вечера,

Верней,ты ими наполнялась.


Ты открывала,открывалась

Для рифмы,ветра и добра.

Эта игра была сперва

Проста,но ты не упрощалась!


Была ты жаром на углях.

А я смотрел,как перед нами

Закат переплетало пламя
Страстей. И стрелки на часах

Вязали время,словно ткани,

И ночь на радиолучах.
12. И ночь на радиолучах

Качает память. Упрощает

Прожитое. Всегда прощает,

С улыбкой тихой на устах.


И перед нею на листах

Страницы Книги жизни тают.

Себя по-новой созидают -

Верша круговорот в часах.


И что осталось? Что осталось?

Под низким небом тихий дом,

В котором осень потерялась,
А за окном идут с дождем

Закат с тоскливым октябрем

И неизменная усталость.
13. И неизменная усталость

К финалу приближает нас.

И кто теперь калиф на час:

Кто вызвал зависть,а кто жалость?


И кем недавно создавалась

Своя дорога на Парнас?

Сегодня - замысел угас,

Нить Ариадны - потерялась.


Нет! Это просто подлый страх

Подняться выше,чем другие,

И грань реальности в стихах
Познать. Но все слова простые

Страх превращает в неживые,

Мне снова объявляет шах.
14. Мне снова объявляет шах

Реальность и ее предтечи-

Осенний полдень,зимний вечер,

Где стрелки мечутся в часах.


И я - как прежде- в трех шагах

От темноты,а все - беспечен.

И если вечностью отмечен-

Пред нею в вечных должниках!


И это - вечный повод жить,

Творить,любить и быть любимым,

Сжигать мосты - и греться дымом,
И всех врагов - благословить,

И в сотый раз - неудержимо-

Слова нанизывать на нить!
Ключ.
Нанизывать слова на нить,

Врезая в строчки тайный смысл?

Неполная Луна нависла-

Мне в пору на Луну завыть!


Или простить? И все забыть?

Мой календарь тасует числа,

Своим стремлением неистовым

Повелевает просто жить.


К чему сомнения в словах?

В твоих глазах - весна осталась.

Я помню,как ты улыбалась

И ночь на радиолучах.



И неизменная усталость

Мне снова объявляет шах.

Похожие:

Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconДмитрий Сергеевич Лихачёв, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович Шахматов. Древнерусская литература

Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconНиколаев Дмитрий Александрович Черныш Игорь Александрович
Целью настоящей работы является разработка аппаратно-программного комплекса для выполнения лазерной обработки полимерных материалов...
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconКиноперевод: мало что от Бога, много чего от Гоблина «Круглый стол»
Участвуют Мишель Берди, Дмитрий Михайлович Бузаджи, Дмитрий Иванович Ермолович, Михаил Александрович Загот, Виктор Константинович...
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconДля младших отрядов
Крик. Криком сердце вам пронзим, шумом, гамом заразим. Знают взрослые и дети "Крик" сильнее всех на свете
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconФ. И. О чирков Дмитрий Александрович Дата рождения

Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconГнитий Дмитрий Александрович Горбачева Анастасия Александровна

Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconМатематическое моделирование макроскопических характеристик неидеального газа Бондаренко Дмитрий
Научный Дедок Василий Александрович, к ф м н., Экономический лицей №95
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconРебенок за компьютером
Она чувствует бессилие: ребенок на любое замечание грубит и срывается на крик. Вчера Елена сделала последнюю попытку проявить родительскую...
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconМосяков Дмитрий Валентинович доктор исторических наук, профессор Лютых Анатолий Александрович
Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Курского государственного университета
Крик на холме Дмитрий Александрович Ревякин iconТоропливый голос
Ведь может человек вдруг понять, что он пошел по плохой дорожке? Может, вызвать пожарку, и они снимут меня через окно? (крик) ааа!...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org