Проблемы теории права



Скачать 281.28 Kb.
Дата12.09.2014
Размер281.28 Kb.
ТипДокументы
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ПРАВА


V.М. PLATONOV,

Chairman of Moscow municipal Thought, candidate of legal sciences, professor, manager by the department of political sciences of RUDN


BASES OF DIFFERENTIATION OF THE ARTICLES

OF CONDUCT AND PLENARY POWERS IN THE UNITARY AND FEDERAL STATES
The subjects of federation possess the special rights in mutual relations with a federation, have the special signs. A right to form the decisions of federal power by means of formation of the special organs (or organ) is only given the subjects of federation, where all subjects (as a rule, it one of chambers of parliament, consisting of representatives of subjects of federation) are presented.

Keywords: forms of territorial device of the state, unitary state, federation, confederation, territorial division.



В.М. ПЛАТОНОВ,

Председатель Московской городской Думы, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политических наук РУДН


ОСНОВЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ ВЕДЕНИЯ

И ПОЛНОМОЧИЙ В УНИТАРНЫХ И ФЕДЕРАТИВНЫХ ГОСУДАРСТВАХ
Субъекты федерации обладают особыми правами во взаимоотношениях с федерацией, имеют особые сущностные признаки. Только субъектам федерации предоставлено право формировать решения общефедеральной власти посредством образования специальных органов (или органа), где представлены все субъекты (как правило, это одна из палат парламента, состоящая из представителей субъектов федерации)
Ключевые слова: формы территориального устройства государства, унитарное государство, федерация, конфедерация, территориальное деление.


Если российская Конституция выживет и в дальнейшем текущая политика будет проводиться в ее рамках, то закрепленное в ней государственное устройство условно следует квалифицировать как федеративное1.

Территория каждого государства делится на составные части. Статус таких составных частей может быть различным. В зависимости от статуса таких единиц, их взаимоотношений друг с другом и с центральной властью могут различаться формы территориального устройства государства. В теории права этот институт обозначается несколькими названиями: «государственное устройство», «территориальная организация публичной власти»2, «национально-государственное устройство», «организация государственного единства»3.

В зависимости от формы государственного устройства выделяются: унитарное государство, федерация и конфедерация.

Унитарное государство (от лат. unus – один) – это государство, в составе которого нет иных государств или государственных образований. Унитарное государство делится лишь на административно-территориальные единицы. Соответственно в унитарном государстве одна конституция, одно законодательство, единые органы власти и т.д.

Административные образования в составе такого государства не самостоятельны и подчинены центральным органам власти.

В теории выделяются разновидности унитарного государства: простое (состоящее только из административно-территориальных единиц), сложное (имеющее в своем составе одно или несколько автономных образований); централизованное (в нем существует вертикальная система назначенных органов управления сверху донизу), децентрализованное (во всех звеньях административно-территориального деления имеются только избираемые органы местного самоуправления и нет назначенных из центра чиновников общей компетенции, призванных осуществлять административный контроль над деятельностью выборных органов); относительно централизованное (в некоторых административно-территориальных единицах существуют выборные органы самоуправления и назначенные чиновники общей компетенции, осуществляющие административный контроль, в других единицах могут быть только назначаемые чиновники, а в общинах – только выборные)1.

Федерация (от лат. foedus – союз) – соединенное, союзное государство. Это сложное государство, состоящее из составных частей – субъектов федерации. В.Е. Чиркин определяет федеративное государство как союзную государственно-территориальную организацию, состоящую из государств или государственных образований, опирающуюся на принцип согласия, основанную одновременно на целостности государственной власти (управления государством) и ее вертикальном разделении между федерацией и ее членами (субъектами) при верховенстве федерации2.

Как правило, федеративные государства образовывались «снизу вверх», путем объединения ранее независимых частей. Но возможны и иные способы образования – путем преобразования сложившегося унитарного государства. В федеративных государствах наравне с федеральной конституцией и законодательством могут иметься конституции и законодательство субъектов федерации. Наряду с высшими органами государственной власти федерации создаются самостоятельные органы власти субъектов федерации. Между центральными органами власти и органами власти субъектов проводится разграничение полномочий.

Бытует распространенное заблуждение, что унитарные государства всегда мононациональные, а федеративные – всегда многонациональные. В действительности это не так. Например, Болгария – многонациональное унитарное государство, а ФРГ – мононациональное федеративное. В основе различия между федеративными и унитарными государствами лежат форма деления территорий и система организации органов государственной власти. Вместе с тем национальный состав населения оказывает определенное влияние на форму государственного устройства, поскольку можно выделить федерации, созданные по административно-территориальному (США, Мексика, ФРГ, Бразилия и т.д.) и по национальному принципам (СССР, ЧССР, СФРЮ и т.д.). Различие в них состоит в том, что в административных федерациях в основу деления территории положены объективные критерии: рельеф местности, климатические условия, размещение полезных ископаемых, плотность населения, сложившиеся хозяйственно-экономические связи, исторические традиции и т.д. А в национальных федерациях в основу территориального деления положен субъективный фактор – национальный состав населения. Поэтому национальные федерации оказались столь непрочными формами государственного устройства.

Зарубежные ученые выделяют принципы федерации:

• принцип наложения – федеральная конституция создает федеральный правопорядок, налагаемый на правопорядок субъектов федерации;

• принцип автономии – субъекты федерации обладают собственной компетенцией, распределяемой в соответствии с принципом субсидиарности;

• принцип участия – субъекты федерации привлекаются к участию в управлении федеральным государством1.

Конфедерации (от лат. confoederatio – сообщество) – это государственные объединения, союзы суверенных государств. Если федерация – это государственно-правовое образование, то конфедерация – международно-правовое образование, союз государств. В отличие от федерации, в основе конфедерации всегда лежит межгосударственный договор. Конфедерация, как правило, объединение временное, созданное для достижения определенных целей: военных, политических и др. Государства, образовавшие конфедерацию, сохраняют свои органы власти, международную правосубъектность, суверенитет, государственный бюджет, собственное гражданство. Наряду с внутригосударственными создаются наднациональные органы власти, отдельный бюджет, возможны единые вооруженные силы. Акты, принятые на уровне конфедерации, требуют одобрения высшими органами власти государств, входящих в нее (нуллификация). Конфедерации – довольно редкое и неустойчивое образование. Как правило, они выступают переходной формой либо к полному распаду государства на составные части, либо к их объединению в федерацию. Чаще всего конфедерации распадаются после достижения определенных целей.

В рамках и унитарного, и федеративного государств возможно создание автономных образований. Понятие автономии (от греч. autonomia) может рассматриваться в двух значениях. Прежде всего, автономия – универсальное понятие, означающее самоуправление части в рамках целого. В то же время в конституционном праве понятие автономии приобретает специальное значение.

В работах специалистов по конституционному праву существует множество определений понятия «автономия», при этом большинство из них сводятся к трактовке автономии как определенной степени самостоятельности, самоуправления какой-либо части государства в рамках конституции и закона1. Так, некоторые авторы рассматривают автономию как право самостоятельного осуществления властных и управленческих функций, закрепленное за какой-либо частью государства и отраженное в конституционных принципах государственно-политического устройства данного государства2. В.Е. Чиркин понимает под автономией в широком смысле слова предоставление какой-либо части государства нескольким частям, всем однопорядковым единицам либо всем разнопорядковым административно-территориальным единицам внутреннего самоуправления самостоятельности в решении местных вопросов1.

В то же время все предложенные определения подчеркивают территориальный характер автономных образований и поэтому не охватывают такой важный вид автономии, как национально-культурная автономия. Предпринимались попытки предложить универсальное определение. Авторы Большого юридического словаря полагают, что автономия – это определенная степень самостоятельности каких-либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности2. Иное определение автономии предложено авторами учебника «Конституционное (государственное) право зарубежных стран»: «Автономия – ограниченная самостоятельность в рамках системы управления»3.

Создание автономных образований обычно обусловлено какими-либо специфическими особенностями конкретной части государства, чаще всего национальным составом населения, и направлено на удовлетворение культурных потребностей этноса, сохранение его самобытности. Создание автономного образования выступает одной из форм реализации права наций на самоопределение.

Традиционным является деление автономии на территориальную и национально-культурную (экстерриториальную).

Территориальная автономия – это самостоятельность самоуправляющихся территориальных единиц в рамках конституции или закона. Создание территориальных автономий характерно для многонациональных государств, имеющих в своем составе компактно проживающие национальные группы. Выделяются два вида территориальной автономии – политическая (государственная, законодательная) и административная. Некоторые исследователи добавляют к названию видов слово «национальная»: национально-государственная, национально-административная1. Конечно, следует признать, что большинство автономий созданы по национальному принципу, и, тем не менее, такая формулировка неоправданно сужает понятие автономии, поскольку автономные образования могут быть созданы и по иным основаниям – языковому, религиозному и др.

Субъект политической автономии обладает внешними признаками государства: собственной территорией, системой органов государственной власти, формируемых независимо от центральных органов власти, правовой системой, включающей собственное законодательство, иногда конституцию, собственные предметы ведения, в отдельных случаях гражданство, собственным официальным языком и национальными символами наряду с общегосударственными.

Примерами политической автономии могут служить Аландские острова в Финляндии, Гренландия в Дании, Корсика во Франции и др.

Административная автономия обладает существенно меньшим объемом самостоятельности по сравнению с политической автономией. Признаками административной автономии является наличие самостоятельно формируемых органов государственной власти и собственного законодательства, однако региональные законы могут быть отменены центральными органами власти; органы государственной власти автономного образования осуществляют свою деятельность под надзором центральных органов власти, которые назначают своих представителей. Правовой статус субъектов автономии определяется специальным актом (статутом), который утверждается общегосударственным законом.

Национально-культурная автономия основана на признании права самоопределения этнических общностей вне конкретных территориальных образований. Она применяется там, где этнические группы живут не компактно, а разрозненно, вперемешку с представителями иных этнических групп. Национально-культурная автономия позволяет удовлетворять потребности различных народов в их культурном развитии, не разделяя эти народы на титульные и не титульные. Впервые идея национально-культурной автономии получила детальную проработку в трудах австрийских социал-демократов К. Реннера и О. Бауэра. В основе их концепции лежала мысль о том, что источником и носителем национальных прав должны служить не территории, борьба за которые становится причиной большинства межнациональных распрей, а национальные союзы, конструируемые на основе добровольного личностного волеизъявления.

В соответствии со ст. 21 Основ законодательства РФ о культуре Россия гарантирует всем этническим общностям, компактно проживающим вне своих национально-государственных образований или не имеющим своей государственности, право на культурно-национальную автономию1. Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. «О гарантиях прав коренных малочисленных народов» предоставляет малочисленным народам право создавать национально-культурные автономии в целях сохранения и развития своей самобытной культуры2. Документом, определяющим правовые основы национально-культурной автономии в современной России, является Федеральный закон от 17 июня 1996 г. «О национально-культурной автономии»3.

В соответствии с законом национально-культурная автономия в РФ – это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.

Национально-культурная автономия основывается на принципах: свободного волеизъявления граждан при отнесении себя к определенной этнической общности; самоорганизации и самоуправления; многообразия форм внутренней организации национально-культурной автономии; сочетания общественной инициативы с государственной поддержкой; уважения языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общностей; законности.

Национально-культурные автономии могут быть местными (городскими, районными, поселковыми, сельскими), региональными, федеральными. В России зарегистрировано девять федеральных национально-культурных автономий, более 100 региональных и 170 местных национально-культурных автономий1.

Следует иметь в виду, что выделение признаков различных видов территориальной автономии носит условный характер, поскольку автономным образованиям в разных странах присущи свои специфика и характерные черты. Нет единства мнений и среди ученых. Авторы выделяют разнообразные признаки политической автономии. Вероятно, вид автономии следует оценивать по совокупности признаков. Отсутствие одного из них может компенсироваться иными факторами.

Существуют и более серьезные разногласия. Так, одни авторы полагают, что автономия по своему статусу занимает промежуточное положение между субъектом федерации и обычной административно-территориальной единицей. Такая позиция дает некоторым специалистам основания для вывода о том, что в настоящее время в Российской Федерации нет автономных образований2. Другие полагают, что любой субъект федерации обладает политической автономией3. Парадоксально, но обе эти точки зрения верны. Если обратиться к любому из приведенных выше определений автономии в широком смысле, то можно увидеть, что все они сводятся к самостоятельности (самоуправлению) части в рамках государства (системы управления). Такой самостоятельностью в современных демократических государствах обладают и субъекты федерации, и автономные образования, и даже муниципальные образования. Расхождение взглядов ученых вполне объяснимо и тем, что положение автономных образований в разных странах различно. Иногда политическая автономия в унитарных государствах (например, Италии и Испании) значительно шире, чем самостоятельность субъектов некоторых федераций (Индия). Поэтому любой субъект федерации является автономией в широком ее понимании. Однако не всякое территориальное образование, обладающее политической автономией, можно назвать субъектом федерации. Наиболее ярко выразили эту мысль авторы сборника статей «Основы теории и практики федерализма», утверждающие, что главными принципами, лежащими в основе федерации, являются «суверенитет, автономия, участие и разделение полномочий». Федерация характеризуется сочетанием принципа автономии с участием в реализации власти на федеральном уровне1.

Одним из основных отличий автономии от субъекта федерации является не объем полномочий, а способ образования. Как правило, федерация образуется «снизу вверх», путем делегирования субъектами федерации части своих полномочий федеральной власти. Автономия же всегда учреждается «сверху вниз», актом центральной власти. Хотя и из этого правила существуют исключения: некоторые федерации, например Россия, образовались «сверху вниз». Впрочем, этот и иные факторы дают основания некоторым ученым высказывать мнение об отсутствии в России федерации и о признании ее «государством с автономными образованиями»2. Развитие нашей федерации и ее движение к усилению центральной власти, несомненно, укрепит позиции этих ученых, но, согласно Конституции РФ, Россия остается федеративным государством.

Субъекты федерации обладают особыми правами во взаимоотношениях с федерацией, имеют особые сущностные признаки. Кроме того, называются и иные признаки, по которым можно отграничить территориальное образование, обладающее политической автономией, от субъекта федерации. Только субъектам федерации предоставлено право формировать решения общефедеральной власти посредством образования специальных органов (или органа), где представлены все субъекты (как правило, это одна из палат парламента, состоящая из представителей субъектов федерации)1. Отечественный классик теории федерализма А.С. Ященко изложил эту позицию следующим образом: «Для федерализма важно знать не то, какую компетенцию имеет отдельный штат (субъект федерации), а то, какой объем власти принадлежит тому органу, в котором представлены штаты. Поэтому, какой бы неограниченно широкой ни была компетенция отдельных территорий, но если общефедеральная суверенная власть осуществляется одними органами центральной власти, на образование которой штаты хотя и оказывают влияние, но только как представители единого союза, а не как особая политическая организация, то никакого федерального начала в таком государственном устройстве не будет. Это будет лишь сильно децентрализованное государство»2. Влияние субъектов на решения федеральной власти реализуется и в праве обжалования правовых актов федерации в особый судебный орган в случае ее «вторжения» в компетенцию субъекта.

И.А. Умнова полагает, что автономные образования следует отличать от субъектов федерации по следующему критерию: «С одной стороны, региональным образованиям предоставлена широкая автономия в управлении территорией и создании определенных юридических возможностей влияния на центральную власть в целях защиты интересов населения территории. С другой стороны, центральная власть сохраняет за собой рычаги централизованного руководства и контроля за функционированием областной автономии»1. Говоря об отличиях регионалистских государств, формирующихся, например, в Италии и Испании, от федераций, П.М. Силинов называет процессы, происходящие в этих странах, – «федерирование», «незавершенный федерализм». «В механизме государства происходит становление, а в Основном законе – конституционное закрепление политико-правовых институтов и принципов, обеспечивающих долевое соучастие центра и регионов в управлении, взаимно корреспондирующие права и обязанности между государством и входящими в его состав самоуправляющимися территориями. Отсутствие таких фундаментальных признаков не дает оснований относить государства к подвидам федерализма даже при высоком уровне автономии составляющих его территориальных структур.»2

Сходной позиции придерживаются и иные авторы. Так, в числе признаков субъекта федерации неизменно называется «обязательное участие субъектов федерации в федеральных делах»3. Это участие реализуется в разных формах. Существует специальная палата парламента, бывают представители субъектов федерации при правительстве федерации. В тех федерациях, где конституция изменяется решением парламента, обязательно участие в ее изменении субъектов федерации. Участие субъектов федерации в решении федеральных вопросов обеспечивается также путем конституционного закрепления совпадающей (совместной, конкурирующей) компетенции.

Исходя из приведенных выше соображений нельзя согласиться с О.Е. Кутафиным, полагающим, что в настоящее время в России продолжает сохраняться административная автономия4. И автономные округа, и автономная область – это субъекты Российской Федерации, являющиеся автономными только по названию. Следует различать автономные образования и субъекты федерации, а следовательно, в настоящее время в России нет ни одного автономного образования.

Наличие автономных образований более характерно для унитарного государства, хотя возможно и наличие автономных образований в рамках субъектов федерации.

В мире формируются так называемые регионалистские государства (например, Италия), где автономными образованиями являются не отдельные части, а вся территория государства. Регионалистское государство может рассматриваться как крайняя форма децентрализованного унитарного государства либо как разновидность государства, находящегося на полпути от унитарного к федеративному. Процесс регионализации характерен для многих государств. В таких государствах проводится не просто разделение страны на крупные административно-территориальные единицы, но и признание их самостоятельности в политической и административной сферах, права на самоорганизацию. В отличие от традиционных федераций (США, Швейцарии, Канады), регионалистские государства создаются путем преобразования унитарных государств. Соответственно автономия регионов носит октроированный характер, их образование обусловлено решениями, принятыми центральной властью.

В политико-правовой литературе выделяют характерные признаки регионалистского государства1. Его отличительная черта – наделение регионов правом принятия законов без предоставления им учредительных полномочий, т.е. права принятия собственных конституций. Хотя регионы имеют собственные уставы, эти акты должны быть одобрены парламентом страны. В регионалистском государстве проводится разграничение компетенции между центром и регионами, при этом, в отличие от федерации, где остаточная компетенция резервируется за субъектами, в данном случае она закрепляется за центральной властью. Этот вид территориальной организации допускает различную степень автономии регионов. Вместе с тем для этой формы государственного устройства не типично участие регионов в пересмотре конституции страны, представительство в верхней палате парламента, а также наделение их полномочиями в сфере судоустройства.

Так, например, согласно Конституции Италии 1947 г., республика делится на области, «области создаются как автономные образования с собственными правами и функциями»1. Каждая область имеет свой статут. Области имеют собственные органы государственной власти, предметы ведения и полномочий, право законодательствовать в пределах своих полномочий. Область не вправе осуществлять правовое регулирование по иным вопросам, кроме тех, которые прямо отнесены федеральной властью к ее компетенции. Подписание областных законов осуществляется назначаемым в область представителем правительства Италии. Центральное правительство имеет право вето в отношении областных законов. Вето может быть преодолено абсолютным большинством голосов. Области представлены в верхней палате парламента Италии.

Государственное устройство различных стран формировалось под влиянием различных факторов – исторических, политических, этнических и иных. Было бы некорректно говорить о том, что какая-либо форма государственного устройства имеет преимущества перед иными. И федерация, и унитарное государство имеют свои достоинства и недостатки. С одной стороны, унитарное государство – более прочное образование, с другой – оно не всегда пригодно для государства с многонациональным составом населения и большой территорией. Поэтому каждое государство определяет форму своего государственного устройства, руководствуясь множеством факторов.

В теории конституционного права выделяется понятие «федеративные отношения», хотя общепризнанного определения этого понятия не существует. Если говорить упрощенно, федеративные отношения – это общественные отношения, возникающие между федерацией и ее субъектами. Однако с точки зрения права необходимо также определить понятие «федеративные правоотношения», поскольку далеко не все федеративные отношения регулируются правовыми нормами. Как и для любого правоотношения, состав федеративных правоотношений включает в себя такие элементы, как субъекты правоотношения, объект правоотношения и права и обязанности субъектов правоотношения.

Федеративные правоотношения обладают всеми признаками, присущими правоотношениям в целом. Однако они обладают существенными особенностями, что и позволяет выделить их в отдельную группу. Такие особенности следующие:

1) субъектами федеративного правоотношения всегда являются две стороны: федерация как целостное государство и субъект федерации как его неотъемлемая часть. От имени федерации и ее субъектов права и обязанности осуществляются их органами публичной власти. В то же время некоторые исследователи относят к федеративным отношения между субъектами федерации1. Однако отношения между субъектами федерации касаются иного объекта, нежели федеративные отношения, и потому мало чем отличаются от взаимоотношений, например, обычных административно-территориальных единиц. Придание статуса федеративных правоотношений отношениям, возникающим между субъектами федерации, представляется справедливым для Российской Федерации лишь в части взаимоотношений между краями, областями и автономными округами, входящими в их состав, однако следует иметь в виду, что конструкция федерации, допускающая вхождение одного субъекта федерации в состав другого субъекта федерации, уникальная, не свойственная никакой иной федерации в мире;

2) содержанием федеративного правоотношения, по мнению А.Н. Лебедева, являются властеотношения особого рода, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся между публичными властями центра и субъекта федерации по поводу разграничения компетенции и в связи с участием субъекта федерации в принятии решений на федеральном уровне. Думается, что такое понимание несколько сужает содержание федеративных правоотношений. Федерация и ее субъекты могут вступать в правоотношения по различным предметам, например, в случае заключения соглашений между органами государственной власти федерации и органами государственной власти субъектов федерации о передаче своих полномочий указанные субъекты вступают в правоотношения по поводу перераспределения финансовых, иных ресурсов для обеспечения исполнения данных полномочий. И это тоже федеративные правоотношения. Аналогичным образом федеративными являются правоотношения по изменению статуса субъекта, его территории. Для определения содержания федеративных правоотношений следует напомнить, что федерация представляет собой один из вариантов политико-территориального устройства государства. Кроме того, федерация предполагает разделение власти по горизонтали – между федерацией и ее субъектами. Таким образом, содержанием федеративных правоотношений выступают общественные отношения в сфере политико-территориальной организации публичной власти.

Вместе с тем В.Н. Лысенко, например, полагает, что содержание федеративных отношений составляет «трехстороннее властеотношение: между федерацией, ее субъектом и индивидом. Индивид есть действительный творец федеративных отношений и их главное действующее лицо»1. Думается, что индивид вряд ли причастен к федеративным отношениям. Он вступает в правоотношения с федеральной властью, с органами власти субъекта федерации, и эти правоотношения могут быть правоотношениями различного рода, но они никогда не имеют вышеозначенного содержания;

3) каждая из сторон федеративного правоотношения наделяется по отношению к другой правами и обязанностями, устанавливаемыми нормами права. К правам субъекта федерации можно отнести: право законодательной инициативы, право осуществления собственного правового регулирования по вопросам совместного ведения и т.д. К обязанностям субъекта федерации относится, например, соблюдение конституции и законов, исполнение решений компетентных органов власти федерации, принятых в рамках их полномочий. Среди прав федерации в целом можно выделить: право осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам исключительного ведения федерации и вопросам совместного ведения федерации и субъектов, право осуществлять контроль над соответствием актов субъектов федерации актам центральной власти. Обязанностями федерации является невмешательство в сферу исключительного ведения субъектов, обеспечение права законодательной инициативы субъектов федерации в центральных органах власти. Права и обязанности федерации и ее субъектов применительно к федеративным правоотношениям в Российской Федерации могут возникать как в силу закона, так и в силу договора, предусмотренного ч. 3 ст. 11 Конституции Российской Федерации;

4) федеративные правоотношения являются одним из видов конституционных правоотношений, а следовательно, им свойственны все особенности конституционных правоотношений. Правовое регулирование федеративных правоотношений осуществляется нормами конституционного права, поскольку федеративное устройство – это один из важнейших институтов конституционного права.

Таким образом, федеративные правоотношения представляют собой урегулированные нормами конституционного права общественные отношения, возникающие между федерацией и ее субъектами по поводу политико-территориальной организации публичной власти, порождающие взаимные права и обязанности федерации и субъектов федерации.

Федерация как общественно-политическая теория возникла в далеком прошлом. Некоторые ученые утверждают, что элементы федерации появились в древнем и средневековом обществе, а зрелые формы федеративных отношений стали формироваться в период новой и новейшей истории. Если даже брать за начальную точку отсчета сравнительно недавнее образование в 1776–1789 гг. США, то и в этом случае история федерации насчитывает более двух столетий.

К 1964 г., по мнению американского политолога У. Райкера, более половины мирового населения проживало в федерациях1, а в настоящее время население всех федераций превышает 1 млрд. человек2. Не удивительно при этом, что федерализм имеет свои региональные особенности, обусловленные спецификой его развития в различных экономических, политических, географических, культурных условиях.

В XVIII в. федеративный принцип территориального устройства государств применялся довольно редко. Относительно широкое распространение федерализм получил в XIX в.3 Расцвет же федерализма приходится на вторую половину XX в.4, что позволило У. Райкеру заявить, что в XX в. федерализм как способ управления различными народами, проживающими в рамках обширных территорий, пришел на смену империи5. Действительно, федерализм показал свою эффективность в странах с обширной территорией и полинациональным составом населения (США, Канада, Индия); хотя и в небольших и мононациональных государствах он также весьма жизнеспособен (ФРГ, Австрия, Швейцария). Мотивы и способы образования этих федераций разнообразны и специфичны для каждого отдельного случая.

Понятие «федерализм» более сложное, чем «федерация» или «федерирование». Как отмечает В.Е. Чиркин, оно объединяет три основных элемента: материальный, организационный и релятивный (отношения). Первый – это базовая основа федерализма: само государство с его территорией, населением, государственной властью. Другой необходимый элемент понятия федерализма – акцент на соответствующую организацию. Федерализм – особый способ организации власти, иной, чем в конфедерации или унитарном государстве. По сравнению с материальным, организационный элемент федерализма более подвижен, неодинаков в разных государствах и может изменяться (в пределах сохранения федерализма) в одном и том же государстве. Третий элемент понятия федерализма – особого рода отношения в федеративном государстве между федерацией и ее субъектами, между субъектами, а в ряде случаев и не субъектами. В таких отношениях много слагаемых, но главное в них – это отношения, связанные с распределением и осуществлением государственной власти1.

Федерализм имеет общие принципы организации и функционирования. Вместе с тем в каждом конкретном случае он реализуется в различных политико-правовых формах, обусловленных, в свою очередь, степенью развития экономических, политических, правовых отношений в отдельно взятом обществе. Поэтому несомненно, что при наличии общеродовых признаков каждая федерация обладает собственными уникальными характеристиками, позволяющими выделить определенные модели федерализма.

К числу основных параметров, характеризующих понятие «модель федерализма», можно отнести: 1) способ образования и вид учредительного правового акта; 2) характер разделения и реализации государственной власти; 3) однородность субъектов федерации с точки зрения их правового статуса и национального (этнического) состава и др. Воплощение указанных параметров в условиях конкретного федеративного государства позволяет с достаточной долей уверенности относить это государство к той или иной модели федерализма. Впрочем, понятие «модель федерализма» требует дополнительного пояснения.

В современной отечественной юридической науке существует точка зрения, согласно которой понятие «модель» неприменимо к федерализму. В частности, Л.М. Карапетян утверждает, что «федерализм есть федерализм» и ничего больше; «единственной моделью федерализма является сам федерализм»1. Думается, что такая постановка проблемы носит не теоретический, а, скорее, терминологический характер, поскольку, как справедливо отмечает Э.В. Тадевосян, «объект (явление или процесс) и его модель всегда едины в своей основе, сущности»2. Единая же сущность такого явления, как федерализм, может находить и, главное, находит свое конкретное проявление в разнообразных «формах», «образцах», «схемах». Исключение же самой возможности существования различных вариаций федерализма вряд ли обогатит юридическую науку.

Модели федерализма можно выделить в зависимости от способа образования федерации. Общепризнанно, что существуют два базовых способа образования федераций. Во-первых, федерация может быть создана путем объединения ранее независимых государств (союзное государство) (США, СССР, СФРЮ, Объединенные Арабские Эмираты). Во-вторых, ранее унитарное государство может стать федерацией, предоставив определенную степень автономности своим территориальным коллективам, – децентрализованная федерация (Индия, Канада, Пакистан).

Целью объединения ряда государств в единое федеративное государство либо создания федерации «сверху» может выступать обеспечение более эффективного функционирования и развития государства. При этом федеративное государство, возникающее на основе союза государств, управляется путем делегирования последними федеральному центру тех политических, экономических и других функций, которые элементы федеративного государства не могут эффективно выполнять сами.


Библиографический список:

  1. Большой юридический словарь. М., 1999. С. 4.

  2. БСЭ. М., 1970. Т. 1. С. 460; Федерализм: Энциклопедический словарь. М., 1997. С. 9.

  3. Жакке Ж.-П. Конституционное право и политические институты. М., 2002. С. 46, 47.

  4. Карапетян Л.М. К вопросу о «моделях» федерализма // Государство и право. 1996. № 12. С. 58.

  5. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2002. С. 158.

  6. Конституция Италии 1947 г. // Конституции зарубежных государств. М., 1996. С. 266.

  7. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Отв. ред. Б.А. Страшун. Общая часть. Т. 1, 2. М., 2000. С. 683.

  8. Лебедев А.Н. Статус субъекта РФ (основы концепции, конституционная модель, практика). М., 1999. С. 11.

  9. Лысенко В.Н. Развитие федеративных отношений в современной России. М., 1995. С. 13.

  10. Мешков Ю.А. Конституционно-правовой статус Республики Крым: Дисс. … канд. юрид. наук. М.: МГЮА, 2000. С. 60.

  11. Основы теории и практики федерализма. Бельгия, 1999. С. 8.

  12. Подколзин А.В. О политико-правовом пространстве федерализма // Вестник МГУ. Серия 12. Право. 1997. № 2. С. 14.

  13. Саликов М.С. Взаимоотношения штатов в системе американского федерализма // Государство и право. 1997. № 9. С. 95.

  14. Силинов П.М. О некоторых концепциях федерализма в зарубежной литературе // Государство и право. 2000. № 5. С. 86.

  15. Сомов С. Расширить определение национально-культурной автономии // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 27.

  16. Тадевосян Э.В. О моделировании в теории федерализма и проблеме асимметричных федераций // Государство и право. 1997. № 8. С. 59.

  17. Умнова И.А. Эволюция правового статуса края, области как субъекта РФ // Государство и право. 1994. № 8, 9.

  18. Уокер Э. Формирование взаимоотношений центра и регионов в новой России //

  19. Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 21.

  20. Федерализм: Энциклопедия. М.: Изд-во МГУ, 2000. С. 18.

  21. Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1999. С. 159.

  22. Чиркин В.Е. Государствоведение. М., 2001 С. 162, 163.

  23. Чистяков О.И. Об «организации государственного единства» вообще, России в частности и в особенности // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 2003. № 3. С. 3.

  24. Ященко А.С. Теория федерализма. Юрьев, 1912. С. 348.

  25. Mortati C. Istituzioni di Diritto Pubblico. Tomo secondo. Padova, 1969. P. 905, 906.

  26. Riker W.H. Federalism: Origin, Operation, Significance. Boston: Little Brown, 1964. P. 7.

  27. Ruiperez Alamillo J. Sobre la naturaleza del Estado de las Autonomias // Revista de Estudios Politicos (nueva Epoca). 1993. № 81. P. 76–92.



1 Уокер Э. Формирование взаимоотношений центра и регионов в новой России // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 1995. № 1 (10). С. 15.

2 Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Отв. ред. Б.А. Страшун. Общая часть. Т. 1, 2. М., 2000. С. 683.

3 Чистяков О.И. Об «организации государственного единства» вообще, России в частности и в особенности // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 2003. № 3. С. 3.

1 См.: Чиркин В.Е. Государствоведение. М., 2001 С. 162, 163.

2 См.: Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование) / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. М., 2001. С. 21.

1 См.: Жакке Ж.-П. Конституционное право и политические институты. М., 2002. С. 46, 47.

1 См.: БСЭ. М., 1970. Т. 1. С. 460; Федерализм: Энциклопедический словарь. М., 1997. С. 9.

2 См.: Федерализм: Энциклопедия. М.: Изд-во МГУ, 2000. С. 18.

1 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1999. С. 159.

2 См.: Большой юридический словарь. М., 1999. С. 4.

3 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 1, 2.

1 См.: Большой юридический словарь. М., 1999. С. 4.

1 См.: Закон РФ от 9 октября 1992 г. «Основы законодательства РФ о культуре» (с изм. и доп.) // Ведомости съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 46. Ст. 2615; СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3172; 2004. № 35. Ст. 3607.

2 См.: СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2208; 2004. № 35. Ст. 3607.

3 См.: СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2965; 2003. № 46. Ст. 4432; 2004. № 27. Ст. 2711; 2004. № 35. Ст. 3607.

1 См.: Сомов С. Расширить определение национально-культурной автономии // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 27.

2 См.: Мешков Ю.А. Конституционно-правовой статус Республики Крым: Дисс. … канд. юрид. наук. М.: МГЮА, 2000. С. 60.

3 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 1, 2. С. 687.

1 См.: Основы теории и практики федерализма. Бельгия, 1999. С. 8.

2 Чистяков О.И. Указ. соч. С. 17, 18.

1 См.: Лебедев А.Н. Статус субъекта РФ (основы концепции, конституционная модель, практика). М., 1999. С. 11.

2 Ященко А.С. Теория федерализма. Юрьев, 1912. С. 348.

1 Умнова И.А. Эволюция правового статуса края, области как субъекта РФ // Государство и право. 1994. № 8, 9.

2 Силинов П.М. О некоторых концепциях федерализма в зарубежной литературе // Государство и право. 2000. № 5. С. 86.

3 Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование). С. 75.

4 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2002. С. 158.

1 См.: Mortati C. Istituzioni di Diritto Pubblico. Tomo secondo. Padova, 1969. P. 905, 906; Ruiperez Alamillo J. Sobre la naturaleza del Estado de las Autonomias // Revista de Estudios Politicos (nueva Epoca). 1993. № 81. P. 76–92.

1 Конституция Италии 1947 г. // Конституции зарубежных государств. М., 1996. С. 266.

1 См., например: Саликов М.С. Взаимоотношения штатов в системе американского федерализма // Государство и право. 1997. № 9. С. 95.

1 Лысенко В.Н. Развитие федеративных отношений в современной России. М., 1995. С. 13.

1 Riker W.H. Federalism: Origin, Operation, Significance. Boston: Little Brown, 1964. P. 7.

2 См.: Подколзин А.В. О политико-правовом пространстве федерализма // Вестник МГУ. Серия 12. Право. 1997. № 2. С. 14.

3 Были созданы (или воссозданы) федерации в Швейцарии (1874 г.), Новой Зеландии (1852–1876 гг.), Канаде (1867 г.), Германии (1871 г.), Австралии (1901 г.).

4 Были образованы федерации в Бразилии (1946 г.), Югославии (1946 г.), Венесуэле (1947 г.), Малайзии (1948 г.), Аргентине (1949 г.), Индии (1950 г.), Нигерии (1954 г.), Мали (1959 г.), Конго (1960 г.), Камеруне (1961 г.), Чехословакии (1970 г.).

5 См.: Riker W.H. Op. cit. P. 5.

1 Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование). С. 30, 31.

1 Карапетян Л.М. К вопросу о «моделях» федерализма // Государство и право. 1996. № 12. С. 58.

2 Тадевосян Э.В. О моделировании в теории федерализма и проблеме асимметричных Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 1995. № 1 (10). С. 15.

федераций // Государство и право. 1997. № 8. С. 59.



Похожие:

Проблемы теории права iconСборник методических материалов по курсам "теория государства и права" и проблемы теории государства и права"
Тематика лекций по проблемам теории государства и права для студентов 5-го курса дневного и вечернего отделений
Проблемы теории права iconВопросы для подготовки к экзамену по учебной дисциплине «Проблемы теории государства и права» для студентов III курса юридического факультета заочной формы обучения (г. Канаш)
Теория государства и права как наука и учебная дисциплина. Социально-политическое значение теории государства и права
Проблемы теории права iconПрограмма вступительного экзамена в магистратуру направление 030500 юриспруденция волгоград 2006
Предмет и общая характеристика теории государства и права как науки. Место теории государства и права в системе общественных и юридических...
Проблемы теории права iconВ рамках конференции предлагается обсудить вопросы по следующей тематике: Теория государства и права
Прокурорской деятельности, Теории государства и права, Уголовного права, Административного права, Иностранного государственного и...
Проблемы теории права iconВопросы к вступительным экзаменам по специальности: 12. 00. 01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Предмет теории государства и права. Классификация и характеристика основных методов теории государства и права
Проблемы теории права iconКонтрольные вопросы по курсу «теория государства и права» Предмет теории государства и права
Применение норма права как особая форма реализации права. Стадии применения норма права
Проблемы теории права iconПроблемы определения содержания римского права: исторический и цивилистический подход
Актуальность темы исследования. В последние десятилетия в нашей стране в юриспруденции наметилось коренное изменение представлений...
Проблемы теории права iconПонятие и самобытность
Предмет и функции теории государства и права. Место и роль теории права и государства в системе общественных наук
Проблемы теории права iconАктуальные проблемы права, философия права, сравнительное правоведение: проблемы соотношения и взаимодействия в рамках магистерских программ
«Гражданское право» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации
Проблемы теории права iconОсновополагающие принципы российского права и российского трудового права
Работа выполнена на кафедре теории права государства и судебной власти и кафедре трудового права и права социального обеспечения...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org