Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития»



Скачать 169.85 Kb.
Дата12.09.2014
Размер169.85 Kb.
ТипДокументы

Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития». Когда обсуждали название, звучала такая мысль, что должно быть сказано, что не городское сообщество как субъект развития, а городское сообщество как объект для формирования. Может быть. Но поскольку я буду говорить не про Иркутск, а вообще, приводя разные примеры, то, наверное, говорить про сообщество как объект можно, но с другими целями. А сегодня я бы хотел поговорить про городское сообщество именно как про субъект развития, который это развитие инициирует, создает, реализует и движет весь город. Я разбил свою презентацию на три раздела, они на самом деле очень сильно между собой связаны.



Первый: «Как вовлекаются жители в процессы городского планирования?» И именно эта тема была изначальной, Михаил Рожанский просил меня говорить об этом, поскольку я в последние пять-семь лет занимаюсь городским планированием. Но дело в том, что (там по ходу будет понятно), что просто взять тему участия жителей в городском планировании, это немножко однобоко, и я решил включить туда и тему социального предпринимательства, и тему поддержки гражданской активности, гражданской активности. Про социальное предпринимательство я буду говорить в своем понимании, это понимание может отличаться от того, которое есть у многих сидящих в зале, поэтому прошу не ругать, поскольку в мировом сообществе пока не пришли к единому мнению о том, что такое социальное предпринимательство.



Итак, по городскому планированию. Этот текст... Вообще, что-нибудь видно здесь? Этот текст специально сделан мелким. Я его специально сделал мелким, чтобы его нельзя было прочитать (смех в зале). Почему? Это фрагмент Градостроительного Кодекса. Кто-нибудь из вас читал Градостроительный Кодекс? Нет, есть такие люди. Человек пять-семь наберется по аудитории. Но на самом деле большинство граждан, жителей вообще конечно, Градостроительный Кодекс не читали. И те права, которые в этом Градостроительном Кодексе прописаны, они вряд ли знают. Я вам открываю номер статьи, вот, она наверху написана, статья №18 Градостроительного Кодекса, которая определяет порядок участия граждан Российской Федерации и их объединений в процессах градостроительной деятельности и городского планирования.



Тут написано, в общем, что граждане имеют право участвовать до принятия решений нормативных в городском планировании, участвовать во всех институтах, инициировать независимые экспертизы, выдвигать свои версии, в общем, масса всего хорошего прописана. Это, что называется, де-юре. Что у нас де-факто? Де-факто, здесь, на верхней части слайда ,власть и бизнес, между которыми есть определенные взаимоотношения.
Если кому не видно, там две руки, которые пожимают друг друга. Там в правой руке купюра зажата аккуратно. Я ни на что не намекаю, но отношения… (смех в зале). И с точки зрения практики, мы в данной ситуации знаем, между этими фрагментами проведена черта. Власть и бизнес, они на одной ступени находятся. И инвестор напрямую взаимодействует с властью на тему, что он хочет построить, где он хочет построить, как он хочет построить. Что остается городскому сообществу, которое не хотело бы участвовать в этих процедурах, но которому не нравится, когда его не вовлекают в эти процессы? Ему, собственно, остается «советский суд», «суд народа», который опять же определен Градостроительным Кодексом, как та инстанция, в которую могут обращаться жители, если им что-то не нравится в городском планировании. Решения суда, они известные, практика имеется, и очень редко суд становится на сторону граждан. То есть, диалога, как такового, нет. Есть отдельные взаимоотношения инвесторов и власти и есть недовольные граждане, которые идут на улицу и идут в суд. Я повторю, я говорю об общей практике, в которой, конечно же, где-то есть исключения. Как результат, у нас получается недоверие, протесты, конфликты, негативная социальная энергия и обращения недовольных граждан против точечной застройки это, как правило, стандартная практика, которая во всех городах есть. Опять же на слайдике здесь написано: «Владимир Владимирович, остановите точечную застройку». Обращение не к застройщику, не к мэру, не даже к губернатору. Обращение сразу к Владимиру Владимировичу, единственному человеку, который в этой стране что-то решает. То есть, получается, что граждане, не видя механизмов своей защиты в тех механизмах, которые определены законом, которые должны этим заниматься, апеллируют сразу к верхней власти. Как реагирует власть? Я здесь хочу привести не только российский пример, но и недавний такой затяжной скандал в Германии, где люди протестовали против строительства вокзала, то есть, реконструкции вокзала в городе Штутгарт. Может быть, кто-то об этом слышал, читал, потому что достаточно долго длилось противостояние, были массовые демонстрации, были сидячие забастовки. Лагерь противников проекта «Штутгарт-21», который предполагал снос части старого вокзала, вырубку парка, который рядом находился, и строительство на этом месте подземного большого вокзала. И пример наш Химкинский лес, пример всем известный. Эти примеры очень похожи: и там, и там были тонны протестных акций, и там и там были пострадавшие, причем в Штутгарте даже пострадавших было гораздо больше, там в ходе разгона демонстраций и акций противников стройки пострадало очень серьезно порядка семидесяти человек. Некоторые лишились зрения, потому что разгон осуществлялся с использованием спецсредств, например слезоточивого газа. То есть власть иногда реагирует очень жестко, когда не может решить проблему с гражданами мирным путем. Что произошло в ситуации со Штутгартом? Поскольку пришлось вмешиваться федеральным и местным властям и лично президенту Германии после того, как акции протеста были разогнаны, и население было крайне недовольно, решили объявить референдум. Референдум был проведен в ноябре прошлого года, 2011, а противостояние длилось практически полтора года. Референдум: 68% населения проголосовало за строительство этого вокзала. Вот как бы итог, да? Полтора года противостояния и все равно проект будет реализован без всяких изменений.

Ну, что случилось с Химкинским лесом, всем известно. Опять же верховная власть, лично президент Медведев остановил это строительство и после массы проведенных экспертиз сказал: ну знаете, поскольку все равно лес уже вырублен, а другие варианты, они более дорогостоящие, поэтому будем строить как надо. То есть, эти массовые протесты ни к чему не привели, кроме негативной энергии, массы затрат как со стороны сообщества и потерь, так и со стороны инвесторов и власти и реализации тех же самых решений. Есть и другие примеры, позитивные, но позитив под вопросом на самом деле. Есть российские примеры, есть пример всем известного небоскреба Охта-центра в Санкт-Петербурге, когда массовые протесты против строительства этой 400-метровой башни привели к тому, что опять же президент лично высказал свое мнение, и губернатор Санкт-Петербурга Матвиенко отменила решение о разрешении на строительство. То есть, протесты привели к тому, что власть пошла на попятную. И более известный пример для нас всех. Наверняка, кто-то из здесь сидящих участвовал в акциях протеста против строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Опять же, лично Владимир Владимирович легким движением руки отодвинул трассу от Байкала. Почему позитив здесь под вопросом? Вроде бы сообщества победили, да? Вроде бы проблема решена. Но власть пошла не на диалог. А под жестким давлением со стороны общества, из-за массовых протестов, которые вылились в жесткое противостояние, в противостояние экспертов и госкомпаний - причем по всей стране и в том, и в другом случае – власть вынуждена была пойти на отказ от этих проектов, на их изменение. Скорее под политическим, чем под социальным, давлением, по политическим причинам. То есть, на самом деле диалога не состоялось ни в том, ни в другом случае. Было давление с одной стороны, под этим давлением власть прогнулась.

Какой из этого всего, из этой короткой вводной следует вывод? Вообще, на самом деле кому принадлежит город? Инвесторам, администрации, жителям? Кто городом распоряжается? Потому что по закону вроде бы это делает власть: подписывает разрешения, визирует проекты, Генплан утверждает. С другой стороны мы знаем случаи, очень много, самовольной застройки, которая потом узаконивается, и это характерно не только для Иркутска, это есть везде. Мы знаем примеры подкупа, когда Генеральные планы меняются под конкретными интересами и денежными средствами со стороны инвесторов. Опять же мы знаем прецеденты, когда жителям удавалось отстоять свое право на территорию, и я в одном таком процессе лично участвовал. Правда, до выхода на улицу дело не дошло. На углу улиц Красноярская и Трилиссера (у нас адрес Красноярская, 70) планировалось пристроить к жилому дому офисную пристройку, которая значительно бы сокращала территорию придомовую. Но после массы обращений решение о разрешении на строительство было отменено. Все делалось, в основном, на бумаге и активно мы работали с городской властью. Это как положительный пример. Но я что хочу сказать. Почему этот вопрос возникает? Потому что нет прецедентов диалога, нет прецедентов подключения граждан, кроме редких-редких исключений. В Санкт-Петербурге начали использовать эту практику, немножко совсем, в Подмосковье, но практики нет такой, чтобы городское сообщество, его активные граждане, люди были привлечены к процессам планирования территории на этапе проектирования. Не потом, как определяет это закон, на общественных слушаниях, когда обкатывают проект, которые люди, в основном, видят первый раз. На эти общественные слушания мало кто приходит и, соответственно, нет профессионалов, которые вовлекают граждан в этот процесс и могут объяснить им недостатки и преимущества каждого конкретного проекта. Соответственно нет профессионального обсуждения. По большому счету общественные слушания бессмысленны, потому что еще их решение носит рекомендательный характер. В Швейцарии и Германии, например, в практике вовлечения жителей в процессы городского планирования есть специально обученные люди, которые называются медиаторами. Они организуют этот диалог между разными группами образованных и необразованных в архитектуре людей и планировании и помогают им принять совместное решение, помогают сгладить те конфликтные ситуации и предупредить, которые могут возникнуть потом, на том этапе, когда начинается строительство, когда ставится забор и жители вдруг узнают, что у них во дворе возникнет десяти или двенадцатиэтажное здание. Вот это, наверно, главный вопрос, как организовать этот диалог. И переходим ко второй позиции: готово ли городское сообщество вообще к конструктивному диалогу?

Я был на разных общественных слушаниях, в Кирове, в Иркутске, в Томске, в Красноярске. В основном, на общественные слушания приходят люди, очень критически, негативно настроенные по отношению к власти вообще, не профессионалы в планировании. И начинают просто негативной своей энергией на этих слушаниях поливать власть. Но никакого эффекта от них нет. Потому что, как говорят представители власти: «Ну, это городские сумасшедшие, покричат и разойдутся». То есть, те люди, которые что-то понимают, они, как правило, не приходят на эти мероприятия. И вопрос в субъекте - есть ли городское сообщество, субъект, которое готово к конструктивному диалогу с властью? Как это выявить и как найти тех конкретных людей, с которыми надо выстраивать коммуникацию на этапе планирования - это второй вопрос. И третий вопрос: как найти баланс между интересами жителей и собственно городским развитием, потому что вопрос двух полюсов, консервации и революционных изменений. Ведь городское сообщество, как правило, очень консервативно, как правило, они хотят ту городскую среду, в которой они живут. У кого-то прошла вся жизнь, кто-то вырос в этом дворе, и они хотят сохранить среду, потому что она им близка. И как на этом фоне менять город? Потому что понятно, что жизнь идет, требования меняются, появляются новые поколения, новые технологии. Как сделать так, чтобы с одной стороны, город изменялся, в лучшую сторону, с другой стороны, жители были изменениями удовлетворены? Вот это, наверное, самый главный вопрос организации. И сейчас, переходя к другим разделам моего выступления, я буду говорить о том, как попытаться этот процесс организовать.



Социальное предпринимательство. Еще раз повторю, что я буду говорить только про свои позиции, личные. Потому что много разных определений, что такое социальное предпринимательство, разных книг про это написано, но что считаю я? Ну, во-первых, бизнес на социальных услугах, по моему мнению, это точно не социальное предпринимательство. То есть, если в области медицины, или образования, или социального обслуживания какая-то организация берется, ввиду того, что государство не может обеспечить качественные надежные услуги, организация берется их осуществлять, даже со скидками, дисконтами, дифференцированной шкалой цен, это не социальное предпринимательство. Это просто бизнес. Это хорошо, что такой бизнес развивается, создавая сектор социальных услуг, когда граждане, которые могут себе это позволить, могут обратиться в платную клинику, а могут обратиться в клинику обязательного медицинского страхования. Но это точно не социальное предпринимательство. Есть благотворительность, когда, в основном, аккумулируются финансовые средства и распределяются от более обеспеченных слоев населения к менее обеспеченным. Это тоже хорошо, но это тоже не социальное предпринимательство. Это механизм перераспределения денежных средств, когда общество, или некоммерческие организации, меценаты берут на себя инициативу эти деньги перераспределять. В чем-то помогая государству, обществу. Что на мой взгляд социальное предпринимательство? Социальное предпринимательство это когда предприниматель в таком шумпетеровском понимании этого слова, то есть, человек, который хочет и жаждет изменений, который видит проблему в системе, в структуре, когда этот человек начинает менять систему. Встраивать в эту систему инновационные решения и соответственно изменять систему общества, решая те проблемы, которые не могут ни государством, ни бизнесом, ни некоммерческими организациями быть решены в стандартном понимании. Улучшает саму структуру общества, находя такие решения, которые создают в целом позитивные социальные эффекты и, что самое важное, вовлекают в эту деятельность сообщество. То есть, социальное предпринимательство это не один человек и не одна организация, это целая цепь взаимодействий, которая создает систему деятельности, когда массу людей включают в этот процесс и начинают, так скажем, снизу его поднимать. На примерах я, чуть позже, это покажу. Вот это слайд я позаимствовал у своего коллеги, Дэвида Барри, он работает в Лондоне, но часто бывает в России, занимается социальным предпринимательством и городским развитием. «Система слабая, мы сильные». Это основной постулат, которым выражено социальное предпринимательство. То есть, государство и НКО не могут решить каких-то проблем, но инициативный и энергичный человек, который организует своих друзей, знакомых, соседей, может сделать изменения. И принципиальным в английском подходе является слово «мы». Ведь через это «мы» получается совместная деятельность в сфере образования, коммерции, городского планирования и всего-всего остального. Ну вот такие простейшие примеры социального предпринимательства. Например — книгообмен. Все мы знаем (и это есть даже в Иркутске), все мы знаем, что есть старые книги, целые полки, уже прочитанные, в общем, ненужные, которые жалко выбросить. В общем, есть инициативные группы, которые устраивают такие ярмарки, но не по продаже, а по обмену книгами. Каждый приходит, выкладывает свою литературу, и начинают меняться, хаотично передавать друг другу. В Москве во многих подъездах есть полки, на которые выставляются старые книжки, на первом этаже. Люди просто ставят свои книжки, а их соседи, никто, как бы, не знает, кто какую книжку поставил. Это просто полка, она стоит, ты идешь вечером с работы, смотришь, что почитать, берешь, читаешь, ставишь обратно, ставишь что-то свое. То есть, это живет само по себе. Это тоже, в общем-то, социальное предпринимательство. Ярмарки, городские сообщества, когда... люди вещи, сделанные своими руками, начинают продавать, организуя это опять же не на коммерческой основе, а там главное даже не деньги, там главное общение, они все собираются. Это очень распространено в Европе. В России я пока таких примеров не встречал, за исключением продажи детских товаров, товаров инвалидов, инвалидами произведенных, а это просто люди собираются в одном месте и продают друг другу свою продукцию. И для них важны не деньги, которые они там зарабатывают на этом, а для них важно общение и та общность, которая там создается. Они там обсуждают какие-то проблемы, принимают какие-то решения, параллельно занимаются продажей своих изделий. Совместные покупки. Совместные покупки, если они организованы не как бизнес-схема, а как потребительский кооператив - это вообще самый такой яркий пример социального предпринимательства для совместной выгоды. Это прямая экономическая выгода, люди объединяются в группы и осуществляют закупки товаров - выбивают у поставщиков скидки за счет объема. И что самое главное в социальном предпринимательстве? Это праздник, праздник, праздник. Должен быть массовый позитив, позитивная социальная энергия. И поэтому, в основном, в Европе очень много социальных действий проходит как праздники.

Вот здесь, если видно, здесь две фотографии с праздника, фестиваля каштанов в одном из небольших городов Тосканы в Италии, на котором я присутствовал. Маленький городок в горах, три тысячи жителей, ну три-четыре тысячи жителей. Местное сообщество, все друг друга знают. Вот они собирают в лесу эти каштаны, которые ничего не стоят, они их сами собирают. Они сами жарят, они пекут какие-то тортики и потом они их начинают продавать. Причем продавать недешево, надо сказать. Маленький кулек каштанов стоит три евро, кусочек тортика стоит пять евро. Все деньги собираются ответственными за это людьми городского сообщества, которые ведут эту кассу, и потом уходят на решение каких-то социальных проблем. Например, на помощь попавшим в трудную жизненную ситуацию, или на организацию, на ремонт какого-то кусочка общей собственности, или еще на что-то. Все вкладывают свою энергию. Впечатление даже у меня, как у гостя этого города, осталось очень позитивное.

Подводя черту под темой социального предпринимательства, я хочу сказать, что с учетом того, что я говорил про городское планирование, социальное предпринимательство и есть основной способ организации и вовлечения граждан в процессы городского планирования. Организация совместных семинаров и обсуждений инициативными людьми по поводу планирования своего квартала, двора, строительства рядом бизнес-центра, школы, спортивной площадки, еще чего, вообще, как обустроить дом, где ты живешь. Появляется инициативный человек, который начинает соседей будоражить втягивать их, давать им идеи, что нам делать, и двор живет одним образом, нет этого инициативного человека - и двор живет другим образом. То же самое можно сказать про подъезд, про квартал, и чем больше таких инициативных групп в конкретном микрорайоне или районе города, тем лучше в целом этот район будет. Не за счет того, что там глава округа хороший или управляющая компания, просто за счет того, что там жители активные.

И конечно, такие гражданские инициативы, социальные предприниматели, они должны поддерживаться, потому что они не зарабатывают деньги. Основная цель социального бизнеса, социального предпринимательства состоит не в том, что деньги зарабатывать, а в том, что у него просто удовлетворение появляется, что он становится лидером комьюнити своего, общение, что к нему начинают с предложениями обращаться, что он может задействовать это все, свои социальные группы для решения каких-то задач. И это тоже актив, и очень большой, поверьте. Но без поддержки такие гражданские инициативы, как правило, долго не живут. Поэтому вопрос, как их поддерживать. Сейчас речь пойдет не только о том, как их поддерживать со стороны власти, а как вообще их поддерживать. Я считаю, во-первых, что условием поддержки гражданских инициатив должно быть обязательно наличие инициативной группы. То есть, если это один человек, даже если он активный социальный предприниматель, и он не смог организовать вокруг себя людей, и сказать: «у меня есть пятнадцать человек», то, наверное, возникает вопрос, поддерживает ли его народ, может ли он потом достигнуть таких эффектов, которые он в своем проекте озвучил или не сможет.

Второй момент. Конкурсная основа. Поддержка обязательно должна быть на конкурсной основе, когда прозрачные условия, есть определенные виды поддержки, есть советы, комиссия, которые эту поддержку распределяет. Потому что если публичной конкурсной основы нет, то как это происходит? Поддержка производится по принципу «мне вот это нравится, это не нравится, а этот человек не проголосовал за меня на выборах пять лет назад». Это не поддержка. Ну и еще одно главное условие: это вовлечение граждан в процесс проекта, в процессы. Если процесс, проект, в который приходит активная инициативная группа, предполагает только получение средств и их освоение, это, наверное, не очень правильно. Проект гражданских инициатив. Если проект предполагает вовлечение 20, 30, 50 человек, например, в посадку деревьев, например, в организацию детских площадок, в покраску дома, уборку территории, проведение, допустим, мастер-классов для жителей, для детей - есть очень много разных проектов - если он предполагает вовлечение туда комьюнити, тогда это проект, с точки зрения гражданской инициативы, правильный. Ну и, конечно, важна периодичность поддержки, потому что если это делается разовая акция, они не носит системный характер, то и процесс гражданских инициатив будет по синусоиде происходить: то затухает, то возобновляется. Если носит поддержка системный характер, то, как видно из практики, количество гражданских инициатив и заявок увеличивается в геометрической прогрессии, потому что возникает доверие, возникают прецеденты, если эта процедура открытая, периодическая, гражданские инициативы возникают в достаточно большом объеме.

Какие виды поддержки могут быть? Я бы поставил на первое место эмоциональную, потому что очень важно, чтобы позитивная инициатива какого-то конкретного человека или группы людей была позитивно и эмоционально воспринята и поддержана. А если ее, эту инициативу, начинают высмеивать, или холодно к этому относиться, начинают пинать этих людей - организаторов, у них пропадает интерес это делать. Потому что они-то это делают на эмоциях. А если на них сразу ведро холодной воды выливают, то они могут сказать: ладно, занимайтесь сами там своим социальным предпринимательством, мне это больше неинтересно. Второе: консультационная поддержка, очень важная с точки зрения организации каких-то процессов, советов, консультаций. Если люди только начинают работать с гражданскими инициативами, они в этом сильно нуждаются. Информационная поддержка, и это тоже крайне важно, она связана с эмоциональной. Дело в том, что, во-первых, надо помогать людям распространять информацию о событиях, которые они делают в сфере социального предпринимательства, во-вторых, очень важно писать про позитивные примеры. Потому что когда есть позитивные примеры, освещенные прессой, то люди, узнавая об этом, будут знать, понимать, что позитивная деятельность возможна. А если этого нет, а на страницах газет и экранах телевизоров только убийства, плохие дороги, и вообще что-то нехорошее, то депрессняк преобладает в настроениях граждан, и позитива не видно. Техническая поддержка, в основном, связана с предоставлением разных технических средств для работы инициативных групп, и власть и бизнес могут себе это позволить. Финансовая, тоже одна из самых важных поддержек, которая должна быть на постоянной основе, потому что никакой проект, как мы знаем, без финансов не живет. Кто может эту поддержку осуществлять? Ресурсные центры и некоммерческие организации. Вот здесь они как раз нужны социальным предпринимателям и инициативным группам, которые могут оттуда получать ресурсы для своей деятельности. Далее: фонды местных сообществ. Во многих российских городах они уже созданы. Туда собираются деньги, разным образом, как со стороны бизнеса, с власти, со стороны самих граждан. Это поддержка достаточно существенная, если она есть, то важно правильно управлять. Третье: самообложение граждан. У нас закон предусматривает самообложение граждан, как полные налоговые платежи. И в Кировской области это достаточно серьезно использовалось для решения каких-то местных проблем. Бизнес, местное самоуправление и государство - это стандартные организации, куда, как правило, инициативные лица обращаются за тем, чтобы они инициативу поддержали финансово или какими-то другими материальными способами.

Как пример поддержки гражданских инициатив я хочу взять только один - Кировская область. Это презентация, которую сделала Мария Гайдар, когда еще была заместителем председателя правительства Кировской области. Я являюсь советником губернатора Кировской области, и начинали мы проект в прошлом году вместе. Стартовал проект поддержки гражданских инициатив в 2010 году как пилотный в трех районах Кировской области, при поддержке Всемирного Банка - при консультационной поддержке, не финансовой. В 2011 году вышли вот на какие результаты:

Поддержка предоставлялась инициативным группам из поселений. Всего в Кировской области 389 поселений, 209 подали заявки на участие в конкурсном отборе и 203 поселения были допущены к конкурсному отбору. В итоге было профинансировано 188 заявок из 153 поселений. То есть, примерно половина поселений получила финансирование на свои проекты, что на самом деле достаточно много. Какие проблемы жители решали за счет этой поддержки?




Достаточно много на водоснабжение (голубой такой квадратик) — 40%, дороги — 29%, ну и далее по убывающей: спортивные объекты, освещение, трудоустройство, детские площадки, дома культуры, тротуары. Вроде как это те проблемы, которые должна решать власть. И в Кировской области это полномочия областных и городских муниципальных властей и вообще-то граждане могут сказать: «Вы обязаны это делать, вы и делайте». Но мы же знаем, что денег не хватает. Кировская область депрессивный такой регион в этом плане. Бюджет Кировской области примерно в 2,5 раза меньше, чем в Иркутской области, население - миллион четыреста. И губернатор, выступавший с инициативой, сказал, что вы можете сидеть и ждать, когда появятся деньги, и мы будем делить на всех, тонким слоем размазывая деньги по территории. Или мы определяем фонд, который направляется на поддержку местных инициатив, и те проекты, которые на конкурсной основе отобраны, они финансируются в первую очередь из этого фонда на конкурсной основе. Соответственно, люди, поучаствовав в пилотных проектах, поверив властям, пошли на это, начали сами вкладывать свои деньги в эти проекты, потому что более чем в половине муниципальных образований Кировской области состоялся референдум по самообложению. Люди приняли положительное решение: скинуться деньгами на решение конкретных проблем, своими деньгами. Какие денежные средства были выделены на это в 2011 году?

144 миллиона рублей из областного бюджета Кировской области, сумма вполне приличная. Общая сумма заявок составила 200 миллионов рублей. 73% составили средства Кировской области, то есть основной источник финансирования это все-таки был областной бюджет, но при этом 12% средств вложило население, это финансовые средства, 8% вложили муниципальные образования и 7% фонды, то есть, какие-то бизнес-структуры, которые находятся на этой территории. При этом в большинстве проектов жители вкладывали еще и свой труд в решение всех этих проблем, который здесь не учтен.



Ну вот, коротко, наверное, это все. Хочу поблагодарить вас за будущую коммуникацию, потому что я-то сейчас хотел бы получить обратный отклик. Наверное, нельзя за сорок минут, за короткое время нельзя все осветить, но я готов сейчас в нашей дискуссии обсудить эту тему. И был бы благодарен, чтобы это было не только задавание вопросов, но и какие-то наблюдения по поводу того, что я сказал. Спасибо. Пожалуйста, вопросы. (аплодисменты)

Похожие:

Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconСмысл. Периодическая система его элементов
Абстрактное различение форм движения, форм развития и форм деятельности. Чистый объект, чистый субъект и субстанция-субъект. Разграничение...
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconСтатья 1 Бельгия является федеративным государством, состоящим из сообществ и регионов
Бельгия включает три сообщества: Французское сообщество, Фламандское сообщество и Германоязычное сообщество
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconДвижение «зеленых» как субъект мировой политики
Специальность 23. 00. 04 политические проблемы международных отношений и глобального развития
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconСтатья 1 Бельгия является федеративным государством, состоящим из сообеств и регионов. Статья 2
Бельгия включает три сообщества: Французское сообщество, Фламандское сообщество и Германоязычное сообщество
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconРефератов I. По избранным проблемам философии Тема Мифы и философия как ступени развития мировоззрения. Тема Философия космизма в историческом развитии
Математическое моделирование как исходная предпосылка математизации современных научных знаний
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconДокладу о результатах и основных направлениях деятельности Министерства труда и социального развития Республики Адыгея, как субъекта бюджетного планирования на 2011-2013 годы
Целевые программы, в реализации которых участвует субъект бюджетного планирования министерство труда и социального развития республики...
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconПлан социально-экономического развития муниципального образования «выборгское городское поселение» выборгского района ленинградской области на 2008-2010 годы 2007 год
«Выборгское городское поселение» Выборгского района Ленинградской области является город Выборг – крупный экономический и культурный...
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconОсновные положения экзаменационных вопросов по Обществознанию, требующих развернутого ответа
Человек как высшая ступень развития живых организмов на Земле, субъект исторической и культурной деятельности. Философские подходы...
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconМеждународные конференции по модели инновационного развития «Тройная спираль» (1996–2011гг.) Данная таблица позволяет увидеть, какие темы сообщество «тройной спирали»
Данная таблица позволяет увидеть, какие темы сообщество «тройной спирали» уже обсудило за последние 14 лет, а также места проведения...
Итак, тема у нас «Городское сообщество как субъект развития» iconПредисловие § Теория Дарвина и ее исходная проблема – возникновение сложных органов и систем
Земле является одной из весьма существенных проблем современной науки. После того как в 1859 г. Дарвин предложил свою идею эволюционного...
Разместите кнопку на своём сайте:
ru.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©ru.convdocs.org 2016
обратиться к администрации
ru.convdocs.org